Вильям Шатнер, Джудит и Гарфилд Ривз-Стивенс

Призрак (Темная Вселенная -1)


///////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Star Trek. Star Trek / The "Shatnerverse"

"Призрак" (Трилогия Зеркальной вселенной #1)

Уильям Шатнер совместно с Джудит и Гарфилд Ривз-Стивенс

Перевод: Фьюри (riel_saratov@mail.ru)

///////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Звездный Путь был благосклонен ко мне:

Известность, удача, фантазия.

Но больше всего дружба.

Мой друг Леонард, мой шафер, лучший человек.

И самый нужный южный джентльмен, мой друг Де Форрест

И моя нареченная, любовь, и прекрасная жена Кэролин.

Я посвящаю эту книгу вам и моему восхищению вашей дружбой.

БЛАГОДАРНОСТИ

Сарган и Джуди Ривз-Стевенс были потрясающими. Их работа говорит за себя. Их мастерство легенд о Звездном Пути несравненно.

Джону Ордоверу, Маргарет Кларку, и Джине Синтерелло за их отзывы.

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Это моя первая работа для "общего пользования", так что не судите строго. Я делала это для тех, кто любит STAR TREK, но не настолько хорошо знаком с английским, чтобы читать книги в оригинале, и для тех, кто использует для этого Сократ или ПРОМТ.

Знатоки английского: предупреждаю сразу - этот перевод адаптированный, то есть в тех местах, где буквальный перевод на русском звучал не совсем красиво, я взяла на себя смелость подкорректировать исходный текст, естественно с сохранением общего стиля. Так что не надо пинать переводчика.

В тексте названия классов кораблей и некоторых мест не переведены, и это сделано намеренно. Может быть кому-то и нравится читать вместо Энтерпрайза Дерзость или что-то подобное, но лично для меня английские названия обладют определенным шармом. Но это дело вкуса.

Огромное спасибо Ефимовой Юле за перевод первых двух глав. Юля, ты просто золотко.

Если найдете в тексте ошибки или неточности, а так же если у вас есть замечания, пишите мне на ящик riel_saratov@mail.ru для Фьюри, буду рада любым отзывам. Книга впервые была опубликована на http://vladtrek.narod.ru

ВВЕДЕНИЕ

"Он все еще жив, " сказала вулканка.

Хотя Кейт и слышала слова вулканки, она не поняла их значения. Она склонилась над маленьким столиком в баре на Дип Спейс Девять. Какой-то огромный инопланетянин с лицом, сморщенным как высохшая слива, только что выиграл тройное Дабо. Он производил так много шума за своим игровым столом, что нормальная беседа была просто невозможна.

Нервный ференги выбежал из-за стойки бара, и начал проталкиваться через шумную толпу, размахивая руками. "Морн! Морн! Поставьте ее на место!"

Инопланетянин, видимо Морн, в этот момент исполнял замысоватый танец победителя с девушкой дабо. Поскольку он сгреб ее в свои объятия, ее ноги больше не касались пола, и она была сомнительно близка к потере того немногого, что было на ней из одежды.

Из-за того, что глаза и другие органы чувств всех присутствующих в баре сосредоточились на танцующем Морне, вулканка воспользовалась этим безумием в своих интересах, и положила маленький падд на стол перед своей компаньонкой.

Кейт пододвинула плоский прибор к себе, прикрыла ладонью миниатюрный экран, и активировала его. Она задохнулась, узнав лицо, появившееся там. Ненависть снова вспыхнувшая в ней, принесла ей почти физическую боль.

"Джеймс Тиберий Кирк," прошептала вулканка. Одна ее рука - настоящая - была поднесена к лицу и наполовину прикрывала рот. Она была молода, не больше двадцати лет, но Кейт понимала, что она выглядит старше. В том месте откуда прибыли она и вулканка все выглядели старше.

"Когда был сделан этот снимок? "

"Год назад," сказала вулканка. "Во время вирогенного кризиса Кирк был арестован властями порта на Вулкане. Это со слушаний магистрата. "

Кейт быстро подсчитала. Год рождения Кирка 2233 по земному летоисчислению, был навсегда выжжен в ее памяти. "T'Вэл, это невозможно. Этот мужчина выглядит не старше шестидесяти. А Кирк... сегодня, ему было бы ... сто сорок два года. "

Тем временем второй ференги в баджоранской униформе присоединился к возбужденному собрату, и оба они очутились в объятиях Морна вместо девушки. Массивный инопланетянин размахивал обоими ференги, легко перескакивая с одной ноги на другую и издавая при этом ряд немелодичных звуков, которые больше походили на брачный крик ириданского яка, чем на песню разумного существа.

Вулканка Т'Вэл мелкими глотками потягивая свою воду, воспользовалась этим моментом, чтобы оглядеть бар. " Восемьдесят два года назад, Кирк считался пропавшим без вести в ходе испытательного рейса нового звездолета Земли. Но в действительности, он был пойман в нелинейном временном континууме. "

Кейт нахмурилась. "Я не понимаю, что это такое " сказала она, снова уставившись на монстра на экране падда.

На мгновение легкая тень замешательства исказила черты T'Вэл, настолько легкая, что заметить ее не смог бы никто кроме другого вулканца или Кейт. Любого другого отвлек бы прямой красный шрам от дисраптора, пересекающий оливковую кожу ее лба. "Не беспокойся. Никто не понимает. Но четыре года назад, Кирк был обнаружен в пределах того континуума... " Глаза Т'Вэл оглядели соседние столики. Они с Кейт расположились в углу, почти под лестницей, которая вела на второй уровень к знаменитым голокомнатам, но поза вулканки ясно говорила, что она готова рискнуть. Т'Вэл понизила голос почти до шепота. "... капитаном Звездного Флота Жан-Люком Пикардом. "

Глаза Кейт расширились. Как такое могло быть возможно? Даже здесь?

T'Вэл продолжала. "После этого все считали, что Кирк погиб почти сразу же на заболоченной планете, куда притащил его Пикард. Но год спустя, к всеобщему удивлению, он вернулся. Группа ромуланцев использовала технологию боргов чтобы... " вулканка замолчала, подыскивая точный термин.

"Вернуть его к жизни? " подсказала Кейт.

Но T'Вэл покачала головой. "Логика диктует, что раз он сегодня жив, значит он не умирал. Более правильно думать о Кирке, как об испытавшем мгновенное прерывание нормальных биологических процессов. "

Кейт не слышала прежде ничего подобного. "А потом что? "

T'Вэл сцепила кончики пальцев ее естественной правой руки с грубой бионической структурой, которая служила ее левой рукой. "Большинство из того что последовало потом не попало в официальные документы. Полагаю, что, возможно, Звездный Флот предпочел держать информацию о возвращении Кирка в тайне. Неофициально известно, что два года назад во время одной операции Звездный Флот воспрепятствовал борго-ромуланскому союзу вторгнуться в Федерацию. Они сделали это, предприняв беспрецедентное превинтивное нападение на то, что как они думали, было родным миром боргов. В прошлом году борги ответили на тот акт отчаянным нападением на Землю на одном единственном корабле, на котором, по неподтвержденным данным, борги попытались создать временной проход к прошлому Земли, чтобы изменить историю этой планеты. "

От всего услышанного у Кейт закружилась голова, и она откинулась на спинку стула, наблюдая как офицер службы безопасности в баджорианской униформе и лицом, напоминающим недоделанную статую, уводит Морна из бара. Она с удивлением заметила, что нервный ференги покровительственно похлопывает Морна по спине. Казалось что он просто пытается поддержать инопланетянина, но Кейт поняла его истинное намерение, потому что этим жестом ференги отвлек внимание от другой своей руки, скользнувшей на пояс неповоротливого чужака и появившейся обратно с куском латинума.

Кейт была не единственной, кто заметил этот маневр. Гладколиций офицер безопасности остановился, взглянул ференги, и с выражением усталого отвращения протянул свою руку.

Несколько мгновений ференги симулировал невинность, невнятно бормоча что-то об "убытках". Потом, посетовав на отвратительно бесчувственного офицера безопасности и вселенную вообще, он сдался и отдал латинум.

Он не знает, как ему повезло, подумала Кейт. Она осмотрела бар. Никто из этих людей не знает.

"И Кирк пережил все это? " спросила Кейт.

"Он не участвовал в защите Земли от борга. Но в прошлом году, снова в условиях строжайшей секретности, он сыграл ключевую роль в разрешении вирогенного кризиса. "

"И теперь...? "

"Теперь, насколько могут установить наши источники, он оборвал все контакты с окружающей вселенной. Даже война с Доминионом не вытянула его. Фактически он удалился. В мир под названием Чал. "

Кейт была заинтригована. "Клингонское слово? "

Вулканка кивнула. " 'Небеса'. Единственное место, где никто не станет искать Кирка. Колония на Чале была основана больше ста лет назад клингонами и ромуланцами. Военная база, на которой было размещено оружие Судного Дня, созданное на тот случай, если империи проиграют в изнурительной войне с Федерацией. "

Кейт смахнула со стола капли воды. Для нее все еще было ново, сидеть в общественном месте и не бояться того, что ее арестуют. Это ободряло ее так же как и новая гражданская одежда, которую она носила, и комната, которую она снимала в жилом крыле, и которую ей не приходилось ни с кем делить и где она могла стоять под ультразвуковым душем весь день, если бы захотела. Небольшое неудобство остриженных очень коротко волос, окрашенных в ярко красный цвет для маскировки, было несущественной ценой. Хотя она была уверена, что без формы никто ее не узнает, особенно там где никто не ожидает ее найти. "Если Кирк в отставке, что заставляет наш источник думать, что он имеет доступ к необходимым нам материалам? "

"Звездный Флот чтит своих героев. "

Кейт едва не возмутилась, услышав эти слова. "Герой? Кирк? "

"Не забывай, где ты находишься, " предостерегла ее T'Вэл. "Из-за своей стандартной политики поддерживать служащих, который пережили перемещение во времени, Звездный Флот в любое время готов предложить любую помощь и содействие известному капитану Кирку. В прошлом году ему даже предлагали место на научном судне Тобиас. Он отказался, но Флот будет рад вернуть на службу любого, особенно с таким большим... опытом. "

С кислой улыбкой на лице Кейт кивнула. Все вокруг нее и T'Вэл в баре возвращалось к норме. По крайней мере к нормальной обстановке бара, которым управлял ференги. "Если Кирк такой герой, и если он на таком хорошем счету, почему бы нам не попросить у него то, что нам нужно? "

Вулканка скептически приподняла бровь. "Учитывая все что ты о нем знаешь, " сказала она, "ты смогла бы ему довериться? "

"Черт возьми, нет. Как я могу? "

"Именно. Поэтому мы должны поставить Кирка в ситуацию, в которой у него не будет никакого выбора, кроме как искренне принять наши требования и согласиться с ними. "

Кейт изучила изображение на падде. Волны отвращения переполняли ее. "Он никогда не поддавался на угрозы. "

"На угрозы, нет, " согласилась вулканка. "На логику, да. "

"T'Вэл, ты забываешь что Кирк не вулканец. Что, если логика не сработает? "

Лицо вулканки стало бесстрастным. "Логика всегда работает. А так как ради нас и наших сторонников должна быть соблюдена секрктность, то если Джеймс Т. Кирк не согласится на наши условия, мы должны будем сделать то, что диктует логика. "

Кейт не нуждалась в объяснениях. "Мы убьем его. "

"Точно, " ответила вулканка. "Джеймс Кирк ушел в отставку. По какой-то причине он решил, что больше ничего не может предложить этой вселенной. Но он все еще может послужить нам. А если он не захочет, тогда у него нет причин чтобы жить. "

"Знаешь что я скажу. " Кейт пристально посмотрела на изображение Кирка в падде. " В некотором смысле, я надеюсь, что он не станет сотрудничать. Я думаю, мне доставит огромное удовольствие убить его. "

На короткий миг лицо Т'Вэл преобразилось, отразив выражение нескрываемой ненависти и гнева. "Я понимаю, " сказала она, и эти же эмоции прозвучали в ее голосе так же, как отразились в ее глазах. Затем очень быстро она восстановила контроль.

Кейт занесла свой палец над контрольной панелью падда, задержалась на мгновение сладкого ожидания, затем нажал кнопку. Джеймс Т. Кирк был стерт из памяти устройства, как будто он был не больше, чем сном. Или кошмаром.

Уничтожение ненавистного образа доставило ей жестокое удовольствие. Вопросов больше не было. За все что он сделал ей и ее людям, она с удовольствием убьет Кирка. Она повернулась к своей компаньонке.

"Возможно после того, как он поможет нам, " сказала она T'Вэл, " мы с тобой все равно уничтожим его. "

Пристальный взгляд вулканки остановился на пустом экране падда, и даже Кейт смогла прочесть неподобающее вулканцу желание мести, появившееся на ее лице. "Да, возможно, " сказала T'Вэл. "Так или иначе, Джеймс Тиберий Кирк должен умереть. "

ПЕРВАЯ

Две тени вытянулись перед ним в сверкающем свете солнц близнецов Чала, но Джеймса Т. Кирк стоял в одиночестве.

Весь год он знал, что этот день придет. Этот последний миг, ради которого он работал в этом мире, закончится или победой или унизительным поражением.

Все или ничего.

Это был излюбленный способ Кирка.

Горячие солнца Чала жгли ему спину. Но он не позволял этому нападению отвлечь себя от того, что должен был сделать.

Сейчас!

Глубоко вздохнув Кирк обхватил руками морщинистое серое тело своего врага - злодея, который весь год безжалостно дразнил его.

Его мускулы напрягались. Пот лился ручьем.

В глазах потемнело от усилий.

Все или ничего.

А затем...

Движение!

Он сделал это! Закопав свои ноги в песок он боролся так, как еще никогда не боролся в своей жизни как вдруг... с пугающим треском, и вспышкой боли, прострелившей его поясницу подобно залпу фазера, он опрокинулся назад и рухнул на землю Чала, задыхаясь от боли.

Спина Джеймса Т. Кирка опять сдалась.

Снова.

А злорадный пень, этот последний скрюченный обломок мертвого дерева, который был единственным препятствием в расчищенном им поле, на котором будет построен его новый дом и заложен сад, остался на месте. И все еще насмехался над ним.

Кирк попытался сесть.

Но боль в спине заставила его пересмотреть эту идею.

Он лежал там бесконечно долго, легко ударяя пальцами по земле. Боль не беспокоила его пока он не шевелился. Где теперь доктор Маккой, когда он так нужен? подумал он.

Потом чья-то тень упала на него. Очень короткая тень. Звук шагов ее владельца был таким тихим, что застал его врасплох.

"Что с вами, мистер? Решили вздремнуть? "

Кирк поднял свою руку, чтобы прикрыть глаза, и посмотрел на... Он не помнил имени этого ребенка.

"Ты кто? " спросил Кирк.

Маленький шестилетний мальчик засунул себе в нос палец, словно собираясь исследовать свой собственный мозг. "Мемлон".

Теперь Кирк вспомнил его. Мемлон жил через две фермы по дороге к Городу. Подобно большинству людей Чала, в его чертах сочетались бугристая форма головы клингона с небольшими остроконечными ромуланскими ушами. Как и у большинства детей, колени его белых брюк были измазаны травой, а щеки грязью.

"Твои родители знают, где ты? " спросил Кирк, надеясь отослать его обратно.

"Угу. " медленно кивнул Мемлон, и убрал палец из носа, чтобы показать Кирку свой подпространственный браслет-локатор, гражданский аналог коммуникаторов Звездного Флота.

"Тогда может быть у тебя есть какие-то дела? "

Мемлон вытер палец о белую тунику, которую он носил. Туника красноречиво свидетельствовала о неоднократности подобных маневрах. Ребенок покачал головой. "Что вы делаете? "

Кирк вздохнул, сообразив, что его спина все еще не собиралась позволить ему встать. Поэтому он перекатился на бок и постарался принять сидячее положение... медленно. "Я пробую ..., удалить этот пень... из места, которое скоро будет моей столовой. "

Мемлон изучал раскуроченный пень взглядом, присущим шестилетке, который знает ответы на все вопросы. "У вас нет фазера? "

"Нет. У меня нет ... фазера. "

"У моей мамы есть фазер. " Мемлон прицелился пальцем в пень, затем сделал замечательно реалистичную звуковую имитацию звука выстрела фазера, сопровождаемую менее реалистичным "Пуф! " Ребенок оглянулся на Кирка с выражением жалости. "Хотите я попрошу мою маму одолжить вам фазер? "

"Нет. Я собираюсь вытащить этот пень сам. Своими собственными руками. "

Ребенок уставился на Кирка так, словно взрослый внезапно заговорил на древнем вулканском диалекте. "Почему? "

"Мемлон, " сказал Кирк. "Посмотри на это поле. Ты помнишь на что оно было похоже в прошлом году?"

Мемлон поднял руку растопырив пять пальцев. "Мне шесть, " объявил он. После чего следуя запоздалой мысли поднял еще один палец на другой руке.

Кирк понял, что это означает, что Мемлон не помнит, что обычно напоминало это поле. А Кирк помнил.

Три года назад оно походило на любую другую часть легендарно красивых тропических джунглей Чала: частичку рая, Эдема. Два года назад, растительная жизнь планеты была преднамеренно заражена вирогеном - отвратительным вирусом, который превратил поверхность Чала в апокалиптический пейзаж из высохшей ощетиневшейся пожелтевшей растительности. Больше года на планете не цвел ни один цветок.

Именно в этом самом году Кирк вернулся в этот мир спустя восемь десятилетий после своей "смерти" во время пробного рейса Энтерпрайза-B. Вместе со Споком, Маккоем, и лучшей командой нового поколения Звездного Флота под командованием капитана Жан-Люка Пикарда, Кирк раскрыл заговор, который стал причиной отвратительного акта экологического терроризма на планетах Федерации. Инопланетные цивилизации секторов Альфа и Бeтa оказались на краю экологической катастрофы, когда он и его союзники помогли Федерации нанести поражение движению Вулканских Симметристов. Маккой создал антивироген, и экосистемы сотен миров теперь понемногу восстанавливались в ходе естественного процесса.

Кирк не спас Федерацию, но он выиграл ей дополнительное время, чтобы осознать судьбу, которая ждала ее. Он знал, и теперь остальные пришли к тому же выводу, что в ближайшие тридцать лет должна быть разработана новая стратегия экспансии и использования природных ресурсов, которая позволит человечеству и другим расам галактики стать частью галактической экологии, а не ее эксплуататорами и вредителями. Иначе, в следующий раз экологический кризис ударит так, что уже ничего нельзя будет сделать в последнюю минуту.

Это был вызов для Пикарда и его современников. Кирк слишком много лет вел свою собственную войну. Поэтому на этот раз он возвратился на Чал к своей любви, к Тейлани.

Космонавт забыл о своих ракетах. Он пришел в этот мир чтобы остаться в нем. Чтобы найти более простую жизнь.

И он нашел ее на маленьком клочке земли, заросшем лесом.

Это была всего лишь поляна посреди недавно возродившейся растительности, изобилующая птицами и насекомыми, окруженная яркими зелеными листьями, усыпанная цветами невероятных расцветок. Это был новый дом Кирка, новый мир, новая вселенная.

Год назад вместе с Тейлани, держа ее руку в своей руке и с бившимися в унисон сердцами, Кирк стоял на этой поляне наэлектризованный этим мгновением; именно тогда он осознал, что он был чалцем.

Пережившим конфликт.

Подвергнутый невероятным испытаниям, которые привели его к краю гибели.

И теперь, несмотря ни на что живой и возрожденный.

Кирк никогда не любил тратить впустую такие мгновения своей жизни, хотя он слишком часто следовал велению сердца, а не ума и рассудка.

Именно здесь на этом поле, где он мысленно увидел простой деревянный дом, окруженный верандой, работающую ветряную мельницу, зеленеющие всходы на полях, Кирк решил, что его жизнь должна измениться.

Тейлани посмотрела тогда ему в глаза, и столь велика была ее любовь, так крепка связь, что Кирку не пришлось объяснять ей, что именно он увидел в своих мыслях.

"Ты прав, " с пониманием сказала Тейлани. "Мы построим здесь дом. Дом. "

Поэтому Кирк и трудился в этом поле.

Каждое дерево, которое он выкорчевал, было тщательно очищено от коры и обструганно, чтобы потом его можно было использовать для постройки жилища, так, чтобы щедрость природы не пропала в пустую. Каждое выкорчеванное дерево было заменено новым, посаженым с таким рассчетом, чтобы обеспечить тень для жилья и поддержать равновесие этого мира, чтобы выказать уважение к природе.

С упряжкой ордоверсов, рогатых вьючных животных Чала подобных лошадям, запряженных в сколоченный им самим плуг, Кирк разровнял пригорки и заполнил впадины. Он принес камни, которыми усилил берега потока, текущего по краю расчищенного участка. Его кожа потемнела от солнц Чала, и так как он больше не ел точно сбалансированные и искусственно улучшенные пищевые продукты Звездного Флота, его волосы стали отливать серебром. Но с каждым днем ему становилось все легче поднимать камни и махать топором. Новая цель дала ему новые силы и желание жить.

Когда он в первый раз прибыл на Чал, больше чем восемьдесят лет назад, он верил, что его жизнь подходит к концу. Энтерпрайз-В вот-вот должен был совершить свой первый полет. Его карьера была закончена. Вселенная, казалось, больше не нуждалась в Джеймсе Т. Кирке. Если бы его жизнь действительно закончилась, как было записано в истории, во время рейса нового Энтерпрайза, это было бы достойным завершением. Что еще он мог сделать? Что еще могла потребовать от него вселенная?

Но как любил напоминать ему Спок, все было возможно. И Кирк чувствовал себя уверенным, потому что даже Страж Вечности не смог предсказать все дальнейшие приключения, которые ждали его в будущем. Даже сам Кирк все еще не мог до конца постичь дары, которые дала ему жизнь: что его карьера продолжится не смотря на его ожидания, или надежды.

Но даже этим приключениям пришел конец, и именно Чал стал его домом.

Если раньше он бродил по всей галактике, то теперь он редко удалялся от своей маленькой хижины, которую делил с Тейлани, и от этого поля, на котором он трудился. В данный момент своей жизни после всех пережитых испытаний ему и здесь хватало борьбы.

И центром этой борьбы был последний злосчастный пень.

"Мистер, с вами все в порядке? "

Кирк подмигнул маленькому мальчику. "А что? "

"Вы спали? "

"Я думал. "

Ребенок с пониманием кивнул. "То же самое говорит мой отец, когда лежит в гамаке на веранде. Он сильно храпит, когда думает. А вы храпите? "

Кирк порадовался, что рядом не оказалось Тейлани. "Нет", сказал он.

"Вы думали о пне? "

"Да. "

"Почему вы не хотите взорвать его? "

На сей раз Кирк подумал о проблеме с другой стороны: как объяснять ребенку причину поступка взрослого. "Мемлон, когда-нибудь, когда ты вырастешь, ты пройдешь мимо этого поля. На этом самом месте, где мы стоим, ты увидишь дом ... "

"Вы не стоите, мистер. "

Кирк проигнорировал его. " ... где мы находимся прямо сейчас. И ты увидишь засеянное поле, и деревья, и ты сможешь сказать своим детям, что это место сделал таким Джим Кирк. Он посадил каждое дерево, выкорчевал все булыжники и пни, вбил каждый гвоздь в доски этого дома. Это поле Джима Кирка. "

Кирк улыбнулся, представив эту картину. Он хотел построить хоть что-то своими собственными руками. Создать нечто, что принадлежало бы только ему.

Но Мемлон нахмурился. "Кто такой Джим Кирк? "

Кирк вздохнул. Разговор с этим ребенком начал раздражать его не меньше, чем общение с компьютером. "Это я. "

Мальчик подозрительно покосился на него. "Значит вы... капитан Кирк? "

Ну вот, пожалуйста, подумал Кирк. Даже после стольких лет его старое звание все еще следовало за ним. Преследовало его. Не даром же существовали во Вселенной две величайшие истины: нельзя предвидеть будущее, и нельзя убежать от прошлого.

"Да, это я, " сказал Кирк.

Мемлон казался не убежденным. Он наклонился вперед, как будто стараясь увидеть Кирка насквозь. "Вы не похожи на сумасшедшего. "

Кирк пробовал встать, но его спина тут же запротестовала, заставив его скривиться от боли. Он закашлялся, чтобы скрыть это внезапное недомогание, да так и остался сидеть на земле. "Кто... говорит, что я сумасшедший?"

Мемлон пожал плечами. "Все".

"Почему? "

Пожатие плечами повторилось. "Я не знаю. "

"Мемлон ... "

Звук нового голоса окатил Кирка словно волной прохладной воды. Он быстро обернулся, как будто он снова был подростком, ожидающим свою первую любовь на первом свидании. "Тейлани! "

Подобно видению в белой развевающейся одежде Тейлани въехала на поляну верхом на Мечте Айовы, восседая на ней без седла. Эта лошадь была эффектным животным, генетически воссозданным на основе одной из древних пород Земли, известных как "четвертьмильная". Как подозревал Кирк, этот подарок Пикарда был предложением мира после той напряженности, которая возникла между ними после их последнего столкновения.

Мечта Айовы - это имя выбрал Пикард в память о древнем чемпионе, а так же как напоминание об их первой встрече - стояла точно посередине тропинки, проходящей через центр расчищенного участка, и была столь же великолепной, как любое другое проявление природы на этой планете.

Кирк даже не потрудился встать - он знал, что не сможет этого сделать - и заметил лукавый взгляд на прекрасном лице Тейлани, когда она поняла, почему он остался сидеть на земле.

Мемлон напротив бросился к Тейлани со скоростью фотонной торпеды. "GhojmoHwl'! GhojmoHwl'! " закричал он. Это клингонское слово означало "учитель", и Кирк понял, что ребенок должно быть был частью группы, с которой Тейлани проводила еженедельные чтения.

Тейлани ловко спешилась, и ее простая белая туника обернулась вокруг ее гибкого тела подобно облаку. Кирк никогда не видел в этом мире никого, кому бы так же шла эта простая одежда, и в тот же миг его сердце защемило от любви к ней.

Тейлани подошла к Кирку, держа Мемлона за руку; ее босые ноги утопали в плодородной почве Чала. Она поглядела на пень. "Этот зверь все еще дразнит тебя? " спросила она серьезно.

"Уже есть сдвиги, " сказал Кирк.

Тейлани подарила ему понимающую улыбку. "А в твоей спине сдвигов еще больше? "

Лицо Кирка подтвердило ее правоту.

Тейлани освободила свою руку от руки Мемлона, затем протянула обе Кирку. "Держись, " сказала она уверенно. "Упрись ногами. "

Стараясь удержать спину прямой и уцепившись за Тейлани, Кирк оттолкнулся от земли. Его губы оказались в нескольких сантиметрах от ее, и в этот момент время будто остановилось, подчеркивая каждую деталь ее внешности.

По человеческим меркам Тейлани выглядела на пятьдесят, хотя подобно вулканцам, ее уникальное генетическое наследие полностью скрыло тот факт, что она живет уже больше ста лет. Ее волосы, перевязанные сзади для удобства, были даже более седыми, чем у Кирка, хотя на его взгляд в них словно сияли звезды.

От изящных надбровных дуг, мимо глаза и поперек одной щеки, все еще сохранился глубокий шрам - последствие вирогена. Та же самая генная инженерия, которая увеличила ее здоровье и долговечность, сделала ее плоть стойкой к лечению протоплазером. Маккой предложил провести экспериментальную процедуру пересадки ткани, которая могла бы сделать шрам менее заметным, что позволило бы скрыть его под гримом. Но Тейлани сказал ему нет.

Было ли это проявлением клингонской гордости, которая заставляла ее носить этот знак на своей красоте с честью, или же она понимала, что внешние проявления ничего не меняют в качествах в сердце воина, Кирк не знал. И его это не заботило. Потому что когда он смотрел на Тейлани, он не видел ни шрама, ни поседевших волос, ни линии морщин, которые приносит старость даже чалцам.

Он видел только женщину, которую любил. И она не могла быть еще более прекрасной.

Кирк наклонился вперед, чтобы коснуться ее губ.

И тут же напрягся, когда поясницу скрутила судорога боли.

Тейлани не сочувствовала ему. "Пять минут в клинике помогут тебе забыть об этом на следующие пять лет."

"Я продолжу свои упражнения, " сказал ей Кирк. "Долой протоплазеры, долой силовые поля. "

Тейлани постучала пальцем по лбу. "Долой здравый смысл. "

Он взял ее руку. Поцеловал ее пальцы, и пожалел, что Мемлон крутится рядом. Эта поляна навевала Кирку множество приятных воспоминаний о их любви.

Ребенок дернул Тейлани за тунику.

"Да? " с терпением прирожденного педагога спросила Тейлани.

"GhojmoHwl", это капитан Кирк! "

Тейлани с удивлением всплеснула руками. "В самом деле? "

Мемлон кивнул. "Вы должны быть осторожны, " предупредил он своего учителя.

Тейлани улыбнулась смятению во взгляде Кирка. "И почему же? " спросила она со всей серьезностью.

"Потому что я сумасшедший, " объяснил Кирк.

Он увидел как задрожали губы Тейлани, когда она попробовала сдержать смех, и понял, что она слышала об этом и прежде. "Кто сказал? " спросила она.

"Все, " объявил ей Кирк раньше, чем успел Мемлон.

"Ясно. Ну, если все так говорят, это должно быть правда. "

Мемлон снова дернул Тейлани за тунику.

"А еще у него нет фазера. "

"Я знаю. "

Глаза Мемлона расширились от удивления. "Вы знаете? "

"Кроме того у него нет ни репликатора, " сказала Тейлани. "Ни трикодера, ни коммуникатора, ни компьютера. "

Мемлон разинул рот. "Даже падда? "

Тейлани кивнула. "Даже падда. "

Мемлон пристально посмотрел на Кирка как будто силился понять существо из другого измерения. "Почему? "

"Потому что мы слишком зависим от всевозможных механизмов, " объяснил мальчику Кирк. "Мы потеряли свою независимость, нашу связь с окружающим миром. Мы отрезали себя от опыта, который делает нас людьми, от знания, что мы являемся частью природы. "

Мемлон моргнул, без намека на понимание.

"Ты понял хоть одно слово из того, что я сказал? "

"Нет. "

Тейлани опустилась на колени, взяв ребенка за руки. "Мемлон, скоро время обедать. Я думаю, что тебе пора идти домой. "

Мемлон кивнул. "Хорошо, ghojmoHwl'. " Он отстранился, на мгновение заколебался, затем обвил руками шею Тейлани, и обнял ее.

Тейлани тоже обняла его, поцеловала его бугристый лоб, и смеясь встала, когда Мемлон побежал к тропинке.

Затем она нежно обвила руками Кирка.

"Они действительно думают, что я сумасшедший? " спросил Кирк.

"Кто? " невинно ответила Тейлани.

Кирк нахмурился. "Все".

"Они не понимают тебя. "

"А ты? "

Тейлани скользнула пальцами в открытый ворот туники Кирка. "Я люблю тебя, Джеймс. Но я никогда не смогу тебя понять. "

Кирк перехватил ее руку, не позволяя ей отвлечь себя. "Почему они так думают? "

Тейлани казалась удивило то, что он задал этот вопрос. "Из-за того что ты отказываешься от своего прошлого. "

"Я не отказываюсь от него. "

"Нет отказываешься. Во всей Федерации дети узнают твое имя в школе. Кадеты Звездного Флота изучают твои записи в журналах с первого года учебы в Академии вплоть до выпускного класса. О тебе пишут книги, создают фильмы, есть даже опера на Кроносе-"

Кирк вскинул вверх руки, прерывая это словоизвержение. "Это не я. Это всего лишь отражение, интерпретация. И они все... переделали на свой лад. "

"Я знаю. Но это признак влияния, которое ты оказал на жизни миллионов, миллиардов существ. Ты не можешь отрицать это. И то, что ты пробуешь от этого отказаться, неправильно. "

"Я не собираюсь... отказываться от того, что я сделал. "

Тейлани посерьезнела, и Кирк понял, что смотрит теперь не в глаза своей возлюбленной, а в глаза величайшего дипломата Чала, женщины, которая успешно принесла этот беспокойный мир в состав Федерации.

"Ты именно отказываешься от этого, Джемс. Каждый день. "

Кирк промолчал.

"Ты боролся с богами. Ты изменил курс истории. Ты прошел болше миров, чем большинство людей когда-либо смогут увидеть на пленках. А в конце концов, ты потратил весь последний год своей жизни на сражение с... с пнем. С пнем, с которым ты смог бы расправиться за секунду при помощи фазера, или за минуту с той же самой упряжкой ордоверов, которой ты разравнивал поле. "

Кирк протянул к ней руки. "Я хочу, чтобы это место стало нашим домом. Домом, который я построю для нас. "

Тейлани вздохнула так, словно они спорили об этом каждый день. В некотором смысле, так оно и было. "Джеймс, ты мой дом. Мое сердце там, где ты. "

"А мое сердце здесь, на Чале. "

Но Тейлани только покачала головой, с любовью глядя на него. "Я знаю, это то, что ты говоришь себе. Но это не то, чему ты веришь. Не так ли. "

Кирк промолчал, не желая спорить. Это было тем, чему он верил. Это должно было быть так.

Он почувствовал, как рука Тейлани ласкает его щеку.

"Я не знаю, кто из вас более урпрям, " сказала она. "Ты или этот пень. "

Кирк взял ее руку, снова посмотрел на нее, страшась собственного вопроса. "Ты хочешь сказать, что мне пришло время уйти? "

Из всех возможных ответов на этот ужасный вопрос, Тейлани выбрала улыбку, наполненную теплом солнц ее планеты.

"Послушай себя, Джеймс. У тебя всегда все или ничего. Но жизнь не такова. Ты должен найти равновесие. "

Кирк не понимал. "Именно его я нашел здесь. "

"Ты думаешь, что это то, что ты искали. Но ты не принадлежишь больше этому месту. "

Кирк пристально огляделся вокруг, увидев все свои мечты в полном завершении. "Это мой дом. "

"Твой дом всегда будет тем местом, куда можно возвратиться, Джеймс. "

Кирк не знал, была ли острая грусть, которая теперь вторглась в его разум, плодом размышления об отъезде с Чала, или же она возникла потому, что он знал - Тейлани была права.

"Мне там больше нечего делать Тейлани. Они больше не нуждаются во мне. А тебе я нужен. "

Тейлани недоверчиво поджала губы. "Мне научить тебя быть эгоистом? Покинь Чал не ради того, что должен для кого-то что-то сделать. Сделай хоть что-то для самого себя. "

"Но куда я пойду? " спросил он.

Она распростерла руки так, словно захотела обнять всю вселенную. "Ты получаешь сотни приглашений каждый месяц. Выбери любое. "

Кирк прищурившись посмотрел на Тейлани. "Ты хочешь от меня избавиться." Но затем Кирк увидел в глазах Тейлани такую же грусть, какую испытывал сам.

"Джеймс, я знаю тебя. Если ты не уйдешь сейчас, если ты не признаешь то, что находится в твоем сердце, то беспокойство и отчаяние поселятся в нем и будут терзать тебя до того дня, когда ты проснешься, и снова поймешь это. Тогда ты повернешься спиной к Чалу и ко мне, и покинешь нас, чтобы найти что-то, чего ты еще не понимаешь."

Кирк сжал руку Тейлани так, словно пытался слиться сней, стать частью ее плоти. "Никогда".

"Равновесие, Джеймс. В твоем сердце всегда будет место для Чала, меня и... " Она смотрела так, как будто могла увидеть звезды на ярком синем небе ее мира. "... всего остального. Уходи сейчас, и ты сможешь понять это. Если уйдешь потом, то не поймешь этого никогда. "

"Я не хочу оставлять тебя. "

"А я не хочу видеть тебя здесь, пока ты не поймешь, что это правильное решение. "

Кирк уставился на пень. Он был кривой и сучковатый, его корни ушли глубоко под землю, став неотделимой ее частью, намертво связавшую его с Чалом. Он был уже мертв.

Не потому ли он истратил так много времени на борьбу с этим пнем? Или в его мыслях это был символ его собственного сражения за то, чтобы остаться на Чале и смириться с новой ролью стороннего наблюдателя?

"Ты пойдешь со мной? " спросил он.

"Ты понял хоть слово из того что я сказала? "

Кирк игриво улыбнулся ей. "Ты на самом деле уверена, что сможешь обойтись без меня? "

Тейлани рванула шнурок его туники, открыла ворот, позволив легкому бризу коснуться его груди, и дотронулась рукой.

"У меня есть план, " сказала она.

"В самом деле? " спросил Кирк в то время как его собственная рука нащупала ее шнурок, и так же развязала его.

"Ты можешь покинуть Чал, " шептала она, прижимаясь к нему ", но ты всегда будешь здесь со мной. "

Дыхание Кирка стало прерывистым, когда она поцеловала его в шею, и ее ногти скользнули по его спине под туникой. Потом он огляделся вокруг, и внезапно осознал, что они стоят посреди поля.

Мечта Айовы беззаботно жевала траву, игнорируя происходящее. Но здесь могли оказаться другие наблюдатели.

"А как же Мемлон? " спросил Кирк.

"Он уже на полпути к дому, " выдохнула ему в ухо Тейлани, снимая с него одежду. Потом она выпрямилась, и посмотрела в глаза Кирку. "Что ты о нем думаешь? "

Кирк был удивлен вопросом. Сейчас он думал совсем не об этом. "Ему нужен кто-то, кто мог бы объяснить ему некоторые вещи. "

"Ты бы смог, " сказала Тейлани.

Кирк понятия не имел, что она имеет в виду. А через несколько мгновений он потерял интерес к этому вопросу.

Он сжал ее голову в своих руках, поцеловал гребни надбровных дуг, кончики ее ушей, вдохнул ароматный запах ее нагретых солнцем волос.

"Мне нравится твой план, " сказал он.

"Я знала, что ты его одобришь. "

"Но возможно, из-за моей спины это не совсем удачное время. "

Она улыбнулась ему, полуприкрыв глаза, и часто задышала, приоткрыв губы. "Предоставь это мне, " озорно усмехнулась она в ответ. "Как кто-то сказал однажды, сопротивление бесполезно. "

Кирк рассмеялся. Под солнцами Чала две тени слились в одну. И в эти мгновения, когда не существовало времени, он нашел мир и защиту против действий, которые он должен будет предпринять в следующие несколько дней.

Потому что он знал, что Тейлани была права. Он должен был решиться снова окунуться во вселенную. Даже при том, что в тайне он опасался, что там ему некому бросить вызов.

Зачем Вселенной нужен герой, время которого прошло?

ДВА

Словно запертый в клетке хищник, Жан-Люк Пикард мерил шагами мостик Энтерпрайза, игнорируя его периодические колебания и встряску. Десять лет назад, он, возможно, спокойнее принял бы назначение подобное этому. Но сегодня он видел в нем лишь бессмысленную трату времени своего корабля и своей команды.

И прямо сейчас у Пикарда не было никакой более важной работы.

Пока Пикард вышагивал по приподнятой палубе, идущей по периметру мостика, новая дрожь пронзила Энтерпрайз. Субпространственное волны сжатия, раскачивающее его корабль, не были опасными, они просто раздражали. Пикард мог их игнорировать, хотя и волновался, что они могут довести его экипаж до крайнего утомления от монотонно текущей работы. Пока искусственное поле гравитации и инерционные амортизаторы компенсировали раскачку, Пикард остановился позади единственного члена своей команды, который, казалось, никогда не обижался, если капитан читал из-за его плеча. Но на сей раз даже Дейта развернулся к нему лицом от научной станции.

"Капитан, ваше наблюдение за моими сенсорами не заставит их работать быстрее. "

Пикард кивнул. Если даже андроид отреагировал на его нетерпение, значит он зашел слишком далеко. "Вы правы, Дейта. Сколько на горшок не смотри, быстрее он не закипит. "

Дейта внимательно посмотрел на капитана. "Сэр, однажды я уже слышал такое от коммандора Райкера, и предпринял детальный анализ этого предположения. Мое исследование показало, что в нормальном атмосферном давлении в семьсот шестьдесят торров и в присутствии источника тепла, способного к нагреву до ста градусов Цельсия произвольной массы воды, наблюдаемый горшок всегда кипит. В макроскопическом масштабе, эффект квантового наблюдателя тривиален." Дейта сделал паузу, как будто вспоминая что-то из своего детального анализа. "Конечно, если есть ошибка в механизме наблюдения и выборе времени, то из своего личного опыта могу сказать, что субъективные наблюдения кажется действительно перевешивают эмпирические и ... "

Пикард знал, когда надо это прекратить. "Работайте, мистер Дейта. "

Дейта снова вернулся к своим сенсорам.

Отойдя подальше от станции Дейты, Пикард поймал насмешливый взгляд Райкера. Его первый помощник занимал место за второй научной станцией по другую сторону мостика. Пикард подошел к нему, тайком пряча за спиной сжатые кулаки.

"Только не говорите мне, что вы наслаждаетесь этой работой, " сказал он.

Улыбка Райкера стала еще шире. "Я не знал, что у меня есть выбор, сэр. "

Пикард не понимал, за что ему такая несправедливость. "Уилл, это флагманское судно Флота. Самая сложная машина когда-либо построенная человеком. Она предназначена для... для исследований, для открытия новых земель, для активных действий. "

"Я думаю, что это именно то, что вы описываете, капитан. "

Но Пикарда не так то легко было смутить. Он посмотрел на главный виртуальный экран, на котором отражалась Золотая Неоднородность (Goldin Discontinuity) во всем своем блеске и многоцветном великолепии. Вспышки антипротонной энергии мерцали среди вздымающихся плазменных штормов, и казались немного большим, чем удары молний несмотря на их масштаб, соизмеримый с размерами солнечной системы.

"Эта область ничем не отличается от дюжины других, " сказал Пикард. "Два научных судна смогли бы исследовать его более эффективно, чем наш звездолет. Их строят специально для этого. И их команды специально обучены для выполнения такой работы. "

Райкер встал и потянулся, все еще наблюдая за потоком данных, бегущих по экрану его научной станции. "Сэр, если бы это было только научной миссией, вы был бы правы. Но что если мы найдем здесь то, чего не хотим найти? "

Пикард уже слышал этот аргумент. В разговоре с адмиралом флота Алиной Нечаевой на звездной базе 310. С упорством, примечательным даже для нее, адмирал настояла, чтобы Энтерпрайз был откомандирован в Золотую Неоднородность. Пикард боролся против этого решения. И он проиграл. Но определенно он не хотел повторить этот проигрыш в споре со своим первым офицером. Но и помочь себе он тоже не мог.

"Да нет здесь никаких кардасианцев, Уилл. "

"Плазменные штормы нарушают работу наших сенсоров. У нас на хвосте может зависнуть весь их флот, а мы об этом даже не узнаем. "

"Мы слишком глубоко в пределах территории Федерации. Кардассианцы никогда не могли пересечь границы и остаться незамеченными. "

Райкер больше не стал спорить, но Пикард уже знал, что оставшиеся аргументы тоже теряют весь смысл. С тех пор как завершилась война с Доминионом, они оказались во временном перемирии, потому что некоторые фракции кардассианской правящей элиты были поглощены изучением новой червоточины в Секторе Гамма. Во время войны кардассианцы даже попытались построить искусственную червоточину в своей части космоса.

Но даже если бы эта попытка увенчалась успехом - а Пикард и его команда гарантировали, что это было не так - они получили бы всего лишь случайную частичную связь с Сектором Гамма. Все научные данные приводили к выводу, что полезными для регулярной транспортировки были только устойчивые червоточины, хотя до сих пор не возникло никакой теории, почему вообще образовалась Баджорианская червоточина.

Конечно, факт проживания в этом месте интеллектуально развитых существ - чужаков или пророков в зависимости от философских воззрений - считали ключевым фактором существования червоточины. Но ученые Звездного Флота, обвиненные кардассианскими исследователями в сокрытии прохода, не превзошли их, и лишь недавно начали понимать характер пространственно - временных аномалий системы Баджора. В результате возникло несколько интригующих теорий относительно области Бесплодных Земель около границы кардассианской Империи, места где брали начало плазменные штормы.

Когда это стало возможно, и ученые Звездного Флота, и кардассианские ученые пришли к заключению, что существование Бесплодных Земель было признаком того, что местный континниум поддерживет устойчивую червоточину. Поэтому повсюду в Альфа и Бета Секторах Звездный Флот вернулся к изучению предварительно нанесенных на карту областей плазменных штормов, чтобы понять, могло ли их более детальное изучение показать связь между ними и червоточинами.

На границе несколько кораблей Звездного Флота уже имели стычки с судами кардассиан, так что не осталось сомнений, что кардассиане преследовали ту же цель. Началась новая технологическая гонка.

Институт Стратегических Инициатив Звездного Флота объявил, что способность создавать устойчивые червоточины между любыми двумя точками пространства станет открытием, подобным двигателю Кокрейна, и благодаря которому все корабли на варп-двигателях устареют .

Таким образом Энтерпрайзу было поручено повторно провести картографирование Золотой Неоднородности, задача, которую, возможно, поставили перед дюжиной других кораблей.

Но только Энтерпрайз, утверждала в своей самой убедительной манере адмирал Нечаева, мог выяснить, что именно сумела обнаружить группа кардассианских исследователей глубоко в пространстве Федерации.

И это тот же самый Звездный Флот, который хотел, чтобы я принял участие в защите Земли, когда ее атаковали Борги, думал с горечью Пикард в тот момент. Но он принял этот приказ. Как сказал Райкер, у него не было выбора.

"Инженерный капитану Пикарду. "

Голос Джорди Ла Форжа принес Пикарду долгожданное отвлечение. Он отвернулся от Райкера. "Пикард здесь. "

"Капитан, плазменные штормы действительно разъедают наши щиты. Нам придется сделать остановку в нормальном пространстве, чтобы заново их откалибровать. "

Пикард посмотрел на лейтенанта Каро, нового болианского офицера. "Мистер Каро, какова мощность щитов? "

"Восемьдесят четыре процента, " решительно ответил болианин.

"Кажется в данный момент нет непосредственной опасности, " ответил Пикард Ла Форжу.

"Сейчас нет," ответил инженер. "Но из-за действия штормов мощность может снизиться сразу на десять процентов без предупреждения. "

Пикард задумался. Как бы он ни хотел сбежать из области Золотой Неоднородности, он понимал, что уход и последующее возвращение в зону плазменных штормов задержит окончательное завершение миссии.

И все же, как он мог поставить Энтерпрайз в опасное положение из-за личных причин?

"Очень хорошо, " сказал Пикард без энтузиазма. "Мистер Каро, проложите курс к самой близкой области прояснения от места нашего нынешнего расположения к границе штормового сектора. " Пикард просмотрел числа на второй научной станции Райкера. "Это позволит нам оставить область на ... пятнадцать минут, мистер Ла Форж. Этого будет достаточно? "

"Да, сэр. Ла Форж закончил. "

Пикард развернулся к Райкеру. "Я только что добавил день к этой бесконечной миссии. "

Улыбка Райкера исчезла. "Сэр, мы проводили исследования подобные этому сотни раз. Это обычная работа."

Именно это Пикард пытался объяснить всем, кто готов был его слушать. "Точно, номер первый. Но это не обычное судно. "

Райкер, казалось, неверно его понял. "Что вы скажете, если я предложу вам взять несколько свободных дней? С головой уйдете в приключения на голодеке. Диксон Хилл, поездка по пересеченной местности. Я не буду возражать против этого, сэр. "

Пикард не понимал хладнокровия Райкера. "В конце концов мы сделаем все, что нужно, пока вы отдохнете от... бездеятельности? "

Райкер подошел ближе, и понизил голос. "Жан-Люк, это обычная работа. Мы не можем сражаться с боргами каждый день. "

Тогда, в чем же наше предназначение? хотел спросить Пикард. Если он здесь не найдет хоть что-то заслуживающее его внимания, что-то, что потребовало бы максимум усилий от него самого и его команды, то какой смысл вообще находиться здесь?

Райкер, казалось, внезапно ощутил насколько возросло негодование его командира. "Капитан... Вы провели в своем рабочем кабинете несколько недель. Вам стоит на время покинуть мостик. "

Первым желанием Пикарда было потребовать от Райкера объяснений, почему тот считает себя в праве критиковать своего командира. Но затем он понял, что его раздражение был порождено чем-то другим, что вполне оправдывало беспокойство Райкера.

"Вы правы, Уилл, " вынудил себя произнести Пикард, хотя и не хотел этому верить. "Я действительно нуждаюсь в отдыхе от рутины. Несколько часов и ... "

"Несколько дней, сэр. Если что-нибудь случится, вам всего лишь нужно будет дойти до турболифта. "

Хотя Пикард не хотел принимать предложение Райкера, он прекрасно понимал необходимость этого. Капитан должен быть так же хорош, как и его команда, и если он не может доверять их суждению, тогда что они вообще делают на его судне?

"Один день, " сказал Пикард, приходя к компромиссу.

"Один день, " согласился Райкер. Он положил свою руку на спинку кресла, собираясь сесть в него как только капитан покинет мостик.

Но Пикард колебался. Он оглядел мостик, одернув свою форменную куртку.

Райкер жестом показал на турболифт, подгоняя капитана. "Если мы найдем кардассианцев, вы узнаете об этом первым. "

Пикард понял, что откладывать дальше не стоит. Мостик снова мягко вздрогнул. Это напомнило ему в который раз палубу морского корабля. Возможно круиз по старому Южному Tихому океану в голодеке будет то, что надо. "Мостик ваш, коммандер. Я буду в своих апартаментах если ... "

В этот момент спокойный голос Дейты прервал беседу на мостике.

"Коммандер Райкер. Я обнаружил антитахионную волну, направление ноль два восемь, метка десять. "

Палуба отреагировала на мощный выброс. Райкер обогнул Пикарда так, как будто капитан уже оставил мостик, и занял центральное кресло. "Расстояние? " приказал он.

"Здесь такие сильные подпространственные искажения, что я не уверен, " сказал Дейта. "Но не дальше пятисот тысяч километров. "

Пикард ухватился за поручни, удерживая равновесие, когда мостик в очередной раз встряхнуло.

Райкер наклонился вперед, ухватившись руками за подлокотники. "Мистер Каро, корректируйте курс, направление на источник антитахионной волны, полный импульс " Он поднял глаза на выпуклый потолок мостика. "Мостик инженерному. Джорди, нам нужны устойчивые щиты в течение следующих нескольких минут. Если вы заметите, что они ослабевают, подключайте резервную мощность. "

Ла Форж ответил, что постарается.

Пикард остался стоять в задней части мостика, наблюдая с немым изумлением, как его заместитель опрашивает команду, и быстро раздает им приказы. Он как и Райкер знал, что антитахионная волна могла быть признаком ослабления пространственно-временного континиума, возможно первичного признака появления квантового перехода. А достаточно большое квантовое колебание могло породить червоточину. Именно ради этого явления сюда был послан Энтерпрайз. Оказаться лишним на собственном мостике, особенно в такое время, было больше, чем он мог вынести, даже не смотря на то, что уже дал Райкеру свое согласие.

Держа руку на перилах он спустился на главный уровень. "Я принимаю командование. "

Пикард увидел вспышку удивления в глазах Райкера, как будто он забыл, что его капитан все еще находится на мостике, или как будто он обиделся на этот приказ. Но без колебаний Райкер оставил кресло и занял место слева.

Пикард опустился в центральное кресло, пытаясь игнорировать внезапное ощущение того, что сам Энтерпрайз пытался сбросить его этой дрожью.

"Показания, мистер Дейта? "

"Новые волны, капитан. Не смотря ни на что их сила растет. Возможно мы стали свидетелями рождения червоточины. "

Колебание мостика теперь стало непрерывным. Едва заметный прежде гул амортизаторов и генераторов гравитационного поля вырос до такого уровня, что теперь от него резонировала и палуба и переборки.

Райкер наклонился ближе. "Подготовиться к исследованию, сэр? "

Пикард кивнул, не отрывая глаз от экрана. Чем ближе они подходили к источнику антитахионных волн, тем больше искажалось визуальное изображение на экране. Это больше походило на просмотр изображения статического размазанного удвоенного потока, наподобие совмещенния ложных спектральных линий.

Внезапно голос Ла Форжа ворвался на мостик. "Капитан, щиты исчезают. Двадцать процентов за последние десять секунд. "

"А мы так близки, " пробормотал Пикард себе под нос. "Сколько мы еще продержимся, мистер Ла Форж? "

"Если снижение останется на таком же уровне, не больше двух минут, сэр. А когда я подключу вспомогательные батареи, мы получим еще тридцать секунд. "

Пикард поглядел на Райкера, задаваясь вопросом, смог ли коммандер понять иронию ситуации. Наконец произошло что-то интересное, а Энтерпрайз не может остаться в исследуемой области, чтобы взглянуть на это.

"Мистер Каро," вызвал Пикард. "Рассчитайте экстренный курс из Неоднородности. Приготовьтесь стартовать по моей команде. "

"Да, сэр, " ответил болианин.

Потом главный экран вспыхнул от взрыва ярко фиолетового света и Энтерпрайз дико накренился, словно врезался в невидимую кирпичную стену.

Пикард не стал ждать сообщений от Ла Форжа. "Мистер Каро."

А затем на мостике все затихло.

На экране все еще корчились статические и плазменные облака. Но Энтерпрайз стоял так спокойно, как будто он перенесся в свободное пространство.

"Дейта? " спросил Пикард. Для общения со своей командой ему не было необходимости задавать более развернутые вопросы.

"Выброс прекратился, сэр. И... согласно моим данным ... возможно открылась червоточина. "

Пикард тут же вскочил. Он быстро переместился к станции Дейты. "Что ты имеешь в виду, говоря возможно? "

Дейта был явно озадачен информацией на своих экранах. "Искажение сигналов сенсоров настолько сильно, что многие из показателей сомнительны. Но я уверен, что на несколько мгновений в пространстве появилась трещина. "

"Есть ли какие-либо признаки в данный момент? " спросил Пикард. Тайна была почти столь же хороша как и действие. По крайней мере, это дало ему и его команде возможность хоть что-то сделать, вместо того, чтобы быть всего лишь пассивными наблюдателями за показаниями сенсоров.

"Никаких признаков... " Дейта смолк, меняя настройку сенсоров.

"Что это?" спросил Пикард.

"Это... э ... корабль, сэр. " Дейта посмотрел на капитана с очевидным выражением удивления на лице, что было вполне возможно благодаря его эмоциональному чипу. "И я получаю стандартный автоматический опознавательный код Звездного Флота. "

Пикард повернулся к главному экрану. "Здесь не должно быть других кораблей Звездного Флота," сказал он.

Вскочив на ноги Райкер тоже уставился на экран. Среди размытых статических помех явно вырисовывалась удлиненная тень.

"Вы можете определить его идентификационный код? " спросил Пикард.

"Нет, сэр, " ответил Дейта. "Слишком много помех... слишком много... "

Изображение на экране увеличивалось, хотя все еще не хватало деталей, чтобы Пикард смог его определить. Через несколько мгновений прорисовался отдельный корпус блюдца, как у звездолетов класса Суверен, наподобие Энтерпрайза.

Дейта снова заговорил. "Капитан... Я принимаю передачу... NCC... семь... четыре шесть ... пять шесть? "

Пикард отшатнулся так, словно палуба снова ушла у него из-под ног. Волосы на голове зашевелились. Он конечно хотел, чтобы что-то случилось, но чтобы такое...?

"Боже мой, " выпалил Райкер, когда судно наконец целиком проявилось на экране.

Пикард понял причину восклицания Райкера, потому что сам почувствовал то же самое.

Теперь на экране корабль прорисовался во всех деталях. Название, написанное на его разбитом корпусе читалось очень ясно.

Вскоре на мостике зазвучали аплодисменты и приветствия.

Пикард не мог винить за это свою команду.

Это был более чем подходящий момент для радости.

Спустя пять лет после того, как он был потерян в секторе Дельта, звездолет Вояджер наконец-то вернулся домой.

ТРИ

"Капитан Кирк, для человека вашего возраста, вы на удивление в прекрасной форме. "

Кирк стрельнул глазами поверх своего стакана с мятным чаем со льдом, моргнул, как будто увидел что-то нереальное, а затем от удивления открыл рот. "Скотти?! "

На знакомом лице главного инженера Монтгомери Скотта отразилась широкая усмешка, когда он увидел выражение Кирка. "А вы ожидали увидеть старую тетю Мейбл? "

Для человека, выживание которого часто зависело от его способности говорить в самых неожиданных ситуациях, Кирк был потрясающе молчалив. Он думал, что полностью акклиматизировался к этой новой эре, в которой теперь жил. Он привык к новым морщинам на лице Спока. Он привык к снежно белым волосам Маккоя. И он смирился с неизбежной потерей друзей и семьи.

Но увидеть Скотти перед собой практически не изменившимся со времени их последней встречи на мостике Энтерпрайза-В... На мгновение, Кирк почувствовал легкое головокружение.

Это - тяжело, сказал себе Кирк. В конце концов, это его первое возвращение на Землю с тех пор как он телепортировался на новый Энтерпрайз с Чеховым и Скоттом, восемьдесят три года назад.

Сила тяжести на Земле была немного больше чем на Чале, и он пока еще не привык к ней. Наверняка это и стало причиной легкого головокружения. А чем еще это могло быть?

"Кошка съела ваш язык? " спросил Скотти, явно наслаждаясь молчанием Кирка.

Наконец Кирк смог справиться с удивлением. Больше не имело значения, что он оказался на Земле, в Монреале, в окружении больше чем тысячи других гостей, собравшихся на эту конференцию. Значение имело только то, что он нашел друга, которого считал потерянным, как и многих других.

"Скотти, ты... замечательно выглядишь. "

Скотт недоверчиво и добродушно нахмурился. "Да, и ты не выглядишь больше чем на сто двадцать стандартных лет. "

В течение нескольких мгновений Кирк и Скотти смотрели друг на друга, каждый со стаканом в руке, напрочь забыв о празднующей толпе, которая бродила вокруг них на огромной антигравитационной платформе, плывущей в ночи. Но ни один из них не мог произнести ни слова, как будто слова застряли где-то в колоссальной ловушке.

Капитан Морган Бэтисон нарушил напряженную тишину. "Я думал, что у вас двоих есть что сказать друг другу, " сказал он. "Как долго вы служили вместе? "

Кирк обернулся к офицеру, с которым он только что разговаривал, благодарный за его помощь. "Скотти был со мной с ... с моей первой пятилетней миссии. " Кирк удивленно покачал головой. Сколько лет, сколько световых лет они оба пересекли, чтобы встретиться в этом времени. Поверили бы они этому, скажи им кто-нибудь об этом в начале их карьеры?

"Да, " сказал многозначительно Скотти. "Первая пятилетняя миссия, и все последующие. " Он выступил вперед, протягивая руку Бэтисону. "Правда иногда мне кажется, что капитану эти воспоминания доставляют определенные неудобства. "

Высокий бородатый капитан пожал руку Скотта, и по тому как эти мужчины посмотрели друг на друга, Кирк с удивлением понял, что они знакомы, и даже работали вместе. Бэтисон также был офицером Звездного Флота эры Кирка и Скотта. И хотя Скотти преднамеренно поместил себя в опасную петлю транспортера, чтобы пережить семьдесят пять лет, и спастись с разбитого корабля, Бэтисон и вся команда его корабля Бозман, попала во временную петлю на девяносто лет совершенно случайно. Тем не менее несмотря на разницу своих путей, и Скотти и Бэтисон носили новую форму Звездного Флота, черную, с серыми вставками на плечах.

Кирк, одетый в простую одежду вулканского путешественника, нахмурился едва закончились поздравления. "Скотти, ты не прав. Где бы я был без тебя? "

Инженер потягивал свой напиток, что-то зеленое, и подарил Кирку вопрошающий взгляд. "Вы оказались здесь, сэр. И как давно? Прошло больше трех лет, когда вас выдрали из Нексуса. " Скотт улыбнулся, но было в этой улыбке какое-то затаенное чувство. "Вспомните.... Вы никогда не писали. Никогда не звонили. "

Кирк понимал досаду Скотта, но у него было объяснение для всех этих претензий. "Скотти, я был... занят. "

"Да. Я слышал об этом. "

Кирк заметил заинтересованный взгляд Бэтисона, и внезапно почувствовал такое же раздражение на Скотта из-за того, что инженер выбрал именно этот момент для объяснений, да еще при посторонних. Но Кирк и Скотт прошли вместе слишком много приключений, слишком много хорошего и плохого связывало их, чтобы так внезапно посориться из-за пустяка. По крайней мере, Кирк надеялся, что это было так.

Он поднял свой стакан и указал им на голографический транспарант, украшавший старательно восстановленного павильона Экспо '67, мимо которого они плыли.

BIENVENU VOYAGEURS A TRAVERS LE TEMPS / Добро пожаловать, путешественники во времени.

"Давайте оставим прошлое позади, мистер Скотт. Мы все движемся к будущему. "

"И кое-кто из нас быстрее других, " добавил с улыбкой Бэтисон.

"Мы должны идти вперед вместе, " продолжил Кирк. "Не спотыкаясь о то, что случилось в прошлом. " Он протянул свой стакан Скотту, надеясь, что инженер присоединится к его тосту.

Скотт наклонился вперед и увидев чай фыркнул на Кирка. "Это весьма поэтично. Вы не хотите снова попробовать ромуланского пива? "

Кирк нахмурившись поглядел на Скотта. Он был серьезен, аудитория нет. "Мистер Скотт...? "

Скотт улыбнулся, и стукнул своим стаканом по стакану Кирка. "Тогда за будущее. Всевышний знает, что мы прожили для этого достаточно долго. "

"А как насчет дружбы? " спросил Кирк.

Скотт сощурился на него. "На этот вопрос вы должны ответить сами, сэр. "

Кирк вздохнул. Скотт не собирался отпускать его так легко. "После восьмидесяти лет, мистер Скотт, я думаю, что вы можете воздержаться от 'сэра. ' "

Дьявольский огонек засветился в глазах шотландца от этих слов. "Ладно... Джимм! " Потом Скотт опрокинул в себя одним махом остаток напитка и просиял, отчего капитан Бэтисон рассмеялся.

Кирк не участвовал в забаве, которую разделяли оба его компаньона. Он задавался вопросом, что в этот момент делает Тейлани. Это была самая долгая разлука за этот год.

"Я сожалею, " сказал Бэтисон, задыхаясь от смеха. "Но вы оба... должно быть действительно служили вместе долгое время. "

Кирк кивнул.

"Да, " сказал Скотт.

"По моему это хорошо, " продолжал Бэтисон. "Главным образом потому, что мистер Скотт помог мне принять мне мой новый возраст. Вся моя команда попала во временную петлю вместе со мной, так что я не чувствую себя одиноким в этом времени. Почти все из нас сегодня вечером здесь. "

Кирк проследил за пристальным взглядом Бэтисона брошенным на толпу.

"Вы когда-нибудь думали как много людей оторвано от своих эпох? " спросил Кирк.

"Это доставляет все больше беспокойства, " сказал Скотт. "Криозвездолеты двадцать первого столетия. Колониальные законсервированные корабли двадцать второго. Трещины во времени. Сбои деформации. " Он серьезно посмотрел на Кирка. "До меня дошли слухи, что Звездный Флот определил местонахождение еще одного законсервированного судна эпохи Евгенических войн. Другая партия суперменов Хана, как они считают. "Их будут перевоспитывать на Альфе Центавра II "

Кирк не стал комментировать это, и продолжил смаковать свой чай. Это были проблемы нового столетия. А не его. Вместо этого, он задавался вопросом, спала ли сейчас Тейлани. Он представил себе, как лунный свет касается ее волос, разметавшихся по кровати, которую они делили. Однажды, он проснулся и пораженный этим зрелищем, уже не смог уснуть. Но у нее был свой способ заставить его сделать это.

Было похоже, что Бэтисон прочитал мысли Кирка. "Это общее испытание для всех нас, кто перескочил вперед во времени на сроки большие естественных сроков жизни. Полагаю, что проблемы нынешнего дня не должны нас беспокоить. "

Кирк внимательно уставился на Бэтисона. Эти слова прозвучали слишком формально. "Капитан, вы говорите подозрительно для человека, у которого есть цель. "

Бэтисон улыбнулся, словно его поймали на месте преступления. "Тогда я сделаю вот что. Адмирал Флота Алина Нечаева лично просила меня передать вам предложение вернуться в Звездный Флот. "

Кирк не был удивлен, но Скотт чуть было не поперхнулся пивом.

"Ты это серьезно, парень. "

"Естественно, мистер Скотт. И Звездный Флот тоже. Используя жаргон эры во время которой была построена эта Всемирная Ярмарка, командование хочет опять посадить Джеймса Т. Кирка в седло. "

Скотт выглядел озадаченным. И Кирк знал почему.

"На самом деле," поправил Кирк, "Всемирная Ярмарка была открыта в двадцатом столетии. А фраза 'Вернуть в седло' относится к девятнадцатому. "

Бэтисон пожал плечами. "Что такое лишнее столетие в кругу друзей? Мы можем многому научиться у прошлого." Он посмотрел мимо рельсов антигравитационной платформы туда, где возвышалась большая геодезическая сфера, блестя в лучах множества прожекторов. Кирк нашел странным, что эта структура, чей проект был действительно древним, выглядела так знакомо - принципы Фуллера, использованные при постройке больших соборов применялись до сих пор при возведении куполов в колониях по всей Федерации.

"Посмотрите на эту реконструкцию," сказал Бэтисон. "Монреальское Историческое Общество воспроизвело все необходимые детали. Тысяча девятьсот шестьдесят седьмой. Перед первым приземлением на Луне. Сто двадцать отдельных правительств принимали участие в праздновании достижений человечества. Вы можете вообразить? Одна планета, и сто двадцать управленцев-бюрократов? Неудивительно что это была эра беспорядка. "

Кирк задумчиво прикусил губу. Каждое мгновение, проведенное на Земле, приносило ему новое понимание своего желания остаться на Чале. Почему так много людей столь поглощенны тем, что обращаются к прошлому? Тейлани была права, заставив его предпринять это путешествие - оно действительно послужило ему. "Если это была эра беспорядка, " сказал он, " тогда почему мы возвращаемся к нему? " Впереди будут лучшие дни. Кирк знал это. Всегда.

Но Бэтисон не согласился. "Как сказал великий вулканский филосов Сурак, ' Тот, кто не понимает историю, обречен повторять ошибки прошлого. ' "

"Сурак и дюжина других после него, " ответил Кирк. Он осмотрел толпу, в поисках официанта. Ему хотелось еще чая со льдом, хотя по предложению Бэтисона, он готов был согласиться на свое первое в это столетие виски.

"Невральные гелевые пакеты, " сказал в никуда Скотт.

Бэтисон прищурился на него. "Прошу прощения. "

Кирк увидел несущую поднос женщину в ... смокинге. Он не знал откуда ему припомнилось это название, но он был уверен, что оно было верным для старинного черно-белого костюма, который она носила. И хотя официаты во второй половине двадцатого столетия, возможно, и носили смокинги как униформу, Кирк сомневался насчет этой маленькой официантки с огненно красными волосами. Ведь это было модно в другой эре. Она направлялась в его сторону, и он поднял свою руку, чтобы привлечь ее внимание. Она кивнула и весьма очаровательно улыбнулась ему. Что заставило его снова вспомнить Тейлани.

" Невральные гелевые пакеты, " повторил Скотт. "Вы когда-нибудь слышали о них? "

Кирк понял, что вопрос обращен к нему. И он понятия не имел, о чем говорил инженер.

"Боюсь, что нет. "

Скотт задумчиво пожал плечами. "Ох, ну, в общем, тогда держись. "

Теперь и Бэтисон присоединился к Кирку с ожиданием глядя на Скотта, и явно желая услышать его объяснения.

"Это там, куда меня пытаются затащить? " спросил Кирк.

"Именно, в наше время это была дуотроника. Все компьютеры и большинство оборудования, все имело в своей основе дуотронные схемы. "

"Дуотронику я знаю, " сказал Кирк.

"Я в курсе, " сказал Скотт. "А как насчет изолинейных чипов? Как насчет... " он прочистил свое горло словно собирался сделать важное заявление. " ... невральных гелевых пакетов. Они новое сердце компьютеров этого времени. А ты, дружище, похоже ничего о них не знаешь. "

Кирк пожал плечами. "Ты прав. Я не знаю. По крайней мере, не думаю, что знаю. "

"Что доказывает мое предположение. У тебя нет намерения вернуться в Звездный Флот. Иначе, ты никогда не позволил бы таким вещам пройти мимо себя. "

Кирк кивнул, не имея желания спорить, да и не видя смысла в этом споре. Он не читал техническую литературу больше года, и был вполне доволен этим. Пришло время для того, чтобы строить новую жизнь. Звездный Флот убедился, что вполне может обойтись без него. Его дни приключений подошли к концу, и он не тосковал без них.

Кирк поднял свой стакан словно для тоста. "На этот раз, Скотти, я с тобой совершенно согласен. "

Но от этих слов Скотт внезапно забеспокоился. "Хм. Тогда я должен пересмотреть свою позицию. "

"Капитан Кирк, " сказала официантка, приближаясь к нему с подносом напитков.

Кирк улыбнулся ей, находя ее хриплый голос вполне приятным, и задаваясь вопросом, как она узнала его имя. На этой конференции было больше тысячи посетителей, и большинство из них находились на антигравитационной платформе, которая медленно вращалась, в огромном застекленном павильоне.

Кирк проверил поднос официантки, и с сожалением увидел, что на нем нет ни чая, ни вулканской воды. Он покачал головой, отказываясь от ее предложения. Потом снова посмотрел на Бэтисона, задаваясь вопросом, какой выбор сделает он.

Но Бэтисона напряженно нахмурился, и уставился на женщину. "Извините, но мы с вами никогда не встречались? Вы поразительно похожи на ... "

Луч фазера ударил Бэтисона в грудь прежде, чем он успел закончить фразу.

Кирк с замешательством смотрел, как капитан Звездного Флота со стоном опрокидывается назад. Краем сознания он понял, что луч, возможно, вышел из миниатюрного оружия, которое официантка прятала под подносом. А ведь это была Земля, самая безопасная планета Федерации. Это было будущее, эра мира, которую Кирк помогал создавать. Несмотря на очевидность произошедшего, единственной мыслью Кирка было, что все это не могло случиться.

Потом официантка отбросила свой поднос, показывая маленький "миниатюрный" фазер, который она держала между большим и указательным пальцем. Она ткнула им в голову Кирка, настолько близко, что даже при минимальной регулировке выстрел мог стать для него фатальным.

Была ли это случайность или тщательно спланированная акция, но давление фазера перекрыло поток кровообращения на шее Кирка. Он запомнил только медленное падение его стакана с чаем, который выскользнул из его руки, а затем рухнул во внутренний дворик.

Он с трудом воспринимал встревоженных людей, оказавшихся поблизости, потому что его поле зрения сузилось, он знал только об официантке, приблизившейся к нему и обхватившей его своей рукой. Потом она достала спрятанный под одеждой коммуникатор

"Дженвей здесь, " сказала резко официантка. "Поднять двоих. "

Потом Кирк увидел как Скотт, Бэтисон, и толпа завсегдатаев вечеринок распадается в искрах луча транспортатора.

Это не возможно, растерянно сказал себе Кирк. В его жизни больше нет места приключениям, и все о чем он мог думать теперь была Тейлани и его дом.

Но, как всегда, вселенная имела другие планы относительно Джеймса Т. Кирка.

ЧЕТЫРЕ

На главном экране Энтерпрайза медленно вращался звездолет Вояджер, его инерционные амортизаторы очевидно работали автономно. Внезапный восторг, который охватил Пикарда и его команду на мостике, исчез также быстро, как и возник, даже прежде чем Дейта начал докладывать о данных, поступивших на его сенсоры.

"Сенсоры показывают серьезные повреждения, полученные в ходе сражения, сэр. Наряду с серьезными структурными деформациями, совместимыми с проходом через нестабильную червоточину. "

"Червоточину, " повторил Пикард, уставившись на почерневшие полосы, оставленные оружием на корпусе Вояджера. Этот вид вновь пробудил в нем ужасные воспоминания о разбитом блюдце его собственного Энтерпрайза-B на Веридиане III. Он чувствовал тоже самое, когда вынужден был признать, что его корабль больше никогда не будет летать среди звезд. И теперь он не завидовал капитану Вояджера. Он читал сообщение экстренной медицинской голограммы судна, которая вступила в контакт со Звездным Флотом посредством инопланетной системы связи два месяца назад.

ЭМГ(экстренная медицинская голограмма) поведал занимательную историю о внезапном перемещении Вояджера к Сектору Дельта. Капитан Вояджера объединила усилия своей команды с мятежниками Магуса, которых они преследовали, и продолжили работать вместе, чтобы пересечь расстояние в десять тысяч световых лет на пути к дому. Эта история вдохновила весь Звездный Флот. И теперь Пикард знал, что он смотрит на корабль полный героев, пролетевших последние шестьдесят тысяч световых лет за один месяц. "Мистер Дейта, каково состояние экипажа? "

"Сенсоры показывают наличие ... тридцати двух человек. " Дейта оторвался от своей станции. "Согласно сообщению, переданному ЭМГ Вояджера два месяца назад, его команда состояла из ста двадцати человек. "

Пикард почувствовал, как Райкер переместился и встал рядом.

"Как их щиты? " спросил Пикард.

"Двадцать восемь процентов и продолжают слабеть, " ответил Дейта. "Их варп-двигатели отключены. Они движутся на запасных генераторах. Система жизнеобеспечения функционирует только на трех палубах из пятнадцати. И я обнаруживаю следы неэффективного ремонта, сделанного по иноземной технологии. "

"Они, должно быть сделали это чтобы выжить, " сказал мягко Райкер, так же как и Пикард пораженный видом поврежденного корабля.

Когда очередное сотрясение наклонило мостик, Пикард обратился к Райкеру. "Я думаю наша первостепенная задача состоит в том, чтобы вывести их из зоны плазменных штормов. "

"Согласен, " сказал Райкер. "Мистер Каро, накиньте тягловые лучи на Вояджер. И сделайте это осторожно. "

"Есть, сэр, " отозвался болианин.

На экране три фиолетовых луча сошлись на корпусе поврежденного звездолета.

"Есть ли признаки, что они отвечают на наши приветствия? " обратился Пикард с вопросом к лейтенанту Зефраиму Слоану, офицеру безопасности Энтерпрайза, который ответил ему со станции, вознесенной над остальной частью мостика.

"Я уверен, что они могут нас слышать, капитан. Есть признаки деятельности на мостике, но кажется, у них проблема с подпространственным передатчиком. Я сообщил им, что мы получили их идентификационный код; думаю с их удачей они смогут исправить свою систему. "

Но Пикард не верил в удачу. "Предложите им помощь, мистер Слоан, и обеспечте их соответствующими схемами. Они потеряли почти восемьдесят процентов своей команды, и вполне возможно, что в числе погибших оказался инженер связи. "

Слоан немедленно начал передавать необходимую информацию. Это был хорошо сложенный человек, чья родословная уходила корнями к одному из первых семейств, заселивших систему Альфа Центавра II, а оттуда и Африку. Слоаны всегда были в центре межзвездных исследований со времен Кокрейна, и Пикард был доволен, что он оказался в таком уникальном положении, потому что знал что из этого следует. Больше трехсот лет спустя, он имел исключительное удовольствие встретиться с пра в девятой степени бабушкой Слоана.

"Тягловые лучи закреплены, " объявил Каро.

"Трогаемся, " приказал Пикард. "Варп-фактор один. "

Как только низкий гул двигателей Энтерпрайза запульсировал на мостике, в тот же момент Вояджер, зафиксированный в поле зрения экрана в клубящемся многоцветии плазменного шторма Золотой Неоднородности, двинулся вперед со скоростью света.

Пикард вернулся на центральное место с легким чувством вины за то, что считал это назначение скучной рутиной, и что в конце концов оно стало чем-то большим, хотя он и был опечален ценой, которую очевидно заплатил Вояджер за свое появление здесь. Он мысленно составлял историческое сообщение, которое пошлет командованию Звездного Флота, чтобы оповестить их о своем открытии, когда Слоан доложил, что наконец-то получен ответ от Вояджера.

Когда Пикард приказал вывести изображение на главный экран, на нем тотчас же появилось измученное лицо офицера Звездного Флота. Он носил форму старшего офицера с красным воротником и рубашкой цвета лаванды. Пикард отчетливо видел, что воротник молодого человека был потертым, а его форма была запачкана грязью.

"Вы из Звездного Флота! " с удивлением произнес офицер.

Пикард почувствовал волну сострадания, когда вспомнил, через что прошли этот офицер и его команда. Вояджер когда-то был гордостью Звездного Флота. В отличие от кораблей класса Дифайент, или даже от его собственного Энтерпрайза, Вояджер был судном, первичная цель которого состояла в возвращении к самым большим идеалам Федерации - чисто научным исследованиям. Предыдущий командир корабля, капитан Кетрин Дженвей, которая пропала вместе со своим кораблем, продвигалась по служебной лестнице по научным разрядам, а не более традиционным путем. Все же, в появлении нынешнего командующего Вояджера, Пикард увидел конец оптимизма, с которым когда-то был запущен этот звездолет. Вояджер был умирающим кораблем, на котором не работал даже репликатор, способный обеспечить экипаж новой одеждой. ЭМГ рассказал о многих трудностях, но у него не было времени, чтобы описать их все.

"Я Жан-Люк Пикард, капитан Энтерпрайза. Я и моя команда сердечно поздравляем вас с возвращением домой. С кем имею честь говорить? "

Улыбка молодого человека была мимолетна, но явно с оттенком усталости. "Коммандер Пэрис, сэр. Том Пэрис. "

Мысленно ругнув себя, Пикард кивнул. Он должен был сразу признать семейное сходство. "Конечно, коммандер. Я знал вашего отца, Оуэна. Могу я спросить... капитан Дженвей среди вас? "

Пэрис покачал головой. "Она... ее больше нет, сэр. Большинства команды... "

Пикард прервал его, пробуя ослабить бремя молодого человека. "Мы насчитали тридцать два выживших, командер. Подробности вы сможете сообщить позже. "

"Спасибо, сэр. " Пэрис отвернулся в сторону, слушая кого-то, находящегося за пределом зоны действия коммуникатора. Потом он снова повернулся к Пикарду. "Сэр, не могли бы вы сказать нам, где мы находимся? Мы предполагаем, что где-то в Секторе Альфа, но звездный картограф давно не работает как положено. "

"Вы вернулись в Альфа сектор. Вы появились из червоточины в Золотой Неоднородности, за несколько сотен световых лет от Колониального Протектората Вулкана. "

"Центр Федерации, " с очевидным удовлетворением сказал Пэрис.

"Более или менее, " подтвердил Пикард. "Могу я спросить, как вы сумели пересечь оставшиеся шестьдесят тысяч световых лет, с тех пор как ваш ЭМГ вступил в контакт со Звездным Флотом? "

Пэрис откинулся на спинку своего кресла, как будто только теперь впервые за последние пять лет он смог расслабиться. "Это длинная история, капитан. Сначала мы хотели бы стабилизировать Вояджер и получить медицинскую помощь для команды. Горячую пищу и душ мы бы тоже оценили по достоинству. "

"С превеликим удовольствием, " сказал Пикард. "Ваше судно надежно закреплено в тягловых лучах. Мы готовы телепортировать всю вашу команду на борт, если хотите. "

"Это было бы ... замечательно. " Пэрис встал. "Мы готовы уйти в любое время. Здесь ... очень много плохих воспоминаний. "

"Я понимаю, " сказал Пикард. "Предупредите ваших людей, что мы перехватим их лучом. "

"Пэрис закончил. " Экран снова замерцал и показал Вояджер. Золотая Неоднородность теперь походила на смятый клочок межзвездного газа. Полет Энтерпрайза был гладким, без неприятных колебаний.

"Мистер Дейта, " сказал Пикард, " договоритесь с контролем транспортера, чтобы они перенесли весь экипаж. Я хочу, чтобы им предоставили отдельные гостевые каюты, и неограниченный доступ к репликаторам, вместе с моими поздравлениями. Сообщите командору Ла Форжу в инженерный, чтобы он определил статус судна после того как команда покинет Вояджер, и... проинформируйте советника Трой и доктора Крашер о наших вновь прибывших. Я полагаю что медецинский осмотр и некоторые процедуры пойдут им на пользу. "

Дейта немедленно приступил к делу.

"В дополнение ко всему, наше назначение теперь стало важной спасательной миссией, сэр, " сказал Райкер Пикарду, " и мы можем подтвердить теорию, ради которой Звездный Флот затеял исследование области ионных штормов. "

Пикард недоуменно воззрился на Райкера.

"Что если Вояджер попал в червоточину, которая простирается от Сектора Дельта до Золотой Неоднородности? Не зависимо от того, где именно она начинается, это открытие может стать столь же ценным, как и баджорианская червоточна. "

"Интересная гипотеза," согласился Пикард. "Мистер Дейта, есть ли способ определить протяженность пути Вояджера по червоточине? Как далеко? И как долго? "

Дейте понадобилось необычайно много времени, чтобы найти ответ. "Пока нет, сэр. Чем глубже я провожу мета-анализ структурных деформаций корабля, тем больше склоняюсь к тому, что все дело во вмешательстве в структурную целостность его полей, а не в физических повреждениях. "

Пикард нашел это любопытным. Он встал, чтобы самому прочитать данные с экрана Дейты. "Вы предполагаете, что на корабле повреждена только система управления? "

"Это одна из возможностей, " сказал Дейта, хотя его слова прозвучали неубедительно.

Пикард еще раз прочел показатели состояния Вояджера из-за плеча андроида. Если бы не визуальное изображение Вояджера, он сам решил бы, что видит моделируемые повреждения как на военных играх Звездного Флота. "Есть ли другие признаки, что повреждения моделируются, а не являются реальными? "

"Нет, сэр. Только... "

У Пикарда не хватало терпения на такую уклончивость. Любое сложное судно вроде Энтерпрайза не могло бы согласованно работать, если бы члены команды утаивали информацию или свое мнение. "Мистер Дейта...? "

Слова Дейты прозвучали неохотно, но он продолжал. "Сэр, я действительно взял на себя смелость и проанализировал их систему жизнеобеспечения. И даже при том, что сенсоры подтверждают присутствие только тридцати двух живых существ на борту, уровень углекислого газа, продовольствия, и высокотемпературных отходов, переработанных системой жизнеобеспечения, указывают на гораздо большее число экипажа. "

Райкер присоединился к Пикарду и Дейте. "Насколько большее? "

"Это только предположение, сэр... "

"Считайте, что это приказ, " сказал Пикард.

"Двести. В дополнение к тем тридцати двум индивидуумам, которых определяют сенсоры. "

Райкер задумчиво почесал подбородок. "Есть ли признаки, что система жизнеобеспечения восстановлена иноземной технологией? "

"Есть большое число технических аномалий почти в каждой системе в судна, " сказал Дейта. "Но не все из них являются явно чуждыми. Некоторые выглядят так, словно ремонт сделан... я мог бы охарактеризовать это как менее продвинутую человеческую технологиею. "

Пикард подумал, что на эту загадку найдется вполне разумный ответ. "Есть ли признаки, что Вояджер путешествовал во времени? Возможно к более ранней эре, где им пришлось приспосабливать для своих нужд примитивные материалы? "

"Интересное предположение, " ответил Дейта. Пока андроид перенастраивал сенсоры, чтобы найти ответ на вопрос Пикарда, Ла Форж из инженерного сообщил, что коммандер Пэрис и первая группа из экипажа Вояджера телепортировалась на борт.

"Сопроводите их на мостик прежде чем покажите им их комнаты, " сказал Пикард. Райкеру он добавил, " не сомневаюсь, что командер сможет ответить на очень многие наши вопросы. "

Райкер выглядел обеспокоенным. "Сэр... Интересно, а если рассматривать мятеж как возможную причину нынешнего состояния Вояджера? "

Пикард вспомнил, что это была одна из теорий, которой пытались объяснить потерю судна, но ЭМГ твердо исключил это. Возможно Том Пэрис был членом Магиуса, а миссией Вояджера, когда он исчез, был захват ячейки Магиуса, но ЭМГ утверждал, что вся враждебность между двумя командами исчезла. В действительности, Пикард и большинство офицеров Звездного Флота были поражены, узнав что Дженвей пригласила даже боргов присоединиться к своей команде. От одной этой идеи волосы на голове у Пикарда вставали дыбом.

"Пэрис носит форму Звездного Флота, " заметил Пикард. "Но я буду иметь в виду возможные неприятности, в которые был вовлечен экипаж. " Он оглянулся на показания датчика. "Есть прогресс, мистер Дейта? "

"Эффекты путешествия через червоточину должно быть более сложны, чем предполагает современная теория," сказал андроид. "Согласно моим предварительным данным, возраст примерно девяносто трех процентов оборудования на Вояджере меньше восемнадцати месяцев. "

"Но, Вояджеру был по крайней мере год, когда он исчез, " сказал Райкер. "Одни только пластины корпуса были изготовлены за год до выпуска звездолета. "

"Как я уже сказал, " повторил Дейта, " эти показания не соответствуют теории. Возможно корабль был подвергнут интенсивному взрыву хронитона, хотя я сомневаюсь, что кто-либо из членов экипажа пережил бы такое. "

Райкер выразительно посмотрел на Пикарда. "Капитан, учитывая обстоятельства, я думаю, что было бы мудро держать наших гостей под наблюдением. "

Пикард кивнул. "Согласен. " Он посмотрел на коммандера Слоана, но у Райкера еще было что сказать.

"И я не думаю, что мы должны разрешать кому-нибудь из команды Вояджера появляться на мостике, или около любого из приборов контроля и управления. "

"Это кажется довольно жестоко, " сказал Пикард, ", но согласно описанию ЭМН жизни на борту судна, я подозреваю, что команда будет больше интересоваться нашим продовольствием и средствами обслуживания и отдыха. Командер Слоан, подготовьте службу безопасности, пусть будут очень осторожны с... " Пикард замолчал, потому что двери турболифта с правой стороны с тихим шипением открылись, и на мостике в сопровождении Джорди Ла Форжа появился Том Пэрис в сопровождении пятерых офицеров Звездного Флота в потрепанных формах. Пэрис широко улыбнулся, и окинул пристальным взглядом мостик.

"Ваш корабль, капитан Пикард, он удивителен. "

Пикард наклонился к Райкеру поближе. "Уилл, позаботьтесь о деталях безопасности, " сказал он тихим голосом. Потом приблизился к Пэрису и другим офицерам с Вояджера.

"Приветствую вас на борту, коммандер. Я надеюсь, что вы найдете на Энтерпрайзе новый дом. "

Пэрис сделал рукой непонятный жест, как будто остегивпая что-то от рукава своей туники. "Не волнуйтесь, капитан, без сомнения найдем. "

А затем Пикард увидел в руке молодого человека то, что могло быть только оружием.

Райкер сразу передвинулся, чтобы оказаться между Пэрисом и Пикардом. Но Пикард удержал его за руку. "Все в порядке, Уилл. Очевидно, коммандер Пэрис в свое время плохо делал домашнее задание. " Теперь он воспринимал этого офицера всерьез. "Компьютер Энтерпрайза не позволит оружию сработать на борту этого корабля без особой команды. Мистер Слоан, разрешаю вам стрелять в коммандера Пэриса. "

Пэрис присел и отпрыгнул, выстрелив в Слоана прежде, чем офицер безопасности смог подняться со своего стула. Пикард услышал хлопок в воздухе, и увидел, что из оружия не вылетело ни одного луча.

И все же Слоан задохнулся и упал лицом на свою станцию, как будто был поражен залпом дисраптора.

Команда мостика застыла на месте, ожидая приказа, в то время как остальные люди с Вояджера так же достали оружие. Один из них прицелился в голову Ла Форжа.

"Мы старательно делали нашу домашнюю работу, капитан. " сказал Пэрис, поворачивая свое оружие так, чтобы Пикард смог получше рассмотреть его. Созданное из темно серого материала, устройство было размером не больше рукоятки фазера, но без видимых огней статуса. "Механическая пружина для стрельбы композитными дротиками. Каждый наконечник покрыт клингонским нервным токсином. Никакая высокая технология не сможет его подавить. " Он еще раз прицелился в бессознательного Слоана. "А два дротика будут смертельными."

Дейта встал. "К счастью я не органическое существо. "

Пэрис направил свое оружие на Пикарда, то же сделали и другие люди из его команды. "Но ваш капитан да. Если вы думаете, что сможете одолеть нас всех прежде, чем мы сумеем поразить его дважды, не стесняйтесь пробуйте. "

Дейта заколебался.

Но Пикард знал, что в этом не было никакой потребности. Андроид не мог состязаться с тридцатью двумя людьми. Но Энтерпрайз был прежде всего. "Компьютер", приказал Пикард. "Чрезвычайный статус! Альфа Пикарда Один! Мистер Дейта - они не должны получить это судно! "

Это было все, что должен был услышать Дейта, но когда андроид прыгнул вперед со сверхчеловеческой скоростью, Пикард почувствовал первый укол дротика в своем левом плече.

Падая назад он зацепился за мистера Каро, и увидел, что Райкер также упал, сраженный выстрелом. И даже когда Дейта своими кулаками раскидал треть команды Пэриса, Пикард увидел, как Ла Форж оседает на пол с тремя дротиками в груди. Пикард почувствовал второй удар чуть ниже грудины.

Пикард упал на палубу рядом с обмякшим на стуле мистером Карро. Болианин тут же растянулся рядом с ним.

Было трудно дышать, но Пикард знал, что риск этого стоил. Пэрис и все пятеро его сообщников так же упали, а Дейта был цел и невредим. Даже когда мостик закачался вокруг него, Пикард знал, что Энтерпрайз был спасен. В конце концов только это имело значение.

А затем двери турболифта открылись, и Пикард понял, что был неправ.

Еще шестеро нападающих вошли на мостик. Три клингона. Три кардассианца. Не став стрелять в Дейту они швырнули андроида на техническую станцию, из которой посыпался сноп искр.

Пикард, не способный говорить, не способный даже сфокусировать свой взгляд, пристально глядел на размытый образ кардассианской женщины, приближающейся к нему.

"Ваш Звездный Флот использовал на вашем звездолете ту же самую систему блокирующую оружие, что и на Вояджере," сказала она, голосом, который прозвучал как-то искаженно. "Чрезвычайно опасный недостаток проекта, не так ли? "

Используя оставшуюся частичку самообладания, Пикард, сумел выпалить, " Покиньте ... мой корабль... "

"Есть только одна проблема, Пикард. Энтерпрайз... он больше не ваш. " Кардассианка оскалилась на него, а Пикард все смотрел, как ее образ медленно тает в невыразительной черной пустоте. "Он мой. "

Потом пустота коснулась Пикарда, отделила его навсегда от его корабля... и от его жизни.

ПЯТЬ

Кирк падал вниз через туннель мерцающего света, постоянно помня о Дженвей, чье мускулистое твердое тело прижималось к нему. Сначала он чувствовал себя как при обычном процессе транспортировки, который должен был закончиться через несколько секунд, но он почему-то черезвычайно растянулся и вызвал дезориентацию.

Он пробовал считать сколько раз под его ногами появлялась твердая земля и исчезала вновь. Но каждая материализация, казалось, переносила их в области с отличающимся полем гравитации, и продолжалась ровно столько, чтобы сохранить шаткое равновесие и начать новый прыжок.

Наконец, когда в очередной раз он почувствовав под ногами пол и напрягся в ожидании очередной транспортации, Дженвей внезапно толкнула его вперед.

Кирк рефлекторно вытянул руки, пытаясь смягчить падение.

Но удара не последовало.

Он падал вниз. Но очень медленно.

Прежде, чем его падение закончилось, он успел осмотреться вокруг, и увидел, что они оказались в маленькой, окруженной металлическими стенами комнатке, освещенной мерцающими лампами, с разбросанным повсюду мусором, и сильным запахом пота и гниения, а затем он упал на гладкий, влажный пол. Мягко.

Без усилий Кирк выпрямил руки, и этого оказалось достаточно, чтобы вернуться в вертикальное положение. Он вытер свои ладони о край вулканского плаща, и медленно повернулся, стараясь при этом не отрывать ноги от пола.

Он чувствовал такую ослабленную гравитацию и прежде, и точно знал, где оказался на этот раз. Его похитители совершили настоящий технологический подвиг даже для двадцать четвертого столетия.

Кирк столкнулся с Дженвей, которая осталась стоять на портативной платформе транспортера, несколько приподнятой над уровнем пола. Ее голова едва не касалась низкого металлического потолка.

Она держала свой маленький фазер направленым на Кирка, и одновременно снимала пиджак смокинга, как будто эта маскировка ее стесняла. "Я знаю все о вас, Кирк. Одно неверное движение, и вы покойник. "

Кирк просто убрал свои руки за спину, внезапно растерявшись. Его похитительница только что показала ему, что он не был случайной целью. Это подразумевало, что кто-то чего-то хотел от него. А раз так, то его похищение подразумевало переговоры.

"Если вы хотели увидеть меня мертвым, то к чему все эти неприятности с многократной транспортировкой для того, чтобы доставить меня на Луну? " спросил Кирк, делая пробный шаг. После почти тридцатилетнего опыта командования звездолетом, он был способен вести переговоры с кем угодно.

Дженвей расстегнула пояс на своих брюках, и этот предмет одежды свободно упал к ее ногам, и она их сбросила их одним движением. Под смокингом официанта она носила гладкий черный боевой монолитный костюм. Кирк не узнал модели, но судя по общепринятым схемам, по которым делали такую одежду, он предположил, что этот костюм представляет собой фазерную броню, на которой вполне можно разместить вооружение и встроенный коммуникатор.

"Вы считаете себя очень умным, " прорычала Дженвей, стаскивая черные ботинки, и зашвыривая их в темный угол комнаты.

"Нет, но я полагаю, что вы да. Надо обладать большим умом, чтобы изобрести способ транспортировать меня с Земли на Луну, не будучи обеспокоенным, что власти все равно отследят путь луча не смотря на все предпринятые отражения. "

Джэнвей впилась в него взглядом, и Кирк понял, что мысль о вмешательстве земных властей причиняет ей определенное беспокойство. А значит ему стоило попытаться взять контроль над ситуацией, раз не было причины думать о стратегии побега. Нервозность Джэнвей, несмотря на успешное похищение, подсказала Кирку, что она не была человеком, отвечающим за все это действо.

А раз Джэнвей была только посредником, то ввиду определенных распоряжений она была бессильна сделать с ним что-либо.

Джэнвей сошла с платформы транспортера и жестом указала на толстую бронированную дверь, которая была частично приоткрыта и вела в темный коридор. По характеру постройки и состояния слоев краски, Кирк предположил, что они оказались в заброшенной зоне обслуживания одной из первых лунных колоний, датируемой наверное еще временами Кокрейна. Он вспомнил, что Луна была терраформирована в прошлом столетии, и обладала собственной атмосферой и открытыми водоемами. Таким образом тот факт, что они оказались в области естественной низкой гравитации Луны, предполагал, что они оказались или глубоко под поверхностью ниже зоны действия генераторов гравитации, или же в неразработанном регионе. Другими словами, это было совершенным местоположением для секретной базы в солнечной системе Земли.

"В ту дверь, " приказала Джэнвей.

Кирк решил точно определить границы своей свободы и распоряжения, полученные его похитительницей насчет его персоны. Он не двинулся с места. Он только покачал головой и произнес, "Нет". А про себя улыбнулся, увидев на лице Джэнвей выражение удивления. Кирк почти почувствовал к ней жалость. Кто-то дал ей достаточно информации о нем самом, но она не могла спрогнозировать его реакцию на сложившуюся ситуацию.

"Вы выйдете через эту дверь, или я клянусь, что оглушу вас и сама протащу через нее. "

Кирк пожал плечами. "Возможно, но ваш командир не приказывал вам этого. " Кирк знал, что Джэнвей будет ошеломлена этим его заявлением.

Джэнвей выглядела такой пораженной, что едва не задала вопрос, откуда Кирк мог узнать, что именно ей приказали сделать. Но она не стала спрашивать, доказав что тоже способна к самообладанию.

"Мои приказы состояли в том, чтобы не травмировать вас... " Она тщательно прицелилась фазером в Кирка."... если в этом не будет необходимости. "

Кирк нашел один предел. Он изменил тактику, чтобы увидеть, сможет ли он найти другой. "В этом нет необходимости. Я буду сотрудничать. Но я хочу сначала получить некоторые гарантии. "

Джэнвей снова указала ему на дверь. "Вы не в том положении, чтобы чего-то требовать. "

"Вы никогда прежде не делали ничего подобного, не так ли? "

Джэнвей уставилась на него, изумленная его вызовом. Кирк явно вел себя не как типичная жертва. К своему собственному удовольствию Кирк нашел, что ее очень легко вывести из равновесия.

"Если вы имеете ввиду похищение, то да, " сказала она. "Обычно я убиваю людей. "

Кирк прочитал по ее глазам, что это была правда. Она была солдатом того сорта, которые были хороши на поле битвы, а не в тайных шпионских операциях. Это многое рассказало ему о ее шефе. И это знание дало ему стратегию с помощью которой он мог взять ситуацию под контроль.

"Уберите фазер, " сказал Кирк. Он использовал свой командный голос - то, что прекрасно срабатывало на кадетах в Академии, когда было важно, чтобы они сначала выполняли приказы и только потом понимали их.

Это возымело эффект. Джэнвей автоматически отклонила прицел на несколько дюймов. И этот инстинктивный жест не ускользнул от его внимания.

"Я тоже все о вас знаю, " продолжил Кирк, развивая свое преимущество. "Вы и ваши люди попали в неприятности. " Почему бы еще кто - то столь неопытный в тайных действиях решился на такую авантюру? "И вы думаете, что я смогу помочь вам. "

Кто-то почему-то приказал ей не вредить ему. "Но у вас мало времени. " Власти на Земле в конечном счете отследят многократные лучи транспортера, которые перенесли его и Джэнвей сюда, , и ее сообщники знали об этом. "И эта ваша база совсем не безопасна. " Он знал, почему она не использовала свой коммуникатор с тех пор как они сюда прибыли. Беспризорная подкосмическая передача могла помочь властям определить их местонахождение еще быстрее. "Так что давайте прекратим этот спектакль и опустим оружие. Раз вы думаете, что сможете убедить меня помочь вам, может перестанем тратить свое время на блеф? "

Щеки Джэнвей вспыхнули, и она снова навела фазер на Кирка; большой палец застыл над кнопкой пуска.

Но Кирк не отвел взгляда. Более того, он кинулся к ней и ловким приемом отобрал фазер.

И было неважно, что Джэнвей была хорошим солдатом. Ее приказы состояли в том, чтобы доставить Кирка на место живым и невредимым. И она выполнила этот приказ. Где-то поблизости находился мыслительный центр, доверивший ей это задание.

Он осмотрел крошечное оружие, и нажал то, что как он надеялся, было предохраниелем, а затем убрал фазер в маленький мешочек на своем поясе.

"Так то лучше. " Он протянул ей свою руку. Пришло время все начать заново. "Я Джим Кирк. "

Но его похитительница была разъярена. Она проигнорировала его протянутую руку. И он понял, что она совсем не желалает иметь с ним дело. Однако она достаточно трезво оценивала ситуацию. "Кэтрин Джэнвей, " процедила она сердито.

Это имя показалось Кирку знакомым, но он никак не мог вспомнить откуда.

Она, казалось, заметила это усилие, и оно ей определенно не понравилось. "И я не та, о ком вы думаете, " добавила она.

"Я ... понятия не имею, что я о вас думаю. "

"Держу пари, " пробормотала Джэнвей. Она направилась к двери шлюза и бросилась на нее плечом, чтобы заставить ее открыться шире, затем жестом указала на коридор снаружи. "Вы идете? "

Кирк смотрел в темноту. Он мог слышать как капала вода. Сток этогот древнего лунного ледяного мира, решил он. Рядом остаток пра-репликатора. Тейлани любила читать романы эпохи ранней колонизации, и Кирк подумал, что ей наверняка понравилось бы это место. Хотя он сомневался, что оно будет соответствовать ее романтическим представлениям. "Только после вас, " сказал он.

Джэнвей сердито выдохнула, но прежде, чем она смогла ступить в дверной проем, глубокий голос произнес из темноты. "Вы можете остаться там. "

И услышав звук этого голоса, Кирк впервые за этот вечер удивился.

Высокая, худощавая фигура, завернутая в просторный темный плащ, показалась в открытом дверном проеме. Его плечи были сгорблены, а левая нога не сгибалась, но этот ни на что не похожий силуэт Кирк узнал мгновенно.

"Спок?! " удивился Кирк.

Знакомая фигура прохромала из глубокой тени дверного проема на освещенное место маленькой комнаты.

"Да, " сказал он. "И нет. "

На мгновение Кирк почувствовал как мир встал вверх тормашками. Он видел Спока всего год назад, у подножия Селейя на Вулкане. Его другу было 145 лет, средний возраст для вулканца, и хотя он изменился с того времени на Энтерпрайзе, даже тогда он пребывал в прекрасной форме и был вполне здоров, и должен был остаться таким и теперь.

Но этот Спок перед ним ..., он казалось был на целых сто лет старше, и выглядел так, словно весь прошлый год его терзала ужасная болезнь.

А затем всплыло еще одно ключевое различие между этим Споком и Споком из памяти Кирка.

Борода.

Изящная козлиная бородка, чисто белого цвета совсем не сочеталась с традициями Вулкана.

Кирк вспомнил, когда он в последний раз видел Спока с бородой.

Спок, и все же не Спок.

Как будто он был отражением в темном, искаженном зеркале.

Этот другой Спок, этот зеркальный Спок, поднял бровь на Кирка. "Я вижу, что вы узнали меня, " сказал он.

"Как... я мог забыть? "

"Действительно. " Было потрясением увидеть этого призрака из прошлого. Его голова дрожала. Дрожала и левая рука. "Сто восемь лет назад вы бросили мне вызов, капитан Кирк. "

Память впыхнула в сознании Кирка. Как он Маккой, Скотт и Ухура телепортировались во время ионного шторма в первую пятилетнюю миссию на Энтерпрайз, и как поменяльсь местами со своими копиями в параллельной вселенной. В той версии Звездного Флота Энтерпрайз тоже существовал и был укомплектован дубликатами собственной команды Кирка.

И все же то другое измерение, та зеркальная вселенная была невероятно диким, жестоким местом, где офицеры Звездного Флота продвигались по служебной лестнице убивая друг друга. В том мире Звездный Флот служил не Федерации, а репрессивной Империи, для которой уничтожение всей расы ради возмездия за брошенный вызов считалось эффективным актом.

За несколько часов которые Кирк провел в том параллельном измерении, он понял одно.

Империя не продержалась бы долго. Самое большее через 240 лет неизбежное галактическое восстание свергло бы ее.

"Нелогичная трата, мистер Спок, " сказал тогда Кирк этому другому Споку. "Трата жизней, потенциала, ресурсов, времени. Я говорю вам, что ваша Империя нелогична, и поэтому она долго не просуществует. Я утверждаю, что вы нелогичны, раз желаете быть ее частью. "

Кирк все еще помнил бесстрастное лицо другого Спока, который прямо заявил Кирку, " Один человек не может изменить будущее. "

"Но один человек может изменить настоящее, " настаивал Кирк. Он бросил вызов зеркальному Споку, предложив захватить командование над зеркальным Энтерпрайзом, и найти способ изменить Империю изнутри. " Каким оно будет? " спросил у него Кирк. "Прошлое или будущее? Тирания или свобода? Вам решать."

Выражение лица того другого Спока было непроницаемо, его мысли остались непостижимыми, и Кирк тогда так и не понял, принял он его вызов или отклонил.

Теперь здесь в этом заброшенном складском помещении на Луне, в собственной вселенной Кирка, он изучал этого другого Спока в неустойчивом свете, и ему казалось, что тот тоже коснулся этих воспоминаний их краткой первой встречи. "Вы сказали мне тогда, " произнес зеркальный Спок, " 'У каждой революции, есть предводитель, обладающий даром предвидения. ' "

Кирк вспомнил тот заключительный обмен репликами. Это была одна из множества его миссий той более ранней эры, которая осталась где-то позади. С тех пор прошло так много обычных дней, что могло бы легко забыться, если бы не это. Но тот опыт в зеркальной вселенной заинтриговал его уникальностью собственной карьеры. "И вы сказали мне, " ответил Кирк, " что обдумаете мои слова. "

Эти два мужчины встретились снова, как и больше ста лет назад. "Я всегда задавался вопросом, что вы тогда решили, " сказал Кирк.

Другой Спок посмотрел куда-то вдаль, словно погрузившись в воспоминания. Он облизнул свои сухие губы. "Я не только обдумал ваши слова, капитан. Я ... начал действовать. "

"И...? " спросил Кирк, хотя он внезапно понял, каким получился логический результат его действий, учитывая состояние этого Спока и его присутствие в этой вселенной.

"И когда я сделал то, что вы предложили, " сказал зеркальный Спок, " Империя действительно пала.... " Его лицо потемнело, а дрожь головы и рук стала более заметной. "И ей на смену пришла другая, еще более отвратительная. "

Зеркальный Спок подхромал поближе, остановившись в нескольких дюймах от Кирка, не давая ему шанса спастись или уклониться. "В моей вселенной сегодня мира который вы называете Федерацией не существует - это всего лишь лагерь для военнопленных. Люди сокрушены железным кулаком клингоно-кардассианского Альянса. Ваша Земля - мертвый, опустошенный мир, лишенный ресурсов. Мой Вулкан порабощен, его библиотеки сожжены, его академия искусства и науки разграблена и изуродована. "

Глаза Спока резко потемнели, как будто в них отразилось тысячелетнее отчаяние. Его губы были сухими и потрескавшимися, тонкая, почти прозрачная кожа на впалых щеках была покрыта бледно-зеленой паутиной лопнувших капиляров. "Десятки миллиардов людей и вулканцев живут в презренном рабстве, капитан Кирк. Целые миры были перемещены с их орбит, и обрушены на солнца ради развлечения, целые расы и цивилизации уничтожены. 'Свобода' - слово, которое существует только как забытый шепот из далекого умершего прошлого. Надежды больше нет. "

Зеркальный Спок навел дрожащий палец на Кирка. Было ли это связано с возрастом, с болезнью, или с насилием, Кирк не знал. "И эта отвратительная резня и развращенность в моем мире - все это зло существует из-за вас! "

Кирк отшатнулся, неспособным отрицать свою роль в ужасе, который вынес этот Спок.

Более чем когда-либо, он стремился вернуться домой. На Чал. К Тейлани и их совместной жизни.

Более чем когда-либо, он знал, что это больше невозможно, и никогда не станет возможным вновь.

После целой жизни направленной на процветание будущего, Кирк теперь понял, что последствия его прошлого, наконец неизбежно догнали его.

ШЕСТЬ

"Хорошо что у вас искусственное сердце. "

Глаза Пикарда затрепетали и открылись, но он был сражен сначала болью, а затем и видом одного из наиболее необычных инопланетян, которых он когда-либо видел в своей жизни.

У него был высокий лоб и рост, впалые виски желтого цвета, испещренные пятнами, и подстриженный хохолок каштановых волос, которому очень соответствовали гуттенхопские бакенбарды. Вместо носа у него была глубокая расселина, которая все время дергалась вместе с одним глазом.

"Привет, " сказал чужак. "Судя по диагностическим показаниям вы уже проснулись. "

Пикард попробовал сглотнуть, но в его горло так пересохло. Голова была тяжелой, и каждый удар сердца отзывался болью в его черепе. Он прошептал, "Привет", и это было единственное, что он смог произнести.

"Держу пари, вы хотите пить, " сказал чужак. Он исчез из поля зрения Пикарда.

Пикард попробовал двинуться, несмотря на сильную боль в мускулах, но скоро понял, что он был привязан к ограничителям в..., он осмотрелся вокруг, пытаясь сфокусировать свой взгляд.

"Изолятор ... " прохрипел он.

"Верно, " бодро отозвался инопланетянин, возвращаясь к медицинской кровати. Он осторожно поднес к его губам стакан с водой.

"Не... Энтерпрайз, " выдохнул Пикард, поднимая голову навстречу стакану. Этот изолятор был меньше. Диагностическая стена сбоку была золотой, а не синей. Он явно находился на звездолете Федерации, но не знал на каком именно.

"Снова верно, " сказал инопланетянин, услужливо поддерживая рукой голову Пикарда. "Вы находитесь на Вояджере. "

Пикард закашлялся, когда распробовал то, что как он думал, было водой. Это имело невероятно приторный вкус и такой отвратительный запах, что он почувствовал как его евстахиевы трубы сжались, а челюсти свело судорогой.

"Нет, нет," выпалил инопланетянин, удерживая стакан у губ Пикарда. "Это торстолианский эликсир. Единственная вещь, которая помогает преодолеть побочные эффекты клингонского токсина. Я делал его сам, " добавил он с гордостью.

Пикард вынудил себя проглотить напиток, стараясь не дать языку вступить в контакт с отвратительной жидкостью. "Вы ... доктор? " спросил он.

Инопланетянин, казалось, смутился от этого вопроса. Он убрал стакан, убедившись, что Пикард прикончил его содержимое. "О, нет. Я всего лишь повар. " Он улыбнулся Пикарду, хотя даже это не могло стереть выражения печали с его лица. "Я Неликс. "

"Неликс, " повторил Пикард.

"Я талаксианин, " объяснил Неликс. "Не думаю, что вы встречали прежде кого-либо моего вида. "

Пикард покачал головой, и с удивлением обнаружил, что это движение больше не было таким болезненным, как он боялся. Возможно в этом приторно сладком элексире действительно что-то было.

Потом, когда его разум прояснился, и как только ушла боль, в голове Пикарда всплыли множество вопросов, и большинство из них не были приятными. Ему показалось, что он слышал что-то о талаксианах, упоминаемых в сообщении ЭМГ Вояджера. Но он помнил о своих приоритетах. "Где Энтерпрайз? "

Неликс посмотрел куда-то в сторону, как будто ожидая что его прервут. "Насколько я знаю - а я знаю немного - это судно все еще поблизости. "

"А его команда? " Пикарду совсем не понравился тот факт, что в изоляторе он оказался один, при всем при том, что Том Пэрис и его сообщники расстреляли отравленными дротиками всех, кто присутствовал на мостике Энтерпрайза.

Неликс уставился куда-то вдаль, и Пикард решил, что чужак не хочет приносить плохие новости.

"Жертвы? " спросил Пикард, страшась ответа.

"Ну. .. немного. Я думаю. Но ... мне никто ничего не говорил. "

"Коммандер Райкер? "

Неликс извиняющее улыбнулся и покачал головой. "Я сожалею, капитан. Я не знаю его. "

Пикарда вдруг осенило, что Неликс ведет себя не как похититель или охранник. Скорее как заключенный.

"Вы здесь такой же пленник как и я, не так ли Неликс? "

Инопланетянин нервно кивнул. Подергивание под его глазом стало непрерывным. Он напомнил Пикарду животное, с которым плохо обращаются, и которое ожидает только худшего в руках своих владельцев.

"Возможно я смогу помочь вам сбежать, " предложил Пикард, пробуя на крепость свои путы. "Если вы поможете мне. "

Но почти сразу Пикард понял, что дух этого чужака сломлен; возможно, его слишком долго били.

"Пожалуйста не просите меня об этом, капитан. Вы... Вы не знаете что это за люди. Что они могут сделать. "

"Какие люди, Неликс? Коммандер Пэрис? "

Неликс наклонился вперед, понижая голос до шепота. "Он такой же пленник, как и все земляне на борту. "

Пикард резко откинулся назад, пробуя переварить эту новую информацию. "Вся команда Вояджера взята в плен клингонами и кардассианцами...? " Это не имело смысла. Клингоны объединились с Федерацией. И чуть больше года назад они участвовали в кровопролитной войне против кардассианской империи. Как они могли стать союзниками?

"Альянс, " прошептал Пикард с удивлением, "клингонов и кардассианцев? Альянс? "

Неликс кивнул и с сомнением посмотрел на Пикарда, как будто он больше не был уверен в его разумности. "Верно. Вояджер - судно Альянса. "

"Нет, это не возможно, " выдохнул Пикард. "Вояджер корабль Звездного Флота, который исчез в Секторе Альфа пять лет назад. Наверное пытаясь как можно скорее вернуться домой, они оказались втянутыми в то, что мы называем зеркальной вселенной. " По крайней мере в этом контексте вся история обретала для Пикарда хоть какой-то смысл. Когда он был кадетом, он читал о первом столкновении капитана Кирка с тем жестоким параллельным измерением. А затем, подобно всем офицерам Звездного Флота, был поражен, когда доктор Башир из Дип Спейс Девять и баджорианка снова посетили то измерение пять лет тому назад. Их описание условий жизни в зеркальной вселенной были чрезвычайно тревожными. И Звездный Флот дал задание Психоисторическому Институту Шелдона определить точно, почему разошлись эти две вселенные. Если был малейший шанс, что судьба, которая постигла Империю Земли, независимо от того была ли она заслуженной или нет, могла постичь и Федерацию, Звездный Флот хотел быть готов к этому.

Но Неликс разрушил осторожную логическую цепочку Пикарда.

"Извините меня, капитан, но я не думаю, что это возможно. Согласно тому, что я слышал, Вояджеру меньше года. Я хочу сказать, что я был захвачен во время его первого полета и... это было всего несколько месяцев назад. "

"Где точно вас схватили? "

Неликс казалось боролся с болезненными воспоминаниями. "Вы называете это Сектором Дельта. "

Пикард изо всех сил попытался соединить все части головоломки. "Место, где был потерян Вояджер, находится на расстоянии десятка тысяч световых лет. "

"Семьдесят тысяч, если быть точными, " согласился Неликс. " Видите ли, я был торговцем. Я наткнулся там на старые корабли Казон-Огла - вы слышали когда-нибудь о Казон-Огла? "

"Казоны? Да. О них было что-то в сообщениях Вояджера. "

"Верно, Вояджер появился буквально из ниоткуда и вступил со мной в контакт. Гул сказала, что они потерялись. "

"Гул? "

"Гул Рутал. Она капитан Вояджера. Она сказала, что они потерялись и нуждаются в проводнике и... вот... " Глаза Неликса наполнились слезами. "Я сожалею. Все так ужасно. Они... Вояджер был перенесен в нашу зону волной смещения, которую произвела очень странная инопланетная форма жизни." Неликс задумчиво улыбнулся. "Его называют Опекуном. Он просто пытался защитить Окампа - древнюю миролюбивую расу. Обычно ему это удавалось. По крайней мере до последнего времени. "

Пикард внимательно слушал. Все, о чем рассказывал ему инопланетянин, было знакомо, как будто он рассказывал ему немного отличающуюся версию сообщения Вояджера.

"Но потом, " продолжал Неликс, " Гул Рутал солгала мне, она обманула Окампа, и позволила Казон-Оглам уничтожить их, и все для того чтобы вернуть Вояджер в свой собственный сектор. "

Пикард понятия не имел, какое это имело отношение к вопросу. Было ясно, что талаксианин что-то напутал. Это судно должно было быть настоящим Вояджером - история двух вселенных настолько значительно разошлась начиная с опыта Кирка, что по ту сторону больше не существовало Звездного Флота, а значит они не могли спроектировать и построить дубликат корабля. Похоже что капитан Джэнвей попала в зеркальную вселенную, и ее корабль был захваченн Альянсом, а теперь они вернулись в эту вселенную чтобы ...

Пикард почувствовал, как участилось его дыхание, когда он понял, чего именно добивалась Гул Рутал.

"Гул Рутал хочет захватить Энтерпрайз. "

"Я уже его захватила, " сказала Гул.

Неликс отпрыгнул подальше от кровати и захныкал. Но даже в своем болезненном состоянии, Пикард имел достаточно самообладания, чтобы не показать своего удивления. Он повернулся лицом к двери, ведущей в кабинет доктора, встроенной в одну из стен изолятора.

Гул Рутал, высокая, величественная кардассианка стояла в дверном проеме. Пикард понял, что она была там с самого начала. И это была именно та кардассианка, которую он видел на мостике.

"Вы не принадлежите этой вселенной, " сказал Пикард так, словно он не был связан, словно он не был пленником.

Рутал холодно улыбнулась ему, ее удвоенный с боков позвоночник придавал ее широким плечам и толстой шее вид кобры, собирающейся укусить "Мы не делаем здесь ничего такого, чего бы вы уже не сделали с нами, " прошипела она.

"Ваша вселенная была объявлена закрытой, " сказал Пикард. "Наша Главная Директива запрещает нам вмешиваться в ваши дела. "

Кардассианка обошла вокруг Пикарда, глядя на него так, словно он был не больше, чем жертвенным животным, связанным для жертвоприношения. "Вы земляне иногда бываете такими ханжами. Ущерб уже нанесен. Из-за того что слишком многие из вас приходили в нашу вселенную, мы установили строгие правила, чтобы казнить всех таких злоумышленников на месте. "

У Пикарда эта мысль вызывала отвращение. "Сколько? "

Кардассианка пожала плечами. "С тех пор как ваш Кирк открыл проход, по крайней мере двадцать. Но те казни служили тому, чтобы держать вас под контролем словно паразитов. Пока вы не достигли Терок Нор. "

"Джулиан Башир, " сказал Пикард.

Странное выражение отразилось на лице кардассианки. "И Кира Нерис. Мы знаем все о тех посетителях из... этого ложного отражения действительности, где земляне все еще правят. Те двое так же как и Кирк сбежали от нас. Но прежде, чем они оставили наш мир, они заронили семя. " Она наклонилась к Пикарду так близко, что он смог почувствовать запах ее пота. "Сопротивление. Восстание. Они оставили землянам моей вселенной смехотворную надежду, что они могут преуспеть в свержении Альянса. Это не совсем соответствует вашей знаменитой Первой Директиве, не так ли, капитан Пикард? "

"Угнетаемые люди всегда будут бороться за свободу. " Пикард поглядел на Неликса, но тот оставался стоять у подножия диагностической кровати с опущенной головой, и отказывался встретиться с пристальным взглядом Пикарда. "Эта идея пришла не с нами. "

"Но она пришла с Дифайентом. " рука кардассианки в перчатке размахнулась и ударила Пикарда по лицу.

В глазах Пикарда замелькали искры. И он почувствовал вкус крови во рту.

"Один из наших мятежников землян приобрел у вашего Звездного Флота полные планы звездолета, капитан. И не просто звездолета, а военного корабля ". Дифайент. Это то, что они теперь используют против нас. Оружие вашей вселенной в нашем мире. "

Сжав губы, Пикард уставился на кардассианку, ожидая дальнейших объяснений.

"Вы не знали об этом? " спросила Рутал, озадаченная странной реакцией Пикарда. "О том, что ваша миролюбивая Федерация стала поставщиком оружия для Сопротивления Землян? "

Пикард покачал головой. "Планы Дифайента были украдены. Тот, кто похитил эту технологию, пошел против всего, во что мы верим. Примите мое сочувствие "

Гул снова подняла свой кулак, но смягчилась. Вместо этого, она резко рассмеялась. "Сочувствие. От землянина. Как смешно. Даже мирные жители Кардассии могут поучиться человеческому вероломству. Ваше вмешательство не оставило нам выбора. Как это сделали мятежники Земляне, мы создали группу патриотов кардассиан и проникли в вашу вселенную. На земную станцию Маккинли, если быть точным. "

Внезапно Пикард понял истинное происхождение судна, в котором он оказался. Неликс был прав. "Это место, где был построен Вояджер. Именно оттуда вы украли его планы. "

Гул Рутал раскинула руки в стороны, словно предлагая ему полюбоваться. "Не совсем точный дубликат устройства вашей вселенной, но... достаточно подробный, чтобы соблазниться еще большей выгодой, разве не так вы любите говорить? "

Пикард гордо выложил простую правду. "Вы не получите Энтерпрайз. "

"Ну же, капитан. Справедливость за справедливость. Даже для мужчины землянина. Ваша вселенная обеспечила мятежников моей вселенной звездолетом, чтобы использовать его против Альянса. Теперь будет справедливо, если вы обеспечите звездолетом нас, чтобы Альянс мог использовать его против мятежников. "

"Энтерпрайз мой корабль. И я заблокировал систему контроля. Без моих командных кодов он для вас бесполезен. "

Кардассианка провела пальцем по щеке капитана Пикарда.

"Поверьте мне, капитан. Ваши командные коды станут моими прежде, чем закончится день. "

Пикард сжал свои кулаки. "Однажды меня уже пытали кардассиане. "

Улыбка Гул Рутал стала еще шире. "Поправочка. Вас пытал слабый и неэффективный представитель кардассиан вашей вселенной. Не реальный кардассианин, у которого было почти столетие, чтобы отточить искусство извлечения информации из землян. Когда он придет, чтобы пытать вас, вы поймете истинное значение моих слов. "

Пикард не стал отводить взгляда от Гул Рутал. Он прекрасно знал, что ему предстоит. Он ужасно страдал в руках другого кардассианина Гул Мадреда, и знал лучше чем большинство существ, свой истинный предел. Но Звездный Флот всесторонне проработал тактику для таких случаев. Командные коды, которыми обладал Пикард были заложены в его памяти таким образом, что их нельзя было вырвать под принуждением. Ему придется сопротивляться достаточно долго, чтобы его мучитель принял ложные коды как верные, и не заподозрил бы при этом, что они извлечены слишком легко.

Как только этот ложный код будет введен в компьютер Энтерпрайза, судно Пикарда будет знать, что оно захвачено враждебными силами.

Тогда компьютер направит звездолет к ближайшей звездной базе, передавая непрерывно сигналы бедствия, и запрет систему управления и разорвет цепи ODN.

Пикард знал, что сам он уже не вернется домой. Но зато вернется его корабль. И только это имело для него значение.

"Делайте что хотите, " произнес с вызовом Пикард, готовя себя к предстоящим испытаниям.

Но Гул Рутал отстранилась, подняв свои руки так, словно отстраняясь от предложения Пикарда. "О, нет, капитан. Вы неправильно меня поняли. Ни один кардассианин не станет ... марать свои руки кровью мертвого землянина. В любом случае, я нахожу гораздо более интересным использовать для допросов собственную технологию землян - с некоторыми полезными изменениями, конечно. "

Пикард непонимающе уставился на нее.

Кардассианка поглядела на потолок. "Компьютер. Активировать ЭМГ. "

Рядом с Пикардом внезапно сформировалась третья фигура, и он узнал знакомые черты доктора Льюиса Зиммермана, врача Звездного Флота, который использовал свою собственную внешность в качестве шаблона для первого из искусственных интеллектуальных голографических докторов, предназначенных помогать медицинским командам Звездного Флота в критических ситуациях.

Голографический доктор носил форму Звездного Флота в старинном стиле, так что Пикард предположил, что эта программа так же была украдена вместе с планами дубликата Вояджера.

В своей типично бесцеремонной манере, голографический доктор поглядел на Гул Рутал, потом на Пикарда.

"Пожалуйста задайте параметры допроса, " сказал доктор. С мягким выражением на лице, он держал в руках маленькое устройство, которое выглядело, как красный треугольник с закругленными углами, прикрепленный к матовой серебряной коробке с двумя крошечными крыльями по бокам.

Гул Рутал пристально посмотрела вниз на Пикарда. "Как я уже сказала, капитан, это судно не совсем точный дубликат вашего Вояджера... но я уверена, что вы найдете, что наша версия имеет свой собственный уникальный характер. Чего не скажешь о снаряжении землян; это эгонайзер. " Она кивнула доктору. "Продолжайте. "

"Спасибо, " развязно сказал доктор.

Потом эгонайзер опустился.

Последнее, что Пикард увидел, был дрожащий Неликс.

Последнее, что он запомнил, была боль.

СЕМЬ

Тысячи лет назад огромная комета врезалась в Луну, сотворив колоссальный переворот, который привел к образованию Моря Спокойствия: одного из наиболее древних лунных образований. Гипотетические обитатели Земли, которые могли бы быть свидетелями этой катастрофы, увидели бы как фонтаны сверкающей расплавленной породы вырываются в космос, и как четвертую часть Луны мгновенно охватывает огонь настолько яркий, что он затмил даже солнце.

Со временем, когда огромный кратер, сформированный кометой обрушился сам в себя, разорванная поверхность Луны была затянута потоками жидкой лавы. В последующие несколько месяцев миллиарды тонн лунной породы продолжали светиться, и были видны даже сквозь только начавшую формироваться атмосферу Земли. А за следующие несколько столетий на Луне образовались кольцеобразные развалины, а сама она замедляла свое вращение под ритмичными рывками гравитации Земли. Но в сам момент столкновения, когда древнее тело кометы наконец окончило свой путь в сердце луны, сто миллионов тонн межзвездного льда, возрастом старше солнца, были навсегда захвачены лунным притяжением.

Тот лед, поглотив высокую температуру пламенной смерти кометы, в считанные минуты преобразовался в перегретый пар. А по прошествии многих столетий, когда Луна наконец-то остыла, пар стал водой, а затем снова превратился в лед.

Защищенный от вакуума сводами скал, застывших вокруг него, лед оставался нетронутым до первой волны человеческой экспансии с родной Земли. Лунные пионеры нашли лед и использовали его сначала, чтобы поддерживать свои хрупкие герметичные дома, а потом для производства антивещества, на котором летали первые варп-корабли, способные унести их вид еще дальше от дома.

Но в конечном счете были обнаружены более легкие способы производства антивещества. И более эффективные средства получения воды на Луне.

Поэтому ледяные шахты Моря Спокойствия были закрыты, и стали столь же архаичными и ненужными как заброшенные месторождения нефти на Земле, когда потребность в их содержимом была вытеснена менее опасными формами энергии. Теперь шахты Моря Спокойствия были просто останками прошлого, старые, холодные, и бесполезные. И Джеймс Т. Кирк шел по ним так, словно это была родная обстановка для его сердца и для его души.

История, которую рассказал ему Спок испугала его.

Проходя по тоннелям, окруженный шероховатыми стенами, в тусклом синем свете, отбрасываемом мерцающими светящимися шарами, которые горели на протяжении более двухсот лет, Кирк внезапно понял, что дальше идти не может. Только не сейчас.

Джэнвей и Спок уважили его просьбу, хотя Джэнвей то и дело нервно проверяла свой трикодер.

Кирк прислонился к стене, чтобы взять себя в руки, отдышаться, и пробовать осмыслить события, произошедшие с ним сегодня.

Скала хранила следы дробления и плавки, оставленные примитивным буровым лазером. Неровная поверхность была настолько холодна, что причиняла боль пальцам. Но Кирк не убрал руку, как будто эта боль могла послужить эпитимией тому, что он сделал.

"Полагаю вам не удалось ... победить, " сказал Кирк зеркальному Споку. Его слова растворились в облаках пара, а голос отозвался эхом в лунных шахтах. "Я думал, что вы используете Поле Тантала. "

Это устройство было инопланетным изобретением, и принадлежало копии Кирка на другом Энтерпрайзе. Оно было спрятано в стене за зеркалом в каюте Кирка и представляло собой экран, который мог сосредоточиться на любой секции звездолета. И любой человек или объект оказавшийся в фокусе этого прибора мог быть уничтожен одним нажатием кнопки.

После того, как использовалось поле тантала, не оставалось никаких следов расхода энергии, которые могли бы быть обнаружены исследователями, и накаких молекулярных остатков от трупа, которые мог бы обнаружить трикодер. Все что оставалось, было полным отсутствием того, что существовало всего лишь мгновение тому назад.

Зеркальный Кирк использовал Поле Тантала, чтобы показывать свою власть и держать в повиновении команду Энтерпрайза. Враги зеркального Кирка просто исчезали. Когда-то Кирк предложил зеркальному Споку использовать это устройство для той же самой цели.

"Вы сделали это? " спросил Кирк.

"Сделал. "

Кирк закрыл глаза. Даже в слабой лунной гравитации он почувствовал тяжесть прожитых лет. "Так что же случилось, Спок? "

"Как вы и предложили, я нашел способ спасти халкан. "

Кирк почувствовал мгновенное облегчение своего бремени, благодарность за эту маленькую победу.

Халкане были мирной, этически продвинутой расой, которые во вселенной Кирка отказали Федерации в разрешении добывать их дилитий. Несмотря на гарантии Федерации, халкане боялись, что эти ценные кристаллы будут однажды использованы для разрушения.

Кирк тогда так и не смог убедить халкан изменить свою позицию, так что их дилитий остался их собственностью, но в конце концов Федерация и халкане создали дружеский и взаимовыгодный союз.

Но в зеркальной вселенной командование Звездного Флота приказали другому Кирку уничтожить халканскую цивилизацию в пример другим расам, которые захотели бы отвергнуть предложение Империи.

Когда Кирк на несколько часов заменил свою копию в зеркальной вселенной, он задержал осуществление этого жестокого приказа, даже при том, что сам едва не был убит за это зеркальным Сулу. Потом, когда Кирк собирался вернуться в свою собственную вселенную, он попросил Спока найти способ уберечь халкан от этой ужасной судьбы.

"Как же вы справились с этой задачей? " спросил Кирк.

"Это не я, " сказал Спок. Он объяснил, что зеркальный Кирк сам убедил Звездный Флот в том, что сообщения о халканских запасах дилития были сфабрикованы. Нельзя было исключить возможность существования секретного соглашения между халканами и Клингонской Федерацией, так, что если бы Империя двинулась против одной из планет, это дало бы клингонам повод для объявления войны. В конце концов зеркальный Кирк получил новый приказ из Империи и смог с честью покинуть эту западню.

Но после всего того что произошло, детали выживания халкан Кирка уже не волновали. Его интересовала другая часть истории. "Я всегда принимал... как неизбежную мысль о том ..., что вашим первым актом станет убийство... моей копии. "

Грустная улыбка вспыхнула на лице этого Спока, как будто он, подобно Споку этой вселенной, обрел гармонию со своим человеческим наследием и иногда позволял себе свободу в выражении эмоций. "Вы забыли об особенностях моей вселенной. Если бы я убил моего капитана Кирка как только он вернулся на Энтерпрайз, моя жизнь измерялась бы не днями, а часами. Он был чрезвычайно сильным и влиятельным офицером. Вендетта, которая последовала бы после его убийства, была бы кровавой и быстрой. И я не пережил бы ее. "

Кирк убрал свою руку от ледяной стены. Он согнул закоченевшие пальцы, обнаружив что они еще способны двигаться. "Тогда... как вы захватили Энтерпрайз? "

Спока казалось удивил этот вопрос. "Этого я тоже не делал. "

"Но я думал... "

"Это всего лишь ваши предположения, " сказал зеркальный Спок. "Как я сказал вам тогда, я не хотел получить командование. Все сделал мой капитан. Я пришел к логическому выводу, что он поможет мне осуществить перемены, в то время как я останусь в тени. "

Кирк подул на руку, возвращая ее к жизни. "Вы стали властью позади трона. "

"Звучит слишком буквально. Через пять лет после тех событий мой капитан Кирк стал главнокомандующим Звездного Флота. "

Джэнвей внезапно прервала зеркального Спока, как будто после длительной борьбы с самой собой она наконец решила нарушить молчание. "Интендант Спок, как вы можете продолжать все это? Как будто он заслуживает ... вежливой лекции по истории? " Она развернулась и толкнула Кирка; лицо ее побледнело от гнева, голос дрожал. "Спустя пять лет став главнокомандующим, вы - капитан Кирк - убили Андровара Дрейка и стали императором! Тиберий Первый. Самый кровавый, самый мерзкий, самый развращенный диктатор в человеческой истории! "

Кирк обвиняюще посмотрел на зеркального Спока. "Как вы позволили этому случиться? "

Теперь уже в глазах Спока появился гнев, или возможно отчаяние. "Это должно было случиться. Я нуждался в силе, которую не мог получить для себя. Поэтому я подтолкнул моего Кирка к императорскому трону. А когда он захватил его, я восстал против него. "

Кирк не поверил своим ушам. "Если вы не могли противостоять ему, когда он был капитаном звездолета, как вы смогли справиться с ним, когда он стал цезарем? "

Зеркальный Спок твердо посмотрел на Кирка, его темные глаза мрачно сверкнули. "На это, капитан, я потратил десять лет, планируя все с того самого дня, когда он вернулся в мою вселенную, и я предложил ему сотрудничество, основанное на том, что я узнал от вас и ваших людей. Десять лет я организовывал продвижение Тиберия, был посредником во всех соглашениях, управлял каждой кампанией. А когда вся власть, необходимая для преобразования Империи, была сконцентрирована в руках Тиберия, я взял ее. "

Кирк изучал зеркального Спока, задаваясь вопросом была ли в результате всего его копия убита, или нет. Он задавался вопросом, что привело к расхождению двух параллельных вселенных настолько, что здесь, он и Спок стали самыми близкими друзьями, а там смертельными врагами. "И что случилось с Тиберием? "

Джэнвей ответила с отвращением. "Интендант Спок спланировал удачный бескровный переворот. Он получился, но Тиберий сбежал. "

"А тем временем, " сказал Кирк, " вы стали императором? "

"Нет. Снова вы делаете необоснованные предположения. Это звание было сразу отменено. Первая из множества реформ. Я остался подкоммандером, на выборной должности. Я начал реформы, которые были необходимы, чтобы позволить каждому миру Империи выбирать своего представителя, который будет заседать в правящем совете. " Спок потер глаза большим и указательным пальцем, словно его так же как и Кирка этот разговор начал утомлять. "Когда вы были в моей вселенной, я входил в мелдинг с доктором Маккоем. От него, я узнал многое о вашей вселенной, и политической организации вашей Федерации. Именно это знание стало моей моделью. "

Джэнвей скользнула рукой по своей боевой броне, достала трикодер и проверила его показания еще раз. "Интендант Спок, мы должны идти дальше. Нас ждут. "

"Молодежь, " сказал зеркальный Спок, "так нетерпелива. "

Джэнвей нацелила свой трикодер в туннель из которого они пришли. "Для этого есть серьезные основания, сэр. Лучи транспортатора могут указать наше положение. "

Этот комментарий озадачил Кирка. Если лучи транспортера, которые перенесли его на Луну, можно было легко отследить, то земным властям потребовалось бы всего несколько минут, чтобы найти его. Из-за чего же произошла задержка?

Спок указал на левый туннель. "Нам сюда. "

Кирк старался держаться рядом с зеркальным Споком; они перемещались медленно, стараясь не слишком высоко подпрыгивать в туннеле с низким потолком. Джэнвей двигалась в нескольких шагах позади. "Как далеко вы зашли в своих реформах? " спросил Кирк.

"Очень далеко, " ответил Спок. "Через десять месяцев после свержения Тиберия, впервые был созван Имперский Сенат. Половина членов отсеялась из-за коррупции. Взяточничество было невероятное. Но, к концу сессии, благодаря реформам, которые я предложил, меня избрали на пятилетний срок главнокомандующим. Я получил единодушную поддержку членов сената, и приказ отвести оккупационные силы со всех оккупированных миров. "

"Всего через десять месяцев, " сказал Кирк, впечатленный его успехами. Оказалось, что этот Спок из зеркальной вселенной столь же умен как и его собственный друг.

Но зеркальный Спок не позволил Кирку радоваться своей удаче больше нескольких секунд. "У нашей галактики было всего десять месяцев, чтобы добиться мира и безопасности, которая есть в вашей вселенной. "

"Луч-транспортатор! " внезапно выкрикнула Джэнвей.

"Сколько? " спросил Спок.

Джэнвей считала показания трикодера. "Пока двое ... есть третий... четвертый... " Она посмотрела на зеркального Спока; ее коротко остриженные волосы казались почти черными в тусклом свете осветительных шаров, а в широко раскрытых глазах отразились яркие огни трикодера. "У нас меньше пяти минут, прежде чем они нас выследят. "

Спок задумался. "Этого времени нам достаточно. "

Джэнвей протянула руку Кирку. "Я хочу получить назад мой фазер. "

"Я поговорю с ними, " сказал Кирк. "Не будет накаких обвинений, никаких жалоб. Власти послушают меня. Наверняка это служба безопасности Звездного Флота. "

Джэнвей и зеркальный Спок обменялись взглядами, а затем воззрились на Кирка.

"Звездный Флот понятия не имеет, где вас искать, " произнес наконец Спок.

"Мы использовали транспортеры из нашей вселенной, " добавила Джэнвей. "Они совершенно отличны от тех, которые используете вы. Вашим сенсорам не так то легко их обнаружить. "

"Тогда, кто же явился следом за нами? " спросил Кирк.

"Враги, " ответила Джэнвей.

"Альянс, " добавил Спок. "Единственный элемент, который я не учел в своих рассчетах. "

"Маленькими шагами, " выкрикнула Джэнвей. "Не отталкивайтесь. " Она схватила руку зеркального Спока, и несмотря на отвращение вулканца к любым прикосновениям, он не стал возражать.

Джэнвей и Спок быстро засеменили дальше, стараясь ускорить свое продвижение так, словно они бежали по Земле.

Кирк не видел другого выбора. Он немного отстал от них, пока навык движения в условиях низкой гравитации, которому обучали служащих Звездного Флота, не вернулся к нему.

Он догнал Джэнвей и зеркального Спока на другом конце старого туннеля. Глядя на этих необычных посетителей из зеркальной вселенной, Кирк решил, что это было самым странным похищением, с каким он когда-либо сталкивался в своей жизни. Он задавался вопросом, что сделает Тейлани, когда он расскажет ей об этом. И он не сомневался, что расскажет. Любая другая возможность была для него невозможна.

Кирк старался ступать в ногу со своими похитителями. "Что такое Альянс? "

"Кардассианцы, " сказал зеркальный Спок.

"И клингоны, " добавила Джэнвей.

"Работающие вместе? " удивился Кирк. Невероятно, подумал он.

"Больше того, " объяснил зеркальный Спок. "У них полноценный политический союз, столь же крепкий как и ваша собственная Федерация. "

Кирк изо всех сил пытался контролировать свое дыхание. Он понятия не имел, как долго сможет поддерживать такой высокий темп. Джэнвей такая скорость не доставляла беспокойства. Но Спок был намного слабее его старого друга, и тоже тяжело дышал.

"Я не могу представить, что заставило клингонов объединиться с другой империей, " сказал Кирк. Он знал клингонов. Они были его врагами в течение многих десятилетий. И они никогда не славились стремлением к сотрудничеству.

"Это сделали именно вы, " произнес зеркальный Спок в паузе между двумя глубокими вдохами. "Потому что именно вы примирили их. "

Джэнвей и зеркальный Спок внезапно повернули направо, а Кирк, пытаясь повторить их маневр, подскользнулся и промахнулся. Вместо этого, он ударился о каменную стену, и пересекающую ее жилу блестящего льда.

Он споткнулся, восстанавливая равновесие, и быстро вернулся на три метра назад к пропущенному повороту.

Проход в стене туннеля привел его в большой грот. Все его стены, десяти метров высотой и пятидесяти метров в длинну, состояли из сплошного льда. Холод в этой пещере был просто невероятный.

На мгновение Кирк остановился в дверном проеме, по привычке проверяя новую территорию на наличие скрытых опасностей. Но все, что он увидел, было портативной платформой транспортера, окруженной более новыми, более яркими лампами, установленными на высоких треногах. Зеркальный Спок и Джэнвей уже добрались до платформы. Интендант Спок, прижав руку к груди, оперся о Джэнвей в поисках поддержки.

Там же присутствовала и третья фигура. Кирк увидел еще одного вулканца. Вернее вулканку. Молодую женщину с шрамом от дисраптора на лбу и с грубой биомеханической рукой.

Кирк спешно присоединился к ним. Он оказался не готов к отвращению возникшему во взгляде молодой вулканки, когда она его увидела.

"Джим Кирк, " сказала она.

Вулканка смотрела на него так, словно хотела ударить. "Я знаю, кто вы. "

Кирк проигнорировал ее. Он повернулся к Джэнвей, указав на платформу транспортера. "Именно этим путем мы собираемся выйти? "

"Да, это наш путь к бегству, " сказала Джэнвей. "Я... "

Но в этот момент электронный визг луча дисраптора и вопль вулканки, чье тело охватило сиянием, не дали ей закончить.

Спасения больше не было.

Джеймс Т. Кирк снова оказался в центре сражения.

ВОСЕМЬ

Пикард проснулся от запаха гари. Или возможно этот запах принес ему сон.

Он открыл глаза, и попытался осмотреться, но не увидел никакого признака дневного света в занавешенном окне. Было все еще поздно. Ночь. Успокаивающая мысль.

Он зевнул, потянулся, сел в большой мягкой кровати, и принюхался. Он почувствовал запах яблок и ванили. Мерри готовит, подумал он. Его невестка была очень похожа на его брата. Так же как и их отец, она не любила репликаторы. Она предпочитала проводить часы на кухне, подкармливая дровами невероятно старую чугунную печь, заготавливая дрова здесь же на винограднике или на одной из небольших ферм поблизости. Не то, чтобы я возражал, подумал Пикард. Воздушные пирожные Мэри были столь же хороши, как и у его матери. Он не забыл как просыпаясь в этом самом доме, он слышал как его мать работает на кухне, и поздно вечером, и рано утром. А дом от ее кулинарного волшебства всегда был наполнен ароматами чабера.

Пикард улыбнулся. Это был его мир. Это было его дом. Место, где он вырос, и куда он возвращался время от времени. К своему дому, к своей семье, и ко всем хорошим вещам...

"Дядя! "

Пикард вскочил. Это было голос Рене, его племянника. Но откуда? Из зала? Снизу? Откуда-то из двора?

Пикард отбросил прочь одеяло и выскользнул из теплой кровати. От гладкой дубовой древесины пола веяло ледяным холодом, ветренная холодная осень.

"Папа! "

Снова Рене - настойчиво. Испуганно.

"Рене! "

Это же тревожно кричал Роберт, брат Пикарда.

Они нуждаются во мне, подумал Пикард.

Все будет в порядке. Все будет так, как и должно быть. Он капитан звездолета. Независимо от того, с какой трудностью или опасностью столкнулась его семья, Пикард должен оказаться там и защитить их.

Он бросился к двери, и внезапно понял, что раздет. Он осмотрелся вокруг в поисках одежды или формы, но в темной спальне он так и не смог ничего разглядеть, словно туман просочился сюда сквозь окно.

"Жан-Люк! Поспеши! "

Роберт нуждается в нем. Нельзя задерживаться. Пикард бросился через всю комнату к двери спальни. Он схватился рукой за медную ручку, начал поворачивать ее... и задохнулся от боли, когда кожа его руки соприкоснулась с раскаленным металлом.

"Дядя, пожалуйста! "

Рене был на грани паники. Пикард не позволил боли остановить себя. Он снова схватился рукой за раскаленную ручку, потянул дверь на себя ... и столкнулся со стеной огня, полыхающего со всех сторон.

Жар опалил Пикарда, он поднял руку к глазам, почти оглушенный бурей клубящегося дыма и оглушительного рева огня.

Инстинкт подсказывал ему вернуться в спальню, закрыть дверь, отступить в безопасность.

Но Рене был где-то там в огне. Одиннадцатилетний ребенок, который хотел походить на своего дядю Жан-Люка.

Пикард слышал мальчика.

Мальчика, зовущего его.

Мальчика, кричащего от боли, умоляющего дядю спасти его.

Пикард поднял руку к глазам и посмотрел сквозь всепожирающее пламя.

Там! Перед ним! Не больше, чем в метре!

Рене повернулся к нему... Роберт стоял рядом... в огне, пожирающем их... звал его... он всегда звал его...

Капитана звездолета.

Пикард хлопнул себя по груди. "Пикард Энтерпрайзу! " крикнул он.

Но на нем не было коммуникатора. Не было и ответа. Даже они покинули его.

Как он покинул свою семью.

То что Пикард тогда увидел, невозможно было выразить словами. Огонь поглощал человеческие тела.

Пока не осталась одна только маленькая почерневшая рука, тянущаяся к нему.

Для Пикарда это мгновение было самым ужасным. Такого никто не смог бы вынести.

В этом сне, в этом кошмаре, Пикард мог сделать только одно.

Он отказался сдаться. Он бросился в огонь, чувствуя, как закипает его плоть, пока он изо всех сил пытается дотянуться до них, спасти свою семью.

А потом все закончилось как всегда: он проснулся.

Только на этот раз не в своей каюте на Энтерпрайзе. Это был Вояджер. А он все еще находился в изоляторе.

Неликс стоял рядом, и прохладной салфеткой вытирал лоб Пикарда, пока тот пытался отдышаться.

"Все в порядке, " сказал мягко Неликс. "С вами все в порядке. Вы в безопасности. Вы в безопасности. "

Пикард схватил Неликса за руку. Он помнил голографического доктора. Помнил как опустился эгонайзер, а затем...

"Неликс... что случилось? "

"Все закончено, " сказал талаксианин. "Это все, что вам нужно знать. Теперь все закончено, все будет хорошо. "

Неликс оставил салфетку на лбу Пикарда, переместил свою руку ему под шею и помог приподняться. "На сей раз это всего лишь вода. " Он поднес стакан и заставил его напиться.

Но даже простая вода показалась Пикарду огнем. Его горло болело, как будто он действительно вдохнул ядовитого дыма. Каждый мускул в его теле протестующее ныл при малейшем движении. Он откинулся назад на кровать, слишком измученный, чтобы даже пить.

"Что... что я им говорил? "

Неликс успокаивающе замахал на него руками. "Любой заговорил бы. У них есть способы узнать, о чем вы думаете. Это эгонайзер. Вы не должны винить себя. "

Но Пикард не хотел бесполезного сочувствия. "Что я им говорил? "

"Ну, коды... какие-то числа, слова... Я не знаю, что это было. Но раз Гул не вернулась, думаю она получила то, что ей было нужно. "

Пикард уставился в потолок. Подготовка Звездного Флота не помогла. Если бы он дал Рутал ложные коды, Энтенрпрайз уже взял бы курс к ближайшей звездной базе. Но раз кардассианка не вернулась, чтобы убить его, оставалось только предположить, что она преуспела в извлечении из него настоящих кодов.

Всего несколько часов назад он сказал Уиллу Райкеру, что Энтерпрайз был самой сложной машиной, когда-либо созданной человеком, и вот простая человеческая слабость перед болью отдала его корабль в руки врага.

"Неликс, " сказал Пикард тоном показывая, что не потерпит спора. "Вы должны освободить меня от ограничителей. "

"Я ... не могу. "

Пикард исчерпал терпение. "Неликс, у вас нет выбора! "

Неликс отшатнулся. "Но... куда вы пойдете? "

"На мой корабль. Освободите меня, немедленно! "

Неликс вскинул руки. Подергивание под его глазом усилилось настолько, что он заморгал. "Но... Энтерпрайз... Капитан... Гул Рутал перевела свою команду на борт и... она забрала его. Энтерпрайз ушел. "

Пикард почувствовал, как боль стиснула его грудь. Они оставили его также, как в том ужасном кошмаре. "Когда? "

"Час назад, возможно два. Я сидел здесь с вами, я не знаю. "

"Куда они забрали его? "

"Я ... не знаю этого. "

Сдерживаемая ярость Пикарда нашла выход. "Вы хотя бы знаете, на что способен этот корабль? "

Неликс закрыл лицо руками, и зарыдал. "Пожалуйста... не кричите на меня... пожалуйста ... "

Все бесполезно, подумал Пикард в сердитом отчаянии. Неликс был сломленным человеком. Кто знает, сколько раз его подвергали тому, что Пикард только что испытал на себе?

Пикард сжалился над ним. Смягчился. "Все в порядке, Неликс. Я ничего против вас не имею. "

Неликс дернул головой, оценив понимание Пикарда. Он несколько раз глубоко вздохнул, и успокоился. "Я предложил бы вам что-нибудь поесть, но... еще слишком рано. Вам нужно отдохнуть хотя бы один день. "

Пикард не стал спорить. "Спасибо. "

Робкая беспокойная улыбка появилась на лице талаксиана, он расслабился, и Пикард решил больше ничего у него не спрашивать.

Пикард осмотрел изолятор. Должен же быть способ освободиться. Способ войти в контакт со своей командой. Внезапно, его озарило, раз это дублирующее судно было построено по схемам Звездного Флота...

"Компьютер, " сказал Пикард, " определите местонахождение командора Уильяма Райкера. "

Знакомый женский голос ответил, " Коммандер Райкер содержится в тюремном блоке четыре. "

Несмотря на переполненный ужасом взгляд Неликса, Пикард продолжил. "Открыть канал связи. "

"Коммандер Райкер отрезан от внешнего мира. Канал не доступен. "

Пикард понимал это. По крайней мере он узнал, что Райкер был жив и находился на Вояджере. А это означало, что его шансы на спасение только что удвоились.

"Компьютер, сколько членов команды Энтерпрайза находится в настоящее время на Вояджере? "

"Пятьсот восемьдесят три. "

Пикард был удивлен. Это составляло больше половины его экипажа. А Вояджер был намного меньшим судном.

"Где именно на Вояджере они находятся? "

"Триста двенадцать человек находятся в аварийном блоке главного ангара, палуба десять. Двести пятнадцать заключены в грузовых отсеках два - двенадцать. Тридцать четыре в тюремном блоке. Восемь человек под охраной в инженерном отсеке. Семь в криостазисе ожидают похорон. Двое на мостике. Оставшиеся пять индивидуумов находятся под охраной в следующих местах: в турболифте номер два, в гидропонической лаборатории , в зоне контроля транспортера, коридор пять на палубе восемь, и в изоляторе. "

Пикард перевел дыхание и запросил имена семи погибших членов своего экипажа. Компьютер перечислил их. Он знал их всех. Но только болианин, мистер Каро, был вместе с ним на мостике.

Пикард запросил компьютер о местонахождении других офицеров своей команды. Дейта и Трой также содержались на Вояджере, и подобно Райкеру, были недостижимы по каналам коммуникатора. Крашер и Ла Форж остались на Энтерпрайзе вместе с остальной частью его команды.

Но на этом поток информации иссяк. Каждый запрос, который Пикард сделал о предназначении Энтерпрайза или его дальнейшей миссии, независимо от того как косвенно он задавал вопрос, отсекался кодом службы безопасности. Собственный идентификационный код Пикарда здесь не действовал.

Единственными дополнительными данными, которые Пикард смог получить, была численность команды Альянса на Вояджере: тридцать клингонов, сорок два кардассианца, три баджоранца, и двадцать четыре тетас. Как объяснил Неликс, тетас были рабами - землянами или вулканцами, заработавшими статус попечителей. В их число входила и зеркальная копия Тома Пэриса, который изобразил из себя капитана Вояджера.

Поскольку Пикард сделал паузу, чтобы собраться с мыслями, Неликс прокомментировал, " Я и не знал, что компьютер судна способен делать такое. "

Пикард был заинтригован. "Вы никогда не слышали как Гул Рутал обращается к компьютеру? "

Неликс покачал головой. "Она задает голосом только простые команды, а чтобы принять или передать информацию, она всегда использует вспомогательную клавиатуру или падд. "

Пикард решил что это было невероятно полезной информацией. Оставалась небольшая возможность, что раз Альянс построил этот дубликат по украденным схемам, значит они совершенно не участвовали в проектировании корабля, и не могли знать обо всех доступных подсистемах и возможностях. Они прекрасно поняли, как работает система коммуникации внутри судна, поэтому и заблокировали доступ через нее к заключенным.

Но что они сделали с другими системами, принцип работы которых не смогли понять? Если они вообще знают о них?

Был только один способ узнать это.

"Компьютер, " приказал Пикард. "Активизировать Экстренную Медицинскую Голограмму. "

Неликс с ужасом уставился на Пикарда. "Вы сошли с ума? "

Голографический доктор появился возле диагностической кровати подобно джину из бутылки.

"Пожалуйста определите характер ваших требований к допросу, " сказал четко доктор.

Разбежался, подумал Пикард. "Ваша подпрограмма допроса в настоящее время не требуется. Я нуждаюсь в доступе к главной медицинской программе. "

Голограмма кивнула. "Конечно". Потом она на мгновение застыла, пока шла переустановка программы. "В таком случае, пожалуйста заявите характер медицинского критического положения. "

Пикард улыбнулся. Ему удалось вызвать цикл программы не взирая на блок, который добавил Альянс, чтобы сделать ее орудием пытки. План наконец то начал принимать завершенную форму, но теперь все зависело от того, внес ли Альянс другие изменения в программу ЭМГ.

"Вы знаете, кто я? " спросил Пикард.

Доктор казалось был удивлен этим вопросом. "Согласно спискам регистрации старших офицеров Звездного Флота этого судна, вы капитан Жан-Люк Пикард. Вы страдаете потерей памяти? "

"Кто вы? "

Голограмма с подозрением прищурилась на него. "Я Экстренная Медицинская Голограмма. У вас проблемы со зрением? "

"Где мы? "

С выражением неприкрытого раздражения, доктор вынул медицинский трикодер и провел им над Пикардом. "Мы находимся на звездолете Вояджер. Странно... Я не обнаруживаю никаких черепных повреждений. "

"Вы и не найдете, " сказал Пикард, все еще задаваясь вопросом, сработает ли его план. Но так как ЭМГ, казалось, функционировал согласно спецификации спроектированной Звездным Флотом, он не видел никакой причины, почему план не должен был сработать. "Со мной все в порядке. "

"Позвольте мне самому судить об этом," сказал доктор. Он нахмурившись поглядел на показания трикодера. "Вы страдаете от обезвоживания, опьянения адреналином... ваши стрессовые показатели.... " ЭМГ обеспокоено посмотрел на Пикарда. "Чем вы занимались? "

Пикард был заинтригован. Снимая блок допроса ЭМГ, он очевидно стер его воспоминания о том, что он мучал его. Очевидно Альянс так и не смог освоить методы Звездного Флота по интеграции систем. "Вы можете дать мне что-нибудь от этого? " спросил Пикард.

"Конечно. Например медицинский совет. Единственное, в чем вы нуждаетесь - отдых. "

Старательно контролируя свой голос, Пикард мягко спросил, " Значит я могу вернуться в свою каюту? "

"Не вижу причины для отказа. " ЭМГ захлопнул трикодер. "Возможно в следующий раз, когда вы решите не тратить впустую мое программное время, мы с вами поговорим о случаях действительно необходимого медицинского вмешательства? "

"Ах, доктор, только одна вещь.. .. "

ЭМГ вздохнул. "С вами людьми всегда остается одна вещь, не так ли? "

Пикард переместил свои руки, показав доктору ограничители на запястьях. "Мне нужно их снять. "

Доктор воззрился на ограничители. " Могу я спросить, почему вы их носите? "

Пикард кивнул на Неликса. "Это сделал он. Он утверждает, что это... новая форма лечения ... растяжения мышц. "

ЭМГ впился взглядом в Неликса. "Да ну. А вы на самом деле врач? "

"Нет, сэр, " нервно ответил Неликс.

"Хиропрактик? Физиотерапевт? Соматик? "

"О, нет, нисколько. "

"Целитель школы Вулкана? Ухогорлонос? Акушерка? "

Подбородок Неликса свесился на его грудь. " Нет, сэр.. .. "

"Дантист? "

Неликс тихо покачал головой, и Пикард был благодарен ему за то, что инопланетянин подхватил его игру.

ЭМГ нажал кнопку на диагностической кровати освобождая Пикарда от ограничителей. "Тогда я предпочел бы, чтобы вы покинули мой изолятор с вашими... сомнительными теориями. "

Пикард сел, пытаясь удержать вздох облегчения. Последнее, что ему было необходимо, так это откорректировать регистрационный банк данных корабля, чтобы компьютер больше не воспринимал его Жан-Люка Пикарда как заключенного.

ЭМГ с надеждой посмотрел на Пикарда. "Что-то еще? "

"Нет, все прекрасно. Вы были очень полезны. "

Доктор нахмурился. "Я живу, чтобы служить. Если вам не трудно...? "

"Компьютер, " сказал Пикард, поднимаясь. "Дезактивировать ЭМГ. "

"Вы так добры, " пробормотал доктор, затем слегка заколебался и исчез.

Неликс со страхом уставился на Пикарда. "Очень впечатляюще, капитан. "

"Будем надеяться, что Вояджер обладает еще несколькими неожиданностями, о которых Альянс ничего не знает." Он поправил свою тунику, и на мгновение застыл, готовясь справиться с усилившимся головокружением. Но ничего не произошло. В голове царила непривычная легкость, но он не чувствовал себя уставшим. Он приблизился к Неликсу.

"Что?" спросил инопланетянин.

"Если я пообещаю увезти вас с этого корабля, подальше от Альянса, вы поможете мне? "

Неликс потер дергающийся глаз. "Вам даже не стоит об этом спрашивать, капитан. Вы убежали, в то время как я, как предполагалось, должен был вас охранять. Гул Рутал... она убьет меня за это. "

Пикард положил руку на плечо талаксиана. "Я обещаю вам, что не допущу этого. "

Неликс выпрямился, и словно стал немного выше. "Я сделаю ..., все что вы скажете, капитан. "

"Вы хороший человек, " сказал Пикард. "Компьютер, кто действующий капитан Вояджера? "

"Капитан Кэтрин Джэнвей еще не снимала с себя полномочий. На ее место не был назначен никакой другой офицер. "

Пикард улыбнулся. В программу этого Вояджера была встроена старая версия. Он был на полпути к дому. "Компьютер, это Пикард, Жан-Люк. Активировать чрезвычайную программу доступа Флота Альфа Альфа Один Альфа. "

"Чрезвычайная программа доступа Флота активированна. У вас есть один час, чтобы получить подтверждение от командования Звездного Флота. "

"Все последующие переговоры со мной должны быть закодированы. "

"Исполняю. "

Пикард увидел, заинтересованный взгляд Неликса.

"Во время войны или других критических положений, " объяснил Пикард, " корабли иногда могут терять своих капитанов, а в этом случае экипаж теряет контроль над кораблем. Поэтому у Звездного Флота существуют установленные порядки, по которыми контроль можно быстро восстановить, передав полномочия экипажу корабля. Гул Рутал намного упростила мне задачу, когда не зарегестрировала в компьютере свои полномочия согласно протоколу Звездного Флота. Похоже она даже не знала об этом."

Глаза Неликса расширились. "Значит вы взяли Вояджер под свой контроль? Так быстро? "

"Нет," сказал Пикард. "Все не так просто. Даже с компьютером, признающим предыдущего капитана Вояджера, мне нужно подтверждение моих полномочий от командования Звездного Флота. Поэтому компьютер дал мне час, который означает, что мы должны оказаться на звездной базе в пределах тридцатиминутного срока, или же выйти на подпространственную связь. Но в течение следующего часа по крайней мере, компьютер будет признавать меня как действующего капитана Вояджера и позволит мне немного ограничить контроль захватчиков над кораблем и предпринять кое-какие действия. "

"Какие действия? " Неликс выглядел возбужденным, и Пикард решил, что подобная эмоциональность должно быть была общей чертой талаксиан, словно они были вулканцами наоборот. Это было занимательно.

Пикард поднял палец, призывая Неликса к молчанию. "Компьютер, сколько охранников отправлено в зону задержания четыре? "

"В настоящее время в пределах визуального диапазона зоны задержания нет никакой охраны. "

Пикард нашел это необычным. Ведь Неликс должен был охранять его. Если...

"Компьютер, находится ли камера задержания четыре под наблюдением службы безопасности? "

"Подтверждаю. "

Пикард почувствовал, как у него засосало под ложечкой. "Компьютер, находится ли изолятор под наблюдением службы безопасности? "

"Подтверждаю. "

На мгновение Пикард растерялся. Было очевидно, что изолятор не мог находиться под активным наблюдением, иначе вооруженные охранники немедленно вмешались бы как только он активировал ЭМГ. Но когда кардассианцы и клингоны обнаружат недостающие и зашифрованные данные камер наблюдения, они услышат каждое слово объяснения, которое он дал Неликсу.

"Компьютер, удалить все записи камер наблюдения изолятора, начиная со времени их активации. "

"Доступ закрыт. Записи камер наблюдения могут быть удалены только по приказу Гул Рутал. "

"Merde, " выругался Пикард. Должен же быть путь обойти эти ограничения. "Компьютер, как действующий командующий Вояджера, я приказываю зашифровать все данные камер наблюдения изолятора начиная с момента моего прибытия сюда, и закодировать их только на мой голос. Вы можете подчиниться? "

"Подтверждаю. "

Пикард чувствовал себя так, словно он прокатился по гравитационной петле в центре развлечений. "Закодировать данные. Закодировать также записи всех камер наблюдения зоны задержания четыре начиная с того же времени. "

"Кодирую данные. "

"Что вы делаете? " спросил Неликс.

"Хочу быть уверенным, что никто не сможет отследить наши передвижения, " объяснил Пикард. Он схватил Неликса за руку. "Компьютер, начать транспортировку типа site-to-site (с места на место?): Пикард и Неликс к камере задержания четыре, поместить нас вне силового поля. "

"Что такое транспортировка типа site-to-site? " спросил Неликс.

Пикард почувствовал облегчение, но прежде, чем он смог ответить, изолятор начал распадаться в искрящемся свете эффекта транспортации.

Несколько мгновений спустя, свет исчез, и ему на смену пришли переборки тюремного отсека Вояджера.

Неликс, с трудом приходил в себя, прижимая руки к груди. "Во имя Большого Леса... " прошептал он.

Но Пикарду было не до него. Он повернулся направо, где увидел мерцание силового поля. "Уилл! " крикнул он, увидев Райкера, подошедшего как можно ближе к силовому полю, и часть команды Энтерпрайза за его спиной.

А затем Пикард понял, что Райкер встал не для того, чтобы приветствовать его, а чтобы предупредить.

"Капитан! Сзади! "

Пикард отпрянул от смущенного Неликса все еще стоящего рядом, и столкнулся с двумя клингонами, выскочившими из коридора. Один из них уже тянулся к дисраптору.

У Пикарда было достаточно времени, чтобы подумать, что только дурак мог попасть в такую западню.

А затем клингон выстрелил.

ДЕВЯТЬ

Кирк схватил зеркального Спока и прыгнул за пульт управления транспортатора, чтобы укрыться от выстрелов. Несмотря на слабую гравитацию, от удара при приземлении вулканец невольно застонал. Кирк пригнул голову, и достал из мешочка на поясе фазер, который он отобрал у Джэнвей.

Рядом с ними секундой позже приземлилась Джэнвей. Она бросила взгляд на крошечное оружие. "Ничего хорошего из этого не получится. Они в броне. "

Прежде, чем он смог ответить, рядом с Кирком сформировалась еще одна светящаяся колонна. Он оглянулся вовремя, чтобы заметить как появляется кардассианин, и наводит свое оружие прямо на него.

То, что он сделал потом, произошло совершенно бесознательно. Не имело значения что Кирк больше года был простым фермером. Он рванулся вперед, скрестив руки над головой, и обоими предплечьями метясь в горло кардассианина.

Он почувствовал обжигающую вспышку дисраптора, прошедшую мимо него.

В лунной гравитации Кирк пролетел два метра в воздухе перед удивленным кардассианцем и приземлился позади него.

Потом последовал взрыв и яркая вспышка. Кирк был уверен, что это взорвался пульт управления транспортером. Запасной выход Джэнвей теперь оказался бесполезен.

Но в данный момент это его не волновало. Кирк направил свой кулак в лицо кардассианца, а затем ударил инопланетянина по руке, все еще сжимающей дисраптор.

Другой рукой Кирк нацелил свой фазер на кардассианина. Тонкий луч фазированной энергии вспыхнул на большом черном нагруднике брони кардассианина, но не произвел никакого эффекта. Кирк понял, что даже если он приставит оружие к голове или шее нападавшего, эффекта не будет до тех пор пока работает антифазерная защита его брони.

Потом кардассианин вывернулся, и свободной рукой схватил Кирка за горло.

"Умри, землянин! " прорычал он.

Кирк задыхался, ему не хватало воздуха. Он понимал, что если ударит кардассианина по левой руке, то тот сразу же освободится и воспользуется дисраптором. В то время как у него в руках всего лишь бесполезный фазер. Он был готов ударить им своего противника, но отказался от этой идеи.

А потом Кирк вспомнил, что фазер можно использовать не только для стрельбы по врагу.

Его сознание меркло от подступающей темноты, и зная, что у него осталось всего несколько секунд, Кирк выстрелил фазером в каменный пол возле кардассианца.

От места, куда пришелся залп во все стороны брызнули мелкие осколки, впиваясь в плоть кардассианца.

Чужак вскрикнул от боли, но лишь усилил смертельную хватку на горле Кирка.

Кирк слышал стук собственного сердца, видел как меркнет свет.

Осталось попробовать последнюю вещь - а он даже не был уверен, сработает ли этот трюк в этом новом времени.

Кирк потянулся к кнопке управления фазером и нажал то, что, как он надеялся, было блокировкой системы безопасности, затем большим пальцем провел по регулятору мощности, и установил его на полный выброс энергии.

Сквозь грохот собственного сердца Кирк услышал как прибор начал скулить от перегрузки.

Последним усилием воли, последними крохами сознания, Кирк забил фазер под пластину нагрудника кардассианца.

Как только он почувствовал, что давление на его шею исчезло, и кардассианин оставил его, он бросился прочь.

Кирк перевернулся в воздухе, покатился по замерзшей земле, и увидел, что его противик пытается разорвать нагрудную пластину и извлечь...

Броня кардассианца вспучилась от внезапного сверхсильного давления изнутри, а через открытый ворот пробилась золотистая энергетическая вспышка.

Крошечный фазер взорвался, и броня кардассианца удержала почти всю фазированную энергию взрыва, направив ее внутрь.

Растирая свое горло Кирк разглядывал то немногое, что осталось от нападавшего: все еще дымящаяся броня.

На мгновение он почувствовал знакомую радость от одержанной победы, но это была мимолетная эмоция. А затем, неожиданно, его сердце переполнилось сожалением.

Только что от его руки умерло разумное существо.

Потом чья-то рука схватила Кирка за плечо и рывком поставила на ноги. Это произошло так резко, что сильная боль прострелила его.

Когда несколько секунд спустя Кирк столкнулся с другим кардассианцем, он уже не мог ничего предпринять для своей защиты. Боль в спине лишила его возможности не только двигаться, но и дышать.

Кардассианец вскинул дисраптор к лицу Кирка, и заколебался.

Широко открытые глаза серокожего инопланетянина с удивлением уставились на Кирка.

"Тиберий...? " прошептал он.

Потом глаза нападавшего закатились, он выпустил дисраптор и резко рухнул на землю, когда рука зеркального Спока твердо схватила его за плечо.

Кирк вздрогнул от боли, понимая что только слабая лунная гравитация позволила ему остаться на ногах после всего того, что случилось с его спиной.

"Хорошая работа, " выдохнул Кирк. Он понимал, что должен осмотреться вокруг в поисках других нападавших, но теперь он оказался заключенным в своем собственном теле, и полностью неподвижным.

Зеркальный Спок выпустал потерявшего сознание кардассианца, затем согнул свою руку так, как будто потянул ее. Он поднял бровь на Кирка. "Вы ранены? "

"Нет," сказал Кирк, затем вздрогнул, когда попробовал беспечно покачать головой. Он снова услышал Тейлани, ругающую его за отсутствие осторожности, и за то, что он не доверяет современной медицине.

"А, " сказал зеркальный Спок, " ваша спина. "

"Здесь всего два кардассианца, " сказал Кирк, едва способный повысить свой голос до шепота. "А где еще два? "

В это время Джэнвей подошла к Кирку, вытирая кровь с клингонского меклета. "Больше нет, " сказала она. Потом ловким щелчком отправила кинжал в ножны на ноге и хлопнула по ним, закрывая.

"Как там ваша подруга вулканка? " спросил Кирк.

"Ее зовут T'Вэл, " сказала Джэнвей. "Она поправится. " "Хорошо. "

Глаза Джэнвей сердито прищурились на Кирка. "Вам спасибо. " Она посмотрела на зеркального Спока. "Платформа ремонту не подлежит. Нам придется воспользоваться дублирующей системой и побыстрее. Прежде, чем кто-нибудь сообразит, почему эти четверо не вернулись. "

"Сначала нужно оказать помощь T'Вэл," сказал зеркальный Спок. "Капитан Кирк тоже не способен двигаться. " Джэнвей посмотрела на Кирка как на симулянта. "Моя спина, " объяснил Кирк, обеспокоенный своей слабостью. "Сейчас, " вздохнула Джэнвей. Кирк услышал как она прошлась к разрушенному пульту транспортера, но не смог повернуть голову, чтобы проследитьза ней. Поэтому он и зеркальный Спок уставились друг на друга. Кирк почувствовал, что он разделял с ним то же самое ощущение таинственности и замешательства. Он продолжал напоминать себе, что это не его старый друг, и надеялся, что зеркальный Спок напоминает себе, что Кирк не его старый враг.

"Это я допустил войну, не так ли? " спросил Кирк.

"Верно, война была вашим порождением, " ответил зеркальный Спок.

"Тогда допустил не совсем подходящее слово для этого. Вы прибыли сюда чтобы разыскать меня. "

"Снова верно. Должен признать, я впечатлен вашей логикой. "

Кирк поднял бровь на вулканца, успешно имитируя его жест. "Меня обучал эксперт. "

"Действительно. " Кирк увидел понимание в глазах зеркального Спока. "Вижу что в этой вселенной наша дружба продолжилась. Что еще говорит вам ваша логика? "

"Что вы чего-то хотите от меня, но я не знаю чего. И что Альянс знает о вашем прибытии и поисках, и не хочет чтобы вы в этом преуспели. "

"Почти безупречно," признал зеркальный Спок. "Сопротивление вулканцев нуждается в доступе к базам данных Звездного Флота, и это можете обеспечить нам только вы. Однако Альянс не знает, что мы искали для этой цели именно вас. Само собой разумеется, они пытаются остановить все наши действия, везде, где только обнаруживают их. "

Кирк слышал как вернулась Джэнвей. "Но кардассианцы последовали за нами очень быстро. "

"Они обнаружили нас по действующим транспортаторам. "

Кирку не понравилось скрытое значение этого утверждения. "Вы хотите сказать, что агенты Альянса находятся в этой солнечной системе, в этой вселенной, и отслеживают ваши действия? "

Прежде, чем зеркальный Спок смог ответить, Кирк вздрогнул, когда Джэнвей схватила его сзади за плечо.

"Где? " спросила она.

"... ниже... сзади... " Это было все, что мог произнести Кирк.

Потом он почувствовал как тепло разливается от места ее прикосновения, распространяется на поясницу. Очень медленно тепло разлилось по всей спине. Он глубоко вздохнул, впервые за последнее время.

Его спина чутко отозвалась, когда маленький прибор не слишком сильно прижался к его коже, не причиняя при этом никакой боли.

Но не смотря на это Кирк позволил себе застонать от удовольствия. Он не чувствовал себя так хорошо ни разу за весь год, не смотря на заботу Тейлани.

И снова, спустя мгновение после этой чисто интуитивной реакции на изменение в его спине, он почувствовал то же самое сожаление, которое испытал, увидев что осталось от убитого им кардассианца.

Он развернулся к Джэнвей, взял мигающий медицинский инструмент из ее руки. "Что это?"

"Стандартный регенератор ткани. Помогло? "

Кирк нажал на кнопку и отключил устройство. Он выпустил его, и прибор начал падать так медленно, что Джэнвей вполне хватило времени подхватить его на лету. "Я обещал себе, что больше никогда не буду пользоваться такими вещами. "

"Прекрасно, " раздраженно бросила Джэнвей. "Когда мы выйдем отсюда, я не забуду подставить вашу спину под удар фазерной винтовки. Так будет лучше? "

Если бы Кирк сам не видел, как она только что вытирала кровь со своего меклета, он ни за что не признал бы в этой женщине воина. В ней было что-то иное. Но очевидно ее характер был огромным препятствием для ее роста.

Кирк решил преподать ей урок, как надо удерживать контроль над собой.

"Я сожалею," сказал ей он. "Спасибо. Моя спина чувствует себя намного лучше, и я ценю то, что вы сделали."

Джэнвей выдохнула что-то, прозвучавшее почти по клингонски - Кирк сумел разобрать только то, что, казалось, было ссылкой на его мать. Потом она добавила, " Как только Т'Вэл сможет встать, мы пойдем дальше." Она вернулась к разрушенной платформе транспортера, не ожидая ответа.

Зеркальный Спок мягко произнес. "Она не знает, что делать с вами, капитан. Она знает только Кирка из своей вселенной. И она одна из немногих землян, кто имеет копию в этом мире. С этим очень трудно смириться."

"Я думал, что у всех есть копии, " сказал Кирк.

"Начиная с того времени, когда вы попали к нам, вселенные разошлись еще больше. Наши исследования показали, что среди таковых из нашего поколения, вашего и моего, больше восемьдесяти процентов землян и вулканцев имеют копии. Но сегодня, из-за того, что история развивалась в наших вселенных разными путями, многие люди, земляне и вулканцы, родившиеся здесь, в моей реальности так и не появились на свет. Из-за этого и уменьшилось число двойников. "

Кирк читал между строк. "Почему только землян и вулканцев? Разве это не затронуло остальные расы? "

Кирку показалось, что зеркальный Спок заколебался, словно пытался что-то удержать. "Насколько я смог установить из информации, полученной мной от общения с вашим доктором Маккоем, наши вселенные некоторое время назад были практически идентичными. Конечно инопланетные культуры, с которыми вы столкнулись до нашей встречи, были идентичны их копиям в моей вселенной. "

"Но именно в человеческой истории - истории землян и вулканцев - существуют различия? Только среди этих двух народов? "

" В последнее время у меня не было возможности исследовать этот предмет, " сказал зеркальный Спок. "Но могу сказать, что те немногие из нас кто избежал рабства и стали преследуемыми беглецами в нашей собственной действительности знают, что они имеют двойников, которые наслаждаются привелигированной жизнью здесь в этом мире. И это знание приводит к неприятному эмоциональному эффекту. "

Кирк проследил за пристальным взглядом зеркального Спока, и увидел, как Джэнвей использует инструменты медецинского снаряжения на T'Вэл. Раненная вулканка сидела бледная, но уже разговаривала. "Чем же занимается ее копия? "

"Точнее сказать занималась. В вашей вселенной Кэтрин Джэнвей стала капитаном звездолета. "

Эта новость застала Кирка врасплох. Он видел потенциал у Джэнвей, но не подумал о том, на что она была способна; это было открытием. И поэтому поразило его. Вот почему ее имя прозвучало так знакомо. " Я кажется читал что-то о звездолете, который исчез, а потом от него получили сообщение... Вояджер? "

"Верно. Перенесенный в ваш Сектор Дельта неизвестной инопланетной технологией. "

"Поэтому ваша Джэнвей появилась здесь. " Кирк увидел замешательство на лице Спока. "Но ведь у нее есть своя жизнь там, где она родилась, а не здесь, где она пропала в неизвестном секторе, и где она возможно уже никогда не вернется домой. "

"Едва ли это та жизнь, которую можно пожелать. И Джэнвей знает, что если бы не несчастный случай ее рождения, она, возможно, выросла такой какой хотела быть - с любовью к научным исследованиям и искуству. Если этот вопрос поставить перед ней, сколь бы нелогично он не прозвучал, возможно она бы выбрала такую жизнь, даже зная, что она закончится ее изгнанием, или даже преждевременной смертью, вместо того, что ей приходится выносить сегодня. "

Кирку трудно было это принять. Все, что он испытал в своей собственной жизни, научило его, что единственная истинная, бесспорная цель жизни состояла в том, чтобы жить. Любая другая цель была вопросом для философов. Любой другой выбор не был спасением, и ничем не отличался от затуманивания разума наркотиками или голографическими фантазиями, или от внедрения системы имплантантов. Только солдат мог принять решение рисковать своей жизнью ради победы, и Кирк мог вообразить только одну ситуацию, в которой человек охотно призвал бы смерть. И это очень опечалило его.

"Вы сказали мне, что в вашей вселенной не осталось надежды, " сказал Кирк. "Разве это возможно?"

"Вопрос в точку, " сказал зеркальный Спок. "Я полагаю, что ответ вы сами поймете. " Он натянул свой плащ на узкие плечи. "В моей вселенной, капитан Кирк, осталась единственная надежда - та, которую вы сможете принести нам. "

Кирк предполагал что все идет именно к этому. По какой-то причине этот Спок возвращал ему его слова, сказанные больше ста лет назад. Тогда Кирк сказал зеркальному Споку, что один человек с предвидением сможет многое изменить. Теперь настала очередь Кирка. По крайней мере именно на это намекал Спок.

"Предполагаю, что надежда, которую я мог предложить вам - это информация, которую вы хотите получить из баз данных Звездного Флота. "

"И снова верно. "

"Какую информацию? "

"За прошедшее столетие ваша технология продвинулась значительно больше чем наша. Мы нуждаемся в вооружении. Звездолеты. Более быстрые и мощные чем те, которые имеет Альянс. Ячейка мятежников землян, работавшая около Баджора достигла большого успеха воспользовавшись этой стратегией. "

Но Кирка не интересовали детали. Если этим людям были нужны только технические спецификации, он не понимал, почему они пошли таким окольным путем, чтобы получить их. Более того, он не понимал, почему они обратились именно к нему. "Учитывая все то, что вы мне рассказали, я не понимаю, почему Звездный Флот отказался вам помочь. "

"Вспомните Главную Директиву, " раздался позади него голос T'Вэл.

Кирк вздрогнул. Он был настолько поглощен беседой с этим Споком, что совсем потерял из вида Джэнвей и ее сообщницу вулканку.

"Звездный Флот ограничил доступ к нашей вселенной, " горько сказала T'Вэл. "Они умыли руки. "

Услышав это объяснение, Кирк грустно улыбнулся. Они не захотели им помочь. "Именно поэтому вы пришли ко мне? Потому что нуждались в ком-то, кто мог нарушить ради вас Главную Директиву? "

Голос Джэнвей был напряжен, словно собравшийся взорваться вулкан. "Это совсем не смешно. "

"Нет," сказал Кирк, пробуя восстановить частично собственное самообладание. "Я знаю, что это не смешно. Но это так иронично. Это та вещь, которую я продолжал делать, и из-за которой Звездный Флот едва не умыл руки в отношении меня. Нарушение этой проклятой директивы. И именно по этой причине вы разыскали меня... Потому что я не такой, как остальные офицеры в Звездном Флоте? А как же Жан-Люк Пикард? Он тоже знает разницу между тем что правильно и что неправильно, и при этом не создает проблем Звездному Флоту. Возможно вы не знаете об этом, но он перешагивал через инструкции с такой же легкостью как и я, если считал, что это в конце концов будет справедливо. "

Кирк увидел, как невысказанная мысль промелькнула в умах этих трех мятежников из зеркальной вселенной. Но все же зеркальный Спок сказал "Жан-Люк Пикард нам не подходит. "

Кирк подумал, что это была странная реакция, и он внезапно задался вопросом, а существовала ли в зеркальной вселенной копия Пикарда.

Но в этот момент Джэнвей проверила свой трикодер и объявила, что пора уходить.

Кирк пошел за ними к выходу из пещеры, и снова последовал за ними в туннели.

Пока они шли молча, передвигаясь медленными широкими шагами в слабой лунной гравитации, Кирк ломал голову, почему Пикард не подходил для того, что задумали мятежники, в то время как он подходил. Потом он вспомнил, что говорил ему ранее этот Спок, когда они спешили через туннели к пещере.

"Вы ищете правосудия, - не лично вы, а все остальные? " спросил Кирк. "Вы пришли ко мне, чтобы изменить правила игры, потому что я, или по крайней мере моя копия, ответственна за то, что сделал клингоно-кардассианский Альянс. "

"Никакой психоисторик, ни на Земле ни на Вулкане, не смог предсказать возможность такого объединения," ответил зеркальный Спок. "В характере кардассиан, искать союзников. Но это не совсем обычная черта для клингонов, разве что в исключительных обстоятельствах. Но так или иначе, Тиберий нашел подход к лидерам обеих групп, и убедил их последовать за собой, чтобы восстановить Империю Земли. "

"Война, " сказал Кирк с пониманием. "Война порожденная мной. "

Они остановились в месте пересечения коридоров, пока Джэнвей снимала показания трикодера.

"Это была самая ужасная война в истории галактики, " сказал зеркальный Спок, скрестив руки на груди. В этой части тоннелей стало еще холоднее, и Кирк видел, что зеркальный Спок начал дрожать. Было так необычно видеть вулканца, потерявшего контроль над своим телом, что Кирк вынудил себя отвести взгляд в сторону. "Не имело значение, что согласно моему приказу Империя Земли покинула оккупированные миры и занялась репатриацией. Наследие ненависти, которую породила Империя, пожинали тысячи миров. Эти миры в конце концов присоединились к Альянсу. Их единственной целью стало стереть Землю и Вулкан с лица вселенной. "

Снова Кирк изо всех сил пытался понять, почему все в зеркальной вселенной, по прежнему крутилось вокруг двух планет: мира Спока, и мира Кирка. Почему именно эти два?

Джэнвей указала им на левый тоннель. Он спускался вниз очень круто, и осветительные шары располагались друг от друга на приличном расстоянии, из-за чего каждый шаг был ненадежным.

T'Вэл достала ручной фонарик из своего боевого костюма и, взяв его своей биомеханической рукой, старательно светила под ноги зеркального Спока.

Пока они спускались вниз, Кирк начал понимать, почему этот Спок выглядел намного старше, чем его старый друг - его жизнь была намного труднее. "Я сталкивался с Тиберием в сражении дюжину раз, " сказал зеркальный Спок, дыша с огромным трудом. "Мы столько раз попадали в безвыходное положение, когда ни один из нас не мог объявить свою победу. После стольких лет совместной работы у нас не было тайн друг от друга. Но потом началась последняя битва. Вольф 359. Семь и восемь десятых светового года от Земли. Стратегически, последнее препятствие перед Землей. "

Зеркальный Спок на мгновение остановился, и его пристальный взгляд рассредоточился, как будто он снова переживал то сражение в своем обеспокоенном разуме.

Джэнвей пришлось прикоснуться к его руке, чтобы заставить идти дальше. "Сражение продолжалось три дня, " сказала она Кирку. "Объединенная клингоно-кардассианская армада столкнулась с тем, что осталось от Имперского Звездного Флота. Были уничтожены триста девяносто кораблей Империи Земли. Больше ста десяти тысяч жизней. Когда линия обороны была разрушена, не осталось никого... никого, чтобы остановить армаду. "

"Поверхность Земли была разрезана лучами, " продолжил зеркальный Спок, " только по причине ненависти. В течение четырех дней клингонский боевой крейсер стрелял дисрапторами по Великим Озерам Северной Америки, высушив их до дна и навсегда изменив атмосферу Северного Полушария. Кардассианский флот сделал то же самое в Южном Полушарии, уничтожив тропические леса Южной Америки и Азии. Потом они отравили океаны, так что биосфера Земли больше не могла производить достаточно кислорода для поддержания жизни. "

Во рту Кирка пересохло. Это был худший военный акт, какой он мог себе вообразить. Это было безумие, но на уровне, почти невероятном. "А что об этом думал Тиберий...? " спросил он.

"Я сомневаюсь, что Тиберий имел какое-либо отношение тому, что случилось на Земле, " почти прохрипел зеркальный Спок. "К тому времени, когда закончилось сражение в зоне Вульф 359, Тиберий исчез. " Вулканец продолжал натыкаться на препятствия, и двигался теперь только благодаря помощи Джэнвей.

"Что с ним случилось? "

"Не все ли равно? " ответила T'Вэл Кирку. Ее искусственная рука удерживала ручной фонарик, обращенным к земле под ногами Спока с точностью механизма. "Одни говорили, что его флагманское судно было разрушено на второй день сражения. Другие, что как только Имперский Флот был разбит, клингоны захватил его и замучали до смерти. Или выбросили его с крейсера в атмосферу с высоты в двадцать тысяч миль. "

"Некоторые говорили, что кардассианцы захватил его и запечатали в полом астероиде, " сказала Джэнвей. Ее голос странно отразился от ледяных стен темного коридора, который окружал их. "Единственный заключенный, плывущий в абсолютной темноте, в пустоте километр поперек. " Для Кирка это прозвучало так, словно Джэнвей посчитала такое наказание слишком мягким для его копии. "Или же кардассианцы расчленяли его на протяжении года, поддерживая в нем жизнь, пока он не стал сплетением тканей, нервов и кровеносных сосудов, пригодным только на обед падальщикам. "

Кирк вздрогнул от отвращения к собственной копии.

"Независимо от того, какая судьба его постигла, " сказал зеркальный Спок, " после того, как пала Земля, Тиберия больше никто не видел. Хотя никто и не думал, что он появится. Было ясно, что сформированный Альянс не мог больше извлечь из него пользу для себя. Так что если бы он и пережил эту войну, его все равно бы убили, как только он потерял свою ценность. "

Несмотря на злодеяния совершенные Тиберием, Кирк не мог сдержать чувства острой горечи за своего двойника. Всегда в своей собственной жизни Кирк боролся, чтобы быть человеком власти. А Тиберием управляли сначала Спок, потом Альянс. А в конце он потерял все из-за предательства. Опасные мысли, напомнил себе Кирк. Как он мог испытывать симпатию к монстру подобному Тиберию?

"Что случилось с Вулканом? " спросил Кирк.

На этот раз зеркальный Спок справился со своими эмоциями, и ответил на вопрос так, как будто он снова стал тем вулканцем, каким был сто лет назад. "Мой мир сделал логическую вещь. Он сдался. Я сам договаривался об условиях. "

Кирк мог предположить, каким стал результат этих переговоров. Спок уже описал ему, на что стал похож его родной его мир сегодня. "Альянс предал вас. "

"Вулкан был опустошен, " сказала T'Вэл. "Его биосферу оставили неповрежденной, но только ее. "

"А вы бежали, " сказал Кирк.

Зеркальный Спок просто кивнул, как будто у него не хватило дыхания, чтобы произнести это. Джэнвей не снижала темпа.

"И с тех пор," продолжила за вулканца T'Вэл, " Спок стал беглецом. Интендантом сопротивления Вулкана."

Они достигли нижнего уровня туннеля. Луч фонаря Т'Вэл нашел узкую щель в стене. Джэнвей направила их туда.

Извилистый тесный проход привел их в маленькую комнату, заваленную остатками старинных скафандров. Кирк осмотрелся вокруг и предположил, что это был плацдарм ледовых шахтеров. Здесь же находилась еще одна платформа транспортера, хотя она была меньше первой, которую он видел.

"У него хватит мощности, чтобы поднять нас на поверхность? " спросил Кирк. Эти портативные модели вообще то использовались для транспортировок на короткие расстояния в опасных окружающих средах. Он не был уверен, как глубоко они находились, но чувствовал, что поверхность Луны должна быть на несколько километров выше них. А транспортация через твердую скалу требовало намного больше затрат энергии, чем перемещение через вакуум.

Но Джэнвей не разделяла беспокойства Кирка. "Нам не надо подниматься на поверхность. " Она поднялась на платформу, а затем помогла Споку сделать тоже самое.

"Тогда куда вы нас доставите? " спросил Кирк. Он занял свою позицию, и заметил, что T'Вэл встала так, чтобы не касаться его. "В другую пещеру? "

"Нет," сказал зеркальный Спок. "В другую вселенную. "

Кирк открыл свой рот, чтобы возразить.

Но было уже слишком поздно.

Ледяная шахта распалась вокруг него, как будто впервые за столетие и во второй раз в своей жизни, Джеймс Т. Кирк прошел через зеркало.

ДЕСЯТЬ

Неликс бросился вперед и принял на себя первый выстрел из двух, и беззвучно повалился на пол.

Пикард не позволил жертве талаксианина пропасть напрасно.

Он прыгнул, целясь в клингона, который поразил Неликса, развернул его вокруг себя так, чтобы тот оказался между ним и вторым клингоном.

Второй клингон отпрянул назад, поднял свой дисраптор и выстрелил от бедра.

В тот момент когда луч поразил клингона, Пикард отпустил его и уложил на палубу. Потом прежде чем второй клингон смог выстрелить снова, Пикард ударил его по руке, держащей оружие, а потом нанес удар в челюсть, ломая клингону передние зубы.

Фонтан розовой крови расплескался в воздухе, когда раненный воин замотал своей массивной головой. Пикард отпрянул назад, когда его противник зарычал словно голодное животное. Волосы спутались, кровь, струилась по его броне из разбитого рта. Воин быстрым движением потянулся к поясу за своим d'k tahg, зловеще щелкнул оружием, обнажая лезвие и ринулся на Пикарда.

Никакой другой человек, возможно, не пережил бы такое стремительное нападение.

Но шефом службы безопасности Жан-Люка Пикарда долгое время был клингон. И Пикард не упустил возможности изучить бой без оружия у этого известного в галактике мастера боевых искусств.

Таким образом Пикард был не настолько глуп, чтобы уклониться от нападения - действие, которое сделало бы его уязвимым. Вместо этого, он выставил свою руку, чтобы отклонить руку, держащую трехлопастной нож, заблокировал ее, уперся в предплечье клингона, и резко дернул нападавшего вперед.

Умело как матадор, Пикард отступил, когда клингон покачнулся, вытянув руки для поддержания равновесия и заревел, когда его тело понеслось прямо к цели, выбранной Пикардом.

К силовому полю камеры задержания четыре.

Поскольку силовые поля действуют так, чтобы удерживать заключенных, оно вполне могло удержать и кое-кого другого.

Когда клингон столкнулся с энергетическим экраном, его нервную систему закоротило, и его непроизвольный крик тут же затих. Усиленная и возвращенная назад инерционная сила воздействия отбросила его в противоположном направлении, словно он столкнулся со стеной твердого каучука.

Соскользнув по стене воин клингон остановился у ног Пикарда, и потерял сознание.

Но у Пикарда не было времени смаковать победу. Если кто-то на мостике Вояджера контролировал использование транспортатора, то пройдет совсем немного времени, прежде чем сюда вломятся новые охранники. Он стремительно двинулся к контрольной панели силового поля на переборке у входа в камеру задержания, и ввел команду. Поле мигнуло.

И тут же Райкер и другие восемь человек из команды Энтерпрайза выбежали из камеры. Райкер немедленно бросился отключать силовые поля в других камерах, выпуская остальных членов экипажа, которые тоже содержались здесь как пленники.

"Соберите оружие клингонов, " приказал Пикард своей команде, " потом заблокируйте двери. И найдите коммуникатор. Послушаем о чем они говорят. "

Затем Пикард вернулся к Неликсу, перевернул маленького инопланетянина, и с удивлением обнаружил, что тот все еще дышит. Предположив, что талаксианин возможно имеет врожденный иммунитет к клингонскому дисраптору, Пикард подозвал одну из медсестер доктора Крашер, которая оказалась среди освобожденных заключенных. Используя экстренный медицинский набор, который она нашла в шкафчике, медсестра склонилась над Неликсом.

Глубокий гортанный стон отвлек внимание Пикарда на клингона, который был застрелен своим напарником. Он также был все еще жив.

На сей раз, Пикард позвал на помощь Райкера, и вместе они связали клингонов, заткнули им рты и перетащили в камеру. "Почему клингонские дисрапторы настроены на уровень ошеломления? " спросил Райкер. Это казалось единственным разумным объяснением того, что обе жертвы остались живы.

"Это не совсем те клингоны, которых мы знаем, " сказал Пикард.

Райкер с надеждой посмотрел на своего капитана.

"Это не Вояджер, Уилл. Это дубликат, построенный в квантовой действительности, которую Звездный Флот называет зеркальной вселенной. "

Рот Райкера открылся от удивления. "С которыми пересекся Кирк? "

Пикард проверил кляпы. "И с которыми несколько лет назад столкнулся доктор Башир и баджорианский офицер. "

"Что они здесь делают? И зачем они построили Вояджер? " спросил Райкер.

"Для приманки, " сказал Пикард, выходя из камеры и включая силовое поле. Он увидел, что члены его команды, содержавшиеся в тюремном отсеке, собрались вместе в ожидании дальнейших распоряжений. Коммандер Слоан и лейтенант Стран, молодой вулканский ученый геолог, стояли по обе стороны от входной двери отсека, каждый с клингонским дисраптором в руке. Пикард остался доволен инициативностью своей команды. Следуя привычке, рожденной многими опасными миссиями, капитан устроил перекличку.

"Но если они смогли воспроизвести Вояджер, почему бы им не построить свой собственный Энтерпрайз? " спросил Райкер.

Пикард не ответил. Нахмурившись он смотрел на группу собранную в отсеке. Компьютер сказал, что здесь содержались тридцать четыре члена команды Энтерпрайза. Пикард насчитал тридцать четыре человека.

Тридцать пятым был Райкер.

"Капитан? " позвал Райкер.

"Дайана здесь? " спросил Пикард.

"Я не знаю где она, сэр. "

Пикард ощутил волну беспокойства, исходящую от его первого офицера. "Я знаю, что она находится на этом судне, Уилл, и с ней все в порядке, как и с остальными пятьюста семьюдесятью пятью членами нашего экипажа. Я получил это сообщение от компьютера." Пикард придвинулся к Райкеру поближе, поворачиваясь так, чтобы другие члены команды не смогли ни видеть ни слышать того, что он говорит. "Кто-то в этой комнате самозванец. Копия из зеркальной вселенной. Кто-то, кто будет выглядеть похожим на члена команды, которого мы все знаем. "

Пикард внимательно наблюдал за реакцией Райкера, прекрасно осознавая, что он тоже может быть копией.

"Именно поэтому вы хотели найти Дайану?" спросил Райкер. "Она смогла бы ощутить отклонение в самозванце. "

"В ее отсутствии я открыт для предложений, " сказал Пикард.

"Вы уверены, что здесь только один самозванец? "

"Если только кто-то еще не присоединился к вам за последние пять минут, " сказал Пикард.

"Только клингоны, с которыми вы запросто расправились, " сказал Райкер. "Мы должны узнать, кто из людей прибыл вместе с нами, а кто нет. "

Это было первой задачей Пикарда. Но все было не так просто. "Вы помните, как вы оказались здесь? " спросил Пикард.

Он увидел, что Райкер немедленно ухватил дилемму. Все, кто были перенесены на борт Вояджера без сознания, не смогут вспомнить, когда и какой именно член экипажа был подсажен в камеры задержания.

Но потом Райкера озарило. "Помните что случилось с Ворфом. Когда он попал в квантовую трещину. То, что произошло пять лет назад? "

Пикард заметил параллели, хотя и не совсем точные с тем, с чем они столкнулись теперь. "Но Ворф испытал полный спектр альтернативных историй. Что-то порядка двухсот восемидесяти пяти тысяч, кажется. "

"Точно, " сказал Райкер. "Но каждый из них имел уникальную квантовую подпись. Именно так Ворф сумел возвратиться в нашу действительность. "

Теперь Пикард понял мысль Райкера. "Конечно. Каждая зеркальная вселенная будет иметь уникальную квантовую подпись своей реальности, и мы сможем идентифицировать ее, раз она отличается от нашей собственной. "

"Все в чем мы нуждаемся - трикодер. "

Пикард оглядел отсек в поисках шкафчика или...

"Там, " сказал Пикард.

Он и Райкер немедленно подошли к репликатору, встроенному в одну из стен отсека. Главный экран выбора был установлен на выдачу продовольствия, и Пикард заметил, что все основные параметры были стандартными для Звездного Флота. Клингоны и кардассианцы или не потрудились перепрограммировать репликатор, или не сознавали, как функционировал этот прибор.

Пикард ввел свой чрезвычайный код доступа Флота, затем вызвал список оборудования, и просмотрел его на предмет доступных видов трикодеров.

"Это был код доступа Флота? " спросил Райкер.

"Я полагаю, что Альянс понятия не имеет о многих особенностях этого судна, " сказал Пикард. "Гул Рутал никогда не подтверждала свое командование, так что компьютер готов принять меня в качестве капитана, если это одобрит Звездный Флот." Он заметил в списке репликатора трикодеры спецификации десятого типа и заказал их.

Райкер усмехнулся. " Хотел бы я видеть выражение на лице офицера по коммуникациям, который получит сообщение от Вояджера, запрашивающего подтверждение ваших распоряжений. "

"Если нам повезет, Звездный Флот узнает об этом в течение следующего часа, " сказал Пикард. На экране репликатора вспыхнуло тревожное сообщение системы о том, что восемьдесят пять трикодеров уже находятся на складе корабля, но Пикард отверг это предложение.

С яркой золотой вспышкой несколько мгновений спустя из репликатора появился трикодер. Пикард вручил его Райкеру.

Райкер щелчком открыл его, включил, а затем сделал паузу. "Жан-Люк, вас не удивляет, что все проходит слишком легко? "

Пикард задумался над этим вопросом, и придумал разумное объяснение. "Общее олличество их рабов, и численность команды Альянса составляет всего девяносто девять человек, и это для того, чтобы справится с шестью сотнями пленников. Основной штат команды Альянса находится на Энтерпрайзе, и так как никто не заметил моего перемещения из лазарета в тюремный блок, остается предположить, что Альянс не знает о возможностях этого корабля. "

"Будем надеяться, что вы правы, " сказал Райкер. "Вы можете заставить его производить фазеры?"

Пикард попробовал, но на экране высветилось сообщение, что его код доступа Флота не позволяет ему копировать вооружение, пока не поступит подтверждение его полномочий. "Ну давайте посмотрим, получится ли у меня со значками коммуникаторами. " Он установил репликатор на производство большого числа значков, чтобы заменить ими те, которые отобрали у команды. Они начали материализовываться в комплектах по шесть штук.

"Трикодер откалиброван для квантовых подписей? " спросил Пикард.

Райкер нажал на кнопку контроля, а затем кивнул.

"Используйте его пока раздаете значки коммуникаторы. "

Райкер взял горсть значков для членов команды, ждущих в центре отсека. Пикард поглядел на двери, и увидел, что Слоан и Стран остались на своем посту, затем подошел к станции безопасности. Рядом с пультом управления отсеком, компьютерным экраном и коммуникационным пультом стоял маленький стол.

Пикард остался стоять на тот случай, если придется двигаться быстро, и попытался войти в компьютерную систему. Войдя в систему он ввел код доступа, и попросил компьютер вывести список всех систем безопасности, действующих в настоящее время.

Экран показал короткий список мониторов визуального обзора, включая те в изоляторе и в тюремном блоке. Все работали автоматически. Ни один не был под живым наблюдением.

Пикард не понимал этого. Складывалось ощущение, что судном управляли кадеты.

Райкер вернулся к Пикарду, наклонился к нему и показал на экран. "Энсин Маргарет Кларк, " прошептал он.

Пикарду не пришлось рыться в памяти. Он знал энсина, светлокожую темноволосую девушку, почти землянку, так как ее бабушка и дедушка были вулканцами, насколько он помнил. Она была назначена на Энтерпрайз всего три месяца назад. На мгновение он задался вопросом, как Альянс получил информацию о команде его судна, и откуда они узнали, что могут использовать копию энсина как темную лошадку, чтобы контролировать заключенных. Это подразумевало некоторый уровень искушенности, которая отсутствовала в способе управления кораблем.

"Что прикажете с этим делать? " спросил Райкер.

Пикард уставился на Райкера пристальным взглядом. "А что вы сделали, когда исчез Пегас? "

Райкер мигнул в мгновенном замешательстве. Потом он нахмурился. "Вы хотите знать, являюсь ли я копией."

"Что случилось с сердечником варп-ускорителя, Уилл? " Пикард ждал, готовый припечатать свой кулак в челюсть Уильяма Райкера, если тот окажется не тем кем надо. Пегас был одним из первых назначений Райкера после окончания Академии. Семнадцать лет назад, как гласили отчеты, экспериментальное судно взорвалось после того, как команда взбунтовалась против капитана Эрика Прессмана. Прессман и энсин Райкер оказались в числе девяти оставшихся в живых после катастрофы.

И только эти девять знали то, о чем умалчивали отчеты - что на самом деле случилось с их кораблем.

"Не было никакой поломки в варп-ускорителях. Пегас был захвачен астероидом. Прессман проводил испытание устройства маскировки в нарушении соглашений Алджерона, и команда взбунтовалась. "

"Это легко найти в отчетах трибунала над Прессманом, " сказал Пикард. "Скажите мне то, чего никто не знает. Например ранг ромуланского шпиона, которого мы захватили, когда нашли Пегас."

"Мы не захватывали никакого шпиона, ромуланца или кого-либо еще. "

Пикард улыбнулся, главным образом от облегчения. "Есть ли что-нибудь, что вы хотели бы спросить у меня?"

"Нет," сказал Райкер. "Вы были первым человеком, которого я проверил трикодером. "

Пикард оценил осторожность Райкера, "Темные копии - рабы в этой действительности. Мы могли бы предложить им работать с нами также, как Неликсу. "

"Неликсу? "

Пикард указал туда, где над Неликсом склонилась медсестра. Талаксианин все еще был без сознания. "Возьмите транквилизатор из медицинского набора. На всякий случай. "

Райкер направился к медсестре. После того, как Пикард увидел, что его первый офицер заполучил гипоспрей, он призвал свою команду к вниманию. "Мы находимся в критической ситуации, " сказал он им. "Но не совсем в отчаянной. Кардассианцы и клингоны, которые захватил нас и Энтерпрайз, не из нашей вселенной. Они копии из того мира, который в Звездном Флоте принято называть зеркальной вселенной. "

Пикард подождал, пока не прекратилось бормотание. Он использовал это время, чтобы подойти поближе к группе людей, стоящих рядом с энсином Кларк. Райкер подбирался к ней сзади.

"Прямо сейчас почти половина команды Энтерпрайза переведена на это судно, которое является дубликатом Вояджера, а не самим Вояджером. Хорошие новости - мы превосходим численностью наших захватчиков в соотношении почти шесть к одному. Еще более хорошие новости то, что наши захватчики не знают обо всех возможностях этого корабля, которые мы можем использовать в своих интересах. "

Теперь Райкер оказался в пределах досягаемости руки Кларк. Подобно остальным настоящим членам команды, она внимательно слушала каждое слово, которое произносил Пикард.

"Однако, мы действительно столкнулись с уникальной ситуацией, потому что нам придется иметь дело с нашими зеркальными копиями. Если вы читали сообщения Звездного Флота, вы должны помнить, что многие из нас возможно будут иметь копию в зеркальной вселенной. Дубликат. Кого-то настолько идентичного, что мы столкнемся с риском проникновения в наши ряды. " Пикард снова сделал паузу, в то время как его команда обменивалась подозрительные взгляды с соседями. Только не энсин Кларк. Она продолжала смотреть прямо в глаза Пикарда.

"Однако, " продолжил Пикард, " мы действительно имеем преимущество. В зеркальной вселенной люди всего лишь рабы. Мы можем предложить этим людям, которые находятся на судне, и на Энтерпрайзе их свободу. Подумайте об этом: мы находимся глубоко на территории Федерации; Звездный Флот прямо сейчас получает информацию о сложившейся ситуации... " Пикард сделал паузу, когда увидел, что глаза Кларк выдали ее удивление. "... так что нет никакой возможности, что Альянс клингонов и кардассианцев сможет преуспеть в попытке похитить наш корабль. Поэтому я предлагаю свободу, поддержку, и новую жизнь любому человеку из зеркальной вселенной, который захочет нам помочь. "

Пикард окинул взглядом свою команду, затем остановил взгляд на Кларк. "Энсин Кларк, " сказал любезно Пикард, "разве вы предпочтете служить Альянсу? "

Энсин напряглась, сделав вид что не понимает, почему Пикард адресует свои комментарии именно ей.

Пикард протянул ей свою руку. "Вы присоединитесь к нам, энсин? "

Кларк нахмурилась. "Вы думаете, что я одна из них? "

"Я не думаю. Я знаю. "

Энсин нервно огляделась, встревоженная тем, что каждый присутствующий в отсеке уставился на нее. Потом она заметила стоящего за ее спиной Райкера. Она развернулась, чтобы бежать, но куда она могла пойти, Пикард не имел ни малейшего понятия.

Прежде чем она сделала первый шаг, Райкер схватил ее за руку. Еще четверо из команды потянульсь к ней.

"Нет! " воскликнула она.

Райкер держал гипоспрей на готове, но Пикард покачал головой.

"У вас нет причины бояться нас," сказал Пикард. Он не понимал причину паники девушки, пока она не заговорила.

"Они убьют мою семью! "

Теперь он наконец-то все понял. И, возможно, нашел способ помочь ей. "Где они? " [ плечи женщины задрожали, и ее страх проявился открыто.] "С ... с заложниками.. .. "

"Какими заложниками? "

"C копиями," сказала Кларк, теряя над собой контроль. "Людьми подобными мне, имеющие дубликат в вашей вселенной. Они используют нас. "

"Для чего? "

Кларк уставилась на него, как будто не понимая вопроса. "Для этого. Сливаться с вами. Быть шпионами Альянса. "

Теперь Пикард встревожился не на шутку. "Сколько вас там? "

Еще большее замешательство отразилось на лице Кларк. "Где? На Энтерпрайзе? В Звездном Флоте? "

Пикард увидел отражение своей тревоги на лице Райкера. Могло ли быть правдой, что сам Звездный Флот оказался укомплектован зеркальными копиями? "Давайте начнем с Энтерпрайза, " сказал он.

Кларк покачала головой. "Я не знаю. Они никогда не говорят нам всего. Так что мы не можем знать. "

"Но вы можете предположить? "

Кларк с болью посмотрела на него. "Возможно пятеро. Они прибыли на борт со звездной базы тридцать, непосредственно перед тем, как вы улетели в Неоднородность. "

Пикард почувствовал, как палуба уходит у него из-под ног. Это нападение на Энтерпрайз не было случайным. После того что рассказала эта испуганная женщина, он решил, что Альянс предпринял долгосрочные усилия чтобы проникнуть в Звездный Флот. Они имели дело не с актом пиратства.

Энтерпрайз пал жертвой войны.

"Где реальная Маргарет Кларк? "

Женщина с вызовом посмотрела на него. "Я реальная Маргарет Кларк. "

Пикард вынудил себя не спорить с нею. Конечно она считала, что эта вселенная была всего лишь ее собственным отражением. "Хорошо. Где ваша копия. Маргарет Кларк этой вселенной. Когда вы заменили ее? "

"Несколько часов назад. Когда они захватили ваш корабль. "

"И что с ней произошло? "

Энсин Кларк пожала плечами. "Они будут держать ее в заложниках. По крайней мере, это то, что они делают с другими. Точно я не знаю. "

"Где заложники? Их забрали в вашу вселенную? "

Кларк покачала головой. "Пока нет. Их увезут когда ..., когда врата будут закончены. "

На мгновение, Пикард почувствовал немое удивление от слов женщины. Но они были так ужасающе логичны. "Врата. Между нашими вселенными. "

Кларк кивнула, на этот раз более спокойно. Она, казалось, начала приспосабливаться к новой изменившийся ситуации.

"И они заберут туда Энтерпрайз. "

"Да. "

Райкер отпустил руку Кларк, но продолжал держать гипосапрей наготове. "Где находятся врата?" спросил он.

"Этого я тоже не знаю. Я проникла через них на Вояджере. Я помню поле астероидов, но никаких звезд поблизости. "

Райкер посмотрел на Пикарда. "Мы сможем послать сообщение через Звездного Картографа." Он повернулся к Кларк. "Сколько времени вы провели в пути от врат до Неоднородности? "

Кларк глубоко вздохнула. "Несколько дней. Я не знаю. " Она посмотрела на Пикарда, ее беспокойство теперь сменилось покорностью. "Мы рабы, капитан Пикард. Именно так на нас смотрят. Мы делаем то, что нам говорят, и не задаем вопросы. "

"Все изменится, " сказал ей Пикард. Ее озадаченная реакция подсказала ему, что будет лучшее, если она узнает то, что значит быть свободным человеком, на личном опыте, а не из его объяснений. Он решил что будет смотреть на нее как на члена своей команды. "Вы знаете, куда теперь идет Вояджер? "

"Назад к вратам. Вместе с Энтерпрайзом. "

Пикард уставился на переборку. "Энтерпрайз - ... там? Прямо сейчас? "

"Я слышала об этом недавно, " сказала Кларк.

Пикарда беспокоил тот факт, что Кларк выдала эту информацию так быстро, но он мог подтвердить ее слова, проверив показания сенсоров в компьютере отсека. Энтерпрайз был на расстоянии два километра, все еще рядом с Вояджером, все еще около Неоднородности.

Райкер разделял беспокойство Пикарда. "Разве вы не говорили, что Неликс сообщил вам об уходе Энтерпрайза? "

"Он также говорил, что ему сообщали не все. "

Райкер осмотрел отсек, и бросил взгляд на Кларк, все еще удерживаемую четырьмя членами команды Энтерпрайза. "Она сказала то же самое. "

"Вы думаете, что один из них лжет? " спросил Пикард. Конечно он ничего не собирался принимать на веру из того, что рассказал ему Неликс, особенно после подтверждений, найденных в компьютере корабля.

"Я думаю, что они оба, " сказал Райкер. Потом он вызвал экран. "Не имеет значения, что говорят нам Кларк или Неликс, пока мы знаем, что Энтерпрайз находится в зоне досягаемости транспортеров Вояджера. Как только мы вернемся на борт, мы сможем проверить эту историю. "

Пикард почувствовал, что бремя оставило его. Уилл был прав. Не было необходимости ему и его команде организовывать переворот на этом корабле. Раз у них был доступ к транспортерам Вояджера, Пикард мог вернуть команду назад на Энтерпрайз.

Ему понадобилось всего несколько минут, чтобы вместе с Райкером разработать план. Необходимо было всего две команды по шесть человек, и еще двое - Пикард и Райкер. Первая команда должна транспортироваться непосредственно в инженерную секцию Энтерпрайза и попытаться отключить реактор деформации. Вторая транспортируется на мостик и попробует взять верх над экипажем Альянса, который они там обнаружат.

Но Пикард сразу сказал им, что не ждет от этой вылазки успеха. Фактически, подчеркнул он, они должны были сдаться почти сразу же. Их главная задача состояла в том, чтобы просто отвлечь внимание захватчиков от того, что будут делать Пикард и Райкер на запасном мостике Энтерпрайза, восстанавливая власть команды Пикарда над кораблем.

Если компьютерная сеть все еще в рабочем состоянии - а судно столь же сложное, как Энтерпрайз могло функционировать только при таком условии - процедура, уверил он их, должна занять меньше минуты. Потом он заполнит корабль анестезирующим газом, и задаст курс к ближайшей звездной базе на максимальном варп-ускорении. Вояджер без команды инженеров Звездного Флота, которые знали, как вытрясти последний миликохрейн из варп-двигателей, не сможет поддерживать корабль на должном уровне.

Коммандер Слоан должен был вести группу высадки на мостик, и Пикард приказал ему взять клингонский дисраптор, который он использовал, охраняя двери отсека. Если экипаж Альянса не установил повторно систему подавления оружия, был шанс, что он сможет им воспользоваться.

Однако группа высадки в инженерный отсек не была вооружена - беспризорный луч дисраптора около реактора деформации мог привести к большой беде. Второй дисраптор прихватил с собой Райкер.

Члены команды, не участвующие в нападении вернулись в свои камеры, и Пикард, прежде чем запереть их, отрегулировал экранирующие поля таким образом, чтобы они поддерживались на самом низком уровне. Если кто-нибудь из охранников Альянса придет проверить заключенных в отсек, они увидят действующие поля. Но в случае критического положения, команда могла легко проскользнуть через силовые поля, отделавшись при этом легким ударом тока.

Через пять минут после того, как Пикард подтвердил, что Энтерпрайз все еще находится в пределах луча транспортера, он встал в центре отсека вместе с Райкером и двенадцатью другими членами команды, которые должны были помочь ему вернуть звездолет. "Все готовы? " спросил он Райкера.

"А как вы ?"

"Все... прекрасно, " сказал Пикард. Потом задумался. Странно, он действительно чувствовал себя хорошо. Совсем не так, как после его опыта с Гул Мадредом. Или с боргами. Лихорадка перед битвой, решил он. Должно быть именно это маскировало последействия пытки эгонайзером от рук ЭМГ.

"Вы уверены? " спросил Райкер, ощутив неуверенность Пикарда.

"Я хочу вернуть свой корабль, Уилл. " Все предельно просто. Остальное могло подождать, пока цель не будет достигнута. "Компьютер, укомплектован ли зал транспортатора командой в настоящее время? "

"Отрицательно, " ответил компьютер.

"Транспортатор функционирует? "

"Подтверждаю. "

"Начать транспортировку по заложенным координатам. Пикард и двенадцать человек из зоны задержания в первый зал транспортатора. Транспортировать группами по четыре, четыре, и пять. "

Компьютер не потрудился ответить. Вместо этого, Пикард увидел, как отсек распался в золотой вспышке, которая затем преобразовалась в зал транспортатора, очень похожий на тот, что был на Энтерпрайзе.

Как сказал компьютер, комната была пуста. Райкер немедленно подбежал к дверям коридора и запечатал их.

Через несколько минут все тринадцать членов команды оказались в зале транспортатора. И не было никаких признаков, что кто-либо на мосте этого Вояджера контролировал использование транспортатора. Пикард был уверен, что если новая команда Энтерпрайза будет столь же неосмотрительна, то возвращение звездолета не принесет никаких сложностей.

На пульте транспортера Пикард задал координаты для трех лучей, затем установил автоматический цикл.

Сначала на Энтерпрайз переместилась команда в инженерный отсек. Их появление могло вызвать тревогу, и Пикард был уверен, что это станет причиной волнения на мостике. Двадцать секунд спустя на мостик транспортировалась вторая команда, чтобы привести захватчиков в еще большее замешательство.

И только после этого отбыли Пикард и Райкер.

Они стояли плечом к плечу на платформе транспортатора. Райкер держал свой дисраптор наготове. "Я ведь говорил вам, что нужно быть осторожным со своими желаниями, " сказал он капитану.

"Когда я жаловался на наши обязанности, Уилл, я имел ввиду совсем не это. "

Райкер улыбнулся. "Вы уверены? "

Но в этот момент начался эффект транспортации, и Пикард не успел ответить. Но в безвременный момент транспортации он задался вопросом, а что если Райкер прав.

Пикард оказался в ситуации жизни-или-смерти, вынужденный бороться за свою команду и свой корабль.

Он не мог отрицать бодрящее ощущение цели, которое дала ему эта миссия.

Принимать меры, делать что-то заслуживающее внимания, не это ли первая причина, почему он пошел служить в Звездный Флот? Быть кем-то, кто мог что-то исправить?

А затем вокруг него сформировался вспомогательный мостик Энтерпрайза, и каждый пульт в компактном центре управления перешел в диалоговый режим и включился, как только сенсоры обнаружили их присутствие.

Райкер крутанулся, прикрываясь дисраптором от двери турболифта, в то время как Пикард направился к контрольной рулевой панели. Первым делом по привычке он проверил статус своего корабля.

На мгновение он удивился, когда увидел, что порядок блокировки, которую он поставил в те последние секунды перед прибытием Тома Пэриса на мостик, остался таким же.

Потом Пикард почувствовал трепет от надежды, когда понял, что его ситуация оказалась лучше, чем он ожидал. Или Неликс лгал, или, что более вероятно, был дезинформирован о том, что Рутал сделала с Энтерпрайзом. Возможно, подумал с надеждой Пикард, он не выдал никаких кодов доступа за время допроса. Или, если и выдал, то Рутал все еще пробовала определить, были ли полученные ею коды истинными или ложными. Независимо от причины, это намного облегчало перехват контроля над Энтерпрайзом, чем он думал сначала.

"Что там с нашим статусом? " спросил его Райкер.

Пикард вызвал картинку с камер безопасности. План сработал в совершенстве. "Драка в инженерном отсеке и на мостике, " сообщил он. "Альянс не понимает, что происходит. " Пикард намеревался держать этим путем.

"Компьютер, это Жан-Люк Пикард. Подтвердите голосовую идентификацию. "

" Идентификацию подтверждаю. "

"Команда авторизации Пикард альфа ноль четыре четыре девять. Отмените эксплуатационную блокировку, и восстановить полную боеспособность. "

"Боеспособность восстановлена, " подтвердил компьютер.

Пикард вскочил и развернулся лицом к Райкеру. "Мы сделали это! "

Райкер поспешил к экологической станции. "Я отрежу нас от главной системы жизнеобеспечения." Но прежде чем он смог достичь приподнятой палубы, окружающей вспомогательный мостик, глухой удар потряс переборки.

Райкер остановился, и с беспокойством оглянулся на Пикарда.

"Компьютер, " выкрикнул сразу Пикард. "Идентифицировать источник толчков, сообщить о результате на вспомогательный мостик. "

Компьютер не отвечал.

"Компьютер, это Пикард. Ответь. "

Ничего.

Пикард вернулся к рулю, ударил рукой по кнопке доступа к автоматической системе определения повреждений.

Но изображение на консоли не изменилось, как будто контрольная панель не обнаружила его запроса.

"Что это?" спросил Райкер.

"Мы заперты, " сказал Пикард. Но как это случилось?

Потом главный экран вспомогательного мостика замерцал и ожил, заполняя комнату мрачным светом.

Пикард посмотрел на экран.

Там была Гул Рутал.

Она сидела на его мостике. В его кресле.

Командовала его кораблем.

Кардассианка ухмыльнулась. "Позвольте мне поблагодарить вас, капитан Пикард. Без вашей помощи, как мне говорили, потребовалось бы больше месяца, чтобы установить ручной контроль над Энтерпрайзом. "

"Компьютер, " приказал Пикард. "Экстренная блокировка! Альфа Пикард Один! "

Гул Рутал рассеянно пожала плечами. "Вы почувствовали встряску? Мы разъединили линию ODN, соединяющую вспомогательный мостик с компьютерной сетью корабля. Ваш корабль вас больше не слышит. "

Пикард услышал слабое шипение. Он просмотрел на вентиляционные отверстия и увидел нежный каскад белого пара. Анестезин. Его собственный план использовали против него.

"Уилл! Дверь турболифта! "

Райкер нацелил дисраптор на дверь турболифта, но луч так и не появился. Ясно, система подавления оружия снова действовала. Все системы, которые мешали нападавшим получить контроль над звездолетом, теперь использовались для того, чтобы воспрепятствовать Пикарду восстановить свой собственный контроль.

"Вы должны признать, капитан, что это намного гуманнее чем пытка. "

Только теперь Пикард понял, что он упустил. И он знал, что должен был понять это раньше. "Вы никогда не допрашивали меня. "

Рутал улыбнулась, склоняя свою голову, как будто принимая от него комплимент. "Наши источники предположили, что вы будете подготовлены, и дадите нам ложные коды. Если мы введем неправильные коды, возможно существенное повреждение судна... а этого никто не хотел. Меньше всего вы, как я подумала. "

Пикард почувствовал подступающее головокружение.

"Я бы на вашем месте села, " сказала Рутал. "Если вы упадете, когда газ начнет действовать, вы тоже можете пораниться. "

Пикард наткнулся на центральное кресло. Сел в него. Теперь он понял все - клингонские дротики, которые в конце концов оказались не смертельными, отсутствие последствий пытки, непринужденность с которой он смог обойти систему безопасности Вояджера.

"Вы завели меня в лабиринт... " произнес слабо Пикард.

"Напротив. Мы построили лабиринт, а вы побежали в него сами. С нетерпением. По вашей собственной доброй воле. Подобно хорошо обученной мыши. "

Пикард почувствовал, как закружился вокруг него вспомогательный мостик. Он видел как закатив глаза рухнул без сознания на палубу Райкер.

Рутал была права. Он поверил этой западне без сопротивления. Вера в важность миссии не позволила ему остановиться и продумать все нестыковки, задать себе вопросы, которые у него возникли.

Но теперь вопросов не осталось. Он только что отдал Энтерпрайз в руки врагов.

"Я должен вам комплимент, " сказал он натянуто.

"Прежде, чем вы начнете меня считать такой находчивой, " сказал с экрана Рутал, " я должна признать, что мне помог эксперт. "

Пикард уставился на экран, не понимая, что имеет в виду Рутал.

"Единственный, кто мог построить лабиринт, в который вы попались, " сказала Гул. "Единственный, кто мог продумать каждую деталь плана, способного ввести вас в заблуждение, и заставить отвлечься. "

На экране появилась другая фигура. Клингон? подумал Пикард, с трудом фокусируя взгляд. По крайней мере, кто бы это ни был, он носил клингонскую броню, а его белые волосы были длинными, и перхваченными сзади в хвост воина.

Но что-то было неправильно. Пикард напрягся, чтобы идентифицировать фигуру на экране.

Лоб и голова человека были гладкими. Никаких клингонских выступов.

И фигура была человеческой.

Столь же человеческой, как он сам.

Как знакомо лицо, как будто он видел ...

"Жан-Люк Пикард, " сказала Гул Рутал, когда сознание Пикарда помутилось, " познакомься... с Жан-Люком Пикардом. "

ОДИННАДЦАТЬ

Сначала он подумал, что транспортер не сработал. Комната в которой материализовался Кирк, выглядела точно так же как та, в которой они только что были. Но когда сияние транспортатора исчезло, стали очевидны различия.

Здесь стены и обломки были покрыты толстым слоем инея. Даже платформа транспортера была покрыта льдом - лишь несколько чистых пятен на ней показывали места, где тепло просочилось через энергетические модули.

А потом главное отличие поразило Кирка с силой сокрушительного удара.

Холод.

Настолько интенсивный, что это было весьма болезненно.

Он вздрогнул и выдохнул, смешивая воздух одной вселенной с воздухом из другой. Его выдох стал облаком замороженного пара, закружившегося в вихре, причиной которого стало их прибытие, нарушившее неподвижность воздуха.

Первое мгновение он не был уверен, что ему делать. Зеркальный Спок остался на месте, кутая свои худощавые плечи в плащ. А Джэнвей и T'Вэл соскочили с платформы длинным изящным прыжком, и приземлились около покрытого инеем ящика.

Джэнвей ввела код замка, и ящик с шипением открылся. Кирк наблюдал, как они вынимают защитные костюмы. Их вид отличался от того, что он когда-либо видел. Внешнее покрытие было пятнистым с неравномерно разбросанными черными и серыми пятнами. Кирку понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять, что это камуфляж.

Это были специальные костюмы, сделанные для лунных сражений. Из другой вселенной.

Кирк увидел, что зеркальный Спок начал дрожать еще сильнее. Он двинулся к нему, помогая вулканцу сойти с платформы и подойти к ящику.

"Из-за чего такая разница температур? " спросил Кирк. Он чувствовал, что его щеки начинают гореть, как при первой стадии обморожения.

T'Вэл помогла своему интенданту одеться. "Наша Луна не терраформирована. Здесь нет искусственной атмосферы, чтобы поддерживать около поверхности высокую температуру. "

Пока T'Вэл заканчивала одевать зеркального Спока, и пока Джэнвей натягивала свой собственный защитный костюм, Кирк изучал пещеру, отмечая про себя, что груды обломков здесь также отличались. В другой пещере, в его собственной вселенной, они состояли из поврежденных секций скафандров, оставленных, как предполагал Кирк, шахтерами. Но здесь были разбросаны и целые скафандры.

Кирк решил осмотреть один из них поближе. Часть нагрудной пластины отсутствовала, а в рваном отверстии Кирк увидел разможженую и мумифицированную плоть и покрытые льдом ребра.

Эти скафандры не были оставлены за ненадобностью. Это были тела.

"Кем они были? " спросил Кирк, когда Джэнвей вручила ему камуфлированный костюм.

"Кто знает? " Она безразлично посмотрела на разбросанные повсюду тела. "Они находятся здесь почти сто лет. Это могли быть силы вторжения Альянса. Или жертвы имперской службы безопасности. Им теперь уже все равно. Как и мне. "

Кирк понял откуда этот ровный тон у Джэнвей. Как он и подозревал, она была солдатом поля битвы, на протяжении слишком многих лет.

Эмоционально дистанцирующиеся вулканцы всю свою жизнь боролись, чтобы достигнуть того, что достигла эта женщина, слишком долго испытывавшая на себе все ужасы войны.

Возможно он был ответственен за крушение Земли в этой вселенной. Но прежде чем он пришел сюда, случилось что-то еще, что сделало Джэнвей этой вселенной закаленным в сражениях, эмоционально травмированным партизаном, в то время как в его вселенной, ее копия стала капитаном звездолета и по всем признакам успешной и находчивой женщиной. Он задавался вопросом, что еще помимо его вмешательства заставило Землю и Вулкан объединиться и стать тиранической Империей, а не Федерацией? Да и была ли возможность когда-либо найти ответ?

Кирк бросил застегивать скафандр, когда его внезапно поразила новая мысль. А что если Тейлани существует в этой вселенной? Если это так, какой она стала? Кого она нашла? Что если его давние действия сделали ее жизнь невыносимой, или что еще хуже, обрекли ее?

Мгновенный испуг быстро прошел. Он и его похитители все еще были объектами преследования. Он закрепил все части скафандра, натянул шлем, и поглядел вниз на контрольный экран, встроенный на уровне подбородка. Все системы скафандра тут же включились. Кирк почувствовал мягкое дуновение воздуха на своем лице, и долгожданное тепло начало разливаться по телу, и он понял, что система сенсоров в его шлеме отслеживала куда он смотрел, и активировалась под действием его взгляда.

Джэнвей пальцем стукнула по шлему Кирка. Она указала на левую сторону, и он бросил взгляд на контрольную панель, пытаясь разглядеть символ коммуникатора. Проверяя свой вывод, Кирк уставился на маленький символ. Сразу же ожили динамики .

"Теперь вы меня слышите? " спросила Джэнвей.

Кирк сказал, что да, и увидел, что она также слышала его. Тогда он спросил, "Зачем вы перенесли меня сюда? "

"Альянс не знает о нашей транспортной сети на Луне в нашей вселенной, " сказала Джэнвей.

"По крайней мере пока, " поправила ее T'Вэл. Она использовала трикодер, встроенный в рукав своего скафандра, чтобы проверить состояние интенданта Спока. Он прекратил дрожать, как только система обогрева костюма оградила его от холода, но он по прежнему выглядел бледным, почти серым, за прозрачным щитком шлема. Истощение - Кирк знал об этом на собственном опыте длительного общения кое с кем похожим на этого вулканца.

T'Вэл помогла ему подняться, придерживая за руку. "Мы почти на месте, интендант. Еще несколько минут."

Джэнвей обследовала пещеру своим трикодером, затем приказала всем вернуться на платформу.

"Это что-то вроде подземных тунелей, не так ли, " спросил Кирк, двигаясь в заданном направлении. "Вы исчезаете из моей вселенной, идете в другое место в вашей собственной, затем вновь появляетесь в моей. "

"Точно. " Джэнвей еще раз все проверила, чтобы удостовериться что все на месте, затем подала команду на свой трикодер. "Но каждый раз, когда мы используем эту сеть, мы рискуем быть обнаруженными Альянсом. "

Пещера вокруг них снова начала распадаться, и так как Кирк знал, что они не стали бы тратить попусту время на одевание, он понял что их следующим пунктом назначения будет... великолепная, опустошенная лунная поверхность.

Холмистая серая равнина, усеянная скалами и мелкой пылью обрела форму вокруг Кирка.

На мгновение он позволил улыбке удовольствия заиграть на своем лице. Он прошел тысячи инопланетных миров за свою карьеру, но как ни иронично, на открытую лунную поверхность - на самый близкий к его дому инопланетный мир - он не ступал ни разу.

Конечно он посещал Луну много раз. Ребенком он ездил в организованные школой поездки в парк отдыха, бывал на месте первого прилунения, тщательно сохраненного вакуумом и глазел на него с расстояния в пятьдесят метров из смотрового купола. Редкими выходными он наслаждался отдыхом в маленьких гостиницах с низкой гравитацией на Лунных Аппенинах. Но так или иначе, он никогда не находил времени, чтобы арендовать скафандр, и решиться выйти из купола на поверхность как это делали первые исследователи или колонисты.

За все годы своей жизни, за все световые годы своих путешествий, даже рядом с домом всегда было что-то, чего он еще не сделал, не видел и не испытал. Он почти услышал, как Тейлани добавила, И для тебя, Джеймс, так будет всегда.

Почему она знает меня лучше, чем я знаю себя сам? спросил себя Кирк.

Но Джэнвей не дала ему времени для размышлений.

"Нам сюда, " скомандовала она, указывая на глубокую тень на краю небольшого разлома, приблизительно на расстоянии ста метров. Будучи защищенным стеной, он извиваясь уходил вдаль к обманчивому лунному горизонту. "Следуйте за мной. "

Кирк посмотрел вперед и увидел дорожку, на которой пыль была утоптана. Но прошли ли люди по этому пути несколько минут назад, или в прошлом веке, сказать было нельзя.

Кирк присмотрелся к медленной подпрыгивающей походке Джэнвей и остальных. За несколько секунд перед каждым приземлением и толчком, он оценил угол наклона теней, блеск солнечной вспышки, и понял, что сейчас должна быть видна Земля. Направляясь к зоне разлома, он повернул голову, чтобы посмотреть на свою родную планету. По крайней мере, на ее версию в этой вселенной.

Он взглянул на нее и споткнулся.

Кувыркнувшись, он как в замедленной съемке увидел клубы пыли, и раскинул пошире руки мечтая о мягком приземлении.

Джэнвей и T'Вэл тут же оказались рядом. Кирк почувствовал, как они быстро поставили его на ноги. T'Вэл уже осматривала его, проверяя герметичность костюма.

"Вы в порядке? " спросила Джэнвей.

Кирк не мог ответить.

По той же самой причине, по которой он споткнулся.

Он вывернулся из рук женщин, и снова посмотрел на Землю.

То, что он увидел, заставило его горло судорожно сжаться.

Земля умирала.

На освещенной солнцем половине, это выглядело как образец смертоносной плесени в заброшенной лаборатории. Моря, некогда синие, и кружевные с тонкими водоворотами и дугами блестящие белые облака, теперь стали обширными пятнами коричневого, черного и фиолетового цвета.

Земля, когда-то одетая в зеленое, обернутая мягкими полосами коричневого цвета пустынь и резкими серо-черными лентами гор, увенчанная с севера и юга мерцающими полями древнего льда, была теперь одинаково грязно серого цвета, оттененная только чернильно черными пятнами облаков.

То же самое было и на ночной стороне, словно цивилизация была стерта с лица планеты. Все, что Кирк мог увидеть, была горстка пылающих красных точек вулканов или пожаров, вышедших из-под контроля, в чем он был не совсем уверен - а в том месте, которое раньше было Средним Западом Северной Америки, мерцающий танец молний бушующего шторма.

Он смотрел туда, где должен был быть Монреаль - место, где он сам был не так давно. Но там, где должны были быть искрящиеся паутины света городского и культурного центра восьми миллионов душ, не было ничего.

"Что... случилось? " спросил Кирк, зная, что не найдет удовлетворительного ответа.

"Мы уже рассказывали вам, " холодно ответила Джэнвей.

"Вы случились, " добавила T'Вэл, наслаждаясь его отчаянием.

Кирк уставился на свой оскверненный мир. Он слышал описание зеркального Спока, но слова были всего лишь абстракцией. Такое надо было увидеть..., чтобы осознать то, за что он был некоторым образом ответственнен...

"Мы должны спешить, " сказала Джэнвей.

Кирк почувствовал, как женщины снова схватили его за руки, и потащили вперед.

Он снова споткнулся, но его инстинкт, выработанный длительным обучением, скоро заставил его идти в темпе, заданном его похитителями, даже в то время когда его разум продолжал бороться с шоком.

Непосредственно перед тем, как они вошли в тень трещины, он развернулся и увидел взгляд зеркального Спока, направленный на него из-за щитка шлема.

Двойник его самого близкого друга не сказал ничего, но в его глазах не было обвинений, которые звучали в голове Кирка.

Убийца. Маньяк. Монстр.

"Спок, я не знал, " пробормотал Кирк, вступая в тень.

Голос зеркального Спока протрещал сквозь темноту. "Теперь знаете. "

Кирк кое-что вспомнил о длине пересекающих эту зону разломов. Меньше чем через минуту его глаза приспособились к полумраку, и рассеянного солнечного света стало достаточно, чтобы разглядеть дорогу.

Все, что он теперь слышал, было напряженное дыхание его компаньонов. Зеркальный Спок дышал слабо, Т'Вэл походила на метроном, а Джэнвей дышала глубоко и ритмично как атлет.

Кирк старался держаться на ее уровне, и физическая работа, на которую он потратил весь прошлый год, весьма этому способствовала. Но он понимал, что, если бы рано или поздно Джэнвей и T'Вэл не замедлили бы свой темп из уважения к зеркальному Споку, они в конечном счете должны были бы затормозить ради него.

Примерно в то время, когда Кирк уже подумывал а не попросить ли передышку, их компания остановилась. Пока T'Вэл обследовала область, Джэнвей что-то нажала на скале около стены пролома, и мгновение спустя в полу беззвучно распахнулся узкий люк, открывая спрятанную трубу. Внешняя поверхность люка была замаскирована мелкими камнями и частичками пыли, закрепленными на нем. Внутренняя поверхность представляла собой ребристый металл того же года изготовления, что и ледяная пещера, в которую транспортировали Кирка после его похищения с Земли.

Кирк ощутил сквозь свои ботинки дрожь, и предположил, что люк был верхней секцией воздушного шлюза, а то, что он чувствовал, было работой машин, нагнетающих в него воздух.

Джэнвей пропустила T'Вэл вперед. Когда настала очередь Кирка, он спустился в узкую трубу, которая, как подтвердила ему Джэнвей, была запасным выходом из старых шахт. Тихие колебания ощущались даже сквозь скафандр и смешивались с нарастающим грохотом слышимого звука. Когда колебания и шум прекратились, экран в его шлеме показал, что внешнее атмосферное давление составляет 250 торров, приблизительно одна треть от нормального земного, которого признавали общим стандартом минимального давления для космических кораблей и структур среды обитания в ранние дни космических путешествий, когда угроза взрывной декомпрессии была вполне реальной.

Несколько мгновений спустя, приглушенное шипение сопроводило открытие второго люка в нижней части трубы, и Кирк воспользовался поручнями, чтобы сначала спустить в него свои ноги.

Новая пещера, в которой он оказался, была окружена металлической стеной, но на всех поверхностях явно выделялись следы холода. Слабо мерцающий маленький осветительный шар, был единственным источником света.

Кирк видел T'Вэл, выбирающуюся из своего костюма, и отступил подальше от внутреннего люка, когда цикл начался снова. Услышав, что воздушные насосы начали свою работу, он разгерметизировал свой шлем.

Холод в этой пещере был даже более сильным, и Кирк знал, что им придется двигаться быстро, особенно учитывая состояние зеркального Спока.

Меньше чем через пять минут все четверо очутились в пещере, и аккуратно запаковали скафандры в герметичный ящик, чтобы ими могли воспользоваться другие, кто пойдет по этому пути. Кирк и остальные встали на платформу транспортатора. Джэнвей и T'Вэл переоделись в свободные туники, скрыв под ними боевую броню, а T'Вэл тщательно закутала интенданта в плащ так, чтобы он закрывал лицо зеркального Спока.

"Я уже боюсь спрашивать, куда мы пойдем дальше," сказал Кирк. Он дрожал так же сильно, как и зеркальный Спок в последней пещере. Его уши онемели, а руки болели от холода.

"Последняя остановка," сказала ему Джэнвей, дрожа намного меньше его, как будто она прекрасно приспособилась к смене условий.

"Неужели? " спросил Кирк.

"Позвольте мне продолжить наш путь, " сказала Джэнвей. "А когда мы в следующий раз материализуемся, вы поймете, куда он приведет. "

Пока Кирк ломал голову над скрытым значением или угрозой в словах Джэнвей, ледяное окружение дематериализовалось, преобразовавшись затем в... бунт цвета и звука, движение и хаос, что было для Кирка почти невыносимо.

"Добро пожаловать на лунную станцию Новый Берлин, " объявил приятный голос. "Пожалуйста сойдите с платформы, и уступите место другим пассажирам. "

Мускулы ног Кирка напряглись, когда он оказался в поле искусственной гравитации, спустившись с платформы транспортатора на проспект, и огляделся по сторонам. Он осмотрелся и увидел, что стоит на площади в центре города, самого большого и самого старого города на Луне. Джэнвей вернула их в его реальность.

Причудливые ретро магазины и рестораны, построенные в безнадежно наивном технологическом стиле конца двадцать первого столетия, окружали площадь с ее открытыми фонтанами и эвкалиптовыми деревьями, чьи ароматы плыли в лунном воздухе.

Кирк слышал музыку, смех, возбужденные крики весело играющих детей. Он рванул по цепочке вспыхнувших на земле огней, которые вывели его к ближайшему пассажирскому выходу.

Потом он быстро преодолел несколько ступенек к открытой пешеходной дорожке, и посмотрел вверх над наклонной крышей станции транспортации.

Именно там, где он видел Землю меньше часа назад, он увидел ее снова, хотя теперь на фоне летнего синего неба терраформированной Луны, она не была черной.

И на этот раз на ночной стороне Монреаль сиял подобно драгоценному камню, заполненному светом и жизнью. Северная и Южная Америка были ясно очерчены своими городами и транспортными магистралями, которые соединяли их вместе. А на дневной стороне Земли были синие моря, филигранные кружевные облака, а обширные природные парки Западной Европы и Африки сияли яркой живой зеленью.

Кирк чувствовал себя так, будто он вернулся из преисподней. Все цвета казались более чистыми чем прежде. Все звуки более ясными. Каждый вздох был драгоценным.

"Теперь вы знаете, почему это так трудно для нас, " прозвучал рядом голос Спока.

Кирк оглянулся, но тот кто обратился к нему, был не его Спок. Это был другой. Странная встреча Кирка еще не закончилась.

"Ваша Земля, ваша вселенная, является раем в нашем понимании, " продолжал зеркальный Спок. Джэнвей и T'Вэл встали по бокам зеркального Спока. В свободной одежде гражданских лиц, они не выделялись из толпы.

"Действительно ли мы здесь в безопасности от Альянса? " спросил Кирк, неспособный прогнать чувство, что присутствие Альянса здесь подразумевало, что теперь так или иначе под угрозой оказалась его собственная вселенная.

"Они могут обнаружить наши транспортаторы, когда мы перемещаемся с места на место, но не когда мы ходим, " сказала Джэнвей. "Мы в безопасности. Пока вы не выдадите нас. "

"А вы полагаете, что я могу это сделать? " спросил Кирк.

"Другой Кирк сделал бы, " ответила Джэнвей.

Кирк смотрел на плывущую в синем небе Луны свою Землю. Для него это возможно и не рай. Но он знал лучше чем когда-либо, почему люди зеркальной вселенной думают иначе.

Он на мгновение закрыл глаза, и снова увидел их Землю, разрушенную, опустошенную. Из-за него.

Он оглянулся назад на своих потенциальных похитителей, и внезапно задался вопросом, а хотели ли они похищать его.

"Вы никогда не намеревались держать меня пленником, " сказал Кирк. "Вы только хотели, чтобы я вернулся в вашу вселенную и увидел вашу Землю. Чтобы посмотрел на то, что я сделал. "

Выражение лиц обоих вулканцев ничего ему не сказало. Даже Джэнвей почти по вулкански полностью скрыла свои мысли и чувства.

Но Кирк работал с вулканцами, по крайней мере с одним из них, достаточно долго, чтобы уверенно читать их мысли. Он видел перед собой трех осажденных солдат, ведущих давно проигранную войну, которые обратились к нему с надеждой получить новый шанс на победу, которую они больше не могли обеспечить самостоятельно.

Он смотрел на них и понимал, что теперь может уйти, и они не станут его преследовать. Они не станут вредить гражданскому лицу. Только от него зависел выбор, помочь им или нет.

Кирк не стал смущать эту серьезную аудиторию своей ироничной усмешкой. Его дни приключений закончены, но он только что думал о способе, которым мог изменить их будущее. Сделав реверанс в сторону своего руководства и не взирая на благоразумие, он вытащит этих отчаянных солдат из затруднительного положения.

"Я знаю, что можно сделать, " сказал решительно Кирк, " Как дать вам силу сопротивляться, и нанести поражение Альянсу. "

Зеркальный Спок, понявший его столь же буквально, как и его старый друг, задал очевидный вопрос. "И вы готовы разделить это знание с нами? "

"Да. " Кирк протянул свою руку, зная, что вулканцы не примут ее, но Джэнвей могла бы.

Но к его удивлению, именно T'Вэл приблизилась к нему, обняла его за талию, касаясь при этом руками пояса его брюк. Кирк смотрел на нее, шокированный внезапным интимным жестом, пока не сообразил, что она что-то сняла с его пояса.

T'Вэл отстранилась, показав ему тонкую пластину, не больше трех сантиметров в диаметре, не толще нескольких слоев бумаги, сложенных вместе. Маленький красный огонек горел на одной из сторон этой штуки. "Можете дезактивировать это, интендант. "

Зеркальный Спок вынул маленький падд из складок плаща, и ввел кодовую последовательность.

Огонек на пластине изменился с красного до зеленого.

"Это контактное взрывчатое вещество, " объяснила T'Вэл. Она убрала диск под свою тунику. "Я установила его, когда обрабатывала вашу спину регенератором тканей. "

"Если бы вы отказались помочь нам, " добавила Джэнвей, " интендант Спок послал бы сигнал, и небольшой взрыв разорвал бы вас пополам. "

"Но это в прошлом " сказал зеркальный Спок. "А пока мы в вашем распоряжении. "

Кирк посмотрел на трех солдат перед собой и смутился от того, что неверно их понял.

Они - чужаки, думал Кирк, пробуя скрыть свое замешательство от того, как близко он оказался к смерти. Не только в моем мире, но и в моей вселенной.

И в это мгновение Кирк понял, что он теперь вовлечен в то, с чем не было смысла разбираться самостоятельно. Но к счастью, даже в двадцать четвертом столетии он знал точно, кого можно попросить о помощи.

ДВЕНАДЦАТЬ

"Очаровательно, " сказал Спок.

"Действительно, " ответил зеркальный Спок.

Пока оба вулканца изучали друг друга с нескрываемым любопытством в роскошном гостиничном номере, Кирк смотрел то на одного, то на другого, оценивая не столько их интригующие различия, сколько их жуткое подобие.

Спок, с которым он познакомился в начале своей карьеры, и с которым он встретился год назад на Вулкане, стоял прямо в украшенной драгоценными камнями посольской одежде. Кирк вспомнил, что видел отца Спока, Сарека, носившего почти точно такое же форменное одеяние.

Но зеркальный Спок выглядел напряженным из-за полной лишений жизни беглеца. Он ссутулился, был на несколько сантиметров ниже ростом, его плечи были опущены, а в волосах сияла седина. И его голос был более слабым, менее уверенным, как будто он имел больше причин сомневаться относительно своей логики.

Через окно и открытый балкон огни Монреаля простирались словно галактика звезд. Слабый гул антигравитационных автомобилей и транспортаторов разносился в теплом вечернем бризе. Как и любой другой город на этой планете, этой Земле, это был мирный город. В прошлом Кирк беспокоился относительно совершенства этого мира: эта скучная запланированная погода, это раздражающе бесконфликтное мировое правительство, это повсеместное отсутствие оживления и испытаний. Но было ли это признаком многолетней борьбы, или результатом единственного года, проведенного в простом домике на Чале, Кирк вдруг с удивлением обнаружил, что наслаждается неделей, проведенной в этом городе в ожидании Спока. Возможно совершенство было не так уж плохо, как он когда-то думал. По крайней мере в умеренном колличестве.

А Спок и его зеркальная копия продолжали глазеть друг на друга так, как будто установили на расстоянии контакт между разумами, если такое вообще было возможно. Разумеется настоящий мелдинг в их планы не входил. Это была первая вещь, которую предложил им Кирк: способ найти ответы на все вопросы прежде, чем эти вопросы возникнут. Но оба Спока, по причине, которую они не пожелали объяснить, отказались рассмотреть это предложение. Теперь взаимное молчание этих двоих подпитывало настроение тихого ожидания остальных присутствующих. Джэнвей и T'Вэл стояли по обе стороны своего интенданта. Монтгомери Скотт стоял рядом с Кирком, не пытаясь скрыть своего удивления глазел на обоих Споков, но и он не был склонен нарушить настроение этой драматичной встречи.

Наконец у Кирка кончилось терпение. "Могу я предложить вам выпить, " объявил он. Не ожидая чьей-либо реакции, он подошел к старинному бару, примыкающему к его гостинной. Верхняя полка бара была заставлена батареей стеклянных бутылок, чьи пламенные отражения раздваивались в зеркалах на заднем плане. А под стойкой бара, скрытой от глаз посетителей резной дубовой панелью, располагалась ниша репликатора, хотя Кирк так и не потрудился им воспользоваться с тех пор, как капитан Бэтисон устроил его в этих апартаментах в знак признательности от Звездного Флота.

С тех пор как экономика Земли двадцать четвертого столетия перестала работать с деньгами - чем-то, чего Кирк так и не смог постичь, хотя Скотт много раз пытался ему объяснить это - Кирк был не совсем уверен, как Звездный Флот может оказать ему такую любезность, если в принципе такие вещи были доступны на Земле каждому желающему. По крайней мере во времена Кирка, когда наличные деньги постепенно вывелись на Земле, их заменила различная система обмена. Даже теперь наличные кредиты оставались в обращении на границе также, как в эру изумительного разнообразия валют, и даже использовались вне границ Федерации. Но так распорядился Бэтисон, и Кирк был ему за это благодарен. После его лунной авантюры, большой антигравитационный матрац в его спальне был благословением для его многострадальной спины.

Кирк открыл крышку контейнера с холодным чаем для себя, и улыбнулся своим гостям. "Что я могу вам предложить? "

"Мы потратили впустую слишком много времени," сказала твердо Джэнвей, и на ее лице отразилось недовольство заманчивыми искушениями мира Кирка. "Нам нужен доступ к базам данных. "

Кирк налил холодный чай в хрустальный стакан. "Кейт, посол Спок только что вошел. Ему потребовалась неделя чтобы попасть сюда с... " Кирк заколебался. Бэтисон напомнил Кирку, что продолжающаяся миссия Спока на Ромуле все еще была неофициальной и не подлежала огласке. "... с его последнего места пребывания, " продолжил Кирк. "Немного закуски во время разговора, никого не задержат. " Он поднял свой стакан. "Чай со льдом? "

"Я тоже считаю, что нам пора начать, " прервал его Спок.

Кирк вздохнул. Ослабить напряжение не получилось.

Кирк остался возле бара, в то время как Спок сел в обитое материей кресло - антиквариат двадцать второго столетия, как объяснил Кирку автоматический швейцар - и положил перед собой на низкий столик маленький падд.

Интендант Спок занял место на противоположном конце стола. Джэнвей и T'Вэл сели вместе на кушетку слева от него. Скотт приволок тяжеловесный стул от обеденного стола и также сел слева от Спока.

Джэнвей достала свой падд, включила его, и протянула Споку. "Мы подготовили список файлов, которые нам нужны, и ряд технических тем, в отношении которых нам нужны подробные разъяснения."

Но Спок не предпринял никакого усилия взять падд. "Я прибыл сюда не для того, чтобы показать вам тайны технологии Звездного Флота, " сказал он спокойно.

Кирк увидел сердитые взгляды, которыми обменялись Джэнвей и T'Вэл.

Он тут же выступил вперед. "Спок, полагаю вы не получили мое сообщение о том, кем являются эти люди..."

Спок перебил Кирка. "Я получил полный отчет. Я знаю, чего хотят эти люди. И у меня нет ни малейшего желания дать им это. "

Джэнвей вскочила так, как будто собиралась выхватить из кобуры фазер.

"Кейт, " сказал быстро Кирк. "Почему бы вам не дать нам время на выяснение причин ... мм ... недопонимания? " Он развернулся к Споку и Скотту. "Посол, Скотти, вы присоединитесь ко мне на балконе?"

"Конечно, " сказал Спок, вставая. "Но я уверяю вас, нет никакого недопонимания. "

Кирк воздержался от спора в присутствии Джэнвей и T'Вэл. Он выпроводил своих друзей через открывшиеся стеклянные двери, затем повернулся к зеркальному Споку. "Это займет всего минуту. "

Чувствуя как Джэнвей и T'Вэл впились в него взглядом, Кирк закрыл двери.

Спок и Скотт встали у каменной ограды балкона. Высоко в небе можно было заметить только самые яркие звезды, меркнувшие в свете огней Монреаля. А под ними светились улицы, которые представляли собой правильные сетки более новых частей города, и запутанные, более узкие дороги, которые остались от старого города. Монреаль избежал сильных разрушений во время Третьей Мировой войны, и по большей части то, что осталось было подлинным городом, а не реконструкцией.

"Спок, " сказал Кирк, " я не думаю, что вы понимаете насколько серьезны мои гости. "

"Напротив, " ответил Спок. "Я полагаю это вы не понимаете, насколько серьезно их присутствие здесь, особенно с учетом Главной Директивы. "

Кирк снова вздохнул. Если и были слова, которые он не желал услышать снова в своей жизни, так это была "Главная Директива". Со "временем путешествий" пора заканчивать.

"Спок, Главная Директива не имеет к этому никакого отношения. Во-первых, они не из нашей вселенной. Во-вторых... " Кирк глубоко вздохнул. Это было не так уж легко. "... Я уже вмешался в их естественное развитие. И я должен вернуть все на свои места. "

Спок окинул Кирка скептическим взглядом, который Кирк хорошо знал. "Джим, ты серьезно полагаешь, что те несколько слов, которыми вы обменяли с моей копией, могли привести к таким далеко идущим последствиям во всей зеркальной вселенной? "

"Это не вопрос веры. Скотти раздобыл для меня засекреченные сообщения Звездного Флота относительно зеркальной вселенной, исходящие из Дип Спейс Девять. Все, что сказали Джэнвей, T'Вэл, и твой двойник подтвердилось. " Кирк посмотрел на Скотта. "Скотти, ты читал их. Ты говорили с Джэнвей. Расскажи ему. "

Скотт кивнул. "Я знаю что Джим прав, посол. Сообщения с Дип Спейс Девять действительно подтверждают, что 'Кирк' на самом является одним из самых известных и проклинаемых имен в истории зеркальной вселенной."

"А почему бы и нет? " спросил Спок. "Их Кирк был деспотом, господство которого привело к худшим проявлениям Империи Земли. "

"Спок, 'Кирк' относится ко мне. К капитану звездолета, который попал в их мир больше ста лет назад. Их Кирк известен как Тиберий. "

"В настоящий момент у нас нет возможности убедиться, что ваша интерпретация верна. "

Кирк изо всех сил пытался понять, почему Спок был настолько упрям. "Мы можем убедиться. Вернитесь туда, и спросите ... сами. "

Спок спрятал свои руки за спину и посмотрел на городские огни. "Джим, исходя из вашего собственного анализа, Джэнвей, T'Вэл и Спок из зеркальной вселенной обречены на провал. Окажись вы или я в такой ситуации, разве стали бы мы говорить или делать нечто подобное в попытке отвоевать победу? "

Кирк знал что с вулканцами лучше не спорить. В этом случае маневр уклонения был лучшей тактикой. "Прекрасно, Спок. Что дальше? "

Приняв совершенно невинный вид, Спок развернулся к Кирку. "Я прибыл в ответ на срочный вызов от командования Звездного Флота, в котором меня попросили встретиться с вами на Земле. Ваше первое сообщение пришло из подпространства, когда я уже был в транзите от Ромула. Если бы я прочитал его раньше, чем покинул Ромул, я ни за что не полетел бы на встречу с вами. Но поскольку я уже был почти на месте, то решил продолжить свою поездку. Это степень того 'что дальше'."

Ха! Уклонение, подумал Кирк. Он давно знал, что чем длиннее были ответы Спока, тем более вероятно было то, что он скрывал правду.

"Я не понимаю, Спок. Почему Вы не хотите дать вашему двойнику технические тайны, которые помогут освободить миллиарды людей и вулканцев от жизни в рабстве и отчаянии? "

"Они не люди и вулканцы, " сказал Спок. "Я признаю, что они походят на обе разновидности, но..."

"Спок! "

Глаза Спока расширились от вспышки гнева Кирка.

"Они вулканцы и люди. И это точно. Что с тобой такое? " Кирк посмотрел на Скотта. "Скотти? Ты понимаешь, что с ним творится? "

Скотт уставился на Спока. "Мне кажется, он немного не в себе, сэр. Определенно. "

Спок выглядел мягко говоря оскорбленным. "Почему, капитан Скотт? "

"Вы такой же как Джим. Вы никогда не позволяли прежде Главной Директиве вставать на вашем пути, если думали, что это справедливо. Я хочу сказать, что это прекрасный принцип, и все такое, но жизнь никогда не бывает только черной или белой, как думают законодатели, и не собирается быть таковой. В каждом правиле есть исключения, а вы и Джим всегда умели признавать такие исключения."

Не склонный выслушивать от Скотта похвалы в свой адрес, Кирк тем не менее был благодарен поддержке инженера. Хотя все еще немного странно было слышать, как Скотт называет его по имени. "Скотти, ты принимаешь мою сторону ... снова? "

Скотт казалось тоже еще не привык к этому, как и Кирк, но ни за что не стал бы это обсуждать. "Выходит так. Должно быть с возрастом я стал добрее. "

Кирк облокотился на перила балкона около Спока. "Я уверен, что есть нечто, о чем вы мне еще не рассказали. "

Спок снова уставился куда-то вдаль; его пристальный взгляд ленивого проследил за полетом далекого орбитального челнока, курсировавшего от наземной станции Дорвал.

Теперь Кирк был заинтригован молчанием Спока. Несмотря на популярную веру, вулканцы могли лгать всякий раз, когда возникала необходимость, и Спок, конечно, не был исключением из правила. Он не стал бы этого делать ради собственной выгоды, но в прошлом он никогда не раскаивался, вводя в заблуждение врагов ради правого дела. Но что было еще более важным, Кирк знал, что Спок никогда не станет лгать ему. Так что молчание его друга теперь отчетливо подразумевало, что он умолчал о чем-то, что могло бы ответить на подозрения Кирка. И по какой-то причине Спок не желал об этом говорить.

Но почему? спросил себя Кирк. Что такого мог узнать Спок о зеркальной вселенной за время, которое требуется, чтобы добраться от станции транспортатора до гостиницы?

Это было очевидно. Независимо от того, что Спок знал, независимо от того, что он скрывал, он узнал об этом перед возвращением на Землю.

Спок посмотрел на Кирка. "У вас еще есть что-то для меня? "

Но Кирк молчал, предаваясь размышлениям. Спок сказал, что он получил настойчивую просьбу Звездного Флота встретить Кирка на Земле. В это время он как раз был в полете и прочитал сообщение Кирка. Но по какой-то причине решил лететь дальше, а не возвращаться. Кирк принял это к сведению.

"Спок, это не логично. "

Спок поднял бровь.

"Как только я возвратился с Луны, я попросил Бэтисона определить ваше местонахождение на Ромуле. Примерно через день я передал ему свое зашифрованное сообщение для тебя. Если бы ты читал его в полете, ты находился бы в это время на расстоянии одного дня пути до Ромула. Так почему же ты не вернулся? "

Спок хотел было что-то объяснить, но потом остановился.

Кирк ткнул в него пальцем. "Ты собирался сказать, что сообщение задержалось, не так ли? "

На этот раз Спок промолчал.

"Но это было бы ложью, не так ли? " спросил Кирк.

Молчание.

"Правда в том, " продолжал Кирк, "что ты уже был на своем пути к Земле, когда я попросил Бэтисона найти тебя. И причина, по которой ты прибыл на Землю, имеет некоторое отношение к зеркальной вселенной. "

Спок снова посмотрел вдаль. "Джим, я действительно сожалею об этих обстоятельствах. Но все, что я могу тебе сказать ..., возвращайся на Чал. "

"Чал? "

Спок коснулся плеча Кирка, и Кирк понял, что Спок должно быть почувствовал уровень его беспокойства, раз позволил себе такой человеческий жест. "Возвращайся домой. Ты больше не часть Звездного Флота. Я знаю, что ты больше не хочешь оказаться вовлеченными в ... в действия Звездного Флота. Тебе не стоит думать о возвращении в зеркальную вселенную и о попытке все исправить. "

Кирк ощутил удовлетворение от того, что оказался прав. Он наконец понял, по какой причине Спок так волновался за него, даже не смотря на то, что в этом не было никакой потребности. "Спок, поверь мне. Самое большее, что я хочу сделать, так это сесть в ближайший лайнер на Чал. Я планирую... " Он улыбнулся, поняв, что собирается сказать вслух то, о чем думал многие месяцы. "Я собираюсь просить Тейлани выйти за меня замуж. Я намереваюсь провести остальную часть своей жизни ухаживая за собственным садом. Чал - это все что мне теперь нужно."

"И последняя вещь, которую я хочу сделать, так это вернуться в зеркальную вселенную. Но я чувствую себя ответственным за то, что там произошло. Я должен сделать хоть что-то, чтобы помочь им. Кроме того, какой вред вы видите в том, о чем хотят узнать эти люди? Я не собираюсь идти в бой вместе с ними. Те дни для меня закончены. Но если я могу дать им инструменты, чтобы облегчить их борьбу, я должен это сделать. И именно поэтому я попросил тебя прибыть сюда и помочь. "

Спок снова уставился на звезды. "Я не могу помочь им. И я сожалею. "

Кирк почувствовал гнев, но он знал, что это был только внутренний ответ на отчаяние. Если бы он был уверен, что Спок открыт для логики, они провели бы оставшуюся часть недели, обсуждая ситуацию до тех пор, пока Спок не был бы вынужден согласиться. Но в этом деле был какой-то другой фактор, и было маловероятно, что Спок скажет достаточно, чтобы позволить Кирку узнать правила игры. А в таких ситуациях, насколько знал Кирк, лучшая стратегия состояла в том, чтобы написать свои собственные правила.

"Тогда я сожалею, что столкнулся с чем-то более важным, во что были вовлечены вы, " сказал Кирк почти формально. "И я ценю, что вы потратили свое время, чтобы прибыть и встретиться со мной. Но, похоже говорить нам больше не о чем. "

Спок отвернулся от перил, как будто Кирк произнес что-то, что нарушило его задумчивость. "Командование Звездного Флота хотело вам предложить вернуться домой на звездолете. Суверен отбывает из космического дока завтра утром в..."

"У меня нет намерений возвращаться домой, Спок. Я дал обещание этим людям. И собираюсь сдержать его."

Кирк увидел реакцию Спока на вызов, прозвучавший в его голосе. "У вас больше нет кодов доступа к системе безопасности, чтобы получить запрашиваемую ими информацию. И капитан Скотт столкнется с серьезными последствиями, если попытается использовать свое положение, чтобы помочь вам. "

Скотт чуть было не разбушевался, услышав угрозу Спока. "Ну ка, посмотрите сюда, Спок. "

"Все в порядке, Скотти, " оборвал его Кирк. "Что бы я ни делал, я не собираюсь вовлекать в это вас. В этом столетии у меня есть другие друзья. И я уверен, что капитан Пикард имеет более чем достаточную власть, и более чем достаточное сострадание, чтобы попробовать помочь миллиардам невинных существ вернуть их свободу. "

Кирк кивнул Скотту. "Спокойной ночи, Скотти. Спасибо что пришел. " Он посмотрел на Спока. "Посол". Он направился к раздвижным дверям.

Но Спок не позволил ему пройти больше трех шагов. "Джим, подожди. "

Кирк остановился, но оборачиваться не стал. Сначала он хотел вынудить своего противника сделать первый шаг.

"Ты не сможешь найти капитана Пикарда. "

Кирк медленно повернулся к Споку лицом. "Я жду объяснений. "

Спок выглядел обеспокоенным. "У меня... строгие приказы от Звездного Флота ... "

Кирк понял его дилемму. Обязанности перед Звездным Флотом против многолетней дружбы и доверия. Но Кирк знал как это обойти. "Спок ..., если мы следуем за логикой ситуации, строго говоря я гражданское лицо, а ты член вулканского дипломатического корпуса. Я не понимаю, как Звездный Флот может настаивать на некоторых типах поведения и неразглашении секретов, раз ни вы ни я больше не подчиняемся его приказам. Ну? "

Поднявшийся ночной ветер раздувал одежды Спока, как будто даже природа - или унылые бюрократы в Отделе Погоды - пытались направить его на новый курс. Кирк почти видел, как размышляет Спок, вычисляя все возможные действия и последствия, как будто они встретились на трехмерной шахматной доске. "То что ты предлагаешь, " наконец сказал Спок, " полагаю, обычно называют скользким склоном. "

Скотт фыркнул и рассмеялся. "Ох. Как будто вы оба за всю свою жизнь ни разу не попадали в такие ситуации. Ну же, Спок, вы знаете, что вы должны сделать. "

"Скажи мне, что я должен знать, Спок, " убеждал его Кирк. "Тогда, если я могу помочь тебе, я помогу. Если нет, я вернусь на Чал и... устроюсь в кресле-качалке. "

Предложение Кирка вывести себя из игры наконец убедило Спока нарушить правила. Кирк и Скотт пододвинулись к Споку поближе, желая услышать то, что он пытался от них утаить.

"Восемь дней назад Звездная база 310 получила автоматический сигнал тревоги, программа ЭДФ (экстренный доступ флота) запросила разрешение на замену в команде. Звездолет был идентифицирован как U.S.S. Вояджер, а новый командующий, как капитан Жан-Люк Пикард. "

Глаза Скотта вспыхнули с нескрываемым волнением. "Вояджер вернулся? "

Спок покачал головой. "Нет, мистер Скотт. Реальный Вояджер по прежнему остается в Секторе Дельта. Звездный Флот проверил сведения, и пришел к выводу, что сигнал ЭДФ прибыл от дубликата Вояджера."

Кирк не видел в этих словах смысла. "Спок, Вояджер один из последних проектов Звездного Флота. А в зеркальной вселенной Звездный Флот не существует уже больше ста лет. Как его могли продублировать, когда наши две вселенные отклонились настолько? "

"Если короче, все дело в украденных планах. Согласно сообщениям с Дип Спейс Девять, сопротивление землян успешно украли и использовали планы Дифайента. С этого времени разведка Звездного Флота узнала о увеличении числа попыток получить доступ к засекреченным файлам спецификаций различных кораблей Звездного Флота, включая несколько попыток на наземной станции Маккинли, где был создан Вояджер. Последняя зафиксированная попытка взлома Маккинли произошла почти два года назад, так что будет логично предположить, что самая последняя попытка прошла незамеченной, и была успешной. Разведка Звездного Флота уверена, что за эти попытки было ответственно сопротивление землян, и именно оно преуспело в создании Вояджера в зеркальной вселенной. "

"Они могут ошибаться," возразил Скотти. "Если эти девушки и ваша копия уже имеют доступ к компьютерам Флота, то зачем они затеяли все эти неприятности с Джимом, и попросили его сделать тоже самое? "

"Вы сами ответили на ваш собственный вопрос, капитан Скотт. Чтобы скрыть факт того, что они уже достигли успеха. "

"Но Спок, если Джим отказался бы им помочь, они бы его убили. "

Спок остался невозмутимым. "Или же они только говорили об этом. "

"Джентльмены, это все конечно... увлекательно, " сказал Кирк, ", но на очереди есть более важный вопрос. Что случилось с Жан-Люком? "

"Неизвестно. Звездный Флот послал эскадрилью быстрого реагирования, находящуюся в пределах светового года от позиции Энтерпрайза, по координатам Вояджера. Но Вояджер и Энтерпрайз исчезли. Однако, остаточные следы деформации указали, что они оба находились в тех координатах только час назад. Квантовая подпись частиц деформации, оставленных по следу Вояджера подтверждает, что он из другой квантовой действительности. "

"Можем ли мы отследить направление? " спросил Скотт.

"Нет, капитан Скотт. Или оба судна использовали поле сдерживания частиц деформации, чтобы замаскировать свои следы, или... "

Кирк не стал ждать, когда Спок закончит. "Или оба корабля находятся теперь в зеркальной вселенной. "

"Теперь ты понимаешь мою диллему, Джим. Три человека, похитившие тебя, вполне могут быть вовлечены в налет и угон самого мощного, самого смертоносного корабля Звездного Флота. "

Кирк пристально посмотрел с балкона вниз. Словно перед предстоящим боем его разум сосредоточился и в то же время полностью очистился. Он ощущал прохладу ночного воздуха, усиливающиеся порывы ветра, различные звуки движения на дорогах внизу и вверху над головой. Но в его сердце не было ни гнева, ни внезапного выброса адреналина, ни стремления к действию.

Только разочарование. Острое и подавляющее.

Потому что он только теперь понял, чего именно боялся Спок.

"Спок, я хотел бы спросить, почему ты не рассказал мне об этом в самом начале? Но теперь я знаю ответ. "

Даже после стольких лет обучения на Вулкане, в глазах Спока все еще можно было увидеть разочарование. Не отражение чувств Кирка, а разочарование самого Спока.

"Ты решил, что я тоже могу быть в это вовлечен, " произнес Кирк, и каждое слово словно нож рассекало прохладный воздух между друзьями. "Вовлечен в сопротивление, в налет ... во все это. Правда, которую ты так старался утаить, относится непосредственно к тебе ..., ты не доверяешь мне. "

Спок тщательно подбирал слова, словно этот момент откровения был для него столь же трудным, как и для Кирка. "Звездный Флот полагает ..., что не разумно принимать идею твоей причастности к членам сопротивления за чистую монету. Но они могут тебя заставить исправить предполагаемый вред, то что ты, возможно, сделал больше ста лет назад, сыграть на твоем чувстве вины. Это делает тебя открытым для манипуляций, так что ты даже не поймешь, что тебя использовали. Звездный Флот полагает, что при этом в лучшем случае ты... рискуешь оказаться скомпроментированным. "

Теперь Кирк ощутил, как настоящий гнев выползает откуда-то из темного уголка его души. И на сей раз он не стал его сдерживать. "Избавьте меня от речей, посол. Из всего этого следует одна простая истина - вы мне не доверяете. Звездный Флот мне не доверяет. После всего того, что я сделал для них, для Федерации, для вас ..., такое отношение ..., недопустимо. "

"Джим, позволь напомнить, что ты больше не часть Звездного Флота. Начиная с момента твоего возвращения в это время и в это место, ты показал полное отсутствие интереса к судьбе Федерации. "

Кирк вскинул руки. "Это из-за вирогена? Федерация столкнулась с кризисом, и я помог остановить этот кошмар. "

Спок был невозмутим. "Вироген угрожал Чалу. Твои усилия спасти Федерацию на самом деле были лишь частью усилий ради спасения Чала, твоего нового дома. "

Кирк был более чем оскорблен. Он был возмущен. Но Спок продолжал говорить.

"И в прошлом году, когда Федерация столкнулась с самой большой угрозой войны с Доминионом, когда фактически все отставные офицеры Звездного Флота добровольно вернулись к активной работе, ты остался на Чале. "

Кирк был настолько потрясен этими обвинениями, что не смог произнести ни слова. "Кем же стала Федерация в этом столетии? Спартой? Если ты не солдат, значит и не гражданин? "

Кирк не мог не заметить, что аргументы Спока повлияли на Скотта. "Война с Доминионом все еще остается серьезной угрозой. "

"Доминион угрожал только из-за коридора, " настаивал Кирк. "Из-за Баджорианской червоточины. Закройте червоточину, и Доминион станет для нас не опаснее Кардассии. Федерация боролась с худшими, более сильными врагами, и побеждала. Федерация не нуждается во мне, чтобы выжить. Особенно теперь, когда Звездный Флот получил людей типа Бена Сиско. "

Скотт удивился фамильярному тону Кирка. "Вы знаете капитана Сиско? " спросил он.

"Был знаком, " сказал Кирк. "Давным-давно. " Но он не стал уточнять. Достаточно и того, что когда он увидел снимки капитана Сиско, участвовавшего в войне с Доминионом, он наконец нашел ответ на мучившую его тайну исчезновения лейтенанта, который стал причиной небольшого волнения на его Энтерпрайзе сто лет назад. Кирк оглянулся. Если он когда-нибудь и замечал бег времени, то только рядом с вездесущим капитаном Сиско.

"Они не примут наш отказ, " сказал Кирк Споку, и объяснил, что имеет ввиду Джэнвей и ее компаньонов. "Мы в опасности. " Кирк бросил через плечо взгляд на раздвижные стеклянные двери. Они были зашторены плотными занавесками, не пропускающими свет. Кирка немного удивлял тот факт, что Джэнвей до сих пор не заявилась, чтобы узнать о причине задержки. На своем кратком опыте он убедился, что эта женщина всегда спешила.

"Нам ничего не угрожает," сказал Спок. Он показал на старфлитовский значок коммуникатора на своей одежде. "В тот момент, когда мы вышли на балкон, Джэнвей, T'Вэл, и моего двойника транспортировали в зону задержания в космическом доке. "

Это был жестокий предательский удар для Кирка. "Почему тогда вы не забрали и меня? "

Спок уставился на Кирка немигающим пристальным взглядом. "Звездный Флот хотел, но я переубедил их. Ты свободен. Если конечно вернешься на Чал. "

"Надеюсь вы простите меня, посол, за то, что я не буду вас за это благодарить, " бросил зло Кирк. Если бы это был кто-то другой, а не Спок, Кирк ни за что не покинул бы балкон не получив удовлетворение определенного рода. По крайней мере он все еще верил, что где-то есть дружба и верность.

Он развернулся прежде, чем Спок смог произнести хотя бы слово. Он проигнорировал просьбу Скотта вернуться, и направившись к дверям, резко распахнул их, и вошел внутрь сквозь внезапно взлетевшие белые занавески.

Комната была пуста. Слова Спока означали именно то, что он сказал. Звездный Флот нанес удар.

А потом он осознал, что в гостиной находится еще один человек. Возле бара спиной к балкону стоял хрупкого телосложения мужчина в новой форме Звездного Флота, и казалось смешивал напиток.

"Вы передумали? " с вызовом бросил Кирк. "Вы и меня собираетесь задержать?"

Мужчина медленно обернулся, и Кирк почувствовал шок от удивления, когда внезапно узнал его.

"Боунз? "

В своей немного дрожащей руке ста сорока восьмилетний доктор Леонард Маккой держал то, что могло быть только мятным джулепом. "Привет, Джим. А я уже начал задаваться вопросом, не собирается ли Спок продержать тебя там всю ночь. "

"Боунз! "

Маккой проигнорировал реакцию Кирка и аккуратно поставил свой стакан с мятным джулепом на стойку бара рядом со вторым. "Когда твой словарный запас восстановится после того, что сделал Спок, возможно мы поговорим. "

Кирк пересек гостинную и удержался от желания заключить Маккоя в объятия только потому, что тот выглядел таким хрупким, что Кирк боялся его поранить. "Я... я не могу поверить... "

"В то что я все еще жив? " услужливо закончил Маккой.

"Не-е-ет, " сказал Кирк, хотя он должен был признаться себе, что это было частью его удивления. Здоровый вулканец мог жить больше двухсот лет. Кирк и Скотт дожили до двадцать четвертого столетия благодаря вмешательству науки и необъяснимым временным эффектам. Но Маккой прибыл в будущее, как это делало большинство людей - один долгий трудный день за другим. Даже учитывая крупные медицинские достижения, Маккой оказался среди горстки людей, нарушающих прогнозы человеческой долговечности. И Кирк полагал, что совсем немногие заслуживали этого больше него.

"Я не предполагал, что ты так хорошо выглядишь. " Кирк отстранился, чтобы окинуть взглядом своего старого друга. В новой форрме Маккой выглядел как щеголь - и это было весьма точное слово; его некогда белые волосы снова потемнели. "В прошлый раз, когда я тебя видел, ты был... " Кирк показал жестом на ноги Маккоя.

"В экзоскелете," подсказал Маккой. "Теперь он внедряется. Искусственные мускулы, привитые на мои собственные. Мой пятый комплект - мне сказали, что они прослужат дольше. И новая пара клонированных легких. Я больше не доктор, я медицинский эксперимент. "

Кирк преодолел удивление, но не подозрительность. "Значит тебя сюда тоже вызвали ради этого? "

"Ради чего? " спросил Маккой.

Кирк развернулся к балкону, и взглянул на Спока и Скотти, вернувшихся в комнату, которые отреагировали на присутствие Маккоя с таким же удивлением, как и он сам.

"Прекрасно, " сказал Кирк после того, как обмен поздравлениями завершился, " но вы меня озадачили. Боунз, ты знал... что посол и Скотти были здесь, но они не знали, что ты собираешься присоединиться к нам. "

" 'Посол'? " повторил Маккой. "Мне кажется, или я действительно чувствую холод в окружающей среде? "

"Кто-нибудь скажет мне, что здесь происходит, " сказал Кирк.

Маккой вздохнул, облокотился о стойку бара, и вручил Кирку один из мятных джулепов. "Выпей это," сказал он.

Кирк взял напиток, и фыркнул. Реальный бурбон. "Я ... бросил пить. "

Маккой подарил ему вопросительный взгляд. "Какая-то особая причина? "

Кирк пожал плечами. Он бросил алкоголь в то же самое время, когда удалил регенераторы ткани, компьютеры, репликаторы, и коммуникаторы из своей жизни. "Самая простая", сказал он. "И весьма здравая. "

"Хорошо, но я твой доктор, " сказал ему Маккой. "И я говорю, пей. "

Кирк вынужден был признать, что это действительно пахло хорошо, и мята была свежей. После года на Чале он понимал различие между растениями только что собранными и теми, которые сорвали больше дня назад. Первое давало сенсорные ощущения, второе же было всего лишь продуктом.

Он попробовал напиток. Сладкий и прохладный, ароматный и в меру холодный он спустил с привязи поток воспоминаний о первом Энтерпрайзе, долгие ночи в его каюте за разговорами до рассвета со Споком и Боунзом, как будто другой жизни никогда не было.

"Что с тобой, кадет? " спросил Маккой. Он уговорил одним махом половину своего собственного напитка, а затем с удивлением моргнул и застыл, как будто не намереваясь проглотить его.

Кирк решил закончить побыстрее. Он также сделал один большой глоток, и пораженный застыл от радостного ощущения, когда жидкость обожгла его горло и внутренности.

Потом он медленно выдыхнул и поставил стакан на стойку. Смесь сахара и алкоголя поразила его очень быстро.

"С тобой все в порядке? " спросил Маккой.

"Ты же мой доктор, " сказал ему Кирк. "Что ты здесь делаешь? "

Маккой поставил свой стакан рядом со стаканом Кирка. " Джим, я боюсь у меня для тебя плохие новости с Чала."

Действие алкоголя и сахара мгновенно испарилось. "Тейлани... "

Маккой кивнул. "Кто-то... похитил ее. "

Кирк почувствовал, что его сердце снова начало биться. Маккой сказал "похитил", только "похитил", ничего плохого.

"Кто? Когда похитил? "

"Никто не знает. Было оставленно сообщение, в котором говорилось, что если ты поможешь интенданту, Тейлани ... в общем... " Маккой колебался, но Кирк не оставил ему времени для сомнений, он хотел услышать все. "Если ты поможешь интенданту, они убьют Тейлани. "

Кирк был уверен, что это еще не все. "Что еще, Боунз? Что еще? "

Маккой посмотрел на него с высоты своего возраста. "Если ты хочешь получить Тейлани назад, они готовы торговаться. "

"Интендант? "

Маккой кивнул. "И его лейтенанты. "

"Джэнвей и T'Вэл. "

"Их имен не называли, но... разведка Звездного Флота пришла к выводу, что сообщение относится именно к ним."

Кирк обвиняющее посмотрел на Спока. "Вы знали об этом? "

"Нет. Ничего. "

"Скотти? "

"Нет, парень. У меня нет таких связей в командовании. "

"Звездный Флот хочет поговорить с тобой, Джим. "

"Меня не волнует, что хочет Звездный Флот, Боунз. Два часа назад, Звездный Флот был готов запереть меня в камере. "

"Когда это они хотели сделать такое? " спросил Маккой с кривой усмешкой. Он отхлебнул из своего стакана.

"Не сейчас, Боунз. "

"В моем возрасте нет смысла отладывать что-либо. "

"И в моем тоже. Два часа назад я был готов передать интенданта и его лейтенантов Споку и Звездному Флоту, пожелать всем удачи, и вернуться на Чал. Две минуты назад, после того, что ты мне сказал, я все еще хотел вернуться на Чал. Но не теперь. "

"Я думаю, что именно об этом и хочет говорить с тобой Звездный Флот, " снова сказал Маккой.

"Боунз, ты имеешь дело с разведкой Звездного Флота. Спок имеет дело с разведкой Звездного Флота. Но что бы вы ни говорили, там не делятся информацией с кем попало. И я не собираюсь попасться на этом. Я имел дело с бюрократическими каналами Звездного Флота. Кто-то заполучил Тейлани. И я собираюсь ее вернуть. Все очень просто. "

Скотт перевел взгляд с Маккоя на Спока и обратно, затем выступил вперед. "Хорошо, я не оставлю тебя одного."

"Черт," сказал Маккой, " я не клал ничего возбуждающего в... Не думал что он такой выдержаный. Я в деле." Он схватил со стойки свой стакан.

Кирк посмотрел на своего друга, и любезно произнес, " Боунз, не стоит. В твоем возрасте ... "

"В моем возрасте у меня так много проклятых искусственных частей тела, что если бы кто-то отрезал мне голову единственным отличием было бы то, что мой персональный сканер показал бы замечательное усовершенствование. Кроме того в твоем возрасте сколько достаточно глупых друзей ты сможешь найти, которые пошли бы за тобой в одно из этих опрометчивых приключений? "

Кирк вынужденно улыбнулся. "Спасибо за доверие. "

"Могу я внести разумное предложение в необдуманные действия? " спросил Спок.

Кирк больше не мог терять время в пустую. И у него не было времени на тех, кто собирался его отвлекать. "Нет, мистер Спок, вы не можете. И у меня есть на то причины. На сей раз я все сделаю сам. "

Кирк направился к выходу, зная, что Маккой и Скотт последуют за ним.

Взявшись за ручку, Кирк оглянулся на Спока. "А как насчет вас? Вы идете со мной? "

"Я задам встречный вопрос: пойдете ли вы со мной? "

"А зачем мне это делать? " спросил Кирк.

Спок показал на свой коммуникатор. "Потому что вы очень хорошо для человека схватываете логику. А у меня, независимо от ваших чувств ко мне, есть корабль. "

Кирк заколебался от этого соблазна. Получение корабля было его первоочередной задачей, хотя как такое можно было провернуть в экономике, не использующей никаких форм валют или системы экономического обмена, было для него тайной.

"Какой корабль? " спросил Кирк.

"Вы можете осмотреть его сами, " ответил Спок. Он сжал значок коммуникатора, и тот защебетал.

"Спок Суверену, " сказал он. "Четверых на борт. "

ТРИНАДЦАТЬ

И конечно для того чтобы спасти Тейлани были условия. У Звездного Флота, насколько знал Кирк, всегда были условия. И худшим из них была форма.

Он стоял перед голографическим зеркалом, проецируемым на стену его каюты на Суверене, в десятый раз поправляя куртку, и наконец понимая, почему Пикард все время одергивал свою. Кирку и прежде приходилось носить новую форму. Но в прошлый раз, когда вулканцы арестовали его во время вирогенного кризиса, это была часть его маскировки. В прошлом году это был всего лишь костюм.

А сегодня это была настоящая форма, признак его перевербовки в организацию, которую он когда-то был рад оставить. Звездный Флот когда-то хотел вернуть Джеймса Т. Кирка, гражданское лицо, из отставки, а теперь еще больше желал избавиться от Джеймса Т. Кирка, офицера Звездного Флота, и вернуть его на родные болота Чала.

На мостике Суверена, адмирал Флота Алинна Нечаева с неискренней улыбкой дала Кирку ровно тридцать секунд, чтобы принять решение. Адмирал не оставила ему выбора, и она понимала это.

Кирк перебирал четыре нашивки на правой стороне своего воротника. По крайней мере хоть в этом он сумел настоять на своем. Он сказал, что присоединится к ней, но не как адмирал. Это гарантировало бы ему всего лишь пост инструктора Академии. Поэтому он принял звание капитана, единственный разряд, который когда-либо удовлетворял его. Разряд, который когда-то дал ему звездолет, и мог дать снова.

Нечаева согласилась, как будто именно таким и был ее план, и приказала капитану Кирку прибыть на пост наблюдения через один час, а затем развернулась на своем кресле, и принялась поджаривать двух техников за полпроцентное отклонение от нормы эффективности деформации, которое она заметила в факторе семь.

Спок, который знал все привычки начальства внушительного корабля, первого в своем классе, не стал тратить время впустую, и выпроводил Кирка, Скотта, и Маккоя с мостика. Кирк интерпретировал быстрые действия Спока как подтверждение его собственных подозрений, что Нечаева была одним из тех офицеров, в обществе которых было неблагоразумно оставаться дольше, чем это было необходимо.

В этот момент в каюте Кирка раздался перезвон, который мог означать только одно: кто-то стоит около его двери - хотя он все еще не до конца разобрался с новыми технологиями этого новейшего корабля Звездного Флота.

"Компьютер, убрать зеркало," сказал он, и виртуальная отражающая поверхность перед ним исчезла. А за ней открылась бледная стена, украшенная декоративным экраном. Экран, который мог показать любое из сотен тысяч различных изображений, содержащихся в памяти компьютера корабля, теперь показывал причудливое цветное изображение звездолета старого образца класса Конституция, который, возможно, даже был первым Энтерпрайзом. Кирк проверил подпись художника и с удовольствием увидел, что это произведение Джефри. Было приятно узнать, что и в этом времени не забыли об одном из самых великих судомонтажников Звездного Флота.

Кирк подошел к двери - его каюта была больше той, что строили прежде - и сказал, "Войдите".

Дверь скользнула в сторону. Спок и Маккой ждали снаружи, и на мгновение ему показалось, как будто они втроем были внезапно отброшены на сто лет назад.

Кирк уставился на Спока в новой форме, и принялся подсчитывать знаки отличия на его воротнике. "Адмирал Спок? Кто заставил тебя одеть эту форму? "

"Как я уже упоминал, война с Доминионом вернула многих офицеров Звездного Флота из отставки на военную службу. "

Маккой переступил через порог безошибочно, без признака возраста или колебания: его пересаженные и искусственные мускулы работали без изъяна. "Ты разглядывал себя в этом новом устройстве? " спросил он.

Кирк покачал головой, не желая ни в чем признаваться. "Это всего лишь форма. Через несколько лет она изменится. Так всегда делают. "

"Эффект Хавтхорна, " сказал Спок, проходя через дверь вслед за Маккоем. "Понятие двадцатого столетия из земной социологии. Несущественные, хотя правильные модификации на рабочем месте позволяют служащим чувствовать, что их руководство беспокоится об их благосостоянии. Следовательно, они получают от своей работы большее удовлетворение, а значит функционируют с большей производительностью. "

Кирк уставился на Спока. "Спок, если никому в Звездном Флоте больше не платят, как мы можем быть служащими? "

"По общему признанию, экономика двадцать четвертого столетия действительно кажется сложной на первый взгляд, но система, лишенная какого-либо инструмента обмена неотъемлемо логична и обманчиво проста. "

"Если все настолько просто, объясните это мне в двадцати пяти словах или еще меньше, " предложил Кирк.

Лицо Спока оставалось неподвижным в течение нескольких секунд, потом он признал, "Я не могу."

"Это заставляет меня чувствовать себя намного лучше. " Потом Кирк заметил отсутствие другого своего товарища по несчастью. "Где Скотти? "

"Мистер Скотт при исполнении служебных обязанностей и присоединится к нам в зале, " сказал Спок.

"При исполнении служебных обязанностей? На этом корабле? "

"Суверен текущее назначение капитана Скотта. Он внедрил очень многие свои крупные технические достижения в проект типа Энтерпрайза-E, и теперь проводит исследования для кораблей нового класса Констелейшен(Созвездие). "

Кирку понадобилась одна минута, чтобы проглотить это открытие. "Скотти... разрабатывает новый Энтерпрайз? "

"Отчасти, " сказал Спок.

"Он всегда любил проектировать, даже в прежние дни, " добавил Маккой.

Кирк решил не удивляться. Он всегда знал, что таланты Скотта были значительно больше, хотя он вероятно не говорил ему об этом так часто, как должен был. "Впечатляюще, как всегда. " Кирк в очередной раз одернул куртку, затем вернул ее в прежнее положение. "Мы собираемся присоединиться к адмиралу или нет? " Но остановился, заметив лукавую усмешку Маккоя. "Да, доктор? "

"Я видел тот рывок. Ты стоял перед голографическим зеркалом, и восхищался собой в этой форме, не так ли?"

"Перед каким зеркалом? "

"Не считай меня за дурака, Джим. Ты рад вернуться во Флот. "

Сначала Тейлани. Теперь Маккой. Почему каждый из них уверен, что знает о моих чувствах лучше меня самого? подумал Кирк.

"Меня шантажировали, Боунз. Все о чем я забочусь - возвращение Тейлани. А затем я собираюсь вернуться на Чал и сжечь эту форму. "

"Вы не об этом договаривались с адмиралом, " указал Спок. "Вы присоединились к Звездному Флоту до окончания войны, плюс еще один год. "

"Не начинайте снова, " отмахнулся Кирк. "Я иду на мостик. "

Кирк вышел из своей каюты и... и ... он упрямо оглянулся назад.

"Самый ближайший турболифт направо, " произнес за его спиной Спок.

Кирк развернулся направо, в коридор, ведущий к нише турболифта. Но к тому времени, когда прибыл турболифт, Спок и Маккой снова оказались рядом с ним.

Когда двери турболифта начали открываться, Маккой осторожно дотронулся до плеча Кирка. "Не волнуйся, Джим. Мы вернем ее." "Я знаю, что вернем, " сказал Кирк. "С Звездным Флотом или без него. " Двери закрылись. Мостик и адмирал Флота Нечаева уже ждали их.

"Ни слова, капитан Кирк. "

Кирк открыл было рот, чтобы возразить ей, но поняв настроение Нечаевой, вместо этого промолчал, и смиренно сложил руки на поверхности стола переговоров в зале обсерватории Суверена. Пока было не время распрашивать о стратегии Звездного Флота в отношении похитителей Тейлани.

Он знал, что Нечаева наблюдает за ним, ждет, что он посмеет ее перебить.

Поэтому Кирк уставился на противоположную стену комнаты, в которую был встроен стеклянный террариум с дюжиной маленьких неподвижных ящериц, греющихся под лампой.

"Так лучше, " сказала адмирал. "У кого-нибудь есть что добавить? "

Кирк не рисковал смотреть на Спока, Маккоя, Скотта, или исполнительного офицера Нечаевой, коммандера Тан Крей, безмятежно выглядящего трилла, пятна на лысой голове которой создавали впечатление чрезвычайно коротких и слипшихся волос. Коммандер Крей только поприветствовала Кирка и других, когда они вошли. И Кирк сомневался, что он станет говорить теперь.

"Хорошо," сказала адмирал. Она убрала свои бледные белокурые волосы со лба жестом, как будто только что закончила тяжелую физическую работу. "Как я сказала, переходим к плану нашей миссии."

"Мы на пути к месту, откуда было получено последнее послание зеркального Вояджера около Злотой Неоднородности; мы будем на месте через три дня. Потом нам надо будет выследить Энтерпрайз и зеркальный Вояджер, чтобы определить местонахождение механизма, искусственного или естественного, который служит связью между нашей вселенной, и..." адмирал повернула голову к Кирку даже не пытаясь скрыть свой гнев. "Что с вами, капитан Кирк?! "

Кирк вынудил себя не отвечать на крайне очевидную неприязнь адмирала. Он был напряжен, и пока она говорила, все время ерзал на своем стуле: едва заметная и неизбежная реакция на... глупость ее плана. Тем не менее было очевидно, что одного его присутствия в этой комнате было достаточно, чтобы раздражать ее.

"Я полагаю вы забываете, что в опасности жизнь женщины, " сказал Кирк, изо всех сил стараясь оставаться спокойным ради Тейлани.

"Капитан, в потенциальной опасности жизни миллиардов людей. "

"Но Тейлани ключ! " Кирк больше не мог выдерживать это заключение за столом, как будто он был всего лишь бессловесным членом ее экипажа. Он вскочил на ноги. "Зачем тратить время на поиски кораблей, которые скрыли свои следы, и возможно находятся уже в другой вселенной? Кто бы ни похитил Тейлани, он хочет торговаться. Интендант Спок, Джэнвей, и T'Вэл находятся на этом корабле. Давайте поторгуемся. "

Нечаева откинулась на спинку стула. "Известный капитан Кирк, герой своего столетия, хочет сдаться так быстро? Подчиниться шантажу подобно ... ференги? "

Кирк посмотрел на экраны обсерватории, на которых звезды стремительно мчались прочь от высокой скорости деформации. Он попробовал взять силу от них. "Адмирал, конечно мы не сдадимся, не подчинимся шантажу. Но мы можем воспользоваться моментом, и установить западню. Кто бы ни похитил Тейлани, он родом из зеркальной вселенной. Если вы хотите узнать как они переместили свой Вояджер в нашу реальность, и как они планируют забрать Энтерпрайз, вы получите эти ответы. Сделайте по моему, спасите Тейлани, и вы получите одного или двух пленников, которые смогут рассказать вам все, что вы должны знать, вместо того, чтобы тратить впустую время, исследуя место в поисках того, чего нельзя найти. "

Нечаева с презрением посмотрела на Кирка. "Лучшие умы в разведке Звездного Флота потратили десятилетия, разрабатывая надлежащий ответ на требования похитителей и террористов. Если мы найдем механизм пересечения, то или уничтожим его, или возьмем под свой контроль; раз похитители находятся все еще в нашей вселенной, они окажутся отрезанными от своего мира, и еще больше захотят иметь с нами дело. "

Кирк ударил кулаком по столу. "Они будут отрезаны, и от отчаянии захотят убить заложника! "

Нечаева также вскочила на ноги, и наклонилась к столу, чтобы скреститься с взглядом Кирка. "Нет! Как только мы захватим механизм, Тейлани станет единственной вещью, которая даст похитителям способ добраться до дома. Они не станут ей вредить! "

"Она не вещь! И вы можете ей навредить! "

"Вы отстранены, капитан! "

"Вы! " закричал Кирк. "Вы сделали мне предложение, в обмен на мою помощь. Я его принял. А теперь вы не слушаете, что я говорю. "

Бледный цвет лица Нечаевой стал пунцовым. "Это не старые дни последней границы, капитан. Звездный Флот больше не стреляет из лазеров по новым странным формам жизни прежде, чем задать надлежащие вопросы. "

"Мы не делали этого и в мое время, если это то, что вы имеете в виду. "

"Извините?" сказала адмирал с притворным замешательством. "Я знаю, что именно так вы и поступали. Я читала книги по истории. "

"Я жил в той истории. Я был ее частью. "

"И именно это заставляет вас думать, что вы лучше чем руководство разведки Звездного Флота? "

"Прислушайтесь к тому, что вы говорите, адмирал. Вы вызываете конфронтацию. Всегда пробуете свести все к хорошей или плохой ситуации. Лучше ли я чем эксперты Звездного Флота? Не этот вопрос нужно задавать. Кто те эксперты? Каков их опыт? Они все из двадцать четвертого столетия, не так ли? Так что именно для него они являются хорошими. Если бы Тейлани похитила банда современных орионских пиратов, или команда отступников клингонов, то эксперты Звездного Флота точно знали бы что с этим делать, и я отстранился бы и позволил им делать свою работу. "

"Но мы имеем дело с людьми, о которых ваш Звездный Флот не знает ничего. Они безжалостны. Нелогичны. Целыми поколениями ими правило отчаяние, ненависть, нужда, и жажда мести. И простите мне мои слова, но в вашей совершенной Федерации, которую вы унаследовали, я не думаю, что Звездный Флот этого поколения способен понять подобный вид страсти. И доказательство тому ваш бесполезный план. "

Кирк и адмирал застыли, наблюдая друг за другом словно осторожные воины, ждущие кто из них сделает первый шаг.

"Адмирал Спок, " сказала Нечаева, " прежде, чем выпроводить Кирка с моего мостика, объясните ему, что план Звездного Флота логичен. "

"План весьма логичен, " сказал Спок. "Но, люди, захватившие Тейлани нет. Поэтому я должен согласиться с капитаном Кирком, что у этого плана слишком мало шансов на успех."

Адмирал отвела свой пристальный взгляд от Кирка и посмотрела на Спока так, как будто ее предали. "Как вы можете говорить такое? "

"Потому что это правда. "

Нечаева задумчиво сощурила глаза. Потом улыбнулась. И улыбка эта не была приятной. "Я вижу вы и в этом сговорились. Ну конечно, Кирк и Спок. И давайте не забудем доктора Маккоя. Все трое. Захватывающая ... но ничтожно жалкая призрачная попытка вернуть славу вашей юности. "

Кирк проигнорировал эти оскорбления, потому что они не были правдой. Он не хотел отвечать на то, что думали о нем люди, которые его не знали. Но учитывая внезапное неприятие Нечаевой к его персоне он не понимал, зачем она вообще предложила ему место на Суверене?

Он посмотрел на Маккоя. Пожилой доктор тер пальцы одной руки вместе: возбужденный жест, выдающий его напряженность.

Спок, конечно, оставался спокойным, хотя Кирк не сомневался, что он чувствовал такое же возмущение от несправедливых обвинений.

Но потом Спок удивил всех. "Адмирал Флота Нечаева, отказываясь рассматривать совет капитана Кирка, вы игнорируете распоряжения, которые вам дало командование в начале этой миссии. "

Нечаева на мгновение растерялась, а затем презрительно рассмеялась. "Что? Вы собираетесь заставить Маккоя объявить меня непригодной к выполнению моих обязанностей, так чтобы Кирк смог принять командование? " Она стрельнула взглядом на Кирка. "Как я сказала, я читала все книги по истории. Я знаю, как вы думаете." Она посмотрела своего первого помошника. "Коммандер Крей, как бы вы ответили на обвинения адмирала Спока? Я не повинуюсь полученным распоряжениям? "

Трилл медленно покачала головой. " Нет, мэм. Вы должны обращаться к Кирку за помощью только в тех случаях, в которых вы не чувствуете себя компетентной. "

"А так как ясно, что вы посчитали меня полностью некомпетентным, " сказал Кирк, ", зачем я здесь? "

На его вопрос ответил Маккой, и Кирк услышал в его словах отражение собственной горечи. "Это очевидно, Джим. Звездный Флот так стремился отвлечь тебя любых активных действий, что попросили адмирала убрать тебя с их пути и держать под контролем. "

Кирк уставился на Нечаеву с неожиданным пониманием. "У вас не было намерения помочь мне спасти Тейлани. "

Нечаева кивнула ему. "Независимо от того, что вы думаете о нас и об этом столетии, мы не монстры. Мы сделаем все, что сможем, чтобы спасти Тейлани, но после того, как будет обеспечена безопасность Федерации."

Кирк почувствовал себя больным. Звездный Флот лгал ему. И он не мог ни к кому обратиться за помощью. Он попался в ловушку на одном из наиболее продвинутых звездолетов во Флоте, опытном образце, на основе которого был построен новый Энтерпрайз Жан-Люка. И этот корабль теперь мчался на максимальной скорости к области космоса, находящейся за сотни световых лет от Чала, и от любого шанса на спасение женщины, которую он любил больше жизни.

Он видел, что адмирал ощутила его внезапное чувство поражения.

Она села, и жестом предложила ему сделать тоже самое.

Но Кирк больше не видел в этом смысла. "Кажется, мы закончили. "

Нечаева пожала плечами. "Как пожелаете. "

Кирк двинулся к выходу. Спок отодвинул стул Маккоя и помог ему подняться.

"Капитан," произнес адмирал прежде, чем Кирк вышел. " На самом деле Звездный Флот пригласил вас участвовать в этой миссии по другой причине, чем та, которую вы вообразили. "

Кирк просмотрел на него через плечо. Он все равно сомневался в этом.

"У вас, кажется, наладились кое-какие отношения с этими злоумышленниками из зеркальной вселенной, " продолжила Нечаева.

"Потому что они доверяли мне, адмирал. Но это было прежде, чем вы заманили их в засаду в моем гостиничном номере. Я сомневаюсь, что к настоящему времени от этих отношений хоть что-то осталось. "

"Надеюсь, что это не так, " сказала Нечаева, не позволяя ему уйти, " Звездный Флот был бы вам благодарен, если в течение следующих нескольких дней, вы поговорили бы с ними, помогли развить взаимопонимание с их вселенной. Их древняя история, события прошлого столетия, борьба с которой они сталкиваются сегодня. Это было бы очень полезно. "

"А если я откажусь? " спросил Кирк. "На вашем судне есть доска, по которой мне придется пройти?"

Нечаева оставила его сарказм без ответа. "Выбор за вами, капитан Кирк. Помните это. Звездный Флот сделал свой выбор, когда послал предложение вам. "

"Я уже сделал свой выбор, " сказал Кирк. После чего вышел, не дожидаясь ее разрешения.

Теперь он знал, что ему надо сделать.

На то, чтобы спасти Тейлани у него осталось всего три дня.

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ

"Я могу убить вас, " сказала Джэнвей.

Кирк стоял к ней спиной, пристально глядя на великолепную перспективу Йосемитского национального парка, которую можно было увидеть только на закате с высоты Эль-Кэпитан. "Вы можете попробовать, " сказал он, ", но... "

Руки Джэнвей опустились на плечи Кирка с такой силой, что удар достиг своей цели и отправил его в смертельное километровое падение, которое продолжалось для него достаточно долго, чтобы почувствовать дежавю, а затем...

"Предупреждение," раздался голос компьютера, "физические параметры риска превышены. В целях безопасности программа прервана. "

Кирк почувствовал под ногами твердую землю. Когда он посмотрел вниз, там все еще ничего не было, кроме воздуха. Но он мог по нему идти.

Он обернулся, и посмотрел на Джэнвей, все еще стоящую на краю пика с руками на бедрах, и отчетливо увидел ее разочарование от того, что он не разбился насмерть.

"Как я говорил, " продолжал Кирк. "Вы могли бы попробовать, но голодек вам этого не позволит. "

Кирк пошел по воздуху, чтобы вернуться к моделируемой гранитной скале - совершенной иллюзии, созданной перемещением голографических проекторов и базой транспортатора, воссоздавшего камень и скалы.

"Я так и подумала, " сказала Джэнвей.

"Но вы должны были убедиться. "

"Я должна была убедиться. " Ее быстрая улыбка удивила Кирка. Она казалась искренней. "Вы сделали бы то же самое. "

Кирк не ответил. Лучше удержаться от предположений. Но она была права. Теперь он видел в ней капитана звездолета.

Джэнвей нарушила установившееся между ними молчание, огляделась вокруг, глубоко вдохнула и закрыла глаза. "Даже с закрытыми глазами эта иллюзия совершенна. Ветер, тепло, идущее от скалы, запах сосен... " Ее веки затрепетали и открылись, и она посмотрела вдаль, как будто ее поразила волна невыносимого горя.

"Что с вами?" спросил Кирк. Он был искренне обеспокоен. Все эти три дня, с тех пор как он пришел к Джэнвей, он пытался убедить ее что он ей не враг, что им манипулировали, а теперь он преследует только свои личные цели. В этой женщине была тайна, скрытая под обманчиво хрупкой оболочкой безразличия, как будто внутри себя она несла бремя столь тяжкое, что боялась показывать его даже себе.

Джэнвей провела рукой по своим коротким рыжим волосам. Она удалила ярко красную окраску с тех пор как оказалась на Суверене. Кирк считал, что это было удачным изменением. "Я только думала... пробовала думать о технологии, которая позволила создать такое. Тысячи, миллионы часов проектирования, испытаний, программирования.... Вы знаете, что можно сказать о культуре, которая может позволить себе такое, которая может расходовать подобные ресурсы на развлечение?

"Эти модели используются и для обучения, " сказал Кирк.

Но Джэнвей проигнорировала его, оставшись при своем мнении. "Это означает, что все другие проблемы решены. Никакого голода. Никаких болезней. Никаких войн... "

"Это взгляд только с одной стороны. Это может подразумевать, что такая культура пробует отвлечь себя от проблем, с которыми все еще сталкивается. Время, потраченное на развлечения может быть отсрочкой от продолжающейся борьбы, а не только наградой для тех, кто ее закончил. "

Джэнвей протянула руку и повернулась лицом к голографическому солнцу, потому что в этот момент искусственная звезда достигла горизонта, раздулась и покраснела, окрашивая стройные косяки облаков в розовые тона по сравнению с темнеющим небом цвета индиго. Потом она повернула свою руку так, словно пыталась определить наощупь падение температуры. Кирк заметил, что Джэнвей никогда не прекращает измерять и исследовать окружающий ее мир. Она определенно имела душу ученого.

"Вы всегда смотрите на все с обеих точек зрения? " спросила она.

"Профессиональный риск, " сказал Кирк. "Я капитан звездолета, был капитаном звездолета. Дипломатия лучшая политика. А вы всегда задаете серьезные вопросы, когда притворяетесь и пытаетесь запутать собеседника? "

Джэнвей опустила руку и обратила на Кирка все свое внимание. В ярком полыхании заката она потеряла свою бледность. Теперь она казалась отдохнувшей, обновленной. "Профессиональный риск. Я солдат. И я нахожусь в руках врага. Обман лучшая политика. "

Теперь Джэнвей была одета в гражданскую одежду, которую сотворил для нее репликатор. На ней была короткая рубашка, жакет и брюки, напоминающие форму Звездного Флота, сделанные из качественной мягкой темно-зеленой ткани, которая выгодно оттеняла ее стройность, что напрочь отсутствовало в прагматичной униформе. Она больше не напоминала Кирку мрачнолицого солдата в боевой броне, который похитил его всего неделю назад.

Кирк оглянулся на великолепную, поросшую сосновым лесом долину. Отдаленные деревья отличались и числом и размером от тех, что он помнил. Трехмерные образы, которые использовались, чтобы сотворить эту удивительную реконструкцию, должно быть были зарегистрированы недавно, и растительность за столетие изменилась и отличалась от той, что он помнил. "Звездный Флот вам не враг, " сказал он.

Джэнвей встала рядом с Кирком, наблюдая движение теней по долине. "Вы и прежде говорили тоже самое, " сказала она. На рассеянных повсюду маленьких полянах можно было заметить мерцающий танец походных костров, как будто здесь в Йосемите звезды нашли дом на Земле. "Но я вам не верю, " продолжала она. "Потому что я знаю, что вы думаете, что Звездный Флот вам такой же враг как и мне. "

Я окружен телепатами, подумал Кирк.

"Кейт, " сказал он твердо, " я не собираюсь защищать противоречивые действия командования ... хотя честно говоря я с ними не согласен... в большинстве случаев, особенно в последние дни. Но видя их тщетные и бесполезные действия, я пришел к выводу, что Звездный Флот просто хочет найти связь между вашим присутствием здесь и исчезновением Энтерпрайза. "

Джэнвей посмотрела Кирку прямо в глаза, как будто пыталась убедиться в том, что каждое произнесенное им слово было правдой. "Я уже говорила вам, для чего мы здесь. Я говорила вам, что мы не знаем ничего об Энтерпрайзе или зеркальном Вояджере. "

"Адмирал Нечаева отказывается признавать, что оба вторжения из вашей вселенной произошли в одно время из-за простого совпадения. "

Солнце прошло больше половины пути, небо угасало, а углубляющиеся тени придали чертам Джэнвей особую напряженность. "А что думаете вы? "

Кирк не стал от нее ничего скрывать. "Это меня не заботит. Для меня имеет значение только одна вещь - безопасность Тейлани. "

Джэнвей внимательно изучала его. "Так ли это? "

Не в первый раз Кирк пожалел, что не умеет читать мысли.

Потом Джэнвей потянулась, взяла его лицо своими руками, и решительно поцеловала; ее тело прижалось к нему. Одной рукой она обхватила его за шею и сдавила так, что вырваться было невозможно.

На мгновение тело Кирка ответило ей, и он прижал ее еще ближе. При виде этой женщины, которая давно привлекала его, в нем вспыхнул донкихотский огонь; огонь подпитывавший его упрямство пополам с неспособностью признавать поражение, огонь, который заставлял его принимать ее всерьез.

Но прежде чем источник страсти наполнил его до краев, готовый принять ее дар, его сердце восстало.

Он оттолкнул Джэнвей, затаив дыхание от внезапного, непрошенного порыва физического желания, и уставился на ее лицо в исчезающем темно-красном свете солнца, зная что сейчас оно того же цвета, как и это солнце.

"Нет," сказал он.

Она провела пальцами по его лицу, по его губам. Ее прикосновение было настойчивым, но не нежным. "Я вам не верю. "

В другое время своей жизни, Кирк знал, его сердце, и его разум не стали бы решать это уравнение. Под этими звездами он и эта женщина исчерпали бы свою страсть без сожаления, ради прошлого или ради будущего, ликуя в вечном даре чистого опыта.

В другое время его жизни.

Но не на сей раз.

Он поймал ее руку и отстранился. "Поверьте мне, " сказал он.

Между ними ничего не случится. Он не позволит.

"Вы действительно любите ее, " сказал Джэнвей.

Слово "любовь" казалось таким незначительным для того, что он чувствовал, но даже книга полная слов не могла выразить то, что он обрел рядом Тейлани, и что все еще оставалось обрести им вместе. "Да, люблю, " ответил Кирк.

Джэнвей отстранилась. Теперь он ее больше не интересовал, и она вновь принялась изучать окружение.

"Помогите мне вернуть ее, " попросил Кирк.

Джэнвей не стала играть в эту игру. "Помогите мне вернуть интенданта и T'Вэл туда, откуда мы прибыли, и с информацией, в которой мы нуждаемся. " Прямота была именно тем стилем переговоров, которым всегда восхищался Кирк.

Кирк протянул ей свою руку, готовый принять ее вызов и скрепить сделку.

Но Джэнвей колебалась. "А что насчет Звездного Флота? "

Прямолинейными архаичными терминами Кирк описал то, что он думал о Звездном Флоте, чем рассмешил Джэнвей и самого себя.

"Услышать такие слова от капитана звездолета, " упрекнула его она. "Что случилось с дипломатией? "

"Дипломатия рождена терпением, " сказал Кирк. "А в моей жизни сейчас нет места для терпения. "

Наверху искусственные звезды искусственного мира сияли в захватывающем дух зрелище.

Под ними стояли Кирк и Джэнвей.

Они обменялись рукопожатием.

Не как мужчина и женщина, а как солдаты, союзники.

И теперь, когда их собственный союз был скреплен, могла начаться война во имя выживания каждого из их миров.

ПЯТНАДЦАТЬ

Скоро я буду дома, сказал он ей.

Тейлани тихо повторила эти слова, шепотом, продолжая тереть ногтем большого пальца кожаные ремни, стягивающие ее скрещенные запястья.

Скоро я буду дома.

Это сказал ей Джеймс. Она закрыла глаза, стараясь не видеть зловеще запятнанные, задрапированные изодранной тканью стены своей, четыре метра в диаметре, шарообразной камеры, и снова увидела Джеймса, улыбающегося ей с экрана коммуникатора.

Его поездка на Землю проходит хорошо, сказал ей он. Спок приехал чтобы встретиться с ним. Он собирался помочь старому другу, а затем...

Скоро домой.

В то время, дни, недели назад, она не была уверена в том, что это возможно. Поэтому Тейлани очень обрадовалась, получив от Джеймса это сообщение. В нем была легкость, знакомые искорки в его улыбке, энергичность и целеустремленность в его настроении.

И она видела, что он принял решение.

Он вернется на Чал.

К ней.

Медленно плавая в нулевой гравитации со связанными руками и ногами в центре своей камеры, Тейлани снова пожалела, что она не была на центральной коммуникационной станции Города, когда пришло то сообщение, и не смогла поговорить с Джеймсом лично. Но то, что она увидела и что он сказал ей в том послании разрушило все ее опасения.

Потому что когда Джеймс покинул Чал, Тейлани действительно не знала, вернется ли он. Все, что она знала, было то, что он будет следовать за своим сердцем, и что никто не сможет повлиять на его решение.

Звезды вели Джеймса Кирка вперед. И они каждое мгновение сохраняли его путь неизменным.

Потом Тейлани услышала отдаленный скрип открывающейся двери и быстро открыла глаза, заканчивая путешествие в воспоминания.

Всякий раз, когда она слышала этот звук за последние несколько дней, начиная с того момента когда ее похитители поместили ее в это место, это означало, что скоро кто-то придет.

Но было слишком ранно для ежедневного пайка. А это означало только одно: что-то изменилось. Должно было произошло что-то новое.

Тейлани выпрямила ноги и взмахнула руками над головой, продолжая яростно перетирать ногтем ремни. Изменение положения остановило медленное вращение, и она опустилась, потому что угловой импульс был сохранен.

Она поняла, что через несколько секунд ее руки окажутся напротив изогнутой стены камеры, и она сможет зацепиться за ленты разорванной ткани, которые колебались словно ветви морских водорослей.

Она понятия не имела, для чего эта камера была предназначена первоначально, но судя по измочаленным стенам и темным пятнам высохшей жидкости, предыдущий обитатель наслаждался своим заключением здесь не больше чем она.

В воздухе раздавался ритмичный стук - звук какого-то механизма или устройства, которое она все еще не идентифицировала - и, как это было прежде, шесть круглых маленьких панелей, встроенных на равном расстоянии друг от друга в стены ее камеры засветились. И звук и светящиеся огни были связаны, и их присутствие подразумевало, что люк в ее камеру откроется через несколько секунд.

Большой палец Тейлани нагрелся от работы. Еще один такой день, рассчитала она, и она порвет этот чертов ремень. Еще один день, и она наконец сможет сопротивляться. Но не сейчас. Спасения нужно подождать.

Потом последовал порыв воздуха и круглый люк камеры качнулся, и широко распахнулся внутрь. От внезапного дуновения все полосы ткани в камере метнулись к темному люку словно указывая направление выхода.

Тейлани прекратила свою работу, и быстро оценила ремень. Надрез, нанесенный ей на кожу, был заметным и глубоким. Возможно понадобится меньше дня, прежде чем она полностью перепилит его.

В этот момент в люке появился один из ее похитителей, и осторожно осмотрелся.

Тейлани удивилась.

Это не был один из тех, кто похитил ее на Чале, забрав ее так просто и эффективно из собственной постели единственным лучом транспортатора, не позволив ей сопротивляться.

В этом были виновны кардассианцы. Поначалу они с ней не разговаривали, а только бесцеремонно разглядывали ее в камере, в которой она оказалась. В тот момент она предположила, что это было коммерческое грузовое судно на орбите Чала.

Только после того, как она в третий раз бросилась на силовое поле, закрывавшее вход в камеру, и почти сумела схватить за горло длинного кардассианца, ответственного за ее похищение, ее похитители нарушили молчание.

Когда она очнулась от нервного шока после удара о силовое поле, этот тщедушный кардассианец сообщил ей, что теперь экран настроен на смертельную интенсивность. Если она попробует пробиться через него еще раз, то больше не проснется.

И после этих слов ее похитители отказались отвечать и на ее вопросы и на ее угрозы.

Через несколько дней когда она спала, ее снова транспортировали в другую камеру. Даже в присутствии нулевой гравитации она не была уверена, находилась ли она на самом деле в месте без тяжести, или же этот трюк использовали для того, чтобы ввести ее в заблуждение или сделать любую попытку бегства более затруднительной. Единственное, в чем Тейлани была уверена, что она больше не находится на Чале. Там ее отсутствие заметили бы через несколько часов, благо острова Чала невелики, а население составляет немногим меньше миллиона, и местные власти Федерации закончили бы поиски по всей планете за час.

То, что кардассианцы оказались вовлеченными в похищение, было не удивительно. Война с Доминионом все еще продолжалась, и она ни секунды не сомневалась что то, что с ней произошло, каким-то образом было связано с Джеймсом.

Но вид незнакомца в люке заставил ее пересмотреть все разумные выводы, которые она сделала.

Этот похититель не был кардассианцем. Это был человек. Молодая женщина с волевым квадратным лицом и короткими белокурыми волосами. Она заметила Тейлани у стены камеры и приказала, " Оставайтесь там. "

Тейлани все равно собиралась так поступить, и продолжала внимательно наблюдать, как молодая женщина протиснулась в люк и поплыла к ней. Незнакомка носила унылый серый комбинезон со стилизованным изображением Земли на левом плече. Такую форму Тейлани никогда не видела.

Легко и изящно молодая женщина приземлилась на стену возле Тейлани. Тейлани заметила, что на ногах у женщины мягкая обувь, позволяющая пальцам ее ног свободно двигаться, как будто в перчатках. Именно этой особенностью женщина и воспользовалась, зацепившись ногами за полоски ткани, оставив руки свободными.

"Где я? " спросила Тейлани.

От молодой женщины веяло покорностью. Тейлани чувствовала это. Именно такими были люди Чала во время вирогенного кризиса, прежде чем вернулся Джеймс, и не было никакой надежды.

"Я не могу вам сказать," произнесла женщина. На поясе ее униформы висела маленькая сумочка с оборудованием. Из нее она вынула то, что казалось было трикодером, правда почти вдвое большего размера чем те, которыми пользовались в Звездном Флоте.

"Не можете, или не хотите? " спросила Тейлани.

Молодая женщина промолчала. Было похоже, что с трикодером произошла какая-то неприятность.

"Как вас зовут? " спросила Тейлани.

"Таша, " ответила женщина. Она опустила свою ладонь на панель трикодера, и огни статуса наконец-то замерцали.

"Для чего это? "

Таша отсоединила от трикодера дистанционный сканер и поместила его на соответствующее расстояние, чтобы гарантировать глубокое трехмерное сканирование от двух источников. "Чтобы удостовериться, что с вами все в порядке. "

Тейлани решила что здесь что-то не так. Ее кардассианским похитителям на грузовом судне казалось было все равно, что она может умереть, бросившись на силовой экран. Если только, подумала Тейлани, они не лгали мне.

"А это важно? " спросила Тейлани. "То, что я в порядке? "

Таша проигнорировала ее вопрос.

Тейлани вздохнула. "Хорошо. Вы можете рассказать мне об этом... месте? "

Таша нахмурилась, как будто трикодер все еще функционировал не должным образом. "Что вы хотите знать?"

"Что это за место? "

"Питательная камера медузан. "

"О!"

Медузане были нематериальной формой жизни, столь отвратительной внешне, что большинство гуманоидов сходили с ума, бросив на них один единственный взгляд. Тейлани слышала истории о том, на что походили суда медузан, и она поняла, что, если она действительно оказалась на таком корабле, спасение было невозможно. Одного взгляда на команду судна будет достаточно для...

И тут она начала думать словно Джеймс - она увидела изъян в аргументах своей собеседницы.

"И где же ваш визор? " спросила она Ташу.

Для тех гуманоидов, которые вынуждены были общаться с медузанами, были созданы защитные визоры. Если у Таши такого не было, это могло означать, что на борту не было никаких медузан.

Но Таша не стала отвечать на ее вопрос. Она только тихо произнесла: " Вы не сможете убежать. "

"Откуда вы знаете? "

Впервые с тех пор, как она оказалась в камере, молодая женщина посмотрела Тейлани прямо в глаза. "Потому что я пробовала. "

Тейлани снова посмотрела на комбинезон Таши. "Это тюремная униформа? "

"Можно и так сказать. " Таша нахмурившись посмотрела на трикодер.

"С ним что-то не так? "

Таша отрегулировала прибор, снова провела им по Тейлани, и повернула экран так, чтобы та могла видеть результат. "Вы знали об этом? "

Тейлани потребовалось только одно мгновение, чтобы понять о чем говорила Таша. Удивление, написанное на ее лице должно быть было очевидно.

"Думаю, что вы не знали, " вздохнула Таша. Она убрала дистанционный сканер на место, затем захлопнула трикодер. "Это может иметь значение, когда вы окажетесь в трудовом лагере и ..."

Используя свои связанные руки как дубинку, Тейлани ударила кулаками по трикодеру так, чтобы направить его в лоб Ташы. Реакция нулевой гравитации отбросила Ташу на противоположную стену от сильного удара Тейлани, а трикодер отправился в свободный полет по сферической камере.

Даже закрутившись от удара в воздухе Тейлани сумела просунуть колени и ноги между своими запястьями, а затем с силой рванула.

Кожаный ремень, удерживающий ее руки вместе, впился в запястья. Но она продолжала тянуть, как будто ее ноги заклинило, а ее онемевшие запястья стали одним целым с ремнем и бегущей по нему трещине.

Наконец, когда боль стала настолько сильной, что она едва могла терпеть, она наконец услышала, как ослабленный ремень разорвался по линии надреза, освободив наконец ее руки.

Тейлани не заботилась, что ждало ее по ту сторону люка - кардассианцы, медузиане, или даже Джем'Хадар Доминиона собственной персоной. Спасение больше не было чем-то, необходимым для нее самой или для Джеймса.

Появилось нечто большее, за что стоило побороться.

Тейлани хлопнулась о ближайшую стену, сжалась при ударе поглотив импульс, и сосредоточилась на люке, а затем двинулась к нему подобно пловцу, погрузившемуся в вязкую воду.

За метр до люка Таша преградила ей путь; кровь пузырилась из глубокой раны на лбу женщины, а руки двинулись к горлу Тейлани.

Женщины закружились вокруг друг друга, так, что Тейлани ударилась о стену в которую был встроен люк, и ее ноги оказались в отверстиии, в то время как голова и плечи оставались внутри, а Таша продолжала крепко ее держать.

"Тебе некуда бежать! " выкрикнула Таша.

Тейлани хлопнула ладонями по ушам Таши. Удар заставил Ташу ослабить захват. Зацепившись за стену камеры Тейлани оттолкнулась, и Таша отлетела прочь, что-то бормоча.

Тейлани согнутыми ногами зацепилась за край люка и согнувшись вперед протащила себя через люк в коридор.

И в тот же момент сильно закружилась голова. Это действительно был корабль медузан, и топография его перекрученных коридоров никак не могла уместиться в разуме привыкшего к трехмерному пространству гуманоида.

С невероятным усилием Тейлани закрыла глаза, и задержалась около люка, пытаясь взять себя в руки. Она убеждала себя, что если сможет держать глаза все время закрытыми, продвигаясь только наощупь, с ней будет все в порядке.

"Я скоро буду дома, " прошептала она, и на мгновение приоткрыв глаза, выбрала направление, и подтолкнула себя, протягивая руки вперед, " я скоро буду дома. "

Где-нибудь на этом судне должен быть отсек для шатлов или спасательных капсул. Или даже передатчик для экстренной связи. Все, что ей нужно сделать - найти хоть что-то из этого, а потом Джеймс прилетит за ней. За ними обоими.

Внезапно ее рука коснулась холодного металла. Она достигла поворота коридора.

Она стабилизировала себя, и повернула голову, готовясь снова осмотреться в непривычной инопланетной обстановке корабля медузан.

Но как только она открыла глаза, ее окликнул чей-то голос.

Не Таши. Кардассианца.

"Чалка"

Испугавшись Тейлани рефлекторно повернула голову назад к коридору, который она только что пересекла, чувствуя от начавшегося вращения спазмы в животе. Борясь с дезориентацией, она попыталась определить расстояния, которые, казалось, пододвигались и отступали одновременно, словно оптический обман.

А посреди визуального замешательства она ясно увидела две фигуры.

Кардассианца и Таши.

Кардассианец бросил на нее изумленный взгляд, удивляясь тому, что она все еще способна действовать в пределах геометрии медузанского корабля, одновременно направляя на Ташу дисраптор.

"Вот почему нет никакого спасения, " сказал кардассианин.

Потом он толкнул Ташу в коридор по направлению к ней. На мгновение Тейлани увидела в глазах молодой женщины отчаяние.

А затем коридор замерцал и загудел от разряда дисраптора, и Ташу охватило пламя, а потом... ничего.

"На этом корабле есть еще пятнадцать тетас, " прошипел кардассианец. "Все люди или вулканцы. За каждую минуту, проведенную вами вне камеры я буду убивать по одному из них. "

Если бы Тейлани думала, что у нее был хотя бы малейший шанс одолеть кардассианца и добраться до челнока, она рискнула бы всем, чтобы добиться этого. Всем, кроме жизней невинных людей.

Приняв решение, она двинулась обратно по коридору к люку. Она прошла через облако горячего воздуха - запах смерти Ташы.

У люка она на мгновение задержалась.

Кардассианец стоял в коридоре, все еще оставаясь вне досягаемости.

"Почему вы убиваете их а не меня? " потребовала она.

"Тетас принадлежат мне, " сказал кардассианец. "а вы принадлежите регенту. "

Тейлани была готова броситься на него. "Я никому не принадлежу! "

Кардассианин направил на нее свой дисраптор, и хотя она знала, что оружие будет установлено на оглушение, она внезапно испугалась риска даже простого нервного шока. Только не после того, что Таша показала ей на трикодере.

Не произнеся ни слова Тейлани протиснулась через узкий люк и вернулась в сферическую камеру.

"Вы меня разочаровываете, " глумился кардассианец, закрывая дверь. "Регент предпочитает, чтобы его игрушки выказывали больше присутствия духа. "

"Передайте регенту, что он покойник, " бросила Тейлани.

Кардассианец посмотрел искоса. "Так намного лучше. "

Потом он захлопнул люк, запечатав его..

Тейлани плыла по камере, не имея даже кожаного ремня, чтобы сосредоточиться хоть на чем-то.

"Я скоро буду дома, " шептала она себе.

Вопреки логике она задавалась вопросом, а мог ли ее слышать Джеймс.

ШЕСТНАДЦАТЬ

Кирк и Джэнвей пробирались мимо толстых стволов сосен, направляемые головокружительным ароматом ближашего походного костра, в сопровождении света полной Луны, который, как оценил Кирк, был процентов на двадцать ярче чем должен был быть. Голодек все еще проявлял заботу о них, добавляя немного раздражающих подробностей двадцать четвертого столетия к дикому великолепию Йосемита.

Сосновые иглы и мелкие прутья затрещали под их ботинками, когда они вступили на поляну, чтобы присоединиться к остальным; Спок, Маккой, и Скотт вместе неудобно примостились на поваленном стволе; T'Вэл расположилась рядом с зеркальным Споком, усадив его при этом как можно ближе к огню.

Скотт тут же вскочил на ноги. "Где вы были, капитан? Мне через двадцать минут надо идти на вахту. "

Маккой подбросил немного щепок в пылающий костер. "И ты еще спрашиваешь? " пробормотал он инженеру.

Кирк был оскорблен. "Боунз, это не то что ты думаешь. "

Маккой пожал плечами. "Только обещай мне, что снова не заставишь нас петь. "

"Я люблю петь возле походного костра, " сказал Кирк. "Эта часть переживаний ... "

Но рассерженная T'Вэл, настолько насколько было позволено сердиться вулканцу, выступила вперед и перебила его. "Сколь бы внушительными ни были ваши голографические технологии, но сейчас нет времени для неуместных развлечений. "

Джэнвей вмешалась, успокаивая свою подругу мятежницу. "Все в порядке, T'Вэл. Кирк и я мы... устанавливали кое-какие правила. "

Маккой фыркнул. "О, теперь это так называется. "

Кирк нахмурившись посмотрел на Маккоя. "Боунз, веди себя прилично. "

"А ты вел себя прилично? "

"Да, " сказал Кирк с едва сдерживаемым негодованием.

"Тогда это впервые. "

Кирк оставил комментарий Маккоя без ответа. В большинстве случаев было бесполезно пытаться исправить ложные впечатления о его личной жизни, особенно когда они поддерживались его самыми близкими друзьями. Его протесты только привлекали внимание других и давали новый стимул таким же ложным слухам, которые он предпочел бы оставить незамеченными. Вместо этого, он просто сконцентрировался на огне и тепле. Он вспомнил костры, у которых они с Тейлани проводили столько времени на их поляне. Занимались любовью под звездами. Очнулся он от звука голоса...

"Доктор Маккой сообщил мне, что я умираю от синдрома Бенди, " внезапно сообщил зеркальный Спок.

Слова интенданта без сомнения предназначались для того, чтобы сосредоточить всеобщее внимание на текущем моменте.

Но Кирк не сразу осознал этот диагноз. Он кое-что узнал о синдроме Бенди во время вирогенного кризиса. "Интендант Спок, из того, что я знаю о синдроме Бенди, вы слишком молоды, чтобы заболеть, уже не говоря о том чтобы умереть от этого. "

"Это только в нашей вселенной, Джим. " Маккой протянул свою руку, предлагая кому-нибудь помочь ему встать. Скотт оказал ему эту услугу. "Здоровому вулканцу должно быть более двухсот лет прежде, чем проявится болезнь. Но жизнь интенданта отличалась от жизни большинства вулканцев, которых мы знаем. Невероятное напряжение. Ранения. Скудная пища. Все это может ускорить проявление болезни. А в его случае такие факторы имели место. "

"Ты уверен? " спросил Кирк, через мгновение поняв, как глупо прозвучал вопрос.

Поскольку Маккой закатил свои глаза к голографическим небесам, на ноги поднялся Спок. "Позвольте напомнить вам, капитан, что мой отец также умер от синдрома Бенди, так что наследственная история болезни не вызывает сомнений. "

"Было ли то же самое в вашей вселенной? " спросил Кирк у зеркального Спока.

Руки интенданта теребили край пледа, которым были укутаны его ноги ради дополнительного тепла. Он уставился на огонь как будто смотрел в другой мир.

"Я узнал от моего двойника, что в этой действительности Сарек, муж Аманды, сын Скона, внук Солкара, был уважаемым послом вашей Федерации. В моей действительности мой отец, генеалогия которого та же самая, был Арбитром Вулканского Минералогического Синдиката, возможно одним из самых могущественных деловых лордов в моем мире. Я не знаю, мог ли он заболеть синдромом Бенди, потому что он погиб в возрасте ста двух лет. " Лицо зеркального Спока отразило мгновенную вспышку горя, которая тут же исчезла с его лица. Потеря эмоционального контроля была одним из признаков Бенди. "Он был убит орионскими шпионами, замаскированными под андорианцев во время аннексии Коридана. "

Кирк понимал, какую потерю чувствовал зеркальный Спок. В этой вселенной он знал Сарека, отца Спока. "В нашем мире Сарек привел Коридан в Федерацию при помощи изящной дипломатии. "

"В моей вселенной Коридан безжизненный мир. " Зеркальный Спок посмотрел сквозь пламя на Кирка, и это было похоже на взгляд из полыхающего ада. "Наказание за тех граждан Коридана, которые сговорились с орионцами. Не советуясь со мной это сделал мой капитан Кирк, чтобы показать, как он ценил наш союз. Это произошло до того, как я смог управлять его склонностью действовать сообразно инстинкту, а не осторожной логике. " "Он уничтожил мир... " пробормотал Кирк. "Он был не первым, " сказал зеркальный Спок. "И не последним. " "Я одного не понимаю, интендант Спок, " встрял между ними Скотт, " как много в двух параллельных вселенных схожих вещей - ваш отец, ваш дедушка, даже Аманда, эта прекрасная девушка. И все же все настолько ... настолько различно. Если вы конечно понимаете, о чем я говорю. "

Если! Спок очевидно задавал себе тот же вопрос и много думал об этом, и ответил за своего коллегу. "У нас вполне достаточно свидетельств, мистер Скотт, чтобы предположить бесконечное количество параллельных вселенных. Возможно, все эти |j| вселенные разделяет общий момент происхождения от одной единственной действительности. Но когда происходят события, которые могут привести к различным результатам, эти вселенные отклоняются друг от друга. Каждый возможный результат таким образом все больше отклоняет |j| вселенную от основной действительности. Те вселенные, которые годами отклонялись друг от друга все дальше отличаются очень сильно. В то время как те, которые отклонились только минуты назад остаются настолько подобными друг другу, что их различие едва заметно. Например доктор Маккой остался бы сидеть, а не встал, как он только что сделал. "

"Но, Спок," сказал Кирк, ", если есть бесконечное число параллельных вселенных, постоянно отклоняющиеся от друг друга, что именно может связывать нас с зеркальной вселенной, из-за чего люди обоих миров могут перемещаться туда и обратно только между этими двумя действительностями? "

"Очевидно," сказал зеркальный Спок, внезапно отрывая взгляд от огня, " наши две вселенные связаны в манере, отличной от большинства других квантовых реальностей." "Верно, " добавил Спок, подходя к своему зеркальному двойнику. "Мой коллега и я обсудили насколько это было возможно историю и факты до нынешнего момента, и пришли к выводу, что исторические факты практически идентичны. "

"Практически, " уточнил Кирк, ", но не абсолютно? " Он пробовал держатся в этом обсуждении на уровне обоих Споков, хотя это было трудно. Он посмотрел на Маккоя и Скотта, но те только пожали плечами.

"Существующие различия," объяснил зеркальный Спок, "кажется, являются результатом различной интерпретации фактов, имевших место исторических событий и облика современных исследователей. В моей действительности вулканцы восхищаются ранним ромуланцами из-за того, что они смело сопротивлялись подавляющей энергии тех, кто следовал логическим учениям Сурака, пока они героически не отправились в космос, чтобы творить свою собственную судьбу на других мирах. "

"В то время как в нашей вселенной, " продолжал спокойно Спок, " современные вулканцы относятся к ранним ромуланцам как к потеряным и обманутым людям, трагически ослепленным эмоциями, которые хотели убежать от правды Сурака. "

"Таким образом, любые очевидные исторические различия между нашими вселенными могут проявиться ..." начал зеркальный Спок.

" ... как различия интерпретации, и не различия факта, " закончил Спок.

"Мой Бог, " проворчал Маккой, наконец высказывая собственную невысказанную мысль Кирка, " а я то думал, что трудно общаться с одним из вас. "

Но и на этот раз Кирк проигнорировал его. Была велика вероятность, что оба Спока смогут понять причину пересечения вселенных.

"Все это было в прошлом " сказал Кирк, обходя вокруг костра, чтобы присоединиться к вулканцам. "А что насчет настоящего? "

"Сегодня наши две реальности весьма отличны, " сказал зеркальный Спок, " прежде всего из-за радикального отличия в действиях, предпринятых вашей Федерацией и нашей Империей и Альянсом."

"Однако, так как эти различия не были столь глубоки во время первого перехода, " добавил Спок, " это предполагает, что, продолжая прослеживать расходящиеся мировые линии назад во времени, мы можем достигнуть точки где-нибудь в недавнем прошлом, возможно не больше, чем два или три столетия назад, когда обе реальности фактически были абсолютно идентичными. "

Зеркальный Спок глубокомысленно кивнул. "Точка, когда имел место один исключительный случай, приведший по крайней мере к двум вероятным результатам. Один из которых привел к развитию мягкой и демократической Федерации. Другой к милитаристской и репрессивной Империи. "

"И что-то в тех событиях, связанных с... " Кирк попытался подобрать более точное слово или понятие. "... нарушением ... в природе квантовой действительности, приведшее к этим двум отклонениям реальности, все еще сохраняет эту связь. "

Оба Спока посмотрели друг на друга.

"Весьма логично. Он очень сильно отличается от моего капитана Кирка, " сказал зеркальный Спок.

"Я вас понимаю, " ответил Спок.

Кирк почувствовал себя оскорбленным, но у него не было времени отвлекаться на такие мелочи. "Сколь бы очаровательными не были эти философские дебаты, но нас ждут действительно неотложные вопросы."

"Спасибо, " саркастически сказала T'Вэл.

Джэнвей сжала ее руку, прося ее не перебивать. "Капитан Кирк предложил нам работать вместе. "

"Что? " спросил Спок.

Джэнвей подкинула в огонь хвороста. Ожив, огонь подбросил ее тень выше окружающих сосен, как будто среди них попал в ловушку темный гигант, и теперь он изо всех сил пытался вырваться на свободу.

"Мы хотим вернуться домой," сказала она. "Назад в нашу реальность с техническими файлами, необходимыми для борьбы с Альянсом. Кирк хочет спасти Тейлани. Если мы поможем ему, он поможет нам."

Кирк внимательно наблюдал за Споком. Именно в этот момент его план может быть сорван даже не начавшись. Спок встретился с ним глазами. Кирку стало ясно, что вулканский посол не одобряет его решения, но на этот раз решил промолчать. Независимо от своих опасений Спок давал своему старому другу преимущество перед этими сомнениями. Пока.

Но T'Вэл не стала сдерживать свое неодобрение. "Он предал нас однажды. Откуда нам знать, что он не сделает это снова? "

"Я не предавал вас, " сказал горячо Кирк. "Забирая вас из моего номера в гостинице Звездный Флот принял меры не сообщив о них мне. На сей раз, мы примем меры, не говоря им. "

"Остановитесь на минуту, " попросил Маккой. "Я не готов действовать против Звездного Флота. Для этого должны быть серьезные основания. "

"Боунз, я не предлагаю действовать против Звездного Флота. Командование хочет возвратить Энтерпрайз. А Кейт, T'Вэл и интендант могут помочь нам сделать это. "

Маккой скрестил руки на груди. "Тогда позволь командованию принять это решение. "

"Командование считает, что они могли быть вовлечены в исчезновение Энтерпрайза. Но это не так. "

Маккой выглядел неубежденным. "Кто-то умер и сделал тебя бетазоидом? "

"Кем? " спросил Кирк.

Скотт громко фыркнул. "Капитан Кирк, если бы вы могли доказать, что они действительно не вовлечены в похищение. "

"Я не могу сделать этого, Скотти, " сказал Кирк. "Но Спок может. "

Кирк повернулся к своему другу.

"Вы снова предлагаете мелдинг, " сказал Спок, очевидно совсем не радуясь этой идее.

"Мы обсуждали это, капитан, " добавил зеркальный Спок. "И пришли к выводу, что для беспокойства есть серьезные основания. Наши разумы настолько подобны, даже на молекулярном уровне, что есть опасность остаться запертыми в рекурсивном нервном повторении. Это может закончиться безнадежно перепутавшимися воспоминаниями, или даже потерей наших личностей, когда мелдинг будет разорван. "

Кирк пожал плечами. " Тогда T'Вэл. Разум вулканки с разумом вулканца. Никаких тайн. "

Но Спок покачал головой. "Я не знаю T'Вэл, и при этом я не знаю об обучении, которое она прошла в умственной дисциплине. Вполне возможно, что она гораздо сильнее меня и в мелдинге вполне сможет убедить меня, что они невиновны в исчезновении Энтерпрайза. Значит если мы не сможем установить, находился ли я под ее контролем во время мелдинга или нет, то не будет никакого доказательства. "

"Тогда сделайте это со мной, " предложила Джэнвей. "Я всего лишь человек. Я не знаю вулканских трюков. "

"Вы не лидер, " сказал Спок.

"Вы уверены? Ячейки мятежников разделены, чтобы защитить себя от проникновения Альянса. Я вполне могу быть лидером всего движения сопротивления вулканцев, но при этом стараюсь ничем не отличаться от рядовых членов, чтобы замаскировать свою важность. " Она поднялась на ноги и встала напротив Спока. "Есть только один способ убедиться в этом. "

Кирк прекрасно видел, как Спок логически просчитывает все возможные варианты, приходя к тому же заключению, к которому пришла Джэнвей интуитивно.

"Очень хорошо, " сказал Спок. "Вы действительно готовы к этому? "

"Судите сами. "

Спок поднял свои руки к лицу Джэнвей, прикасаясь кончиками длинных пальцев к точкам катры. "Мой разум тебе, " завел он. "Мои мысли тебе.. ."

Кирк отошел к остальным, оставив Спока и Джэнвей наедине. T'Вэл помогла отвести зеркального Спока от вошедших в мелдинг, и присоединилась к Кирку и остальным на другом краю поляны, где свет от походного костра был немного бледнее янтаря.

Пока Кирк оглядывался назад туда, где Спок и Джэнвей слились в контакте более близком, чем физический, Скотт приблизился к нему, и произнес громким театральным шепотом. "Капитан, я не собираюсь мешать вашим планам, но вы, кажется, упускаете тот момент, что Звездный Флот действительно обеспокоен тем, что происходит в зеркальной вселенной. "

Кирк повернулся к инженеру и будничным тоном произнес. "У нас нет времени для таких догадок, мистер Скотт."

"Верно, но в первый раз, когда там оказались четверо из нас, это был всего лишь несчастный случай с транспортером."

"Я прекрасно это помню. "

"А теперь, со всеми этими вторжениями на Дип Спейс Девять, они проникают к нам на специальных модифицированных транспортерах. "

"Верно. Именно так я переместился в зеркальную вселенную и вернулся обратно на Луну. А в чем дело? "

"Разве вы не понимаете? Все дело в транспортации, сэр. В транспортации звездолета."

Кирк сопротивлялся желанию улыбнуться, потому что его волновало, что Скотт может неправильно понять его реакцию. И хотя Кирк понимал серьезность беспокойства инженера, его едва не рассмешило то, как по разному реагировали его друзья на текущую ситуацию в своей собственной уникальной манере. Спок немедленно сосредоточился на почти метафизической тайне происхождения зеркальной вселенной. Маккоя беспокоило только здоровье пришельцев из иной реальности. А Скотт, по своей природе, задумался над физической механикой перемещения из одной вселенной в другую.

И все же Кирк знал, что если он найдет способ использовать эти различные подходы и точки зрения, если объединит их в одну единую стратегию, то сможет ответить на все вопросы и вернуть Тейлани.

Однако, Скотт говоря об этом, пропустил одну деталь. "Есть и другой способ, мистер Скотт. Когда первые два человека из Дип Спейс Девять пересекли ..."

Но судя по тому, как подскочил Скотт, Кирк понял, что инженер ничего не упустил. "Да они протащили с собой целый катер. Но они сделали это в зоне Бахорианской червоточины - единственной устойчивой из всех известных, и вы это знаете. Честно говоря, капитан, я сильно сомневаюсь относительно того, действительно ли дело в червоточине, инопланетянах, живущих рядом с ней и всех тех... мистических событих, окружающих ее. " Подобно любому истинному инженеру, Скотт произнес слово "мистический" так, словно оно оставило у него во рту кислый привкус. "Поскольку не доказано, что Вояджер появился из бахорианской червоточины, есть шанс, что он вообще не из зеркальной вселенной. И все это ... какой-то обман. "

Кирк подумал, что на вопрос, который поднял Скотт, есть готовый ответ. "А как же быть с частицами деформации, обнаруженными Звездным Флотом? Их квантовые подписи доказывают, что они из другой квантовой реальности. "

"Да, но строго говоря, все это говорит лишь о том, что частицы деформации прибыли из зеркальной вселенной, а не от самого Вояджера. " Скотт зашептал еще тише. "Кое-кто из их партии легко мог доставить сюда несколько килограммов антивещества, чтобы использовать его создав ложный след из частиц деформации. Думаю это очень просто сделать. "

"Вы говорили об этом с адмиралом? " спросил Кирк.

Скотт нахмурился. "Да. Но она убеждена, что, как только мы достигнем Золотой Неоднородности, надо будет искать всевозможные признаки присутствия червоточины, чтобы выяснить, как суда могли пройти между вселенными. "

"Но я полагаю, ты не согласен с ее оценкой. "

Скотт посмотрел на него так, как будто любой человек с разумом содержащим больше трех нейронов должен будет не согласиться с адмиралом. "Капитан, это удар в самое сердце Федерации, и как любые явления подобного рода, если бы они существовали, то были бы замечены много лет назад. "

"А как же устойчивые червоточины? Не могли ли люди зеркальной вселенной построить нечто подобное? "

Глаза Скотта расширились, как будто Кирк задал совершенно глупый вопрос. "Капитан Кирк, если эти люди знают, как строить устойчивые червоточины, то они не нуждаются ни в Энтерпрайзе, ни в любой другой несерьезной технологии, которая есть у нас. Если бы Звездный Флот обладал такой технологией, можете мне поверить, мы закончили бы войну с Доминионом за неделю только... с одним только Энтерпрайзом. Такая червоточина дает тактическое преимущество. "

"Но вы утверждаете, что нет такого пути по которому Вояджер прибыл бы в нашу вселенную из другой реальности, и нет возможности забрать туда Энтерпрайз. "

"Такой возможности о которой я знал бы или мог вообразить нет. "

"И адмирал не не стала вас слушать. "

"Она ... типичный офицер. "

С этого времени Кирк не сомневался, что Скотт не включает его в компанию типичных офицеров, и позволил себе расслабиться. "Вы говорили об этом двойнику Спока? "

Скотт выглядел встревоженным. "А что если это все обман, и он в нем замешан. "

"Тогда мистер Скотт вы не рассказали бы ему ничего такого, что он еще не знает. "

Кирк проводил Скотта по засыпанной сосновыми иглами земле к дремлющему зеркальному Споку. "Интендант, Т'Вэл, я хотел бы, чтобы вы выслушали капитана Скотта... его размышления относительно зеркального Вояджера. Скотти? "

С неясными предчувствиями Скотт рассказал зеркальному Споку, Т'Вэл, и Маккою, почему он думал, что присутствие зеркального Вояджера и исчезновение Энтерпрайза могли быть частью обмана.

Когда он закончил, первым заговорил зеркальный Спок. "Мы столкнулись с той же самой технологической трудностью на нашей стороне, капитан Скотт. Именно поэтому мы ищем компьютерные данные, которые сможем забрать с собой в нашу реальность. Взять что-либо большее чем может дематериализовать транспортер ... выше наших возможностей. "

"Это выше возможностей Альянса? " спросил Кирк.

"Я не обладаю такой информацией. Но я полагаю, что капитан Скотт прав, заявляя, что если бы Альянс мог построить устойчивую искусственную червоточину, у них не возникло бы потребностей в вашей технологии. Однако, я нахожу интересным, что никто не нашел объяснение тому, что явно является аномальной ситуацией в вашей собственной вселенной. "

"И почему же ...? " осведомился Кирк.

"Командная цепочка в вашем Звездном Флоте чрезвычайно неофициальна. Разделение идей и стратегий между рангами кажется... почти принудительным. "

"Добро пожаловать в двадцать четвертый век, " сказал Кирк.

"Поэтому, " продолжал зеркальный Спок, " я в недоумении, почему адмирал Нечаева не желает по крайней мере допустить возможность того, что у капитана Скотта есть веские причины для беспокойства. "

"А я нет, " сказал Скотт. "Она решительная сильная девушка - офицер - и идет своим собственным путем. И она адмирал флота, так что имеет на это право. "

Но Кирк был более сообразителен, чтобы запросто отмести предположение зеркального Спока. Он был слишком похож на их собственного Спока, чтобы так легко отмахиваться от его слов.

Но прежде, чем он успел потребовать у интенданта подробности, Кирк услышал шаги.

Он обернулся и увидел приближающихся Спока и Джэнвей.

Джэнвей шла медленно, как будто оправляясь от подавляющего физического воздействия. И Кирк знал, что Спок так же чувствует себя ошеломленным и уставшим, хотя это и скрыто под его невозмутимой внешностью.

Спок не стал тратить время впустую. "Ваши выводы были верными, капитан. Кэтрин Джэнвей не связана ни с появлением зеркального Вояджера, ни с исчезновенем Энтерпрайза. В ее разуме нет лжи. "

Джэнвей перехватила взгляд Кирка, глядящего на нее, затем опустила взгляд, словно ее застали в смущающем положении. Кирк задавался вопросом, какие тайны она показала Споку.

Маккой как всегда прямолинейно задал вопрос. "Что насчет двух других, Спок? Есть шанс, что они лгали ей?"

"Я не обнаружил никакого следа обмана. В прошлом Джэнвей объединялась с моим двойником. " Спок просмотрел на T'Вэл, как будто увидел ее впервые.

Кирк обратил внимание, что T'Вэл ответила на его взгляд с вызовом, как будто на мгновение забыв о своем вулканском обучении.

"И," продолжил Спок, " через эту связь, я также знаю, что мой двойник объединялся с T'Вэл ... своей дочерью, дочерью двойника Саавик. "

Теперь все уставились на T'Вэл, и внезапно Кирк понял множество маленьких жестов заботы и защиты, которые T'Вэл дарила зеркальному Споку. Не как уважаемому старшему офицеру, а как больному отцу.

И Кирк также понял неразрешимые эмоции, которые он ощутил в своем друге.

Не реализованный путь.

Генетически T'Вэл могла считаться и дочерью Спока. Конечно, если бы Спок и Саавик в этой вселенной были бы достаточно близки, существование T'Вэл не было бы так неправдоподобно. И через связь Спока с Джэнвей, Кирк был уверен, его друг узнал очень хорошо, кем стала его зеркальная дочь в той другой действительности.

И возможно, он с удивлением узнал, кем она могла бы стать в этой реальности.

Кирк подошел к Споку, не имея ни малейшего желания спрашивать его о самочувствии. Связь между ними была достаточно сильна, чтобы без слов понять беспокойство Спока. И Кирк прекрасно знал, что Спок чувствовал это.

Кирк был уверен, что они еще поговорят об этом. Но только когда миссия будет закончена.

Все это в один миг промелькнуло между ними в единственном взгляде.

Но Кирк видел, что было что-то еще, что беспокоило его друга.

Что-то не связанное с любыми печалями, которые лежали у него на сердце, когда он смотрел на ребенка, которого у него никогда не было.

"Что еще, Спок? " спросил Кирк.

Спок посмотрел на Джэнвей как будто спрашивая ее разрешение рассказать об этом. Кирк видел как она едва заметно кивнула ему в ответ.

"Кэтрин когда-то содержалась в лагере для военнопленных Альянса. " При этом что-то темное мелькнуло в глазах Спока, и Кирк не хотел думать, что деградации Джэнвей возможно произошла из-за того, что ей пришлось там вынести, и что теперь стало частью воспоминаний Спока. "Специальный лагерь для ... тех людей, которые имели копии в нашей вселенной. "

Кирк вопросительно посмотрел на Джэнвей.

"Я не знала, кем была Джэнвей этой реальности," объяснила она. "Я знала только то... что где-то живет другая Кэтрин Джэнвей. "

Кирк снова воззрился на Спока. "Для чего построили этот лагерь? "

"Кэтрин никогда не говорили, но из того, что она помнит, это кажется очевидным. Проникновение. "

"О господи, " простонал Маккой. " Двойники настолько схожие, что их не определит ни анализ голоса, ни сканирование мозговых волн, ни даже анализ ДНК. "

"Верно, " согласился Спок.

"Приблизительно полтора года назад, они пришли за мной, " сказала Джэнвей. "Они сказали мне, что я больше не нужна. "

"Выбор времени соответствует заключительному выводу об исчезновении Вояджера в нашей вселенной, " сказал Спок. "Тогда корабль был официально объявлен пропавшим безвести. Вместе с ее копией, капитаном Джэнвей, которую считали погибшей. Поэтому зеркальную Джэнвей решили перевести обратно в трудовой лагерь. "

"Я бежала во время перемещения, " сказала Джэнвей. "Я сделала... " Но тут она остановилась, как будто воспоминания о том, как она сумела сбежать от охраны, были слишком болезненными, чтобы возвращаться к ним.

Но Кирка больше волновали выводы Спока, чем рассказ о прошлом Джэнвей. "Спок, если Альянс знал точно, когда Звездный Флот объявил о потере Вояджера, то не исключено что кто-то из их рабов землян заменил в нашем мире двойника и ... "

Спок кивнул. "Это действительно предполагает, что они были прекрасно информированы о событиях в нашей вселенной, возможно благодаря сложной сети двойников, которыми они заменили оригиналы. "

Скотт недоверчиво забормотал. Маккой нервно тер свои большие пальцы.

И Кирк увидел неожиданный вывод из того, что было печальной тайной.

"У меня есть теория, " сказал Кирк.

Спок знал его слишком хорошо. "Я с ней согласен. "

Кирк повернулся к заинтригованным лицам Маккоя, Скотта, и трех мятежников из зеркальной вселенной.

"Суверен уже может быть под контролем врага, " сказал он.

И если это было так, тогда Кирк знал, что его война, возможно, оказалась проигранной даже не начавшись.

СЕМНАДЦАТЬ

Кирк наблюдал как Маккой эффективно перемещается по просторному изолятору Суверена. Но непринужденность старого врача в этой среде не была для него неожиданностью. Кирк знал, что всю свою карьеру Маккой был постоянной занозой для медицинских планировщиков Звездного Флота. Он сомневался, что в медотсеках звездолетов остался хоть один компонент, на который не повлиял бы обширный опыт Маккоя, посвятившего себя без остатка своим пациентам.

В отличие от многих других в Звездном Флоте Маккоя никогда не подводило желание больших почестей, славы, или даже известности. Фактически, он был одним из немногих оставшихся в живых из героического века исследований Звездного Флота, кто никогда не писал мемуары. Все, о чем заботился Маккой, так это о шансе применять свои способности. Кроме того, он был рад просто жить, посвящая себя людям, которых он любил.

Кирк восхищался им за это больше, чем когда-либо признавал вслух.

И именно с этим же самым восхищением Кирк теперь наблюдал как Маккой применял все свои навыки и опыт для борьбы с ужасной болезнью, которая разрушала зеркального Спока.

"Я думала, что что от синдрома Бенди нет средства, " сказала адмирал Нечаева.

Кирк пригласил ее сюда поговорить с интендантом Споком прежде, чем Маккой приступит к лечению. Кирк сказал Нечаевой, что слишком велики шансы, что интендант в течение многих дней будет без сознания, но он готов ответить на любые вопросы о зеркальной вселенной, которые у нее возникнут.

А пока интендант лежал на главном диагностическом столе, погрузившись в медитацию, и его глаза были закрыты. Маленький нейрокортикальный монитор закрепленный у него на лбу, тихо пульсировал созвездием разноцветных огней. Маккой, одетый в лабораторный длинный измятый халат поверх жилета, работал с медицинским репликатором, готовя первую стадию лечения.

"Верно," сказал Кирк, "но с тех пор как был зафиксирован последний случай у такого молодого вулканца прошло почти сто лет. Доктор Маккой убежден, что средство, которое он готовит, может вызвать ремиссию и задержать развитие болезни интенданта. "

Нечаева казалась равнодушной. "А для чего здесь я? Признание на смертном одре в случае, если лечение не сработает? "

Кирк с трудом сдержал свой гнев. Он напомнил себе, что сейчас под угрозой более важные вещи. И самой важной была жизнь Тейлани. Кирк должен был узнать у адмирала хоть какую-то информацию о реакции Звездного Флота на требования похитителей. Все, что она разрешила ему узнать, было то, что Звездный Флот поддерживает связь по подпространственному каналу дальнего действия с похитителями, и что Кирк не в том положении, чтобы помочь интенданту, потому что его держит под арестом разведка Звездного Флота. Как убеждала его Нечаева, никакого другого ответа ждать не стоило. Судьба Тейлани оставалась неизвестной. И Кирку требовалось все его самообладание, чтобы не взорваться от гнева от печального упрямства адмирала. Кирк понимал, что Нечаева при случае может вернуть его на Землю. Действие, которое станет новым непреодолимым препятствием на пути к спасению любимой женщины.

"Я не думаю, что у него есть в чем признаваться, " сказал Кирк, скрывая свои мучения так же хорошо как и любой вулканец. "Я говорил с ним о желании Звездного Флота знать больше об истории зеркальной вселенной, и он предложил поговорить с вами. Я думаю, что он надеется, что, если Звездный Флот узнает правду об условиях в его вселенной, они предложат помощь. "

"Он может надеяться на все, что хочет. "

"Я бы не стал препятствовал ему в начале. Вы знаете, как вулканцы при необходимости могут ..., скрывать свои тайны. "

Нечаева рассеянно кивнула, как будто у нее было полсотни других более важных дел, которые ей предстояло сделать. Она просмотрела на Маккоя. "С ним все в порядке? "

"Доктор Маккой уверяет, что задержка на несколько минут не повлияет на исход лечения. "

Нечаева оттянула воротник, как будто он был жестким, или как будто очень ей надоел. "Мы достигнем координат поиска через час, так что давайте заканчивать это. " Она шагнула к кровати зеркального Спока. "Вы проснулись? "

Глаза интенданта затрепетали и открылись. "Приветствую вас, адмирал. "

"Кирк говорит, что у вас есть что мне сказать. "

"Капитан сообщил мне, что у вас было много вопросов о моей реальности. Я предложил ответить на них по мере своих возможностей. "

"Почему? "

Зеркальный Спок переменил положение, чтобы посмотреть прямо на адмирала. "Ваш Звездный Флот в действительности похитил меня и моих компаньонов. Вы мешаете нам закончить нашу миссию. "

"Вы имеете в виду кражу тайн Звездного Флота. "

"Ничего настолько радикального. Мы всего лишь хотели скопировать компьютерные файлы, чтобы получить информацию, которая не будет иметь никакого влияния на вашу вселенную. Мы ничего не хотели забирать у вас. Здесь бы ничего не изменилось. "

"Но ваша вселенная изменилась бы. "

"Именно это я и хочу сделать. "

Нечаева, казалось, теряла терпение. "В вашем Звездном Флоте когда-либо существовала Главная Директива?"

"Конечно. Звездный Флот, Всеобщий Приказ Номер один. Приказ для всего персонала космического корабля использовать все доступные средства необходимые для убеждения жителей планеты, независимо от их уровня развития, присоединиться к Империи. " Прежде чем Нечаева успела ответить, зеркальный Спок добавил, " насколько я понимаю, это несколько отличается от вашей Главной Директивы. "

Кирк обнаружил преднамеренную хотя и едва заметную иронию в словах зеркального Спока.

Очевидно адмирал тоже. Но это не произвело на нее впечатление. "Не имеет значения. Давайте начнем сначала. Каков состав сопротивления землян? "

Зеркальный Спок поднял обе брови и покачал головой, и если бы не борода, Кирк решил бы, что смотрит на своего собственного Спока. "Я не знаю. "

"Я думала, что вы были их лидером. "

"Не сопротивления землян. Я служу ... номинальным руководителем сопротивления вулканцев. Эти две группы, ради нашей собственной безопасности никогда не контактируют, разве что ячейка с ячейкой. "

"И все же вы знаете о членах сопротивления землян, которые построили дубликат Дифайента в вашей вселенной."

Зеркальный Спок кивнул, как будто наслаждаясь очаровательной беседой ни о чем. "Конечно. Их успех подарил надежду всем группам сопротивления, активно борющимся против Альянса. Это то и вдохновило нас самих прибыть в вашу реальность, чтобы получить необходимую информацию. "

Нечаева махнула рукой, как будто не принимая в расчет все что сказал интендант. "И все же вы утверждаете, что вы не поддерживаете с ними контакт. "

"Лично я? Нет. И я не знаю в моей ячейке никого, кто поддерживал бы с ними прямой контакт. Так и должно быть и я уверен, что вы со мной согласитесь. "

Нечаева задумчиво прикусила губу. Она поглядела на Кирка, но тот только пожал плечами и промолчал.

"Хорошо, " снова заговорила она. "Расскажите мне о сопротивлении вулканцев. "

"Оно сформировалось во время капитуляции Вулкана, когда стало ясно, что Альянс не станет выполнять свои обещания ..."

Но Нечаева не позволила ему закончить. "Меня не интересует древняя история. " Она пронзительно посмотрела на Кирка, как будто только теперь вспомнила о его присутствии. "Звездный Флот в первую очередь хочет знать о текущем положении. Давайте будем действовать в обратном порядке. "

Зеркальный Спок устроился поудобнее на маленькой подушке и бросил пристальный взгляд на множество медицинских сенсоров, установленных над кроватью. "Очень хорошо. На сегодняшний день, насколько мне известно, сопротивление вулканцев включает шестьдесят четыре ячейки. В каждой по восемь членов. "

Как будто усомнившись в его ответе, Нечаева спросила, " Как же вы поддерживаете связь? "

"Каждый член отдельной ячейки знает только одного человека из другой ячейки. Сообщения передают вслепую в той же манере. "

"Нет, нет. Я не это имела ввиду. Полагаю, вы участвуете в актах ... саботажа? Терроризма? "

Зеркальный Спок продолжал сосредоточенно разглядывать сенсоры. "Мы предпочитаем думать о своих действиях, как о военных, направленных на восстановление нашей независимости. "

"Вы так любезны, " сказала Нечаева. "Посмотрим, смогу ли я добиться такого же понимания в отношении уровня вашей технологии. "

Зеркальный Спок пристально посмотрел на нее. "Зачем? "

Адмирал не стала вдаваться в подробности. " Чтобы понять, что может случиться с вашим статус-кво если... компоненты технологии Звездного Флота... попадут в ваши руки. "

"А вы это сделаете? "

Нечаева нагнулась было чтобы положить руку на плечо зеркального Спока, но затем передумала, и просто уперлась ладонями о край диагностической кровати. "Это зависит не от меня. Но есть небольшая группа людей в Звездном Флоте, кто верит - " она поглядела на Кирка. " - как и капитан, что естественное развитие вашей цивилизации и так было безнадежно скомпрометировано контактом с нами, а значит дальнейшее вмешательство не запрещено согласно Главной Директиве. "

Она убрала руки и предостерегающе подняла палец. "Я не отношусь к этим людям. Но моя обязанность как офицера Звездного Флота, обеспечить полный, непредубежденный отчет членам комитета, которые будут в конечном счете решать этот вопрос. То, что вы расскажете мне, будет передано им. Все что произойдет потом, зависит только от вас. "

Кирк был удивлен внезапной искренностью адмирала. И он удивился еще больше, когда зеркальный Спок начал рассказывать подробности организации и технологических возможностей вулканского сопротивления. Двойник Спока назвал имена семерых лидеров, с которыми он встречался лично. Он объяснил, как именно их тренировочный лагерь на Марсе был скрыт устройством маскировки, снятым с поврежденного ромуланского корабля. Он так же поведал о деталях и способах шифрования, используемых подпольщиками-вулканцами, и сообщил о постоянной беспорядочной смене подпространственных радио-частот, так, что любой неосторожно подслушавший несколько секунд беседы предположил бы, что это был только статический шум.

К тому времени когда зеркальный Спок закончил свой отчет, Маккой вернулся к кровати своего пациента с гипоспреем на подносе. Он поднес вспыхнувший медицинский трикодер и направил его на пациента, считывая показания с интенданта, сначала от одной стороны, затем с другой. В отличие от Кирка, доктор мог позволить себе проявить нетерпение.

Закончив говорить зеркальный Спок облизнул пересохшие губы. Теперь он выглядел даже старше Маккоя. "Вам это поможет, адмирал? "

Кирк заметил, что отстраненное настроение Нечаевой уменьшилось, будто бы она ослабила свой контроль так же как это позволил себе сделать зеркальный Спок. "Комитет узнает об этом. И я уверена, что они останутся довольны подробностью вашего сообщения. "

"Вы запомнили все детали? " спросил зеркальный Спок.

Нечаева посмотрела вверх. "Компьютер, воспроизвести последнее заявление интенданта, начинаясь с момента описания Марса и тренировочного лагеря. "

Без заметной задержки из динамиков коммуникатора в изоляторе раздался голос интенданта.

"Воспроизведение закончить," сказала адмирал. "Члены комитета услышат все, что вы сказали мне, слово в слово."

Захлопывая свой трикодер Маккой подхватил. "Почему бы вам не закончить на этом? "

Казалось Нечаева не возражала. "Если у Звездного Флота возникнут вопросы...? "

"Интендант сможет ответить на них завтра, " сказал Маккой. "И определенно будет способен ответить на них в течение последующих дней. "

Нечаева заботливо посмотрела на зеркального Спока. "Тогда я желаю вам удачи в вашем лечении. "

"Это не логично, но спасибо. "

Адмирал подала знак Кирку проводить ее до дверей. Он шел отставая от нее всего на шаг.

"Я не знаю, считаете ли вы что мы чего-то достигли, " сказала Нечаева, ", но я думаю, что это была очень ценная беседа. Да ... спасибо, капитан. " Двери скользнули в сторону, и она остановилась на пороге. "Я не была уверена, сможем ли мы работать вместе. "

Кирк не знал причины столь резкого изменения ее отношения к себе, но решил воспользоваться моментом. "Я только делал свою часть работы. "

"Хорошо. Продолжайте. "

Адмирал исчезла.

Как только двери изолятора закрылись, зеркальный Спок рывком сел на кровати, стягивая с головы нейрокортикальный монитор. Маккой собрался было что-то сказать, но Кирк предупреждающе схватил его за руку.

"Компьютер, " сказал Кирк, " отключить записывающий модуль. "

"Записывающий модуль отключен, " подтвердил компьютер.

"Теперь можно, доктор, " сказал Кирк.

Маккой щелчком открыл трикодер, закрепленный у него на запястье. "Ее квантовая подпись соответствует интенданту. Она не наш адмирал. "

Кирк помог зеркальному Споку встать на ноги. "Скажите мне, что вы дали ей не настоящую информацию о сопротивлении вулканцев. "

Зеркальный Спок приподнял бровь. "А зачем вулканскому сопротивлению тренировочный лагерь на Марсе?"

"Об этом то я и подумал, " сказал Кирк, надеясь, что его слова прозвучали достаточно убедительно. Он вообще не подумал об этом.

Маккой поднял гипоспрей с ампулой, заполненной темно синей жидкостью. "Один укол этим и она будет спать целую неделю. По крайней мере мы не увидим ее на мостике. "

"А как же другие? " спросил Кирк.

Маккой озадаченно воззрился на Кирка.

"На этом корабле находятся больше тысячи человек, " сказал Кирк. "Некоторые из них наверняка являются копиями, а у нас нет времени, чтобы отследить их всех. "

"Предполагалось, что мы отстраним ее от командования? "

"Это проблема Звездного Флота. Не моя. "

Но Маккой не согласился с ним. "Джим, возможно ты переменишь свое мнение, когда посмотришь в голографическом зеркале, какую форму ты носишь. "

Не задумываясь Кирк сжал кулаки. "Я одел бы и кардассианскую форму, если бы решил, что это поможет мне вернуть Тейлани. "

Маккой с каждым мгновением волновался все больше и больше. "Ради Бога, Джим, ты встал на пути адмирала только ради того, чтобы узнать, что случилось с Тейлани. Ты думаешь, что Звездный Флот не выслушает твои соображения, после того как ты выявил шпиона из зеркальной вселенной? "

Кирк вскинул руки вверх, расстраиваясь не меньше доктора. "И что с того. После пятнадцати отправленных запросов, двадцати двух сообщений, и шести месяцев расследования, что я получу на закуску. Боунз, у меня нет столько времени. Я не собираюсь проходить все эти каналы. Я болею от этого. "

Маккой отступил. Он посмотрел на зеркального Спока. "Таким и был ваш Кирк? Упрямым, тупым страдающим манией величия человеком, зациклившимся на одной единственной идее? "

Зеркального Спока казалось нисколько не смутил спор, разыгравшийся перед его глазами. "Мой Кирк убил бы адмирала в то самое мгновение, как только узнал бы что она шпионка. А затем он убил бы вас, медленно и мучительно за то что вы его оскорбили. "

Маккой закатил глаза. "Так вот каковы капитанские удовольствия? Полагаю ты не собираешься убивать ее. "

Но в этот момент Кирк подумывал о другом. "Суверен перевозит катера. Они предназначены для Звездной Базы 250, и вполне работоспособны. "

"Пиратство, налет... эти звуки возвращают нас к самому началу, " сказал Маккой. "Надеюсь это особые катера. И они смогут обогнать Суверен? "

"Все, что нам надо сделать - спрятаться в Неоднородности. Даже Суверен не сможет нас там найти. "

Маккой скептически посмотрел на Кирка. " Нам? "

Кирк был удивлен. "Боунз, не так давно на Земле ты был готов сделать все, чтобы помочь мне, даже когда Спок решил следовать приказам Звездного Флота. "

"Это было прежде, чем я узнал, что один из самых важных адмиралов Звездного Флота оказался шпионом, командующим одним из самых мощных кораблей. Это опасная ситуация, и я должен предпринять хоть что-то, раз ты не хочешь. "

Кирк повернулся к зеркальному Споку. "Обычно в таких ситуациях наш Спок предлагает новый неожиданный подход к проблеме. "

"Любые идеи? " с надеждой произнес Маккой.

"Глупо оставлять Нечаеву из моей вселенной командовать на этом корабле. Однако, чтобы отстранить ее от командования, без сомнения нужно идентифицировать остальных шпионов, внедренных в экипаж. А по моим подсчетам через четыре и двадцать шесть сотых часа Нечаева узнает от других шпионов Альянса, что информация, которую я дал ей о вулканском сопротивлении ложна. Тогда наши жизни окажутся в опасности. Включая и вашу, доктор.

"Таким образом, логика диктует, что нужно сделать так, как предложил капитан Кирк - покинуть этот корабль в самые короткие сроки. "

"Отлично, вы не сказали ничего нового, " сказал Маккой. Кирку, он добавил, " И как же кража катера и исчезновение в Неоднородности поможет Тейлани? "

"Мы сможем вернуться на Чал, Боунз. Я получу сообщение от ее похитителей. И смогу ответить им сам, найти их, установить западню... все лучше чем быть пленником на этом корабле и ничего не делать. "

"Ты действительно думаешь, что сможешь избежать неприятностей? "

Кирк отклонил все претензии. "Честно? Я не знаю. Но я действительно уверен, что должен попробовать. Так ты со мной? "

Маккой снова посмотрел на зеркального Спока. "Если у него все получится, как долго я останусь на свободе на этом корабле, когда Нечаева узнает, что случилось? "

Интендант несколько мгновений размышлял над вопросом. Потом произнес, " Предполагаю она последует стандартным протоколам Альянса, а значит вы будете задержаны не позднее чем через двадцать две минуты. Время вашей смерти зависит только от вашей способности сопротивляться пыткам, и у меня недостаточно данных, чтобы рассчитать его с необходимой точностью. "

Маккой вздохнул и начал стягивать с себя лабораторный халат. "Где ты научился такому прессингу? " спросил он Кирка.

"Мы сделаем это, " сказал Кирк. "Все устроено. "

"И ты говоришь мне об этом только сейчас." Маккой натянул куртку, затем открыл шкафчик, и достал оттуда медицинскую сумку.

"Я должен спросить, вы остаетесь или идете с нами, интендант? "

"Я иду с вами. "

Кирк, Маккой, и зеркальный Спок приблизились к дверям изолятора. Но Маккой остановил их у самого выхода. "Ты уверен, что это хорошая идея идти по коридорам? Разве мы не должны ползти через трубы Джефри? "

"Скотти сказал, что технический контроль сообщит о неправомочном доступе к трубам," объяснил Кирк.

"Скотти тоже замешан? "

"Конечно, " сказал Кирк. И тот факт, что у него собралась такая сильная команда, придал ему сил перед столкновением с тем, что как он знал, было опасным действием. Он не был знаком со всеми возможностями этого нового звездолета, и подозревал, что попытка сбежать с него на маломестном катере эквивалентна захвату старым Энтерпрайзом простого челнока. Один он не стал бы пытаться. Но вместе с друзьями у них был хотя бы крохотный шанс на успех.

"Нам пора двигать," сказал Кирк, приближаясь к дверям, которые начали открываться. "Все сработает. "

А потом выйдя в коридор он столкнулся с пятью хмурыми офицерами службы безопасности, вооруженными фазерными винтовками.

Адмирал Нечаева выступила вперед и взяла медицинскую сумку из рук Маккоя. "Вы использовали трикодер очень неуклюже, доктор. Особенно вместе с нейросканером интенданта. "

Кирк промолчал, понимая, почему адмирал покинула изолятор в такой неконфронтационной манере.

Она ввела его в заблуждение. Совершенно.

И он позволил ей это.

"Не смотрите так удивленно, Кирк," сказала она. "Там откуда я прибыла, я много читала о Тиберии, анализировала его, изучала противоречия его натуры, пытаясь понять почему он стал тем кем стал... Я чувствую, как будто знаю вас. И я конечно могу предсказать каждый ваш шаг. "

Она махнула рукой команде безопасности, и Кирк понял сразу, что все они были двойниками, точно так же как адмирал.

"Отведите интенданта и Маккоя в тюремный отсек " адмирал подошла к Кирку, и на ее лице отразилась лютая ненависть. "А капитана Кирка я лично провожу в комнату боли. "

ВОСЕМНАДЦАТЬ

В этот момент на Кирка снизошло озарение.

Легкое дуновение воздуха в совершенно безлюдном коридоре, если не считать его друзей, команду службы безопасности и адмирала.

Он ощущал сильный запах антисептика, который шел из открытых дверей изолятора.

Он мог видеть биение пульса на обнаженной шее Нечаевой, щетину на подбородке ближайшего стрелка, структуру пола под ногами.

В этот момент, закрыв глаза, он увидел поляну на Чале, которая должна была стать его домом.

Стала бы его домом.

Это была его мечта. Его молитва. Его цель.

Кирк почувствовал тепло солнц близнецов Чала на своей спине. Он медленно вдохнул, находя свой центр, заполняя его по памяти образами цветущей растительности Чала, его обещанием жизни.

И в центре всего что он испытал, в центре всего, чем он стал, была Тейлани.

Ничто в этой вселенной или в любой другой не сможет украсть ее у него.

Он не мог потерпеть неудачу. У него не было права на ошибку.

И ни на минуту не сомневаясь в этой истине, он сосредоточился на дыхании.

Он снова открыл глаза, и посмотрел прямо в холодные глаза Алины Нечаевой, человека из другой реальности, зная, что ей не стоит вставать на пути его нарождающейся ярости.

Но адмирал приняла его молчание за покорность.

"Вы правильно боитесь, Тиберий. "

Кирк продолжал молчать. В его уме проносились тысячи вариантов.

Камера боли его не волновала.

Что такое боль по сравнению с потерей жизни и любви Тейлани?

Этот звездолет был неизвестным фактором в уравнении его спасения.

В каждом пересечении коридоров были установлены для безопасности силовые экраны. Анестезирующий газ. Больше тысячи членов команды, которые без вопросов повиновались бы приказу своего капитана задержать Кирка.

В другое время попавшись, он возможно и сдался бы, но не теперь, когда побег стал его единственным выходом.

Так что стратегия пришла сама собой.

Он не позволит себя схватить.

Поэтому он и не был схвачен.

Все произошло в считанные секунды.

Последующие действия, определенно были еще более стремительными.

Он ударил кулаком в челюсть Нечаевой, с удовлетворением услышав как щелкнули ее зубы, когда она впечаталась в переборку коридора.

Не успев завершить этот внезапный удар, он развернулся и ногой ударил по фазерной винтовке одного из громил. Это не был кик из его юности. В нем не было прежней высоты и силы. Но удар все равно достиг цели.

Кирк услышал треск ломающихся пальцев стрелка и его крик боли, после чего вырубил человека ударом фазерной винтовки, и отшвырнул его на следующего нападающего.

К тому времени к нападению Кирка присоединился зеркальный Спок. Он не обладал скоростью старого Спока, и даже нынешнего Спока, но его рука уверенно легла на плечо второго стрелка, сжимая его нерв безупречно отработанным приемом.

Кирк и зеркальный Спок ринулись на двух оставшихся стрелков. Даже будучи кадетом Кирк ни за что не справился бы с ними прежде, чем они начали бы стрелять.

Он понимал, что нельзя позволить им открыть огонь.

Медленно один из стрелков поднял руку к значку коммуникатору.

Но Кирк его опередил.

"Компьютер, тревога! Подавить оружейную стрельбу в коридоре B, палуба восемь. Разрешение: Кирк! "

Стрелки дали залп.

Слишком поздно.

Их оружие больше не действовало.

И в тот же момент Кирк и зеркальный Спок набросились на них.

Но их противники были молодыми людьми, и они были готовы к нападению.

Первый удар своего противника Кирк отклонил. Но второй последовал за первым слишком быстро, поразив его в солнечное сплетение.

Кирк почувствовал, как его дыхание остановилось, а удар отозвался эхом в измученной спине.

Он ухватился за стену, удерживая равновесие.

Но перед лицом победы молодой человек сделал ошибку, порожденную энтузиазмом и неопытностью. Он попытался ударить Кирка по лицу, когда в этом не было необходимости.

Кирку оставалось только отклонить голову на несколько сантиметров, чтобы избежать удара; затем он схватил молодого человека за ботинок, одновременно стабилизируя себя, затем крутанул захваченную ногу пока в не услышал треск.

Несчастный офицер службы безопасности закричал, и Кирк выпустил его.

Разгневанный молодой человек инстинктивно, и по-дурацки неосторожно, переместил свой вес на сломанную лодыжку, едва его нога освободилась от захвата.

И в ту же секунду он повалился на пол, корчась от боли.

Напавший на зеркального Спока, тем не менее, не стал делать таких ошибок. Он удерживал интенданта захватом, сжимая его туловище так, чтобы отрезать приток крови к мозгу пожилого вулканца.

При этом он старательно отступал вместе со своим пленником.

Кирк подобрал бесполезную фазерную винтовку, догнал последнего офицера, и замахнулся, целя ему в голову. Офицер присел, подставляя зеркального Спока под удар.

Но Кирк вовсе не собирался этого делать, так что остановить замах не составило для него труда.

Вместо этого, как и планировал, Кирк вынудил офицера ослабить удушающий захват, дав возможность зеркальному Споку ударить человека локтем точно в пах.

Офицер охраны внезапно обмяк, и зеркальный Спок развернувшись сжал его плечо, прекращая его мучения.

Кирк развернулся проверяя остальных. Маккой уже суетился среди них с заряженным гипоспреем в руке.

"Помогите мне затащить их в изолятор, " бросил Маккой.

"Я не собираюсь таскать тяжести. "

"Ты хочешь уйти и оставить их здесь на виду? "

Кирк и зеркальный Спок перетащили обездвиженных нападавших и их оружие в изолятор, разместив по приказу Маккоя потерявших сознание офицеров СБ и адмирала на диагностических кроватях.

После чего Маккой произнес, " Компьютер, активировать ЭМГ. "

Голографический доктор материализовался в центре изолятора. Кирк с удивлением увидел, что это не была знакомая, с едким взглядом версия, с которой он сталкивался прежде, а стройная молодая модель с потрясающими белокурыми волосами.

"Пожалуйста определите характер медицинского критического положения. "

"Эти люди шпионы, " быстро произнес Маккой ", которые намеревались одурачить нас и передать Суверен в руки врагов. "

"Мой бог," произнесла голограмма. Кирк подумал, что это была не совсем обычная реакция для компьютера. Возможно его программа умела адаптироваться.

Маккой перечислял ЭМГ свои инструкции. "Осмотрите их по мере необходимости на предмет незначительных повреждений, но держите их без сознания, пока не прибудет новый персонал из командования Звездного Флота. Ни в коем случае не позволяйте им принять командование над этим кораблем. Это прямой приказ. "

Но голограмма казалась была озадачена видом одного из пациентов. "Это не шпион, это адмирал Нечаева! "

"Проверьте ее квантовую подпись, " сказал Маккой.

"Я доктор, а не квантовый механик. "

"Она не из этой вселенной, " настаивал Маккой.

ЭМГ выглядела огорченной. "Как кто-то может быть не из этой вселенной? По определению это невозможно. Я озадаченна. "

Кирк не хотел задерживаться здесь. "Боунз, что не так с этой вещью? "

От этих слов голограмма явно оскорбилась. "Да будет вам известно, что я не вещь. Я Экстренная Медицинская Голограмма, версия два. "

"Вы доктор и офицер Звездного Флота, " прорычал Маккой. "Вы обязаны подчиняться приказам. "

Голограмма явно рассердилась. "Очень хорошо, ведь я не должна быть счастлива от этого. "

"Вы программа, " сказал Кирк. "Вы не можете испытывать счастья. Идем Боунз, интендант, пора двигать. " Кирк подобрал одну из фазерных винтовок, проверяя уровень заряда. Полный. Эта штука могла им пригодиться в других местах корабля, где система подавления огня еще не была активирована.

"Теперь я чувствую себя подавленной, " сказала голограмма.

Но в этот момент Кирк, Маккой, и зеркальный Спок уже выходили из дверей изолятора.

"Снова одна, " произнесла им вслед голограмма.

Пока они быстро шли по коридору, зеркальный Спок казалось был обеспокоенн тем, что они только что увидели.

"Та программа функционировала должным образом? "

"Ни одна из них не функционирует должным образом, " фыркнул Маккой. "Но Звездный Флот все равно настаивает на полевых испытаниях. Я думаю, что они делают это для того, чтобы заставить врачей нервничать."

Они приблизились к шахте турболифта.

Зеркальный Спок неуверенно остановился. "Такое ограниченное пространство. Будет ли это мудро? "

"Время поджимает, " сказал Кирк. Он ногтем большого пальца нащупал щель на корпусе оружия, затем вскрыл панель управления огнем. Пока они ждали лифт, Кирк быстро ввел свой код безопасности, устанавливая на оружии новый идентификационный код. Если последует команда безопасности подавить именно это оружие в любом месте корабля по его оригинальному идентификационному коду, у Кирка в запасе будет несколько дополнительных секунд огневой мощи прежде, чем кто-нибудь сообразит, что он изменил этот код. "По крайней мере турболифт сэкономит нам немного времени. "

"Хорошая идея, " сказал Маккой, когда двери лифта с тихим шорохом открылись. "В конце концов у нас будет немного времени чтобы остановиться и подумать о том, что мы делаем. "

Кирк улыбнулся, указав фазером на пустую кабину лифта. "Ты первый, Боунз. На тот случай если это западня. "

Ворча, Маккой вместе с зеркальным Споком вошел в лифт. Кирк в последний раз проверил коридоры, по которым они прошли. "Главный ангар, " приказал он.

Турболифт скользнул вбок, направившись к верхней секции корпуса судна.

"Это там где мы должны встретиться со Скоттом? " спросил Маккой. Кирк кивнул. "И с Джэнвей и с T'Вэл. И со Споком. " Маккой нахмурился. "Ты был очень занят. " "Я старался. "

Только десять метров коридора отделяли шахту ближайшего турболифта от больших дверей, ведущих в главный ангар. Зеркальный Спок с фазером на плече вытолкнул Маккоя вперед.

В коридоре было пусто.

И это выглядело слишком подозрительно.

Кирк знал, что ангарные палубы всегда были самым шумным местом на звездолете. Здесь всегда суетились инженеры, пилоты челноков, инструкторы, и прочий обслуживающий персонал. Тот факт, что в коридоре никого не оказалось, говорил о том, что коридор был преднамеренно очищен, также, как и коридоры, ведущие к изолятору. Он не хотел признаваться даже себе, что по каким-то причинам вся деятельность на ангарной палубе внезапно переместилась в кормовую часть отсека на палубе четырнадцать.

Кирк осторожно прошелся вдоль длинной изогнутой переборки мимо больших дверей ангара. Коридор здесь имел более высокий потолок, приспособленный для перемещения негабаритных грузов и техники из отсека в место постоянного хранения на борту корабля. Звуки хорошо проникали сюда, но Кирк не услышал ничего кроме приглушенного звука систем жизнеобоспечения корабля.

Он пробежался еще раз мимо дверей в обратном направлении.

Никаких признаков жизни.

По крайней мере, он, Маккой, и зеркальный Спок смогли добраться до дверей ангара прежде, чем кто-либо последовал за ними.

Он подал другим знак двигаться.

"Бегом! " сказал он.

Даже Маккой двигался быстро, благодаря своим имплантантам.

Они пересекли пять метров до дверей ангарного отсека, когда Кирк понял, в какую ситуацию они попали. Именно в этот момент поднялся первый силовой экран. Кирк и зеркальный Спок сумели остановиться вовремя, но Маккой налетел на них, возможно потому что его искусственные мускулы реагировали медленнее, чем живые.

Кирк вовремя подхватил своего друга, и увидел через секунду, как силовое поле замерцало перед самыми дверями турболифта.

Они попались в ловушку в пятиметровой секции коридора, всего в нескольких шагах от свободы.

Не ожидая увидеть того, кто подстроил эту западню, Кирк забрал фазер у зеркального Спока и установил на нем шестнадцатый, самый разрушительный уровень мощности. Он прицелился в потолок, точно в место соединения с силовым полем, и выстрелил. Как он и рассчитывал, новый код оружия позволил ему работать не смотря на активированное здесь подавляющее поле.

В ту же минуту потолочные панели задымились и из них повалили искры. Кирк провел мощным лучом, создавая линию огня, пытаясь при этом попасть в какой-нибудь полевой эмиттер, не защищенный должным образом.

Когда панели брызнули во все стороны, а пламя затрещало, компьютер объявил предупреждение о пожарной опасности и окружил пламя сдерживающими полями.

Кирк разрезал лучом низ правой переборки, повредив при этом кабель ODN, который зафонтанировал искрами, и продолжил дальше.

Но едва он достиг пола, луч фазера мигнул и погас.

Система подавления оружия судна наконец-то сработала, подавляя действие всех фазеров, вместо того, чтобы вычислить идентификационный код одного единственного.

Маккой закашлялся от дыма. "По крайней мере мы задохнемся в дыму раньше, чем они нас замучают. "

"Боунз, ты всегда был таким пессимистом? "

"Нет, только когда ты окзывался рядом. "

Зеркальный Спок изучал стены. "Силовые поля простираются и внутри стен? "

"Они были бы бесполезны, если бы это было не так, " ответил Кирк. Он поднял фазер, подумывая о возможности использовать его как дубинку. "Почему они не показываются? "

Резкий голос ответил из его значка коммуникатора. "Потому что мы пробуем разбудить адмирала. Только она может взять за вас ответственность. " Это был не человеческий голос.

Маккой показал в сторону дверей ангара. С той стороны по коридору к ним приближались три фигуры. "О господи, " произнес доктор.

Кирк почувствовал, как разрастается его гнев.

Кардассианцы на борту Суверена.

Он был уверен, что это не были кардассианцы из его реальности.

Эта уверенность подтвердилась, когда старший из них приблизился к силовому полю и холодно улыбнулся зеркальному Споку. Его блестящие черные волосы казались почти синими в свете коридора, а кожа была бледной, мертвенно-серой как у трупа.

"Поздравляю, интендант. Я всегда говорил вам, что мы снова встретимся. "

"Я никогда не сомневался в этом, " ответил зеркальный Спок. "И как я тогда вам сказал, в тот день когда произойдет эта встреча, вы умрете. "

Кардассианец был удивлен. "Храбрые слова для умирающего старого маразматика. "

"Скажите это мне в лицо. "

"О, обязательно скажу. Непосредственно перед тем, как применить эгонайзер. " Кардассианец достал маленький цилиндрический коммуникатор, который, как понял Кирк, не входил в общую систему связи Суверена. Он нажал пальцем на кнопку, и янтарный свет вспыхнул на его конце. "Это Аркат. Я нашел заключенных на палубе семь, возле главного ангарного отсека. Просканируйте палубу. "

Кирк знал, что у кардассианца было три варианта. Убить их на месте, оставив в окружении силовых полей, пока не закончится кислород, или же затопить зону смертельным газом. Транспортировать их в тюремный отсек. Или просто отвести.

Первый выбор не оставлял никаких шансов на спасение, но учитывая очевидную личную враждебность между интендантом и Аркатом, Кирк не считал его вероятным. А любой из двух других вариантов кончился бы отключением силового поля. Или для того, чтобы дать транспортеру переместить их в камеру, или для того чтобы позволить их увести под дулами фазеров.

Кирк приготовился выбирать одно из двух. Он не станет облегчать кардассианцу его задачу, и, он был уверен, что зеркальный Спок последует его примеру.

Другой голос, также кардассианский, ответил по коммуникатору. "Полное сканирование. Никаких признаков жизни на ангарной палубе не обнаружено. "

"Где ваши сообщники? " спросил Аркат.

"Какие сообщники? " ответил Кирк.

Аркат широко улыбнулся. "Ты как Тиберий. "

"Вы будете удивлены. "

"Мои люди были лишены удовольствия наблюдать за уничтожением этого монстра. Я думаю, что вы обеспечите им достойную замену. "

Кирк был готов к этому. "Как сказал мой друг, повторите это мне в лицо. "

Но Аркат покачал головой. "Пока вы принадлежите адмиралу. Хотя возможно я попрошу ее доставить мне это удовольствие, когда она закончит с вами. Вот только боюсь, что вы до этого не доживете. " Он снова поднял коммуникатор. "Как там адмирал? "

"ЭМГ не позволяет нам войти в изолятор. Она утверждает, что должна получить разрешение от командования Звездного Флота. "

Но Аркат не посчитал эту проблему чересчур серьезной. "Удалите эту программу из компьютера. "

"Есть. "

Кирк невольно почувствовал жалость к программе, потому что не смотря на странные причуды, она показалась ему самым человечным из искусственных существ, с которыми он когда-либо сталкивался.

"Как долго вы можете держать коридоры закрытыми? " спросил Кирк. Кардассианцы должны были где-то прятаться на борту корабля. Любой член экипажа, который увидел бы их в таком положении, наверняка освободил бы их прежде чем задавать вопросы.

"Мы никуда не спешим, " сказал Аркат. "Потому что коммандер Крэй приказала всему экипажу ограничить перемещение своими комнатами или рабочими местами, пока не обыщут систему жизнеобеспечения в поисках утечки потенциально опасного газа - тетралюбизола. До тех пор корабль всецело в нашем распоряжении "

"Трэл одна из вас? "

Аркат задумчиво пожал плечами, наслаждаясь игрой. "Это вы сказали. "

Коммуникатор кардассианца вывел трель. "Глинн Аркат. ЭМГ связал свою программу с подсистемой жизнеобеспечения, подключенной к адмиралу и пятерым офицерам СБ, находящимся в стазисе. Если я удалю программу, адмирал умрет. "

Кирк заметил вспышку гнева, отразившуюся в глазах Арката. А Кирк знал, что гнев был врагом разума. Он понятия не имел, как простая компьютерная программа могла так творчески подойти к решению проблемы, и решил увеличить ставки.

"Не смотрите так удивленно, Аркат. Вы имеете дело с превосходящей технологией. Кардассия вашей вселенной всего лишь третьесортное государство. Она даже не может сравниться с реальными кардассианцами нашей вселенной. И никто из вас не сравнится с Федерацией."

Аркат сжал коммуникатор в кулаке, а два других кардассианца потянулись к дисрапторам. "Ты умрешь, Тиберий. "

"Я Кирк, а вы примитивный, низко-технический дикарь. Джеймс Кирк. Даже ваш Тиберий был неудачником. Он не смог противостоять вам. Но, в этой вселенной, даже при том, что кардассианский Альянс продвинулся на сто лет дальше чем вы, Федерации вы сможете угрожать только вместе с Доминионом. А теперь, когда Доминион отрезан от этой области, кардассианцам остается только бросаться камнями как дикарям, кем они собственно и являются. "

Аркат рванулся вперед. "Опустить щиты! " Но его солдаты удержали его.

"Нет, Глинн, " сказал один из них, и Кирк почувствовал его нежелание критиковать своего старшего офицера. "Они должны все время оставаться в пределах силовых полей. Это приказ Гул Рутал. "

Кирк сделал себе пометку. Очевидно Гул Рутал была кардассианцем, ответственным за все это действо.

"Меня не волнуют ее приказы, " прорычал Глин Аркат. Он освободился от захвата удерживающего его солдата, потянулся за дисраптором и выстрелил.

Поле подавления корабля было очевидно отрегулировано так, чтобы игнорировать кардассианское оружие. Луч дисраптора поразил силовой экран, и рассеялся на нем, посылая рябь во все стороны. Если бы Кирк уже не проверил силовое поле своим фазером, он на всякий случай попробовал бы спрятаться. А вдруг поле ослаблено

Но он предпочел подавить свои инстинкты и остался спокойно стоять, поддразнивая кардассианца, неспособного причинить ему вред.

"Это все на что способны ваши ученые?" глумился Кирк. "Они не могут спроектировать даже простой полифазный дисраптор, способный пробить такое слабое силовое поле? " Кирк понятия не имел, что такое полифазный дисраптор, но это звучало хорошо. Он посмотрел на Маккоя и громко рассмеялся.

Доктор не понял тактику Кирка, но присоединился.

Лицо Арката исказилось от гнева.

Вот именно, подумал Кирк. А теперь сделай что-нибудь глупое.

Он стиснул фазер, готовясь увидеть опускающиеся щиты.

Но Аркат удивил его.

"Контроль транспортера, это Глин Аркат. Определите координаты Джеймса Т. Кирка, один метр передо мной. Он человек с фазером. "

Ему ответил человеческий голос. Двойник, понял Кирк.

"Предварительные координаты зафиксированы. Мне придется опустить щиты, чтобы зафиксировать точные координаты и начать транспортировку. "

Аркат отвел переполненный ненавистью пристальный взгляд от Кирка. "Сделайте это по моей команде. "

"Место назначения? " спросил техник транспортера.

"Космос, " сказал медленно Аркат. "И держите сфокусированный луч. Я хочу чтобы он был жив, когда очутится там. Пусть почувствует то, что случится дальше. "

В ту же секунду Маккой схватил Кирка за руку. "Если вы посылаете его, пошлите и меня. "

Мгновение спустя зеркальный Спок сделал то же самое. "И меня. "

Но прежде чем Аркат смог ответить, Кирк оттолкнул Маккоя и интенданта. "Продолжайте бороться, " сказал он им, размышляя о шансе на победу не смотря на столь очевидное поражение.

"Опустить щиты, " сказал с триумфом Аркат, " зарядить. "

Второй экран заискрился и Кирк ринулся вперед.

Но прежде чем его руки сомкнулись на горле Арката, кардассианец и коридор начали растворяться в мерцающем потоке энергии.

Кирк знал, что это был не первый раз, когда он неверно оценил намерения своего врага.

И он сожалел, что это окажется последним разом, когда он сможет что-либо сделать.

Когда жар эффекта транспортации пересек защитный кокон Суверена, Кирк приготовился ощутить холодный укус космического вакуума.

А в заключении смертоносную темноту.

ДЕВЯТНАДЦАТЬ

Когда эффект телепортации исчез, Кирк с удивлением воззрился на ярко сияющие звезды. Должно быть это и есть Золотая Неоднородность, подумал он. Если это станет последним, что он увидит перед смертью, по крайней мере это будет захватывающее зрелище.

А затем холод вакуума сменился ударом дюраниевой палубы, на которую он упал головой вперед, перехваченный в середине прыжка.

Мгновение Кирк лежал неподвижно, уткнувшись лицом в руки, и задаваясь вопросом, почему он не задыхается от отсутствия кислорода. И почему он чувствует гравитацию.

Потом он перевернулся и увидел Скотта и Спока.

"Хорошее же времечко вы выбрали, " сказал ему Скотт.

Спок протянул Кирку руку, помогая ему встать.

Они стояли на ангарной палубе Суверена. Это было длинное и широкое пространство в кормовой части первичного корпуса, правда с низким потолком и компактное по сравнению с общим размером корабля. Большинство обслуживающего персонала, насколько знал Кирк, работали на другой палубе внизу, сообщение с которой поддерживалось посредством подъемников. Но среди сложенных грузовых контейнеров и упакованного оборудования на этом уровне, Кирк заметил три новеньких блестящих челнока - один из них носил гордое имя Галилей, написанное на его борту - а два других были катерами, предназначенными для Звездной Базы 250.

Кирк отряхнул брюки. Не то чтобы на звездолетах двадцать четвертого столетия допускали такое скопление пыли на палубах. "И как вы сумели провернуть такой трюк? "

"Не вы ли, капитан, столько раз говорили мне, что я волшебник. "

Но Кирк не позволил ему уйти от ответа.

Скотт признался. "Ну, хорошо. Я аннулировал транспортировку. В конце концов я все еще главный инженер на этом корабле. И у меня все еще есть несколько тузов в рукаве. "

"А Джэнвей и T'Вэл? " спросил Кирк.

"Они в катере, " сказал Спок. Он продолжал внимательно смотреть на трикодер. "Доктор Маккой и мой двойник все еще находятся в пределах силового поля в коридоре снаружи. "

"Когда кардассианцы узнают, что им не удалось выкинуть меня с корабля? " спросил Кирк.

Внезапно пространство ангара осветилось красными огнями и раздался сигнал красной тревоги.

"Прямо сейчас, " сказал Скотт. Он посмотрел на трикодер Спока. "Что они делают с силовым полем? "

"Они... опускают, " сказал Спок.

Скотт хлопнул по своему значку коммуникатору. "Скотт Джэнвей, заряжайте! "

Несколько мгновений спустя Кирк услышал ответ Джэнвей. "Мы забрали их, капитан Скотт. Они здесь. "

Спок вместе со Скоттом бросились к катерам. Кирк последовал за ними, направляясь к одному из двух катеров, у которого вдруг заработали импульсные двигатели, а из сопел показалось пламя.

"Нет, капитан, " окликнул его Скотт. "Не Копрейт, а Сент-Лоренс. "

Когда Кирк кинулся ко второму челноку, до его слуха донесся электрический треск силового поля. Не останавливаясь он бросил взгляд через плечо, и увидел, что двери ангарного отсека, ведущие в коридор, запылали от залпа дисраптора.

По крайней мере, если двери взломают, силовое поле даст им дополнительное время.

Как только они достигли второго катера, Кирк обратился к Скотту. "Почему они решили, что здесь никого нет? "

Скотт недоверчиво дернул головой. "Капитан, сколько раз я должен вам объяснять? Я главный инженер. Поверьте мне, я знаю как работает этот звездолет. "

Кирк прыгнул на узкую изогнутую площадку, ведущую внутрь Сент-Лоренса. Быстрый взгляд по сторонам выявил Джэнвей и T'Вэл, сидящих на пассажирских местах по правому борту; обе были одеты в форму Звездного Флота. Недавно спасенные Маккой и интендант пристегивали себя к пассажирским креслам с левой стороны. Кирк понял, что Маккой и интендант, должно быть, были перенесены собственным транспортером челнока.

За его спиной Скотт ударил по контрольной панели двери и отступил, запечатав шлюз.

Кирк скользнул на место первого пилота и услышал, что Спок уселся в откидное кресло позади него. Мгновение спустя Скотт очутился в кресле второго пилота.

Кирк окинул взглядом контрольную панель катера, сравнивая ее с тем, что он видел во время своих недавних практических занятий в голодеке. "Как долго продержится поле безопасности в коридоре перед дверями? "

Скотт бросил в его сторону косой взгляд. "А сколько времени вам потребуется, чтобы закинуть в космос этот ящик? "

"Второй челнок запрограммирован? "

Скотт рассерженно воззрился на него. "Капитан, я не знаю, что сделала с вами отставка, но вы должны прекратить задавать очевидные вопросы. "

"Мои извинения, мистер Скотт. Пожалуйста... продолжайте. "

"Если вы не возражаете, я это сделаю. "

Пальцы Скотта легко пробежались по контрольной панели, как будто он всю жизнь летал на таких катерах. Кирк почувствовал легкую вибрацию Копрейта, катера, названного по имени одной из первых Марсианских рек, текущих по терраформированному пейзажу, который приподнялся на антигравитационных препульсорах и развернулся в позицию для взлета.

Кирк активизировал систему подготовки запуска Сент-Лоренса и его катер тоже оторвался от палубы и развернулся.

Кирк услышал настойчивый сигнал тревоги. "Предупреждение", объявил компьютер. "Дверь ангарного отсека закрыта. Все шатлы должны вернуться в зону посадки. "

"Не стоит держать на это пари, дорогой, " пробормотал Скотт.

Кирк бросил взгляд на передний экран. Судя по показаниям контрольного пульта катера, широкая дверь главного ангарного отсека Суверена на фоне звезд начала закрываться. Это не входило в их планы.

"Мм, мистер Скотт, может быть мне только кажется... но разве мы сможем протиснуть оба катера через ту дверь раньше, чем она закроется? "

Скотт не отрывал взгляда от контрольной панели. "Я взял на себя ответственность и внес в ваш план несколько дополнений. С технической точки зрения проход через атмосферное силовое поле ангара труден. Но проход сквозь дверь ангара, как сказала бы моя бабушка, это просто как хаггис. "

Кирк знал, что такое хаггис. Но опыт вынудил его задать очередной вопрос, "Надеюсь это была хорошая идея? "

"Сами увидите, " сказал Скотт.

Удар, и шлюз захлопнулся - закрытые двери отсека задрожали, передав эти колебания и катеру. Теперь они были запечатаны в отсеке без возможности покинуть его, разве что на транспортере. Но пока щиты катера действовали, это был не тот выбор, о котором стоило волноваться.

Кирк заметил легкую вспышку на аварийной панели коммуникатора. Он знал, что это был Аркат, и решил его проигнорировать. Кирк не сомневался, что в мире не так уж много вещей, которые были бы для самомнения кардассианца хуже пренебрежения. А чем больше злился Аркат, тем легче с ним будет иметь дело.

"Ну хорошо, мистер Скотт, удивите меня, " сказал Кирк.

"Держите наготове маневровые двигатели, " ликующим тоном произнес Скотт. "Будьте готовы, запускаю квантовые торпеды. "

Кирк воззрился на инженера. "На катерах есть квантовые торпеды? "

"Теперь да, парень. "

Скотт ткнул в пульт управления и в тот же момент Сент-Лоренс отозвался эхом на протяжный звук индукционного запуска торпед.

Прежде чем звук прекратился, дверь ангарной палубы исчезла в стене, чтобы избегнуть энергии нулевой точки, выпущенной не из торпеды, а непосредственно от основной квантовой структуры пространства-времени.

"Запускаю Копрейт! " сказал Скотт, ударяя по контрольной панели.

Прежде чем ослепнуть от взрыва, Кирк заметил, как на мгновение Копрейт завис по правому борту, а в следующий момент превратился в размытое пятно, растворяющуюся корчащуюся пылающую сферу, оставшуюся на том месте, где раньше была дверь.

"Контакт с атмосферным силовым полем, " объявил Спок.

"Не надолго, " заверил Скотт. "Второй залп! "

Снова Сент-Лоренс содрогнулся от запуска квантовой торпеды и мгновение спустя звезды заполнили обзорный экран, потому что катер вырвался в открытое пространство.

"А я то думал, что это я пилот, " пробормотал Кирк.

"Ни один человек не смог бы отреагировать достаточно быстро, чтобы найти дыру в квантовом взрыве," сказал Скотт, " но теперь он всецело ваш. "

Кирк привычно принял управление.

На главном переднем экране он увидел как Копрейт изменил курс и начал удаляться прочь от Суверена, переходя на варп скорость. Как только Кирк убедился, что катер-приманка действует как надо, он отключил реактор деформации и импульсные двигатели своего собственного катера, после чего активировал маневровые двигатели. Даже когда Копрейт ускорился до варп четыре, Кирк с успехом продолжал поддерживать скорость Сент-Лореса на уровне нескольких метров в секунду.

Но если его план сработает, больше ему и не понадобится.

Пилотируя на глаз Кирк сориентировал Сент-Лоренс так, что направление носа челнока теперь соответствовало ориентации Суверена. Затем он направил маленькое судно назад и вниз вдоль центральной оси Суверена, на высоте не больше двух метров от мерцающего дюраниевого корпуса, пока не достиг внешней мертвой точки, которую вычислил Спок, приблизительно на два уровня ниже палубы главного ангара, и аккуратно разместил катер вне визуального диапазона наблюдения любых сенсоров корабля.

Потом Кирк запрограммировал автопилот, чтобы точно удерживать эту позицию, и доверил технике Звездного Флота сделать все остальное.

Ему не пришлось долго ждать.

С небольшой задержкой инерционные амортизаторы Сент-Лоренса повторили вираж, точно соответствуя каждому движению звездолета, только двумя метрами ниже его.

Секунду спустя катер Кирка немного покачнулся, когда Суверен перешел на варп и начал ускоряться до скоростей, намного больших скорости света.

Конечно никакой катер не смог бы тягаться с Сувереном в скорости, но Сент-Лоренс благополучно держался в пузыре деформации звездолета, как будто он все еще был припаркован в ангаре. Всюду, куда бы не направился Суверен, Сент-Лоренс последовал бы за ним, причем на любой скорости.

Если бы Кирк попытался провернуть такой маневр с любым другим катером кроме этого, тщательно откалиброванные системы Суверена сразу бы обнаружили дополнительную массу корабля Кирка. Но красота этого плана состояла в том что Сент-Лоренс уже был включен в грузовую декларацию Суверена, так что его масса, привнесенная в деформационное поле звездолета, не регистрировалась как аномалия.

Кирк оглянулся на пассажиров. "Пока все отлично. Мистер Скотт, через какое время Суверен окажется в зоне досягаемости орудий Копрейта? "

"Чуть больше чем через две минуты, сэр, в зависимости от ускорения. "

Кирк терпеливо ждал. Временные рамки были близки к тем, что он предполагал.

Когда он начал разрабатывать свой план побега с Суверена, он знал с самого начала, что им ни за что не обогнать звездолет по пути к Золотой Неоднородности. Поэтому он пришел к выводу, что единственный способ достичь этой зоны , в которой не работают сенсоры, можно только вместе с звездолетом. Пока его план работал в совершенстве.

"Когда они смогут определить, что на борту Копрейта никого нет? " спросил Кирк.

"Трудно сказать, " признался Скотт. "Мне пришлось перенастроить семь трикодеров, чтобы они передавали сигналы жизнедеятельности каждого из нас. Автопилот установлен для маневра уклонения, и когда он запустит свои две квантовые торпеды, это наверняка удивит того, кто управляет этой шаландой. Но как только они замкнут на нем тягловые лучи , им придется пошевеливаться. А потом, без сомнения, кто-нибудь задумается над тем, что же сталось с Сент-Лоренсом. "

Кирк сверился с часами на своей панели. Всего минута, чтобы достать Копрейт. Возможно задержка еще на две минуты благодаря запущенным торпедам. Еще минута, чтобы захватить катер тягловыми лучами и обнаружить обман. И в результате выигранных четырех минут Сент-Лоренс все еще будет на расстоянии в три минуты от границы Золотой Неоднородности.

Еще две минуты потребуется Суверену, чтобы поймать их, и останется только одна, но даже это слишком много.

"Мы не успеем сделать это," громко сказал Кирк. Но заявив об этом вслух, он тут же задумался над решением проблемы.

Кирк представил маленький катер прилепившийся к корме мощного звездолета длиной в семьсот метров словно ремора на акуле. Даже на таком незначительном расстоянии фазеры катера не способны повредить варп-двигатели. У них оставалась еще одна квантовая торпеда, которую Скотти мог бы транспортировать на борт Суверена, однако любой разрыв внешнего корпуса может стоить жизни ни в чем не повинному экипажу.

Смог бы он заплатить такую цену за жизнь Тейлани?

Страшась возможного ответа, Кирк отказался рассматривать это предположение.

По крайней мере, пока.

Должен быть другой способ купить эту минуту. Путь, который не повлек бы за собой применение оружия и смерть...

"Скотти, что случиться, если я включу варп двигатели катера, пока мы находимся на Суверене в... пузыре деформации? "

Скотт нахмурился. "До или после того, как мы прорвемся через коллапсирующее поле? "

Кирк сидел в кресле пилота, потирая спину, и раздумывал над тем же вопросом. Он снова посмотрел на часы. Суверен в любую секунду может догнать Копрейт.

В этот момент Спок наклонился вперед. "Я полагаю, что капитан натолкнулся на заслуживающую внимания стратегию. "

"Столкнуть оба корабля в космосе? " спросил Скотт.

"Нет. Заблокировать варп двигатели Суверена, вызвав гармоническую перегрузку. "

Угрюмый вид Скотта показал, что он был не впечатлен. Катер, дублирующий маневры Суверена, который в свою очередь повторял автоматические маневры Копрейта, начало швырять взад и вперед. Три минуты, подумал Кирк, а затем мне придется выбирать - жизнь Тейлани или жизни дюжины... или сотни человек из экипажа корабля, которых я никогда не встречал, никогда не знал.

"Адмирал Спок, " сказал Скотт, " Суверен огромное судно. Любая гармоническая перегрузка, которую может спровоцировать этот крошечный катер, не продлится больше минуты. "

"Как раз в этом времени мы и нуждаемся, " сказал Спок. Удовлетворенный Кирк понял, что его друг уже давно все просчитал и пришел к тому же заключению.

Катер дернулся вместе с звездолетом. Должно быть первая квантовая торпеда поразила его щиты. Это задержало их еще на нескольких секунд.

"Ну так что, Скотти? "

Теперь главный инженер выглядел взволнованным. "Капитан, выбор времени должен быть настолько точен, что это почти невозможно. "

"Я могу жить с 'почти' ."

"И это не даст слишком много времени, в котором мы нуждаемся. Я имею ввиду, что для того чтобы сделать эту работу, нам придется покинуть Суверен раньше, чем они снизят скорость. И точно в тот момент, когда их тягловые лучи закрепятся на Копрейте. "

Кирк положил руки на контрольную панель. "Тогда давайте больше не тратить время. Скажите, что нужно сделать, Скотти. "

Инженер с сомнением покачал головой, но все же развернулся к навигационной системе. "По моему сигналу подниметесь точно к этой точке на полпути между Сувереном и нами, затем врубаете варп, и направляетесь в точку два семь ноль, метка ноль. "

"Понял, " подтвердил Кирк.

Катер покачнулся, и Кирк посмотрел в сторону, мимо белого корпуса звездолета, и увидел, что движение звезд начинает замедляться, показывая, что Суверен сбрасывает скорость. Потом катер содрогнулся еще раз в тот момент, когда сдетонировали автоматические квантовые торпеды Копрейта. На мгновение Кирк увидел гигантскую световую вспышку на защитных экранах Суверена, отразивших удар.

"Мы почти вышли из варп, капитан, " сказал Скотт. "Подготовитесь, по моей команде.. .. "

Но Кирк знал, что даже после того, как они покончат с кораблем, им все еще будет нужно время. По крайней мере еще несколько секунд.

"Скотти, подожди! " озвучил свои размышления Кирк. "Мы можем оставить здесь квантовую торпеду, поддерживая ее возле корпуса тем же манером, как сделали с катером? "

"У торпед есть маневровые двигатели, но с какой стати вы хотите это сделать? "

"Закрепи ее, после того, как мы снимемся. "

"Я не хочу убивать ни в чем не повинную команду. "

"Нет! Я тоже не хочу чтобы она повредила корпус когда... взорвется. Мы можем сделать так, чтобы торпеда удерживала позицию на таком расстоянии, чтобы не нанести серьезного вреда? "

"Да. Но опять же какой в этом смысл? "

Кирку пришло в голову идеальное решение. "Независимо от того, как быстро мы летим, Суверен движется быстрее. Но что если пока он охотится на нас, он получит удар в кормовую часть? От торпеды, которая даже не покажет след на его сенсорах? "

Скотт задумчиво посмотрел на него, и соглашаясь кивнул. "Да, команде останется думать только о том, что звездолет был атакован замаскированным кораблем, прибывшим нас спасти. "

"И можете держать пари, что после этого он дважды подумает, прежде чем предпринять какие-либо действия. "

Скотти вздохнул. " По крайней мере это будет стоить им нескольких секунд. Выпускаю торпеду. "

Когда магнитные зажимы выпустили свой смертельный груз под палубой катера, маленький кораблик вздрогнул от удара. Скот быстро ввел командные коды, устанавливая время отсроченного взрыва, " Пора! "

Кирк активировал запрограммированную последовательность, и Суверен начал удаляться от катера. Корпус блюдца, идеально круглый как в ранние дни проекта звездолета, казалось, не становился длиннее от изменения угла зрения Кирка. Потом перед глазами Кирка предстали ярко пылающие красным эмитенты коллекторов Буссарда на концах огромных гондол звездолета. Только гондолы Суверена были более длинными чем на старом Энтерпрайзе, да и сам корабль был почти вдвое длиннее.

Но Кирк проигнорировал этот вид продолжая наблюдать его продвижение, отсчитывая каждый метр, пока катер не оказался точно в месте наложения областей поля деформации, каждый из которых образовывался гондолами.

В нужный момент Кирк активировал систему контроля, и звезды пронеслись вниз, когда Суверен исчез под ними.

"Давай! " закричал Скотт, и Кирк немедленно бросил Сент-Лоренс в штопор, который направил их прямиком к Золотой Неоднородности.

Пока звезды свиваясь в спирали на главном обзорном экране в многоцветной массе корчащейся плазмы выростали перед ними, Скотт активировал с пульта сенсоры, дающие изображение с кормовой части.

Суверен кувыркался подобно игрушечной лодке в незащищённом от ветра море с внезапно вышедшим из-под контроля варп двигателем, а его инерционные амортизаторы боролись, чтобы восстановить динамическое равновесие.

Но его системы не были достаточно быстры, и Кирк видел, как нос огромного корабля приблизился к челноку приманке.

Копрейт превратился в синюю шаровую молнию плазмы когда щиты Суверена, столкнувшись с ним, разрушили корпус катера, вызвав нарушение процесса деформации в его миниатюрном генераторе.

"Они знают, что нас там не было? " спросил Кирк ни к кому впрочем не обращаясь. Он не ожидал ответа. Кто мог знать? Но если капитан Суверена решит, что Кирк и его компаньоны мертвы, это могло бы дать Сент-Лоренсу еще немного времени.

"Ох, они собираются ускоряться, " сказал с отвращением Скотт. "Идут прямо на нас. "

Кирк бросил взгляд на передние сенсоры: две минуты и тридцать секунд до Золотой Неоднородности. Окажись они внутри, и обнаружить их там можно будет только визуально. Катер слишком мал, чтобы обеспечить сенсорам четкий обратный сигнал.

Но чтобы скрыться под этим безопасным покровом, они должны достигнуть плазменных штормов раньше, чем Суверен настигнет их.

"До контакта сорок секунд, " сказал Скотт.

Одна минута, пятьдесят секунд, подумал Кирк. Это была разница между успехом и неудачей. Во всей бесконечности пространства и времени, существование Тейлани зависело от одной минуты и пятьдесяти секунд.

"Маневр уклонения? " спросил Спок.

Но Кирк знал, что это бесполезно. Любое отклонение от курса, который он рассчитал, просто задержит их прибытие в зону помех Неоднородности.

"Сообщите мне, когда подготовят тягловые лучи, " сказал Кирк. Он попробует уклониться от звездолета тогда, но не раньше.

Внезапно челнок яростно закачался.

"Фазеры! " закричал Скотт. "Прямое попадание. Щиты на семьдесят процентов! "

Почти одновременно с этим, Кирк увеличил реакцию материя-антиматерия на пять процентов выше допустимого максимума для катера.

"Предупреждение," отозвался компьютер. "Отказ магнитного сдерживающего поля через шестьдесят секунд."

"Капитан, " сказал Скотт. "Это не серьезно. "

Но Кирк никогда не был более серьезен в своей жизни. "Я не сдамся. "

Челнок снова содрогнулся. Искры полетели от верхней панели ODN.

"Щиты на пятьдесят два процента. Долго они не продержатся! "

"Сколько времени у нас осталось до взрыва торпеды, мистер Скотт? "

"Я не думал, что они поймают нас так быстро. "

"Сколько? "

Скотт проверил контроль. "Три... две... они включают свои фазеры и... сейчас. "

На обзорном экране Кирк увидел, что щиты Суверена засверкали синим огнем. Квантовая торпеда, которую они оставили, только что взорвалась на его внешнем корпусе.

"Мы сделали это! " закричал Скотти когда Суверен внезапно нырнул и развернулся в противоположном направлении.

Синее пламя пронеслось прочь от корпуса корабля, в ту же сторону, откуда пришла торпеда.

"Десять квантовых торпед, " прокомментировал Скотт. "Они думают, что их поразили сзади! "

"Пятьдесят секунд, " прошептал Кирк, он очень хотел, чтобы время двигалось быстрее.

Экран снова замерцал синим светом, когда квантовые торпеды взорвались за сотни тысяч километров от них.

Смертельно для любого корабля, оказавшегося во власти этой разрушительной силы.

"Они снова разворачиваются, " сказал Скотт.

"Сорок секунд до Неоднородности, " объявил Кирк.

"Пятьдесят секунд до контакта, " прочитал вслух Скотт. "Они слишком отстали. Мы сделали это. "

Но у компьютера было другое мнение. "Предупреждение, десять секунд до отказа магнитного сдерживающего поля. Девять... восемь... "

Кирк ударил кулаком по пульту...

". .. шесть ... пять... четыре... "

... и еще одного удара хватило консоли, чтобы вернуться к нормальной работе.

Правда теперь измученный катер сбросил скорость на пять процентов.

Скотти откинулся на спинку кресла, словно сдаваясь. "Они собираются перехватить нас в тот момент, когда мы достигнем границы плазменного шторма. " Он посмотрел на Кирка. "Нет смысла бороться, сэр, они получат нас. "

"Никогда, " бросил Кирк. "Держитесь. "

Он чувствовал как Скотт и Маккой уставились на него, не желая нарушить его сосредоточенность неуместными вопросами о том, что он придумал - никто из них не видел выхода.

А Кирк знал, что нужно делать.

Им нужно было только достигнуть зоны шторма.

Несмотря на тщетность усилий, он не собирался сдаваться.

Настало время в который раз изменить правила.

ДВАДЦАТЬ

Сент-Лоренс был так близко от спасения, что вспыхнувшие цвета Золотой Неоднородности почти заполнили экраны. Подпространственные волны сжатия, исходящие из искривленной области космоса, уже сотрясали катер. Но они были все еще далеко, для того чтобы скрыть их.

"Десять секунд до контакта, " сказал Скотт. "Возможно, если они задержатся, у нас будет шанс. "

"Они не собираются задерживаться," сказал Кирк, совершенно уверенный в этом. "Они даже не собираются стрелять. "

Он проигнорировал озадаченный взгляд Скотта, всецело поглощенный своей консолью.

"Они заряжают фазеры, " сказал инженер. "Пять секунд до огня ... щиты на сорок восемь процентов... Вууф!"

Крик Скотта последовал после того, как Кирк опустил свои руки на пульт, отключая двигатель деформации. Меньше чем через пол секунды Сент-Лоренс завис на месте настолько резко, что амортизаторы застонали, чтобы воспрепятствовать их дальнейшему продвижению вперед.

Но Кирк знал, что без относительно вялой реакции амортизаторов все на катере могли бы стать одним густым молекулярным слоем протеина на переднем обзорном экране, а сам катер развалился бы на миллионы осколков. Даже сейчас энергетические линии оказались перегружены, генераторы гравитации заскулили от напряжения, а на контрольном пульте вспыхнули и погасли все огни. Только через какое-то время они восстановились.

Но прежде, чем системы катера полностью восстановились, Суверен пронесся мимо ярко сияющей размазанной разноцветной молнией, движущийся настолько быстро, что человек не смог бы среагировать, и исчез в сиянии Золотой Неоднородности. Даже если капитану звездолета понадобится всего пара секунд, чтобы среагировать на внезапный маневр Кирка, при факторе шесть за эту пару секунд Суверен переместится почти на четверть миллиардов километров.

Кирк быстро восстановил работу двигателя деформации катера, и на варп-факторе один Сент-Лоренс наконец оказался в безопасности, защищенный подобно древнему торговому морскому кораблю, пересекающему Атлантику, непроницаемым саваном густого тумана.

В пределах темного покрова плазменных штормов, Сент-Лоренс был способен обнаружить приближение Суверена раньше, чем звездолет смог бы обнаружить крохотный катер. Что бы там ни было, Кирк и его команда сумели сбежать.

Секунды отделяли их от поражения, и вот они в безопасности.

Кирк не мог отрицать легкое волнение, которое все еще полыхало в нем. Как будто он наслаждался преследованием. Как будто он снова смаковал победу над смертью.

Как будто он не провел год на Чале, сосредотачивая все свои усилия и всю свою жизнь на одном простом поле в поисках мира. В поисках своего места во вселенной.

Но Кирк отмел эти личные мысли. Он развернулся в кресле, игнорируя разинутый рот глядящего на его Скотта и спросил. "Все в порядке? "

Джэнвей убирала под свое сиденье в рециркулятор контейнер с остатками своего обеда.

T'Вэл обхватила руками зеркального Спока, своего отца, лицо которого было пепельно серым. Маккой уже склонился над ним, проверяя жизненные показатели своего пациента. Даже вулканской дисциплины не хватило, чтобы скрыть гнев Т'Вэл. "Вы сумасшедший! " хрипло произнесла она. Маккой коснулся пальцем своего виска в знак согласия.

"Но мы живы, " сказал Кирк. "Как вы, Спок? "

"Я... " Он бездумно смотрел в потолок, словно разыскивая там ответ. "Впечатлен", сказал он наконец. "Хотя, подобно T'Вэл я также обеспокоен вашим психическим состоянием. Чтобы так уделать звездолет класса Суверен на простом катере нужны необычайно веские ... "

"Мотивы, " подсказал Кирк. И совсем не обязательно личные. Он развернулся в кресле к Скотту, внезапно почувствовав зверский голод, чего никогда не случалось на Чале. Это сделала стычка со смертью. Она пробудила все его чувства, его оценку жизни. "Хорошо, мистер Скотт. Рассчитайте курс на Чал. "

"Я ... могу я кое-что предложить, капитан. "

Но Кирка это не интересовало. "После того как найдем Тейлани. Рассчитайте курс. "

Но Скотт убрал свои руки с контрольной панели. "Если вы хотя бы минуту послушаете меня, я скажу вам кое-что интересное. "

Кирк нетерпеливо откинулся на спинку кресла, и неимоверным усилием воли подавил свое эго, не позволяя ему котролировать свои поступки, как это произошло с кардассианцем. "Хорошо, я слушаю." Он посмотрел на часы. "Но только одну минуту. "

"Суверен был послан разыскать след деформации Энтерпрайза и зеркального Вояджера, не так ли. "

"Следы деформации, которые все равно были скрыты, " сказал Кирк. "Что заставляет меня думать, что это был приказ от шпиона из зеркальной вселенной, засевшего в штабе Звездного Флота, чтобы занять Суверен бессмысленным заданием, и отрезать его от остальной части Флота. "

"Вовсе нет. Мы очень серьезно подготовились к этому поиску, все сенсоры на шаттлах и самом корабле, и даже на катерах были повторно откалиброваны для поисков квантовой подписи частиц деформации Вояджера. И посмотрите ... " Скотт показал на сенсорный экран. " ... они здесь. "

Кирк прочитал данные. "Это не удивительно, мистер Скотт. Энтерпрайз был на патрулировании в этой зоне, когда нашел зеркальный Вояджер. Не удивительно, что след деформации Вояджера можно обнаружить здесь. "

"Нет, нет, посмотрите, " настаивал Скотт. Он подрегулировал настройки, и изображение на экране сенсора раздвоилось, и Кирк увидел на графическом мониторе два следа частиц деформации.

"Два следа? " переспросил Кирк. "Здесь есть еще один корабль из зеркальной вселенной? "

Скотт смерил его оценивающим взглядом. "Капитан, частицы деформации - эти крошечные бестии - при нормальных условиях распадаются очень быстро. Через день или два их уже невозможно найти. А при условиях этой области, мы не должны были найти их вообще. "

"Но мы нашли. "

"Да, потому что их квантовая подпись отличается, они распадаются не так быстро в нашем пространстве-времени, так что андорианская антенна смогла их обнаружить. Мы никогда не нашли бы здесь след частиц деформации Энтерпрайза. Их квантовая характеристика размазана по всему космосу от Эдинбурга и обратно. Но частицы от Вояджера... сэр, это как если бы они оставили нам след из крошек. "

Кирк приготовился к неизбежному и оглянулся на Спока.

Но Спок успокоил его. "Я знаком с легендой о Ханзель и Гретэль, капитан. Однако, я признаю, что тоже не понимаю значение двойного следа. "

"Ох, да вы посмотрите на ориентацию оси вращения частиц, " выпалил Скотт. "Это очевидно. Один след был создан, когда зеркальный Вояджер вышел из плазменного шторма. А другой след ... "

Кирка внезапно осенило. "Был оставлен, когда Вояджер вернулся! "

Скотт кивнул. "Вы сделали то же самое, когда закрепили катер на корме Суверена. Прятки в чистом виде. "

Кирк немедленно понял значения открытия Скотта. "Спок, если бы Вояджер вышел из Золотой Неоднородности в любом другом месте в пределах границ, можно ли было это обнаружить? "

"Без вопросов. Мы далеко в пределах пространства Федерации. Зеркальный Вояджер был бы обнаружен на любом расстоянии сетью следящих станций глубокого космоса, особенно теперь, когда начался систематический поиск. "

"Так, " сказал Кирк, " хотя прошло по крайней мере десять дней после того, как Энтерпрайз его нашел, мы можем быть уверены, что Вояджер не покидал это место. И в то время как половина Звездного Флота обыскивает остальную часть пространства, пытаясь узнать, куда исчез Вояджер, вероятно забрав с собой Энтерпрайз, мы единственные, кто знает, что на самом деле они остались здесь. "

Скотт предостерегающе поднял палец. "Да, но если кто-либо на Суверене следит за сенсорами, они обнаружат двойной след так же быстро, как и мы. "

"Суверен под контролем врага, " сказал Кирк. "У меня нет сомнений, что адмирал Нечаева и Глин Аркат и без этого знают, что случилось с Вояджером. "

Кирк снова проверил показания сенсоров. Только статика. Он отметил, что Скотт установил сенсоры массы на максимальную чувствительность. Суверен в этот момент находился в пределах пятидесяти тысяч километров, более чем достаточной безопасной зоны для бегства.

Он развернулся к обоим Спокам, Маккою, T'Вэл и Джэнвей. Идея, которую он обдумывал, была маловероятна, но позволяла соединить вместе все разрозненные части головоломки в единое целое. Пять минут назад он ни за что не стал бы раздумывать об отсрочке отъезда на Чал. Но если идея, которая только что пришла ему на ум, окажется возможной...

"Предположим я Жан-Люк Пикард, " начал Кирк.

"Это не такая уж маловероятная гипотеза, как вы думаете, " заметил Спок. "Действительно, вы во многом похожи, включая ... "

"Я пробую сформировать гипотезу, Спок. "

Спок замолчал. "Пожалуйста, продолжайте. "

"Я Жан-Люк Пикард. Я нахожусь в Золотой Неоднородности на патрулировании и... " Кирк остановился, заметив странные взгляды Джэнвей и T'Вэл. "Что-то не так?"

"В этой вселенной реальный Жан-Люк Пикард капитан звездолета? " спросила Джэнвей.

"Он капитан Энтерпрайза," уточнил Кирк. "И мой друг. "

Джэнвей и T'Вэл обменялись потрясенными взглядами. Кирк догадался почему.

"Предполагаю в вашей вселенной Пикард тоже есть. "

"Вы не стали бы считать его другом, " сказал зеркальный Спок. "Пожалуйста, продолжайте. "

Кирк подавил свое любопытство относительно зеркального Пикарда. Джэнвей и T'Вэл отреагировали на это имя почти так же, как они реагировали на имя Тиберий.

"Внезапно, " продолжил Кирк, " я нахожу Вояджер. Потерянный звездолет, вернувшийся домой. Вероятно, я вступаю в контакт с кем-то на борту, кто, как известно, является членом команды Вояджера. Они в сложном положении. Помощь требуется немедленно. Я отказываюсь от процедур безопасности, и телепортирую их прямо на борт. Ведь они мои коллеги, попавшие в неприятность. Герои после того, что все они пережили. " Приостановившись Кирк почувствовал всплеск эмоций от такой ситуации, острые ощущения открытия, облегчение от того, что не смотря на малые шансы это место их не убило. "Я сделал бы тоже самое, " признался он.

"Но, конечно," сказал Спок, " это был не реальный Вояджер. Члены команды, по крайней мере те, кто вступил в контакт, были копиями.. .. "

"И, " продолжил Кирк, " я телепортирую на свой корабль абордажную команду клингонов и кардассианцев. "

"Капитан, я не думаю, что судно столь же сложное как новый Энтерпрайз может быть захвачено простой абордажной командой. Новые компьютерные системы защиты разработаны так, чтобы понадобились недели, чтобы обойти их. "

"Возможно абордажная команда была во главе с вашей копией, Скотти. "

Инженер глубокомысленно кивнул, как будто соглашаясь, что лучшие системы безопасности Звездного Флота не представляют для него самого никакой сложности. "Да, в этом есть смысл. "

Кирк спрятал свою улыбку, продолжив развивать сценарий. "Так, Пикард нейтрализован. Теперь, давайте посмотрим на это с другой стороны. Я лидер боевой команды Альянса, и у меня есть два звездолета. Что я могу с ними сделать? "

"То же самое, что хотели сделать мы, " сказала Джэнвей. "Забрать их домой. Выиграть войну. Или нанести поражение сопротивлению. "

"Но вы хотели получить только планы," сказал Кирк. "Вы можете отвести их домой транспортером и построить свои собственные корабли. Именно этим способом воспользовалось сопротивление землян, построив дубликат Дифайента. Но чтобы забрать корабли и сэкономить время и усилия, мне нужна червоточина. "

Спок выглядел озадаченным. "Зачем? "

Кирк вспомнил, что Спок был занят другим, когда он и Скотти обсуждали различные методы перемещения между вселенными. "Есть только два способа перехода, Спок. Маленькие массы могут транспортироваться с помощью специально разработанных транспортаторов. Большие объекты, подобно этому катеру, требуют червоточины. "

Спок выглядел обеспокоенным. "Я подозреваю, что в вашей логике есть изъян. "

"Сообщите когда найдете его," сказал Кирк. Он снова обратил внимание на остальных. "Так, вопросы остаются. Если все, что я сказал, верно, или близко к правде, почему мы здесь? Почему зеркальный Вояджер появился именно из Золотой Неоднородности? И почему он вернулся обратно? "

T'Вэл объявила очевидное, логическое заключение. "Потому что червоточина находится здесь. "

"О нет, девушка. Я приводил этот аргумент Звездному Флоту много лет. Для этого нужно иметь устойчивую червоточину, а в такой неустойчивой области космоса это невозможно. Поблизости, да, но не в самом нестабильном месте. Баджорианская червоточина располагается близко к Бесплодным землям, но не в самих Бесплодных землях. "

"Тогда, что привлекает их сюда? " спросил Кирк. Если он собирался получить шанс нанести поражение агентам Альянса в этой вселенной, он должен был понять их стратегию.

Зеркальный Спок казалось принял трудное решение. "Капитан Кирк, в изоляторе, когда я отвечал на вопросы адмирала Нечаевой о сопротивлении вулканцев, все, что я сказал было преднамеренной ложью. Кроме моей роли номинального главы. "

"Нет," решительно сказала T'Вэл. "Вы наш лидер. "

Зеркальный Спок не обратил внимание на дочь. "Но то, что я собираюсь вам сказать, будет правдой, и потенциально опасно для наших попыток свергнуть Альянс. Если нас схватят ... "

"Я понял," сказал Кирк. Независимо от того, какую тайну собирался поведать ему вулканец, она умрет вместе с ним.

"Ячейка сопротивления землян, работающая около Баджора имеет укрытие в Бесплодных землях."

"В нашей вселенной," сказал Спок, "мятежник, известный как Магус сделал то же самое. Эффекты маскировки плазменных штормов делают область непроницаемой для сенсоров. Очень подходящее место чтобы спрятаться. "

"Так, " Кирк сказал, " мы можем предположить, что фракция Альянса, с которой мы столкнулись, выбрала эту область для своей секретной базы по той же самой причине. Ведь Золотая Неоднородность существует и в вашей вселенной. "

Зеркальный Спок кивнул. "Она и называется точно так же. "

Кирк развернулся, чтобы посмотреть на экран. Открывшийся вид напомнил ему о низко-орбитальных переходах над Юпитером - разноцветные вихри и завитки колоссального масштаба, кружащиеся в постоянном движении, освещенные изнутри энергетическими всполохами.

Но при всей своей жестокой красоте это было заповедное место.

Место где Альянс держал корабли.

Чтобы спрятать.

Подготовить стратегию против своих врагов.

И если они здесь, тогда почему бы базе не оказаться и с той стороны?

"Кейт? " спросил Кирк, не отрывая взгляда от изменяющегося великолепия перед ним. "Когда вы были в лагере для военнопленных Альянса, где он находился? "

"Алфа Центавра IV," ответила Джэнвей. "Нью Монтана. Раньше там была большая земная колония. Альянс оставил ее практически неповрежденной. Там мы строили испытательный полигон. Хотя я никогда не знала, для чего он предназначен. "

Кирк нахмурился. Он надеялся услышать о лагере для военнопленных, где небо полыхало огнем от скручивающихся всполохов сверкающей плазмы.

"Но трудовой лагерь... " мягко сказала Джэнвей, как будто она внезапно поняла, о чем подумал Кирк. "Куда они собирались послать меня после того, как ваша Кэтрин Джэнвей была объявлена потерянной... "

Кирк развернулся в ней, ожидая слов, от которых зависели его последующие действия. Эти слова могут определить будут ли они жить или умрут.

"Они дали мне разгрузочный костюм," сказала она. "... прежде чем перевести. " Она медленно закрыла глаза, словно заново переживая этот момент.

"Вы уверены, что он назывался именно так?" спросил Кирк. Разгрузочные костюмы использовались в течение многих столетий, и не было никаких причин считать, что в зеркальной вселенной такой технологии нет. В ранней истории варп полетов было обнаружено, что космический корабль, двигающийся через облака межзвездной пыли собирал мощный электростатический заряд, который было невозможно рассеять в обычном вакууме. На космических станциях где устраняли эту проблему, техники должны были носить разгрузочные костюмы, которые защищали их от мощных электрических полей, когда они прикасальсь к корпусу звездолета.

Джэнвей кивнула. "Они сказали мне, что я должна буду носить его в трудовом лагере. Иначе, я могу умереть."

Для Кирка последняя часть головоломки встала на место.

"Вас привезли сюда, " спросил он.

"Я не уверена," ответила ему Джэнвей. "Я бежала со станции перемещения на Озере Рикер. "

"Где это? " спросил Кирк.

"На границе Нью Монтана. Где космодром. "

Кирк знал главный космодром на Алфе Центавра IV "В нашей вселенной его называют озером Слоана. "

Кирк заметил, что Спока это заинтересовало, но позволил себе пропустить это.

Он был убежден, что раскрыл факт, который мог ответить на все вопросы.

Почему Вояджер появился здесь?

Почему именно здесь исчез Энтерпрайз?

И почему адмиралу Суверена Нечаевой поручили вести поиск Энтерпрайза в любом другом месте, только не здесь.

"Трудовой лагерь находится в Неоднородности," сказал он другим. "Вероятно их два: по одному в каждой вселенной. "

"Для какой цели? " спросил Спок.

Кирк вернулся к своему пульту и вызвал программу контроля конфигурации сенсоров. "Нам надо найти транспортеры, Спок, сотни панелей, возможно тысячи. И заключенных, которые демонтируют звездолеты, и перемещают их в другую реальность по частям. "

Кирк был готов услышать от Скотта крик недоверия. "Капитан, на это уйдут годы, даже если возможно разрезать металлический корпус на мелкие части так, чтобы потом его можно было бы собрать."

"Ты сам предложил это, Скотти. Если здесь не может быть устойчивой червоточины, транспортеры единственный способ попасть в зеркальную вселенную. А так как зеркальный Вояджер проник в нашу вселенную, мы знаем что эта система работает. "

Скотти выглядел встревоженным. "Что ж, вы меня убедили. "

Кирк закончил регулировать сенсоры на максимальную чувствительность для обнаружения чуждой квантовой характеристики. "Иди по следу, Скотти. Туда, куда ушел зеркальный Вояджер. "

Маккой растерялся. "Но Джим, а как же Чал? Как же Тейлани? "

Кирк посмотрел на корчащееся безумие измученной плазмы. Независимо от того, что здесь работали силы природы, это место так и осталось загадкой для больших умов Звездного Флота.

Но он был готов рискнуть, чтобы сделать то, что требовало его сердце.

"Если я прав, Боунз, Тейлани намного ближе, чем мы думаем. "

"А что если ты не прав? "

В этот момент Сент-Лоренс погрузился в плазменный шторм, и Кирк не ответил.

Потому что если он был неправ, то Тейлани уже мертва.

И если это так, то для него больше ничего не имело значение.

ДВАДЦАТЬ ОДИН

Пикард пробудился в тумане боли.

Каждый мускул, каждый нерв, каждое воспоминание протестовало агонии, охватившей его.

Но он поднялся. Еще один день.

День несущий жизнь. Или смерть.

Он никогда не отказывался от своих обязанностей, своей ответственности.

Беверли Крашер опустилась возле него в узком проходе на колени, покачала головой и тихо заговорила, держа в руках чашку с варевом - что-то вроде питательного супа, все что давали в этой темной и влажной преисподней.

"Выпейте это, Жан-Люк, " произнесла она. Потом украдкой осмотрелась.

Пикард проследил за ее пристальным взглядом, стараясь не обращать внимание, как эта гнилая жидкость обжигает его язык и горло.

В этом мрачном грязном бараке стояло по меньшей мере еще сто кроватей. Половина из них была заполнена тревожно спящими рабочими смены гамма. В большинстве своем это были люди. И только горстка инопланетян. Среди них некоторые были из Энтерпрайза.

Несчастные обитатели другой половины кроватей, рабочие смены дельта, или сидели сгорбившись и все без исключения неловко теребили неудобно узкие разгрузочные костюмы, которые они носили, и которые не могли снять, не рискуя при этом погибнуть.

Пикард, так же как и все, ненавидел эту одежду.

Костюмы были тошнотворного черно-зеленого цвета, эластичные, толстые и влагонепроницаемые, кроме нескольких участков разрезов, закрытых тканью, соединяющих вместе части груди, спины, и бедер. Ненавистный предмет одежды закрывал тело от шеи вниз, оставляя открытыми только голову, лицо и руки. Пикард уже узнал, что полчаса тяжелой работы в костюме хватит, чтобы сделать его внутреннюю поверхность скользкой от пота и раздражающей кожу. Невыносимо высокая температура вызывала у него головокружение.

Он не раз видел, как полностью экипированные несчастные поддавались жаре и теряли сознание в самой середине смены.

Некоторые доходили до такого состояния, что даже болезненные удары эгонайзеров надзирателей не приводили их в сознание.

По лагерю гуляли слухи, будто бы надзиратели позволяли каждому новому заключенному три обморока в первый месяц - как они утверждали, на время акклиматизации. Этот слух, однако, оказался правдой. После месяца те рабочие у которых произошел четвертый обморокбморокаров обращатьствияего оноза, как вы думаете исчезли.

Ходили слухи, что их переработали на питательный бульон, который давали заключенным.

Но отказ от этого соленого бульона гарантировал упадок сил, и Пикард распорядился своей команде, чтобы они выпивали эту скудную похлебку без остатка. И они подчинились, не протестуя.

Чтобы получить шанс на спасение, они должны быть сильными.

И этот шанс должен был выпасть именно сегодня.

"Как другие?" прошептал Пикард, принимая из рук Беверли миску с варевом и покорно проглатывая его.

"Узнаем когда вернется смена альфа. Джорди ввел в курс смену бетта. "

Беверли достала свой медицинский трикодер - один из немногих приборов, которые разрешили оставить захваченной команде Энтерпрайза. Она направила его на Пикарда.

Пикард смотрел на мерцающие огни трикодера. "Вы уверены, что он функционирует должным образом? "

Трикодер был их единственной надеждой в предстоящем действе на возвращение своего корабля. Компьютерные системы идентификации Энтерпрайза пропустили пять двойников. Пикард видел собственного двойника лицом к лицу. Он предположил, что множество, если не сотни, представителей команды Энтерпрайза имели копий в зеркальной вселенной. Хватит всего одного шпиона, и осторожный план Пикарда будет раскрыт.

Но к настоящему времени, Беверли Крашер могла гарантировать реальную идентичность всех старших офицеров, вовлеченных в предстоящее действо.

За прошедшую неделю, с тех пор, как Энтерпрайз оказался здесь, она осмотрела каждого члена экипажа, якобы проверяя его здоровье - работа, против которой надзиратели не возражали, поскольку это было им на руку. Потом острым осколком композита с корпуса трикодера, Беверли тайно нанесла каждому члену команды, которого она осмотрела и подтвердила его личность, маленький треугольный надрез.

Те, чьи фамилии начинались с букв второй половины стандартного алфавита, получили ранку на левой руке. Те, чьи имена находились в пределах первой половины алфавита, имели такую же метку на правой руке. Люди чьи имена начинались с гласных получилт отметину на внутренней стороне ладони у основания большого пальца. У тех, у кого имена начинались с согласных, носили метку около сустава мизинца.

В результате такой процедуры идентификации, если надзиратели по какой-либо причине начали бы проверять руки членов команды Энтерпрайза, они не нашли бы ничего, что подсказало бы им схему. А по прошествии нескольких дней эти отметины оказались скрыты среди множества новых ссадин, которые они получили за время тяжелой физической работы.

Через месяц после четвертого обморока исчезли восемь членов экипажа. А Беверли идентифицировала шестерых двойников, которые оказались среди них. Для Пикарда это означало потерю двадцати одного человека, смерть каждого из которых он переживал как свою собственную.

Морщась от боли в горле от скисшей похлебки, Пикард держался в этот день за знание, что Гул Рутал заплатит за все, что она сделала с его командой. И сообщники кардассианцы разделят ее судьбу.

Резкий звук сирены разорвал воздух, отвлекая Пикарда от нелегких размышлений. Настало время следующей смены. Его смены.

Последней смены, подумал он вставая, и желая себе, чтобы затекшие ноги его не подвели.

Он заметил беспокойство Беверли. "Вы уверены, что выдержите Жан-Люк? Вы можете пропустить смену. Я могу освободить вас. "

Пикард взял ее за руку, вспоминая о других временах, когда у них обоих на уме были другие вопросы. "Они захватили мой корабль, Беверли. И я собираюсь его вернуть. "

Пикард знал, это была его цель.

Он повернулся лицом к узкому проходу между кроватями, и остановился, в ожидании следующей сирены, которая будет сигнализировать им, что пришло время выходить.

Беверли встала рядом.

Сигнал о начале смены отозвался эхом в замкнутом пространстве барака. Уши Пикарда заложило, когда запечатанный шлюз барака начал открываться. Он услышал грохот и большие металлические диски, которые были внутренними и внешними дверями шлюза, откатились в сторону, открывая бараки для тех, кто ждал снаружи. На них пахнул горячий, сернистый запах внешнего воздуха, который оказался настолько сильным, что затмил даже вездесущее зловоние пота и нечистот.

"Есть что-нибудь от Дайаны или Дейты? " быстро спросил Пикард.

Он видел, как Беверли покачала головой.

Пикард понимал, почему надзиратели удалили Дайану из общего барака. С ее способностью бетазоида обнаруживать ложь в большинстве существ, она легко могла бы идентифицировать тех двойников, которые влились в команду Пикарда. Но он понятия не имел, почему забрали Дейту; разве что ради исследования технологии, которая его породила.

Бараки заполнились шеренгами рабочих, заключенных, ритмично марширующих колонной по проходу между кроватями, между ведрами с отходами, стоящими в каждом углу, вдоль внешней стены и мимо новой рабочей смены.

Пикард прищурился когда они вышли наружу. Но не потому, что солнце было ярким.

На небе вообще не было солнца.

Само небо пылало огнем, сверкающим плазменным штормом Золотой Неоднородности.

Слева Пикард почувствовал, как новая ионная формация заполняет горизонт - огромная синяя лавина кружащегося света, пронизанная светлыми пятнами, словно светом прожектора, светившим сквозь сильный ливень.

Вперед направо, мимо низких строений других бараков, под враждебными облаками красного и синего цвета, сталкивающимся подобно чудовищному штормовому фронту. Другие бараки, если это были именно бараки, стояли отдельно и представляли собой грубые куполообразные сооружения из ржавого металла, построенные вокруг самого высокого здания в центре. Эта постройка была станцией наблюдения надзирателей, и ощетинивалась блюдцами сенсоров и мачтами антенн. Она была связана с остальными зданиями сетью вознесенных над поверхностью пластиковых переходов и платформ, которые позволяли отделять надзирателей от заключенных чтобы им не было необходимости вступать в контакт с металлической поверхностью астероида. Даже с разгрузочными костюмами вероятность плазменной индукции была очень высока.

Пикард не сомневался, что перспектива, которую он видел, простиралась во все стороны на миллионы километров. При любых других условиях, он нашел бы этот ярко раскрашенный ослепительный вид удивительным. Ради такого стоило рисковать и отправиться в космос; его стоило увидеть и запомнить.

Но сейчас ему было все равно.

Теперь этот вид воспринимался угнетающе, он сокрушал душу, наполняя ее чувством обреченности.

Пикард не сомневался, что место, где располагался лагерь военнопленных, и куда переместили его и его экипаж располагался на безжизненном астероиде. Гладкая поверхность его состояла из железа и никеля. Твердый и неприступный. Да к тому же изрезанный переходами между бараками и местом проведения работ.

По необычной кривой горизонта Ла Форж вычислил диаметр астероида, который составлял не больше пятнадцати километров. Где-то под ними в шахтах, рассудил он, должен быть спрятан генератор искусственной гравитации, который удерживал рабочих на поверхности, и поддерживал искусственную атмосферу.

Ла Форж также заметил, что большинство астероидов не являются самостоятельными небесными телами. И этот тоже не был исключением.

Прямо над головой на высоте не больше двух километров, висел второй астероид такого же размера подобно жуткому противовесу. Его естественная гравитация не влияла на место, в котором располагался лагерь для военнопленных, хотя чувство неизбежного давления от его присутствия было настолько мощным, что этот эффект сказывался на настроении всех, кто трудился на поверхности.

По мнению всех членов команды Пикарда чистое небо должно было олицетворять свободу. А вместо этого они были вынуждены ежедневно наблюдать парящую гору, неизвестно как застывшую за секунду до смертельного падения.

День за днем она так давила на пленников с Энтерпрайза, что даже Пикард невольно признавал, что это была одна из наиболее угнетающих достопримечательностей, с которыми он когда-либо сталкивался.

И он не был одинок в своем мнении.

Райкер как-то признался ему, что он чувствует себя жуком под ботинком, которому осталось жить не больше секунды.

Беверли отказывалась верить в то, что эта психологическая уловка дело рук их похитителей.

Но Ла Форж, чье зрение замененное визором было намного чувствительнее зрения обычных людей, обнаружил перемещение энергетических потоков между холодным суровым пейзажем тюремного астероида и огромной массой, висевшей у них над головами.

Он определил, что эти энергетические потоки не только поддерживают систему астероидов в стабильном состоянии, но и удерживают коридор между астероидами, в котором поддерживалась атмосфера. Вопрос зачем на втором астероиде нужна атмосфера, остался без ответа. На его поверхности можно было разглядеть разветвленную сеть блюдцеобразных сенсоров и толстых кабелей, но туда никогда не посылали заключенных для ремонтных или строительных работ. Райкер предположил, что там находился генератор мощности или установка искусственной гравитации, которая удерживала астероиды в тандеме.

Ла Форж сообщил Пикарду, что невидимое поле выглядит как стеклянная колонна, связывающая два куска безжизненного металла и камня.

Но что было еще важнее для Пикарда, Ла Форж сразу распознал встроенную охранную систему.

Если какой-либо заключенный или группа заключенных, когда-либо решатся напасть на своих надзирателей, выведя из строя генераторы мощности на тюремном астероиде, в результате произойдет взрывная потеря атмосферы, одновременно с медленным, но неизбежным столкновением двух астероидов, пока они не уничтожат расположенный между ними лагерь.

Ла Форж понял, что силовое поле не просто удерживает два камня вместе; оно не дает им столкнуться.

Последнее средство устрашения для замысливших побег.

После двух дней тщательно проведенного изучения и анализа, Пикард решил проигнорировать угрозу от второго астероида. Вместо этого он сосредоточил все свои усилия на еще более необычном объекте, висевшем на полпути между двумя астероидами.

На километр выше лагеря для военнопленных, искрясь актиническими вспышками плазменных резаков, используемых при монтаже, висел объект, размером с космический док непонятной инопланетной конфигурации. Он, казалось, был составлен из прямоугольных блоков тусклого металла медного цвета со сторонами десять на пятнадцать метров, как сообщил Ла Форж. Каждый блок был закреплен в структуру из толстых кабелей и металлических прутьев, похожую на сеть, из-за чего это устройство казалось почти прозрачным; игрушкой, сделанной руками ребенка.

Но не смотря на легкомысленный внешний вид, цель этого устройства была очевидна.

Потому что около него, закрепленный в стационарном доке, висел Энтерпрайз.

Предугадать цель этого устройства было совсем не трудно.

Когда Пикард впервые заметил, что эта кажущаяся хрупкой структура металлических блоков и тонких кабелей может легко вместить Вояджер, он сразу понял, что это был именно тот механизм, благодаря которому Вояджер попал в их вселенную.

Свидетельство продолжающегося строительства на пересекающем устройстве было несомненно. Держа свои пальцы на расстоянии вытянутой руки, и прищурив один глаз, Пикард увидел, что там, где размеры устройства прежде не превышали трех пальцев, теперь увеличились почти на пять. Через день или два его длина практически удвоилась по сравнению с первоначальным размером, а ведь Энтерпрайз был почти в два раза больше Вояджера.

Пикард не сомневался, что когда пересекающее устройство удвоит свои размеры, этого вполне хватит, чтобы вместить его корабль, и тогда Энтерпрайз исчезнет из этой вселенной.

И именно по этой причине он выбрал именно этот день.

Он не мог позволить случиться такому.

Только не его корабль.

"Смена дельта! Сформировать рабочие бригады! "

Последовала гортанная команда от надзирателя смены дельта. Крэвл. Молодой клингон с безразличным совершенно равнодушным взглядом.

Пикард видел, как Крэвл прикоснулся эгонайзером к шее женщины, которая посмела остановиться и перевести дух, с таким же выражением на лице, с каким он стряхнул бы насекомое со своего плеча.

Пикард опустил голову, поднимаясь на платформу вместе с другими двадцатью тремя рабочими, составляющими его бригаду. Если сегодня будет такой же день как всегда, его пошлют вниз в шахту, чтобы вручную перетаскивать руду от антигравитационного конвейера до бункера.

Из того, что он смог узнать от Райкера за время пересменок - единственного времени, когда разрозненная команда Энтерпрайза имела возможность поговорить - бункер был связан с плавильной печью. Подобно шахтам, бункер тоже находился по землей, где в условиях кошмарно высокой температуры железоникелевая руда превращалась в сырье для репликатора и использовалась при производстве панелей и удерживающих тросов для пересекающего устройства. Пикард знал, что где-то были и другие устройства для сборки схем и силовых агрегатов, возможно даже на втором астероиде. Но к настоящему времени, никто из экипажа Энтерпрайза не был назначен на такую серьезную работу.

С тюремного астероида гравитационный подъемник поднимал строительные материалы на пересекающее устройство. И именно на этих платформах Пикард и его золотая команда должна была попасть на Энтерпрайз, в то время как красная и синия команды, соответственно, должны были нейтрализовать охрану и перехватить управление силовыми установками.

Если бы не перспектива неудачи, Пикард с нетерпением ждал бы этого испытания.

Его команда сначала должна была спустить с пересекающего устройства кабели на корпус Энтерпрайза, закрепив их так, как это делали абордажные команды семнадцатого столетия.

Если его команда сможет достаточно быстро спуститься по кабелям и достигнуть внешнего корпуса Энтерпрайза, они сменят все автоматические коды шлюзов, приняв меры против компьютера, который мог запереть команду в защитных костюмах снаружи.

Пять минут, сказал себе Пикард, стоя рядом с остальными на платформе. Пять минут и корабль снова станет моим или его варп реактор будет взорван.

Так или иначе, Энтерпрайз вернется к нему.

Или станет ничьим.

" Заключенный Дельта 06-13-40, сойти с платформы. Немедленно! "

Только когда ближайший товарищ по заключению подтолкнул Пикарда вперед, он с удивлением понял, что названный надзирателем номер был его собственным.

Надзиратель смены дельта стоял перед Пикардом в разгрузочном костюме, защищенный сверху непроводящей броней. Крэвл ударил его по ногам зондом эгонайзера словно плетью.

Пикард остался неподвижным, с опущенной вниз головой, кипя гневом, но не желая спровоцировать клингона своим ответом.

"Плохо слышишь, дельта 06-13-40? "

Пикард не поднимал головы, зная, что контакт глазами между заключенным и надзирателем рассматривался как провокация. " Нет, надзиратель. "

Потом Пикард задохнулся от боли, когда зонд эгонайзера ударил его по шее, отчего в глазах все потемнело. Он упал на колени, отчаянно подавляя желание запихнуть зонд в горло Крэвла.

"Смотри на меня, когда я говорю с тобой, " приказал надзиратель. "Ты плохо слышишь? "

Пикард поднял голову. Его шея пульсировала от боли, но он сумел посмотреть в большие темные глаза своего мучителя. " Нет, надзиратель, " прохрипел он.

А затем едва успел рефлекторно закрыть глаза, когда Крэвл зондом хлестнул его по лицу, сбивая с платформы на твердую металлическую поверхность астероида.

"Как ты смеешь смотреть мне в глаза, " проревел надзиратель.

Пикард представил, как его руки сжимаются вокруг шеи Крэвла. Он представил, как пальцы сомкнутся в смертельном захвате, гарантируя, что клингон больше ничего не увидит на этом свете.

Но ради его команды, ради корабля, Пикард не сдвинулся с места.

Зато это сделал кое-кто другой.

Кто это был, Пикард не был уверен. Скорее всего энсин с нижних палуб. Кто-то из астрометристов. Молодой человек полный жизни.

Тот, кто еще не умел следовать приказам.

"Нет! " выкрикнул энсин, спрыгивая с платформы и бросаясь на защиту своего капитана.

"Энсин, остановитесь! " скомандовал Пикард.

Но в этот момент юноша столкнулся с надзирателем, осыпая клингона градом бесполезных ударов, направленных в его бронированный живот.

Пикард понимал, что последует за этим и был бессилен остановить юношу - на это просто не было времени.

Словно в руках его был бат-лет, Крэвл стремительно щелкнул зондом эгонайзера в воздухе над головой энсина, а затем с безошибочной точностью ударил им в незащищенную шею юноши.

Энсин вскрикнул.

Его руки и ноги скрутила судорога, и он упал лицом вниз на пластиковую платформу.

И в ту же секунду Пикард очутился на ногах, бросаясь на его защиту. Теперь его план был ничем. Безопасность его команды прежде всего.

"Оставьте его в покое! " приказал клингону Пикард. Он использовал свое собственное тело, чтобы оградить полубессознательного энсина. "Он молод. Он не понимал что делает ..."

Крэвл снова ударил Пикарда по лицу и отшвырнул в сторону.

Но только смерть могла теперь удержать капитана звездолета от действий.

Пикард перекатился на ноги, и снова напал на Крэвла в тот момент, когда клингон схватил энсина за разгрузочный костюм, и рывком поставил юношу на ноги.

"Не трогайте его, " предупредил Пикард.

Крэвл с удивлением посмотрел на него. " Я ничего ему не сделаю, " сказал он. Потом он дернул рукой настолько быстро, что застежка костюма, бегущая по середине спины энсина стремительно расползлась.

Пикард побледнел от ужаса, когда понял, что задумал надзиратель. Он снова бросился вперед.

Но клингон поднял и направил зонд эгонайзера на Пикарда, и показал ему на синий огонек индуктора.

"Не геройствуй, землянин. Он установлен на смертельный уровень. "

Ошеломленный энсин едва мог стоять на ногах и совсем не сопротивлялся, когда Крэвл, продолжая удерживать Пикарда на расстоянии, стаскивал с него разгрузочный костюм.

"Не делайте этого," произнес Пикард. "Он понял урок. " Слова застревали в горле, но он все равно произнес их. "Он будет хорошим рабочим. "

Крэвл зарычал на Пикарда, срывая остатки костюма энсина, оставив его только в шортах и нижней рубашке из флотской формы. "Поверь мне, землянин, это будет лучшим примером. "

Потом клингон жестоко оттолкнул энсина, отшвырнув его на металлическую поверхность астероида.

Проводящую поверхность астероида.

Пикарду этого было достаточно. Он бросился вперед.

Но четыре руки схватили его сзади, и он, развернувшись, увидел двух других надзирателей - клингона и кардассианца - удерживающих его.

"Нет... " выкрикнул Пикард.

Но в глубине души он знал, что было уже слишком поздно.

Энсин, придя в себя на поверхности астероида, усилием заставил себя подняться, посмотрел на свои руки и понял, что на нем больше нет защитного костюма.

Он качнулся было в сторону, где стояли другие заключенные и надзиратели, наблюдавшие за ним.

Его волосы начали подниматься от заряда, собирающегося на нем. Заряда, от которого его больше не защищал разгрузочный костюм.

Его пристальный взгляд нашел Пикарда.

Он протянул руки.

"Капитан... Я сожалею.... Я ... "

А затем, как будто он был молниеотводом, первый и единственный жгут антипротонной энергии сверкнул с заполненного плазмой неба и поразил юношу, окутал его.

Этот образ навсегда отпечатался в памяти Пикарда, но он не стал отворачиваться.

Волосы энсина запылали. Яркая вспышка полыхнула в его глазах и рте, и потрескивая переместилась на сведенные судорогой пальцы.

Надзиратели удерживали Пикарда так, чтобы он видел все, что происходило, но Пикард и не сопротивлялся. Капитан звездолета всегда должен отвечать за последствия своих действий.

Наконец энсин умер. Неузнаваемое, раздавленное почерневшее тело не имело ничего общего с живым человеком, которым он когда-то был. Подающим надежды.

Надзиратели швырнули Пикарда на колени. Он чувствовал струйку крови из носа, капающую на гладкую поверхность платформы, но он не двигался. Даже когда ботинок Крэвла оказался так близко от его щеки, что Пикард знал, что он может опрокинуть этого монстра на спину и сломать ему шею одним смертельным ударом.

Но что будет дальше с его командой?

"Это было твоей ошибкой, землянин. Помни об этом. "

Пикард почувствовал, как зонд эгонайзера ткнулся ему в плечо. Но он не был включен.

И не смотря на весь гнев, пылающий в нем, Пикард знал, что Крэвл был прав.

Каждая смерть члена его экипажа была его ошибкой.

Они доверяли ему. Они отдали свои жизни в его руки. Добровольно.

И пока Пикард медленно поднимался на ноги, он дал себе молчаливое обещание, что не обманет это доверие.

Каждая смерть была его ошибкой. Но он проследит, чтобы те, кто был ответственен за эти смерти, заплатили полную цену.

Лично.

Он поднял голову, стараясь смотреть только на скривившийся в усмешке рот Крэвла, но не выше.

Надзиратель умрет.

Пикард был столь же уверен в этом, как и в том, что он еще вернет свой Энтерпрайз.

"Уже лучше, " сказал Крэвл. "Для тебя сегодня есть специальное назначение. "

Пикард не реагировал. Для того чтобы сработал его план, он должен был быть вместе с золотой командой к концу смены. Они просто обязаны взять под контроль антигравитационную платформу, которая поднимет их из шахты. Только она могла переместить его команду на пересекающее устройство и Энтерпрайз.

И хотя он не выказал внешне никакого беспокойства, казалось Крэвл что-то почувствовал. Словно охотник, почуявший облегчение в своей добыче.

"Что-то не так? " спросил клингон с наигранным беспокойством.

"Только не посылайте меня снова вниз, " тихим голосом произнес Пикард. "Я... Я не могу больше выдерживать это. "

Крэвл очевидно никогда не слышал о старой народной земной сказке о братце Кролике. Его минутное подозрение ушло, как и надеялся Пикард, и он толкнул Пикарда вперед, в сторону прохода к запрещенным баракам.

Зловещий символ Альянса - кардассианский хищник, обнимающий крыльями клингонского трискелиона - был единственным украшением на стене постройки, хотя во всех других отношениях, здание ни размером ни формой не отличалось от других зданий, кроме командного центра возвышающегося над лагерем.

На прошлой неделе сюда увели трех человек из команды Энтерпрайза.

И ни один не вернулся.

Пикард надеялся, что по крайней мере хоть один член его золотой команды будет знать, что его не стоит ждать к концу смены. Спасательную акцию нужно провести именно сегодня; иначе, Энтерпрайз будет потерян.

Крэвл снова толкнул Пикарда к шлюзовой камере встроенной в стену одного из бараков.

Все помещения с системами жизнеобеспечения на поверхности астероида, насколько знал Пикард, были герметичными. Это имело смысл.

В случае восстания силовое поле можно было убрать, чтобы убить заключенных удушьем, в то время как надзиратели оставались бы в безопасности в пределах своих изолированных бараков.

Пикард учел эту особенность в своем плане.

Теперь Крэвл пригнул голову Пикарда так, чтобы он не мог ничего увидеть, пока надзиратель смены дельта вводил код безопаности на панели шлюзовой камеры.

Толстые круглые двери откатились, открывая проход.

Крэвл толкнул Пикарда, заставляя его войти, а затем оставил его одного.

"Прощай, землянин, " сказал клингон презрительно смеясь. "Каждого энсина, которого я сегодня убью, я посвящаю тебе. "

Пикард развернулся, но только успел заметить, как закрывается дверь, и лицо усмехающегося Крэвла в маленьком смотровом окне.

Потом последовал порыв воздуха, и когда выровнялось давление, открылась вторая дверь.

Пикард знал урок, помнил правила надзирателей, установленные для заключенных.

Он остался стоять неподвижно.

Потом знакомый голос произнес, " Очень хорошо, Жан-Люк. Вы выучили свой урок. "

Голос был знакомым, потому что он был голосом самого Пикарда.

"Пожалуйста, входите. Мой дом - ваш дом, даже больше, чем вы можете себе вообразить. "

Пикард двинулся вперед, попав из шлюза в просторную комнату, дизайн которой напомнил ему узор настенных панелей на Дип Спейс Девять. Но не смотря на то что все это выглядело прагматично, в одном из углов отдельная секция имела вид жилой квартиры.

Посреди этой невероятной обстановки стоял зеркальный Пикард в великолепной клингонской боевой броне. Появление этого мужчины не было для Пикарда большим сюрпризом. К настоящему времени он привык видеть эту странную копию самого себя.

Но Пикард не был готов увидеть женщину, стоящую рядом с регентом. Женщина была ему знакома.

Она была закутана в великолепный полупрозрачный арделианский шелк, не менее эфемерный чем легкая дымка. Ее длинные волосы, уложенные в клингонском стиле, были переплетены сверкающими клингонскими гелиотропами - подарком воина. Но даже яркая косметика, которую она носила, как будто была орионской девочкой рабыней, не могла замаскировать ни своеобразные гребни на ее голове, ни кончики ее ушей, ни заметный шрам, который портил ее исключительную красоту.

Регент увидел вспышку узнавания в глазах Пикарда.

"Вы знаете эту заключенную? "

Пикард покачал головой. Слишком много жизней были под угрозой в плане спасения, чтобы требовать объяснений от своего двойника. Любое действие, которое Пикард мог здесь сегодня предпринять, должно было быть быстрым и смертоносным. "Я ошибся. Она выглядит знакомой, но... Я был неправ. "

Зеркальный Пикард воззрился на пленника с притворным изумлением. "Ошибся? Жан-Люк Пикард - капитан Энтерпрайза - признает ошибку? " Он схватился рукой за сердце. "А я то думал, что хорошо вас знаю. Признайте, я раскусил вас как центаврианского лосося, вы же собирались лично восстановить командование на своем корабле. Или, я должен говорить, на моем корабле. "

Пикард впился взглядом в своего двойника, но все еще отказывался обострять противостояние. Он понимал, что независимо от того, что он сам чувствовал к своему дубликату, этому вполне соответствовало подавляющее презрение его копии к нему самому.

Регент оглянулся на женщину в шелке. "Честно говоря я не часто оказываюсь не правым. И когда это происходит... я испытываю крайне неприятное чувство когда мне об этом напоминают. В этом то мы похожи, Жан-Люк? "

Пикард молчал.

Его двойник принял молчание за согласие. "Я думаю, что вы похожи на меня. Я думаю, что вы тоже обеспокоены ошибками. А лучший способ забыть об ошибках, мон шер ами, состоит в том, чтобы их стереть, не так ли? "

Пикард продолжал смотреть прямо, не реагируя на слова своего двойника.

"Вы забываете, Жан-Люк, " сказал регент, немного удивленный молчанием Пикарда, " что я могу читать ваши мысли. "

Потом зеркальный Пикард выхватил дисраптор, настроил его на полную мощность, так что тихий гул раздался в воздухе, и прицелился в женщину.

"А так как вы не любите неудач, и поскольку ее дальнейшее существование не имеет для вас никакого значения, зачем же напоминать о неудаче. Я уверен, что вы не будете возражать, если я уничтожу ее. Или будете? "

В глазах женщины не было страха.

Только вызов.

Но Пикард знал, что именно этого стоило ожидать от удивительной женщины, которую так любил Джеймс Т. Кирк.

ДВАДЦАТЬ ДВА

Взбрыкивание челнока напомнило Кирку о старых парусных кораблях. Движение было ритмичным, как он и ожидал, и ему оставалось только смириться и направлять катер вперед.

Полет в таких условиях требовал, чтобы он держал свои руки все время на панели управления, но он нашел это действие почти приятным.

Делать "хоть что-нибудь" было предпочтительнее ожидания. Особенно, потому что все, что случилось с тех пор как он решил действовать, было требованием времени.

"Вам нравится пилотировать, не так ли ? " спросила Джэнвей.

Теперь она сидела в кресле второго пилота, заменяя Скотта. Катера были разработаны для более продолжительных полетов чем шатлы, или челноки, и в маленьком помещении в кормовой части корабля располагалась зона отдыха. Скотт, T'Вэл, и Маккой крепко спали в антигравитационных койках, хорошо защищенные силовым полем безопасности.

Но Спок и его двойник, казалось, не нуждались в отдыхе. Они остались в пассажирской части корабля, занятые серьезной беседой. Кирк час назад почувствовал оттуда запах чая, и ради их пользы понадеялся, что он содержал стимуляторы. Беседа продолжалась вот уже тридцать часов.

Кроме того, зная интенданта Спока, он понимал, что тот не смотря на необратимые изменения из-за неизлечимой болезни не станет тратить много времени на отдых.

"Пилотирование утраченное искусство," сказал Кирк. Он не отрывал глаз от экранов сенсоров, глядя на невероятный вид плазменного шторма, через который они летели. След частиц деформации зеркального Вояджера определял курс челнока прямо в неизвестную и неизученную область.

Это был не первый раз, когда Кирк совершал такую поездку. Время от времени, когда он позволял ослабнуть своей сосредоточенности, он признавал, что иногда он считал такие полеты самыми лучшими из всех возможных.

"Вы, кажется, достаточно в этом преуспели," сказал ему Джэнвей. "Я имею ввиду пилотирование. "

"Я провел немало времени у руля. " Кирк схватился за подлокотники, когда мелкая дрожь пронзила корабль. Он скомпенсировал ее раньше, чем это успели сделать амортизаторы, мягко направив катер и оседлав волну сжатия.

"Это часть вашего обучения? " спросила Джэнвей. "Чтобы стать капитаном звездолета? "

"Часть. Теоретически, нас обучали делать все, что можно было сделать на борту звездолета. " Он улыбнулся, вспоминая насколько уверенным и полным бравады он был в начале своей карьеры, когда получил звездолет класса Конституция. Зачем нужен экипаж? "Хотя ничего из этого я не умел делать достаточно хорошо. Думаю это делалось для того, чтобы мы понимали интеграцию. Чтобы знали, каковы обязанности каждого члена экипажа, и могли судить насколько хорошо они работают вместе. "

"И вы смогли? "

"Не сразу." Кирк наблюдал за движением своих рук по контрольной панели, как будто они принадлежали кому-то другому. Подобно многим аспектам его обучения, его навык пилотирования вернулся неосознанно. Года на Чале и всех его лучших намерений не было достаточно, чтобы отделить капитана звездолета от простого мужчины. Он не хотел думать о том, что это может означать.

Именно об этом ему предстояло поговорить с Тейлани, когда они встретятся.

И они встретятся.

Он отказывался рассматривать любую другую возможность.

"Мне было тридцать один, когда я получил свой первый корабль. " Даже произнося эти слова, Кирк не знал, почему это стало возможным. Действительно ли он был тогда так молод? Так наивен? Так невинен? "И тогда я думал, что могу сделать все."

Он не забыл встречу с Крисом Пайком в тот день, когда Пайка продвинули до капитана Флота, а Кирку дали Энтерпрайз. Кирк знал, что судно будет свободно. После двух пятилетних миссий, Пайку требовалась замена, а Кирк желал получить звездолет. В течение нескольких лет он играл в политические игры за спиной у командования. Ходил по нужным вечеринкам, был добровольцем в разных коммитетах, направлял все свои усилия на то, чтобы сотворить свою судьбу, которая как он знал была неизбежна.

Но в тот день, когда поставленная цель была наконец достигнута, Кирк, почувствовал себя не готовым. Когда он оказался на мостике Энтерпрайза, стоящем в звездном доке, вместе с таинственным, выглядещем угрюмо, вулканцем, ставшим со временем его другом и с невозмутимым доктором Пайпер, которая должна была вскоре уйти в отставку, Кирк почувствовал себя более похожим на дублера, вызванного на сцену, и совершенно не знающего роли капитана звездолета.

Но так или иначе, он, его корабль и его команда пережили тот первый пробный круиз. Когда пришел приказ о пятилетней миссии, он снова почувствовал себя выпускником академии, смущенным предчувствием неудачи и сомнениями.

Но миссия была закончена - Энтерпрайз вернулся более или менее неповрежденным; а его команда, понесшая непоправимую потерю, стала только сильнее от испытаний, объединившись триумфом и горем.

Кирк всегда считал одной из высших насмешек жизни, что только когда он закончил свою миссию и покинул Энтерпрайз, чтобы стать застольным адмиралом, он наконец понял, что значило быть капитаном звездолета.

"Ты не можешь делать все сам," сказал Кирк, синхронизируя курс с потоками плазмы так, словно катер был продолжением его собственного тела. "Во время учебы в Академии нам все время вдалбливали в головы - это все ваше. Все зависит только от вас. Капитан один идет вперед, принимает первый выстрел, запускает первую торпеду, и отвечает за все. "

"А разве это не так? " спросила Джэнвей.

"Только в плане ответственности. Это самая важная часть. А все остальное, это только предположения Звездного Флота. " Он поглядел на Джэнвей, сидящую рядом с ним, и несмотря на тот факт, что она была взрослым человеком, что она жила, обучалась и боролась как солдат в войне, в которую рискнули бы ввязаться совсем немногие жители Федерации, он видел в ее глазах знакомый свет молодости.

На мгновение он подумал о том ребенке, которого он встретил на поле Чала.

Он удивился, вспомнив имя мальчика. Мемлон.

Широко открытые глаза, полные неуемного любопытства.

Он вспомнил вопрос Тейлани о том, что он думает о ребенке.

Кирк сказал тогда, что мальчик нуждается в ком-то, кто мог бы объяснить ему некоторые вещи.

Ты бы смог это сделать, сказала тогда Тейлани.

Кирк задавался вопросом, было ли это правдой. Он так же спрашивал себя, смог бы он утолить жажду знаний, которая горела в Джэнвей.

Потому что понимал, что она хочет узнать от него.

Она хотела знать.

Потому что она могла стать кем-то большим.

И по мнению Кирка не возникало вопроса, какова была ее истинная цель.

"В Академии я прилагал немало усилий во время научных занятий," сказал Кирк. "Но меня определили на корабль, на котором служил Спок, и все мои научные занятия свелись к тому, что первые несколько месяцев у меня не хватало словарного запаса, чтобы время от времени задавать ему различные вопросы. Если бы он не был вулканцем, он вероятно рассмеялся бы надо мной из-за большинства из них.

"В инженерном классе нас учили как можно починить звездолет своими собственными руками. А потом они дали мне Скотти. Он мог починить тот же самый звездолет не просыпаясь, одной рукой, за треть времени, и при этом использовать только половину запчастей. Уж не говоря о том, что он сделает это более эффективно. "

"Значит вы утверждаете, что все сводится к вашему экипажу. "

Кирк бросил взгляд на завихрение облака шторма и подумал о своем экипаже. Его первом экипаже. Его лучшем экипаже. Он видел их лица, слышал их имена, как будто полным ходом шла перекличка на ангорной палубе, а опасная миссия все еще была впереди. Миссия, которую мог выполнить только Энтерпрайз.

Спок, Маккой и Скотти были все еще рядом с ним на этой посудине. Но Сулу, Чехов и Ухура, в каком бы мире или времени они не остались, начиная с их первых совместных миссий, они всегда были с ним, всегда были частью любого успеха, который вселенная соглашалась ему дать.

Все сводилось к одной простой истине. К одному простому утверждению. "Нельзя быть капитаном пустого звездолета," сказал Кирк. В жизни, он знал, были и другие более важные истины. Но в его работе, в его карьере эта истина была превыше всего.

Потом он понял, что снова слишком сконцентрировался на себе, то о чем неоднократно напоминала ему Тейлани. От выражения на лице его скромной аудитории Кирк понял, что Джэнвей, задавая вопросы, имела ввиду совсем не его карьеру в Звездном Флоте.

"Вы знаете Джэнвей из этой вселенной?" спросила она.

Кирк знал, что это была не просто смена темы, как могло показаться. Он видел, что этот вопрос для Джэнвей был главным.

"Нет," сказал он. "Она не из моего времени. Но все, что я слышал о ней, говорит о том, что она одна из лучших. "

Немного помолчав, Джэнвей спросила, "Она похожа на меня? "

Кирк надеялся, что эта Джэнвей не будет иметь ничего против него, но даже здесь, даже теперь, он не хотел тратить на это время.

Поэтому, зная ее, он дал уклончивый ответ.

"Кейт, там, я в этом не сомневаюсь, вы могли бы стать капитаном звездолета. Независимо от обстоятельств, вы человек, подходящий для такой работы. Это в вашем сердце, в вашем уме, в вашем духе, это есть в вас. Помните об этом. "

Джэнвей несколько минут молчала. Подобно Кирку, она наблюдала изменяющуюся перспективу плазменных полей.

Область, в которой они теперь находились, была во власти волн ярко янтарного и красного цвета.

Кирку это напомнило закат в голодеке, в Йосемите, когда Джэнвей проверяла его своим поцелуем.

Он задавался вопросом, думала ли она о том же самом, разделяя его воспоминания.

" Знаете, я ненавидела вас, " сказала она глядя в никуда.

И снова Кирк увидел скрытое значение в ее словах.

"Вы ненавидели Тиберия. "

Она отвергла его предположение. "Если я похожа на вашу Джэнвей, значит и вы похожи на Тиберия. "

Кирк затих. Она высказала нечто, в чем он боялся признаться даже самому себе. И он совсем не был к этому готов.

"Когда T'Вэл дала мне это задание, я хотела убить вас. Даже если бы вы согласились с нами сотрудничать. "

Кирк увидел внезапную лавину плазменного сжатия прямо по курсу катера, и направил машину скользить по вершине этой лавины. " Раз вы говорите мне об этом теперь, означает ли это, что вы передумали. "

"Если мы выживем, спросите меня об этом снова. "

Кирк не мог оторваться от управления, и был не совсем уверен, пыталась ли она пошутить.

Он решил, что когда придет время, они вернутся к этому разговору.

"А на кого похож Жан-Люк Пикард из вашей вселенной? "

Даже, не видя ее, он мог ощутил, как она напряглась услышав это имя.

"Что заставляет вас думать, что у него есть двойник? "

"Но ведь вы и T'Вэл узнали это имя. Держитесь! "

Казалось, что катер взлетел, и неподвижно завис, а потом рухнул с крутого обрыва. Это была всего лишь иллюзия в месте лишенном направления, и Кирк знал, что этот эффект произошел из-за сложного взаимодействия искусственной гравитации и инерционных амортизаторов. Но он снова почувствовал себя так, будто они оказались по меньшей мере в маленькой лодке посреди бушующего моря.

"Пикард такой же как и вы," сказала Джэнвей, застав Кирка врасплох. "Если бы все еще существовала Империя Земли, он правил бы ей так же, как это делали вы. "

"Тиберий был вашим императором, " твердо сказал Кирк. "Не я. "

Он почувствовал взгляд Джэнвей. "Вы были рождены в Штате Айова, не так ли? "

Кирк утвердительно кивнул.

"Когда вам было тринадцать, вы жили в колонии на Тарсусе IV. "

"Это была всего лишь летняя поездка," сказал Кирк, внезапно почувствовав себя неудобно от этого допроса, и удивился, какое это вообще имело отношение к разговору. "Но произошла трагедия в Нейтральной Зоне. Я попал там в ловушку, когда прекратились поставки продовольствия. "

"Поэтому вы организовали банду. Захватили склады. Убили губернатора Кодоса. "

"Не в моей реальности," сказал Кирк. "Кодос казнил половину колонистов, чтобы распределить продовольствие между оставшимися, пока не придет помощь. "

"Именно это вы сообщили властям в моей реальности, " сказала Джэнвей. " Что Кодос сделал это. А на самом деле это сделали вы и ваша банда. "

Кирк почувствовал дискомфорт и начал поворачиваться, чтобы возмутиться, хотя и понимал, что для этого не было причины. "Вы знаете, что истории наших вселенных различаются, " выпалил он. "Так зачем вы говорите такие вещи? "

"Потому что вы лжете," настаивала Джэнвей. "Вы кормите меня этой философией о доверии к вашей команде, о подчинении лучшим навыкам других, и вы говорите, что это именно то, что требуется, чтобы стать капитаном звездолета.

"Но я видела вас в действии, Кирк. Вы не только человек, которым вы себя представляете. Вы также и Тиберий. В вас тоже есть то, что заставило вашу копию стать такой испорченной - самым жестоким императором в человеческой истории. Только, потому что ваш исторический контекст был другим, вы стали капитаном звездолета, а не тираном.

"В глубине души вы и Тиберий одно и тоже. А у вас нет смелости признать это. "

Чтобы избавиться от неприятных аргументов Джэнвей, Кирк поднял глаза от пульта и впился взглядом в нее. "Я очень устаю от людей, говорящих мне, что я действительно думаю и кем я являюсь. Вы полагаете, что я себя не знаю? "

"Нет. Я не думаю, что вы действительно себя знаете. Я думаю, что вы ближе к Тиберию чем хотите верить. И отрицая это, вы отрицаете себя, и тот шанс, что вы в чем-то отличаетесь. "

Кирк почувствовал, как участился его пульс, а лицо вспыхнуло. Как смеет эта женщина, эта беженка из военной зоны без особых навыков, отсутствие которых было очевидно, нападать на него?

"Вы не знаете о чем говорите, " сказал ей Кирк, сжимая челюсти и удерживая свой гнев под контролем только усилием воли.

"Знаете, я изучала вас в школе, " сказал ему Джэнвей, и его затаенный гнев был равен ее собственному. "И вы не сможете скрыться позади банальных слов о том, что были частью ... одного большого счастливого Флота."

Если бы не Тейлани, Кирк отбросил бы свой контроль, чтобы закончить эту тревожную конфронтацию с Джэнвей, послав ее в ту же сторону, что и Звездный Флот. И как будто ощутив напряженность, которая повисла на полетной палубе, Спок внезапно возник позади Кирка, положив руку на спинку кресла пилота, глядя вперед на обзорный экран.

"Мы с моим коллегой не могли не заметить довольно интенсивную беседу, которая у вас происходит," сказал спокойно Спок.

"Это не беседа, " ответил ему Кирк. "Это ряд необоснованных обвинений. "

"Это ряд правдивых наблюдений, " настаивала Джэнвей.

"В любом случае," сказал Спок, и Кирк ощутил желание вулканца сменить тему разговора, и продолжил наблюдение за полетом, " в наших беседах, мой коллега и я, кажется, идентифицировали период истории, в который отклонились наши две вселенные. Это очаровательная перспектива. "

Кирк немедленно забыл о своем негодовании к Джэнвей, и, также быстро, как и она отложил спор.

"Хорошо, что это, Спок? Где находится ложная точка? "

"Насколько мы можем определить, " сказал Спок, " приблизительно триста лет назад, когда ... "

И в этот момент взревела сирена, и катер вздрогнул от первого попадания торпеды, а на его переднем экране возник Вояджер, стреляющий фазерами.

ДВАДЦАТЬ ТРИ

"Не убивайте ее," произнес Пикард.

В суровом интерьере барака надзирателей, его зеркальная копия продолжал держать дисраптор, направленным на женщину в шелковом одеянии. Но он с интересом обернулся на Пикарда. "Это общая просьба о милосердии, характерная для бесхребетных червей, кем в сущности и стали земляне? Или я слышу в вашем тоне признание поражения? "

Пикард выпрямился. Он готов был играть в игру своего двойника, не смотря на все унижения, при условии что это поможет спасти жизнь этой женщине.

"Ее зовут Тейлани, " сказал он.

Его двойник закрутил дисраптор вокруг пальца, а затем опустил его, небрежно бросив в кобуру на бедре. Пикард в ту же секунду заметил дисраптор в такой же кобуре на другой ноге двойника.

"Значит," сказал регент, "я снова прав." Он вожделенно посмотрел на Тейлани, как будто шелка, которые она носила, не существовали, не делая при этом попытки сделать вид, что он видит в ней нечто большее, чем собственность. "Вы действительно знакомы с ней. "

"Мы встречались, " объяснил Пикард.

Его двойник покачал головой. "Какое беспокойство о точности слов. Вы все адвокаты в вашей вселенной? "

Пикард решил, что пришло время сменить тему. "Зачем я здесь? "

"А как вы думаете? "

"Чтобы вы могли злорадствовать. "

Регент пожал плечами. "Я могу делать это в любом случае. Попытайтесь снова. "

Пикард осмотрел открытую площадку барака. Хотя, если быть точным, это был не совсем барак. Здесь не было ни кроватей, ни оборудования для производства пищи или уничтожения отходов. Только голый металлический пол и стены, отмеченные структурным дизайном кардассианцев. И только один угол был снабжен кушеткой, столом, стульями, и шкафом, изготовленным явно клингонами. Высокие подсвечники полированного металла стояли на столе, и на них затвердел воск.

"Я сказал, попробуйте снова, " повторил двойник.

"Вы хотите допросить меня. "

Регент скрестил свои руки за спиной и медленно подошел к Тейлани. "Жан-Люк, я столь в вас разочаровался. У меня ваш корабль. И это имеет отношение к тому, о чем я спрашиваю. Вы знали что наши голоса абсолютно похожи? Степень соответствия настолько велика, что даже компьютер Энтерпрайза не заметил различия. Я нахожу это очаровательным, а вы ? "

Он нагнулся вперед, и протянул палец, как будто стараясь прикоснуться к шраму Тейлани. Ее руки немедленно приняли клингонское положение защиты, как узнал Пикард. И только теперь он увидел, что ее запястья были связаны с кабелем ODN.

Регент отпрянул от Тейлани, как будто слишком близко подошел к огню. Тейлани смотрела на него как на пустое место, отказываясь признать его право удерживать ее.

"Женщины не ведут себя так в моей действительности ... уже давно, " сказал он тихо, возвращаясь к Пикарду, как будто у него не было ничего важнее участия в этой праздной беседе. "Мы намного более эффективны в ломке их характера. Именно поэтому я вынужден был ее связать. Знаете, она пыталась убить меня семь раз с тех пор как очутилась здесь. Семь раз. Ваш друг, Тиберий должно быть весьма удачливый капитан, раз смог усмирить такую женщину. А этот шрам. Истории говорят... "

"Тиберий? " переспросил Пикард.

Регент наклонился еще ближе, с саркастической осторожностью произнеся имя. "Кирк. Джеймс Т. Я полагаю, что он ваш друг. "

Пикард не мог упустить такую идеальную возможность. Он замахнулся правой рукой метя в висок регента, вывернув при этом большой палец так, чтобы его сустав проломил череп двойника.

Но рука регента перехватила Пикарда в середине замаха.

"Разве вы не поняли? " спросил регент. "Вы ничего не можете планировать, ничего не можете придумать такого, чего я не смогу ожидать. "

Регент отбросил руку Пикарда. "Вы в лучшем случае мое неутешительное бледное отражение Жан-Люк. Я просмотрел ваш удивительно чистый послужной список, изо всех сил пытаясь не заснуть по ходу от бесплодности всего этого, и... честно говоря, я весьма огорчен, что вы являетесь моей копией. "

"А я потрясен, что вы являетесь моей. "

Но регент продолжал, как будто он не слыша слов Пикарда. "Теперь, Тейлани. В реальной вселенной у нее нет двойника. Я предполагаю, что она когда-то существовала. Но когда ромуланцы отступая попробовали активировать Детей Небес на Чале как часть самого неэффективного плана последнего возмездия... единственное, что мог сделать Альянс, так это стереть планету в порошок? Как мне рассказывали, планетарное море испарили за несколько недель. Жители погибали от жары как минимум месяц. " Он снова посмотрел на нее, на сей раз не предпринимая усилий замаскировать свое вожделение. "Позорно потерять кого-либо вроде нее. Несколько лет в лагере Теты, и она стала бы намного более... послушной. Но она еще станет такой, с моей помощью." Он улыбнулся Тейлани.

В ответ она плюнула регенту в глаза.

Двойник Пикарда беззаботно вынул скомканный платок из-за манжеты своей перчатки и вытер лицо, как будто его заботил только пот, а Тейлани больше не существовала.

"Есть ли хоть какая-то причина для того, что я здесь? " повторил Пикард, надеясь отвлечь внимание регента.

Регент внимательно воззрился на Пикарда, и Пикард не был уверен, была ли это прелюдия к избиению, или же по мнению его двойника было действительно что-то важное, что тот хотел ему показать.

"Каким был ваш брат? " спросил регент.

Хотя Пикард и был ошеломлен этим вопросом, он не видел никакой причины уклониться от ответа. Каждое мгновение задержки приближало момент, когда его команда попытается вернуть Энтерпрайз.

"Деятельным, " сказал Пикард, вспоминая Роберта. "Иногда раздраженным. Но ... он работал на благо семьи. Объединенный фронт против прогресса времени. "

"И что бы ваш брат подумал обо мне, реальный Пикард? "

"Я не знаю, " сказал холодно Пикард. "Роберт умер. "

Регент явно был готов к такому открытию. "Вы убили его? "

"Он погиб при пожаре, " уточнил Пикард.

"Который разумеется устроили вы? "

Пикард стиснул челюсти. Он все еще не видел смысла в этих вопросах. "Это был несчастный случай. "

Регент мудро кивнул. "Умно. Именно так я и сказал, когда убил своего Роберта. Несчастный случай. Это было наиболее простой путь. А его дочь? Ваша племянница. Что случилось с ней? "

Руки Пикарда сжались в кулаки, пока он боролся, пытаясь остаться невозмутимым перед лицом этого садиста. " У Роберта был сын. Рене. Он тоже погиб при пожаре. "

Регент глубокомысленно потер затылок, создав при этом длинный пробор в волосах. Он казался озадаченным. "Сын ... сын... это удивительно. Ваш Роберт, он женился на Луизе? "

"Его жену звали ..., Мэри. "

Регент вскинул руки. "Хорошо, тогда все сходится. Вселенные продолжают отклоняться. Я не уверен, но могу предположить, что кем бы ни была эта... эта Мэри в вашей вселенной, она не существует в моей. Так что история вашего брата здесь отличается. Разные дети, разные судьбы. Пройдет совсем немного поколений, и я сомневаюсь, что сохранятся хоть какие-то двойники. По крайней мере среди землян. Вы согласны, что это очевидный прогресс? "

"Зачем ... я ..."

Пикард так и не получил шанса закончить вопрос, потому что его двойник тыльной частью ладони в перчатке ударил его по лицу.

"Я не давал вам разрешения задавать вопросы, Жан-Люк. А теперь ответьте на мой вопрос. В течение трех поколений останутся ли среди расы землян хоть какие-то копии? "

Когда боль прошла, Пикард заметил брызги слюны на губах своего двойника, и уже через мгновение со страхом осознал, что он имеет дело не просто с солдатом садистом. Он столкнулся с кем-то, кто был действительно безумен, и поступки, на которые он был способен, Пикард не в силах был предугадать. Независимо от того, насколько они были похожи внешне.

Пикард тщательно подбирал слова. "Если условия, которые вы описали, существуют првсюду в вашей вселенной, я сказал бы, что вы правы. "

"Хорошо! Хорошо! Вы не знаете, как долго я пробовал объяснить это Альянсу. Если мы хотим вторгнуться в эту дополнительную действительность, поработить ее население, использовать ее технологию, то мы должны действовать немедленно! " Регент резко шагнул к Пикарду, и с состраданием погладил его по щеке. "Я ранил вас? Я могу позвать доктора. "

"Я в порядке. " Пикард сумел удержать бесстрастный тон, но все же отстранился от своего двойника. Вторгнуться. Поработить. Кем бы ни были эти люди, они не казались Альянсом, погрузившимся в свои внутренние проблемы, описанный в докладе Дип Спейс Девять. Эти вандалы хотели нечто большего чем свою вселенную - они хотели получить и его мир.

"Это воодушевляет, " сказал регент. Он снова прошелся по комнате, а поскольку двойник повернулся к нему спиной, Пикард рискнул перехватить пристальный взгляд Тейлани.

И в ее темных глазах он увидел ту же самую ужасную мысль.

Их жизни были в руках сумасшедшего.

"Так... продолжим, вы убили своего брата, чтобы получить контроль над семейной транспортной компанией," сказал регент.

"С вашего разрешения, регент, " вежливо сказал Пикард, " но в моей действительности бизнес семейства Пикардов - виноградники. "

"Действительно? Очень интересно. Во Франции, как я понимаю? "

"Верно. "

"Хорошо, если это была Франция на Земле, не сомневаюсь, что это стало бы и моим семейным бизнесом. " Он почесал свой подбородок, а затем уставился на свою правую перчатку так, будто увидел ее впервые. "Взгляните на это. Думаю, что вы это оцените. "

Пикард смотрел в замешательстве, как его двойник стянул тяжелую клингонскую перчатку, и протянул тыльную часть правой руки Пикарду, давая ему посмотреть.

На тыльной стороне ладони зияли три красных шрама, так словно кто-то полоснул там чем-то весьма острым.

"Выглядит так, как будто это было болезненно, " уклончиво сказал Пикард.

"О, что было то было. Она сделала то же самое с моим лицом. " Он наклонился вперед, показывая на свое приспущенное левое веко. "Она почти его оторвала. Хотя я сделал так, чтобы целитель вулканец восстановил его. Странные эти вулканцы. Мы разрушили их мир и их культуру, но если среди них есть доктор, он готов вылечить кого угодно. "

Двойник Пикарда покачал головой от нелепости вселенной, обоих вселенных. И продолжил.

"Но я сделал так, чтобы он оставил шрамы на моей руке. Что-то вроде сувенира." Он посмотрел непосредственно на Пикарда. "От Беверли Крашер. "

Пикард напрягся. Он видел Беверли всего несколько минут назад. Она казалось была в порядке. Но если такое возможно...

Регент развязно махнул рукой. "Не ваша Беверли Крашер. Реальная. Право же, Жан-Люк, вы себе льстите. "

Регент попятился к Тейлани, обошел вокруг нее, держа руки за спиной. "Моя Беверли, ах, была такой женщиной. Ее обучал целитель вулканец. Хотя насчет нее всегда ходили подозрения. То ли она работала на сопротивление землян? То ли на сопротивление вулканцев? Умные земляне всегда сталкиваются с таким видом инсинуации.

"Но я увлекся ею. Видели бы вы, что это было. Неразбуженная страсть. Пламя моей единственной любви, которая могла вспыхнуть и погаснуть. Подобно вам и вашей Беверли, вы так не думаете? "

Пикард отказался дать этому монстру власть над собой. "У нас с доктором Крашер нет никаких отношений. "

Регент лукаво улыбнулся. "Это сейчас вы так говорите. А если бы я привел ее сюда, одел бы в арделианские шелка, и приставил бы ей к голове дисраптор... Интересно что бы вы тогда сказали? "

Регент снова потянулся к Тейлани, как будто пытаясь коснуться ее шрама, но быстро убрал руку, когда она изменила позицию для удара. Он улыбнулся, наслаждаясь этой игрой.

"Моя Беверли вернулась. В тот момент, когда я увидел ее в лагере, я не сомневался. Она будет моей. "

Пикард почувствовал на мгновение невероятное отвращение. Разве было в его прошлом время, когда он думал о Беверли точно так же? То, что они должны быть вместе не смотря ни на что?

"И что мог сделать на моем месте любой влюбленный деревенский парень. Я решил выиграть ее. И сначала все шло хорошо. Я бросил вызов Джеку Крашеру на поединок. Боролся с ним до смерти и выиграл, конечно. Все его имущество, включая Беверли, стало моим. Но... вы знаете, Беверли такая целеустремленная, ее очаровательная голова полна множеством идей. Она фактически потребовала исключения из закона Альянса о собственности, когда он применялся к землянам."

Регент стиснул кулак, изучая свои шрамы. "Я не хочу вам наскучить, но мне пришлось освободить ее. По крайней мере в нашу брачную ночь. А потом все закончилось. Я сожалел об этом. Я был настолько уверен, что со временем смогу ее победить. Но... из всех людей только вы поймете меня, Жан-Люк, моя честь была под угрозой, а я регент зависимый от клингонов. Не так уж и много землян добились такого статуса. Я нахожусь под постоянным давлением. "

Пикарду было достаточно разглагольстований этого монстра. Он не хотел больше знать о ужасно искаженном отражении, которым стала зеркальная вселенная.

Мысленно он пересек расстояние между собой и своим двойником. Три быстрых шага, длинный прыжок, а затем все, что ему нужно сделать, так это дотянуться до кобуры дисраптора раньше, чем его двойник дотянется до другой.

Но не глядя на него зеркальный Пикард произнес, "Вы никогда этого не сделаете, Жан-Люк. Вы добьетесь этим только того, что я заставлю вас наблюдать, как я наказываю Тейлани за ваш промах. Очень медленно и очень мучительно. "

"Накажешь меня?" гордо бросила Тейлани. "Ты даже не посмел поднять на меня руку, когда я оказалась здесь. Ты трус, регент. Жалкая марионетка, владельцы которой только позволяют ей наряжаться в форму настоящего воина. "

Пикард увидел темные красные пятна, окрасившие лицо его двойника, когда он потянулся к дисраптору.

"Тейлани, " предостерег ее Пикард.

Но регент развернулся не к женщине, а к Пикарду. "О, не волнуйтесь, Жан-Люк. Она все еще нужна мне живой. Альянс запланировал кое-что особенное для супруги Тиберия. "

Потом он поднял свой дисраптор, и направил его на Пикарда. "С другой стороны вы должны были развлечь меня. Но вы больше не забавляете меня. Вы оттолкнули меня. "

"Как я могу," спросил Пикард, понимая, что его жизнь висит на волоске, " если я это вы? "

Регент сделал паузу. "Вы сравниваете себя со мной? "

"Независимо от того, кем мы стали, где-то в каждом из нас есть частичка другого. "

Пикард расслабился, увидев, что ему удалось пробудить интерес в своем двойнике.

"Вы хотите сказать, что признаете тот факт, что где-то глубоко в самых темных уголках вашего сердца, вы могли бы стать убийцей? Капитан Жан-Люк Пикард из Звездного Флота, беспощадный клингонский регент? "

"При соответствующих условиях," сказал Пикард. И к своей тревоге, признал, что это действительно было верно. "И то же самое относится к вам. Где-то глубоко в душе вы остаетесь мирным ученым, исследователем, дипломатом. "

Регент не двигался, как будто эти слова затронули в нем какие-то струнки.

"Вы хотите сказать, что при соответствующих условиях я, возможно, также стал бы капитаном звездолета, как это сделали вы? "

Пикард попытался удержать эту связь, усилить ее. "Верно. Я полагаю, что это так. "

Регент опустил голову и задумался. "Только... один маленький вопрос. "

Пикард почувствовал, что связь стала еще сильнее. Он знал, что может перетянуть этого человека на свою сторону.

Но когда его двойник посмотрел ему в глаза, в них отразился только темный бездонный хаос. "Благодаря вам, я уже капитан звездолета. " Потом он расхохотался, а Пикард похолодел даже не смотря на душный тяжелый разгрузочный костюм.

"Ах, Жан-Люк," сказал регент, вытирая последнюю слезу от смеха со своих глаз свободной рукой. "Я вижу вас насквозь. Позвольте мне показать вам другой пример того, насколько вы неэффективны. Включить экран. "

В дальнем конце комнаты замерцал виртуальный экран. Пикард знал эту технологию. Сначала такие вещи использовали на Дип Спейс Девять, а теперь это было стандартное снаряжение всех новейших звездолетов, включая и Энтерпрайз.

"Вы узнаете место? " спросил регент.

Самыми узнаваемыми частями изображения была проносившаяся разноцветная рябь плазменного шторма, окружающая астероиды близнецы. У основания экрана Пикард узрел голую поверхность астероида. Но он не мог сказать, каким был масштаб изображения. Он мог смотреть на несколько квадратных метров, или же на многокилометровое пространство.

"Это граница астероида," сказал Пикард.

Регент хлопнул руками. "Очень хорошо, Жан-Люк. Я знал, что вы обратите на это внимание. " Он направился к пленнику. "Знайте, именно поэтому вы находитесь здесь. Я имею ввиду, в этом месте и в это время. "

Пикард не понимал.

И регент с удовольствием объяснил.

"Видите ли, когда мы захватили Энтерпрайз в первый раз, мы знали, что не сможем добраться до вас достаточно быстро, чтобы удержать и команду и управление над кораблем. Поэтому мы подготовили игру. А мы знаем, как вы и я любим игры. Диксон Хилл как раз для вас, не так ли? Мистерии в голодеке. Такая унизительная бессмысленная трата времени а так же ваших и моих способностей. "

"Так что мы провели вас по сценарию столь же умному как что-то, с чем сталкивался мистер Дикс, и вы преподнесли нам Энтерпрайз на дилитиумном блюдце. "

Пикард ничем не мог себе помочь. "Вам не удержать его. "

Регент возликовал. "Осторожней. Вы почти выдали свой секретный план. А у вас действительно есть секретный план, не так ли? Я имею ввиду план спасения. Спасения и возвращения Энтерпрайза."

Пикард уставился в пространство.

"Вот видите," сказал регент с неподдельным удовольствием. "Вы не хотите даже посмотреть мне в глаза. Дело в том, что я знал, о чем вы будете думать. Один или два дня, чтобы оценить размеры лагеря. Еще день для вашей Беверли, чтобы найти способ определить, какие из членов вашей команды прибыли из вашей реальности, а какие оказались копиями. И наконец план. "

"Я уверен, что это было что-то захватывающее дух. Динамичное. Возбуждающее. И вероятно очень хорошее. Фактически, если бы не я - я знаю по себе - вы воплотили бы его в жизнь именно сегодня. "

Регент приблизился и пристально уставился на Пикарда, но тот продолжал смотреть вникуда. "Вы не можете лгать мне, Жан-Люк. Даже если при этом ничего не говорите. Потому что я знаю ваши методы..." Он протянул свою травмированную руку."... и я знаю методы Беверли на собственной шкуре."

Регент натянул перчатку, скрывая свои раны. "Вы строили свои планы на сегодня, и вы не можете отрицать этого. Но не смотря ни на что план не сработает, потому что мы захватили компанию ваших заговорщиков. " Он прижал руку ко рту и что-то тихо прошептал. "Я действительно на вашем месте посмотрел бы на экран. Это ваш последний шанс сказать им прощай... "

Пикард посмотрел на экран и вздрогнул.

Это выглядело так, как будто он находился на расстоянии в двадцать метров от места событий, разворачивающихся на поверхности астероида.

Райкер, Ла Форж, Беверли, Дайана, и даже Дейта, завернутый в блестящую индукционную катушку, иссушающую силу андроида - все старшие офицеры его экипажа стояли в линию на поверхности астероида. Несколько метров позади них расстрельная команда, сформированная из кардассиан, непринужденно держала дисрапторные винтовки.

"Я привлек ваше внимание? " спросил регент.

Пикард знал, что у него больше не осталось времени для позирования или для игры. Если он собирается переиграть своего двойника, он должен сделать это быстро, без раздумий.

"Позвольте им уйти. Они не имели к этому никакого отношения. "

"Поправочка, " сказал двойник. "Они не будут иметь к этому никакого отношения. "

"Вы ничего не получите, убив их! "

"Интересная идея, но напротив, они послужат уроком для остальной части вашего экипажа. Я имею ввиду, что не знаю точно со сколькими из них мы покончим сегодня, но их и так больше тысячи. Так что казнив несколько дюжин - ваших старших офицеров, и кое-кого выбранного наугад, мы удержим остальных от сопротивления - и опыт подсказывает мне, что в конечном счете мы закончим с тремястами или четырьмястами лояльными рабами, которые не будут мечтать о побеге с риском для жизни.

"Это то, что я должен сделать, Жан-Люк. Скажите себе, что то, чему вы будете свидетелем - не наказание. Это начало длинного процесса создания условий для тех, кто должен выжить. "

Пикард услышал щелчок коммуникатора, когда регент снял маленький, цилиндрический предмет со своего пояса. Янтарный свет вспыхнул на верхней грани, и он произнес.

"Пикард здесь, продолжайте. "

Голос, который ответил, был кардассианским, и прерывался статическими подпространственными помехами - эффектом этой области космоса.

"Заключенные собраны на краю атмосферного экрана," сообщил голос. "Мы ждем ваших распоряжений. "

Регент уставился на Пикард. "Бойтесь меня, " сказал он, " и вы возможно выживите. "

И в этот момент Пикард прыгнул.

Регент стремительно вытащил свой дисраптор, как будто рассчитал движение Пикарда по секундам.

Но прежде, чем регент успел выстрелить, его прицел отклонился метко брошенным подсвечником.

Тейлани.

Она пришла Пикарду на помощь.

Пикард толкнул своего двойника в грудь, потом двинул ему головой в живот, вынуждая отступить назад.

Они покатились по полу, и Пикард услышал долгожданный грохот цилиндрического коммуникатора регента, упавшего на пол и откатившегося в сторону.

Пикард обхватил руками шею своего двойника.

"Вы не убийца, " прохрипел регент.

Пикард продолжал сжимать.

"... никогда ... не сделаете этого ... " хрипел двойник.

Но Пикард не собирался ослаблять свой захват. Даже больше того, он поднял голову регента и ударял ей по полу, снова и снова пока налитые кровью глаза регента не закатились.

Только тогда Пикард почувствовал руку на своем плече.

Он развернулся, готовый продолжать борьбу.

Но увидел только Тейлани.

На мгновение ее экзотическая красота расстроила его. Она не принадлежала этому смертоносному месту.

Регент застонал, и Пикард почувствовал как тело его двойника обмякло под ним. Он посмотрел на Тейлани, стараясь не отвлекаться на тонкие шелка, в которые она была одета.

"Тейлани, почему они привезли вас сюда? "

"Я не знаю," сказала она, осматривая комнату. "Я думаю, что я страховой полис. Они хотели воспрепятствовать Джеймсу вмешаться в ситуацию. "

"Джим? Он здесь? " Пикард поднялся.

"Насколько я его знаю, будет. " В этот момент глаза Тейлани заметили нечто интересное на полу.

Тейлани стремительно бросилась туда, и подняла коммуникатор регента. Янтарный свет все еще горел. Его крошечный микрофон продолжал щелкать так же как щебетал бы значок коммуникатора.

Тейлани вернулась с маленьким устройством, и вручила его Пикарду. "Если Энтерпрайз думает, что маньяк это вы, то почему бы не заставить кардассианцев поверить, что вы это он? "

Пикард осмотрел коммуникатор, нашел кнопку активации и нажал ее. Он не сводил с Тейлани взгляда, говоря в коммуникатор. " Здесь Пикард. Заключенные не должны быть убиты. Я хочу допросить их. Приведите их ко мне. " Ожидая ответа, он пытался оценить реакцию Тейлани на его усилия.

"По моему вы говорили как он, " прошептала она. "Приятно снова встретить вас на своем пути. Джеймс когда-либо благодарил вас за ту лошадь? "

Пикарда удивил неожиданный вопрос, но в этот момент коммуникатор щелкнул снова.

"Регент Пикард," произнес кардассианин, " должен вам напомнить, что заключенных, приведенных к периметру силового поля, вы приказали пытать, а не убить. Таким образом, согласно вашим инструкциям, я должен предположить, что вы пали жертвой попытки бегства землянина. Если вы не обеспечите опознавательный код в течении семи секунд, заключенные будут казнены. "

Пикард снова поднес коммуникатор, отвечая с яростью своего двойника. "Я отменил тот приказ, идиот. Верните заключенных для дальнейшего допроса, или вы сами будете казнены. "

"Вы лично дали мне этот приказ, " ответил кардассианец. "Пять секунд. "

Пикард бросил коммуникатор в руки Тейлани, наклонился, схватил своего двойника за шею и потряс его.

"Очнитесь," прорычал Пикард, хлопая регента по щекам. "Мне нужен опознавательный код. "

Но когда глаза регента затрепетали и открылись, Пикард увидел в них рассвет понимания, и развернулся вместе с ним. К экрану.

"Время," объявил кардассианец.

На экране один из кардассиан, стоящий в стороне от расстрельной команды, склонился над паддом.

Пикард выпрямился, увидев формирующуюся перед его старшими офицерами мерцающую синим энергетическую стену.

Он знал, что это было атмосферное силовое поле. Эквивалент экрана энергии низкой мощности, который прикрывал открытую дверь ангарной палубы, удерживая атмосферу и при этом позволяя шаттлам свободно перемещаться.

Пикард видел, как отреагировали его люди на внезапное появление экрана.

А затем он увидел, что они не сдвинулись с места даже когда экран двинулся на них, скользя по гладкому металлическому основанию и с градом искр и вспышек прошел сквозь них.

"Нет... " выпалил Пикард, увидев, как все его старшие офицеры кроме Дейты с гримасами схватились за горло, когда внезапно возникший космический вакуум высосал из их тел последний воздух.

Райкер зашатался. Ла Форж опустился на землю.

"Спасите их! " закричал Пикард на своего двойника, который с усмешкой смотрел на него.

Голос регента был слабым, но торжествующим. "Они уже мертвы, Жан-Люк. И на сей раз их убили именно вы. "

ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ

Кирк врубил на Сент-Лоренсе максимальный варп, и Вояджер скользнул в сторону быстрее, чем мог уследить человеческий глаз.

Но фазеры звездолета пробили щиты катера, а взрыв торпеды в кормовой части в момент включения деформации послал маленький кораблик прямо в область усилившегося плазменного шторма, который подхватил его и стал швырять из стороны в сторону словно обломки, плавающие на поверхности штормящего моря.

Кирк боролся с управлением, аккуратно выравнивая Сент-Лоренс. Ничто пока не имело значение кроме стабилизации корабля - без устойчивой ориентации ни одно оружие не смогло бы найти своей цели.

Кирк поправил себя.

Оружия больше не было.

Сент-Лоренс остался без торпед. Только с фазерами.

А насколько действенны были фазеры катера против против уровня технического развития Звездного Флота?

Когда началось преследование, все на катере казалось случилось одновременно, но Кирк сосредоточился только на управлении.

"Они преследуют нас!" сказала Джэнвей. Кирк мог слышать напряженность в ее голосе, но был доволен, что не обнаружил в нем и следа паники.

"Щиты на двадцать три процента, " объявил компьютер. "Нестабильность варп-реактора прогрессирует. "

Потом сильный порыв сжатого газа взорвался над ухом Кирка. Включилась автоматическая система подавления огня, гася внезапное возгорание. Благодаря своевременному вмешательству пронзительный звук пожарной тревоги смолк, хотя дым все еще циркулировал в помещении, как будто плазменные штормы проникли через обзорный экран.

"Откуда появилась синяя тревога? " закричал Скотт из кормовой части.

Похоже спящие пассажиры наконец-то проснулись.

"Дисбаланс в варп ядре! " ответил Кирк. "Надо удержать генертор в рабочем и стабильном состоянии! Сделай это, Скотти! "

Кирк услышал грохот из машинного отделения, и понял, что там, разбрасывая панели принялся за дело лучший инженер Звездного Флота.

"Кто пошлет нас в ад на этот раз?" спросил Маккой, спотыкаясь передвигаясь вперед из кормового отсека, где находились койки.

"Вояджер, " одновременно выкрикнули Кирк и Джэнвей.

"Разве он не на нашей стороне? "

"Зеркальный Вояджер, Боунз, " объяснил Кирк.

Заряд фазера ударил в щиты, и катер снова содрогнулся. Вояджер приближался, а его цель была беспомощной.

Кирк видел, что показатели мощности на пульте медленно приближаются к нулю, и наконец компьютер сообщил, " Щиты отключены. "

"Мы не выдержим еще один удар, " процедила Джэнвей сквозь сжатые зубы.

"Тогда нельзя позволить им в нас попасть, " ответил ей Кирк.

"Они снова целятся... " предупредила Джэнвей.

Ударом руки Кирк врубил ускорители, отключил предохранители, и развернул катер на девяносто градусов, и в тот же момент заряд фазера ударил мимо них в пустое место.

Словно горн в тумане взревел сигнал тревоги структурной целостности. Вынуждая катер на такие маневры, Кирк учитывал, что предыдущие недостатки проекта были устранены, и поэтому ожидал, что компьютер в виде исключения примет его маневр. "Предупреждение! Деформация корпуса в камере хранения правого борта. "

Кирк следил за маневрами Вояджера на экране. Большой корабль не обладал маневренными способностями катера, и нуждался в большем просторе для разворота. Это была единственная вещь, которая давала им преимущество.

"Спок! Изолируйте камеру хранения! Скотти, мне нужен максимальный варп! "

"А мне нужны каникулы! " завопил Скотт.

Джэнвей помогала Кирку, информируя его о статусе Вояджера. "Фазеры снова активированы... запущены две торпеды! "

У Кирка не оставалось времени, чтобы подумать. Ни фазеры, ни торпеды не должны в них попасть. Он должен предложить им другую цель.

Кирк щелчком открыл защитную панель центральной консоли и утопил до предела кнопку сброса контейнера с антивеществом.

За его спиной Скотт вскрикнул от удивления, когда реактор деформации внезапно потерял половину своего топлива, и без предупреждения начался критический дисбаланс.

Катер дернулся вперед, когда отделился контейнер с антивеществом.

Потом он вздрогнул и заскрипел, а Джэнвей прокомментировала: "Есть попадание! "

Кирк посмотрел на экран. Обе торпеды направились к самой близкой цели - к контейнеру с антивеществом - и обе взорвались, создав энергетический заслон, оградивший катер от залпа фазеров.

Джэнвей со страхом уставилась на Кирка. "Где вы научились этому трюку? "

"Этот не было бы трюком, если бы не сработало. Скотти? Что с балансом деформации? "

"Все зависит от вас, " завопил Скотт с неподдельной тревогой. "Вы оставили мне не так много антиматерии, чтобы удержать варп? "

"У нас есть еще один контейнер, Скотти. Используй его или избавьтся от него. "

Мощный гул пронесся по катеру.

"Деформация восстановлена! " отозвался Скотт.

Но было ли этого достаточно?

Джэнвей начала обратный отсчет. "Вояджер накапливает энергию! "

Поэтому Кирк врубил максимальный варп без подготовительного периода как только ударили фазеры Вояджера.

Он откинулся назад в своем кресле, когда контрольная панель от перегрузки вспыхнула, и загорелась.

Но не смотря на высокую температуру и огонь он удержал свои руки на пульте контроля ускорения, задержал дыхание от повалившего из панели дыма, и вскрикнул пытаясь отвлечься от невыносимой боли, пронзившей его руки до предплечья подобно молнии.

"Расстояние! " закричал он, опасаясь, что его вопрос прозвучит как гортанный хрип .

"Сорок тысяч... " отсчитывала вслух Джэнвей. "Пятьдесят тысяч километров! Мы оторвались! Путь свободен! "

Но Кирк не смог убрать руки с контрольной панели, словно они внезапно вплавились в нее.

Он почувствовал, как кто-то схватил его за плечи, за руки, удержал его. Твердой хваткой Т'Вэл выдернула его из кресла.

Оба Спока оказались рядом и с недоверием смотрели на Кирка из-за того, что он только что сделал.

Сент-Лоренс выжил. Вопреки невозможным обстоятельствам.

Но чего это стоило?

Маккой уже достал свой трикодер.

Дрожа Кирк посмотрел на свои руки.

Он увидел белую кость. Тонкие струйки красной крови. Обугленную плоть. Его изувеченные руки и предплечья имели структуру пересохшего потрескавшегося дна озера. Не пострадал только один большой палец. Он уставился на неизменно фамильярного доктора.

Маккой милостливо побрызгал на его раны чем-то прохладным, и его боль уменьшилась, по крайней мере снаружи.

"О, черт, " выпалила Джэнвей.

Кирк развернулся вовремя и увидел среди плазменных облаков чудовищную массу астероида почти сферической формы.

"Предупреждение! Опасность столкновения. Опасность столкновения. Контакт через восемь секунд... семь ... шесть. "

А затем Кирк был отброшен от Т'Вэл, потому что катер внезапно перешел на импульсную скорость и яростно рванулся, отбрасывая обоих Споков назад в пассажирский отсек.

До компании донесся неожиданно жалобный голос Скотта, и Кирк, глядя мимо Джэнвей, подтянул себя опираясь на локти к пустому креслу пилота.

Джэнвей переместила управление на свой собственный неповрежденный пульт и обращалась с челноком как прирожденный пилот.

Усыпанная кратерами поверхность астероида приближалась. Кирк определил по сенсорам, что они находятся на десятиметровой высоте.

При такой скорости подобная высота была сущим безумием.

"Поднимайте нас, " проинструктировал он ее.

Но она отказалась последовать его приказу. "Это именно то место, где обрывается след деформации Вояджера," выпалила она. "Если мы отойдем слишком далеко от поверхности астероида, то станем удобной мишенью для стрельбы. "

Катер продолжал вздрагивать, пока Джэнвей прокладывала пологую кривую вокруг внезапно возникшей поверхности астероида.

"Где-то здесь должен быть трудовой лагерь, " сказала она. "Вы были правы."

Кирк жаждал вернуть управление челнока. Но обе его руки онемели. Стали бесполезными. В это мгновение он увидел перед собой грубую биомеханическую руку T'Вэл. Неужели его ждет такая же судьба? К чему все это, если он никогда не сможет снова почувствовать атласную гладкость кожи Тейлани... Но он решил не думать о том, что ждало его в будущем. Чтобы достигнуть этого будущего, сначала он должен пережить кошмарное настоящее.

"Сбрасывайте скорость," приказал он Джэнвей. "Если на этом астероиде есть трудовой лагерь, то наверняка есть и система обороны. Надо просканировать местность. "

Челнок заложил кривую вокруг астероида, и компьютер снова откликнулся.

"Предупреждение: Контакт с атмосферным силовым полем через пятнадцать секунд. "

Кирк моргнул, заметив на экране сенсоров показатели признаков жизни. "Что, черт возьми, там такое? "

Датчики массы показали конгломерат из больше чем двух тысяч индивидуумов, расположенных так близко друг к другу, что при такой скорости и диапазоне невозможно было определить индивидуальные особенности жизненных характеристик.

Внезапно Кирк почувствовал восторг. Его гипотеза подтвердилась. Они нашли его - трудовой лагерь, где Альянс удерживал в заключении землян, чтобы демонтировать звездолет. Лагерь, где должна была работать Джэнвей.

Насколько Кирк знал, эти жизненные характеристики принадлежали людям и вулканцам, а не клингонам и кардассианцам. Он и думать не хотел, что могло случиться, если бы они обнаружили вместо лагеря для военнопленных военную базу Альянса.

Своим не пострадавшим большим палецем Кирк откорректировал чувствительность сенсоров. "Мы должны узнать, кто эти люди. "

"Предупреждение: контакт с атмосферным силовым полем через десять секунд. "

Сенсоры автоматически перенастроились.

Сигнал тревоги вспыхнул красным.

"Что это? " спросила Джэнвей.

"Смерть," сказал Кирк, считывая показания сенсоров. "Мы имеем четырех гуманоидов ... на краю силового поля.. .. "

"Слишком поздно, " сказала Джэнвей. "Я должна изменить курс. "

"Нет! Удерживайте позицию! " Кирк обернулся к корме. "Скотти! Вы мне нужны для экстренной транспортировки! "

"У меня всего две руки, а этот реактор деформации больше не желает работать! "

"Спок, четыре гуманоида! За пределами силового поля. Мы должны поднять их на борт! "

"Я фиксирую Вояджер! " объявила Джэнвей. "Мы окажемся в диапазоне действия его сенсоров меньше чем через две минуты, если останемся на месте! "

"Меня это не волнует! " сказал Кирк. "Мы поднимем их и уйдем прежде ... "

Вновь завыл сигнал тревоги. Откуда в таком маленьком кораблике столько тревог?

"Черт возьми, что еще один? " удивился Кирк.

"Вы же сами устанавливали массовый датчик! " сказал ему Джэнвей. "Суверен подходит с другой стороны астероида! " Она подняла глаза от пульта только для того, чтобы вызывающе посмотреть на Кирка. "Они хотят взять нас в клещи! "

Но Кирк был непреклонен. Он должен убедиться в том, что это за лагерь, и он не собирался подниматься на стандартную орбиту, что бы изучить это на досуге.

"Поднимайте их, Спок! "

Спок, стоя у настенной панели, пробежался пальцами по знакомой панели управления. "Заряжаю".

"Сенсоры заблокированы! " закричала Джэнвей. "Суверен закрывается. "

Кирк оглянулся назад, и увидел две прижавшихся друг к другу фигуры в сияющем луче транспортера. На мгновение он почувствовал облегчение. Оба были в форме Звездного Флота. Они не могли дышать, но были все еще живы.

А затем он с удивлением узнал их.

"Коммандер Райкер? Доктор Крашер? "

Но не смотря на удивление Кирка, его чувство было намного слабее шока, который он увидел в глазах офицеров Пикарда.

Первым заговорил Райкер, ничем не показывая, что узнал Кирка. И Кирк понял почему, когда услышал слова Райкера.

"Там Джорди и Дайана! И Дейта! "

"Кирк! " выкрикнула Джэнвей. "Оба судна входят в диапазон действия сенсоров. "

Но Кирк не обратил на нее внимания. "Спок! Следующую пару! Дейту поднимайте последним! Он не нуждается в воздухе. "

Еще две колонны золотой энергии сформировались на платформе аварийного транспортера катера. Райкер бросился вперед, чтобы подхватить Дайану, когда она материализовалась и упала без сознания. Джорди Ла Форж скрючился на полу, хватаясь за горло, но быстрая инъекция триокса сделанная Маккоем сняла признаки удушья.

"Они заряжают фазеры... " предупредила Джэнвей. "Вояджер и Суверен. ... "

На транспортере сформировалась последняя колонна энергии.

Дейта обрел форму, увидел Кирка, и совершенно не типично для андроида он от удивления широко раскрыл рот.

"Капитан Кирк...? " произнесла Джэнвей почти с мольбой.

Кирк повернулся к Райкеру. "Коммандер, есть ли здесь место, где можно спрятаться? "

Райкер не стал долго думать над ответом. "Полный импульс прямо через атмосферный экран, удерживайте высоту в один километр. "

Кирк знал Райкера достаточно хорошо, и не подверг сомнению его необычные инструкции. "Сделайте это! " сказал он Джэнвей.

Импульсные двигатели катера загудели, когда корабль развернулся к энергетическому экрану.

"Что там? " спросил Кирк.

"Я не уверен, что это такое, " признался Райкер. "Но Альянс не захочет стрелять туда, это я вам гарантирую."

"Это будет нелегко, " отозвалась Джэнвей. Потом с грохотом и вспышкой света Сент-Лоренс пробил силовое поле, которое не могло сдержать ничего, кроме атмосферы, и внезапно вздрогнул от свиста воздуха, мчащегося мимо него.

Кирк смотрел вперед, как и остальные зрители в переполненном катере.

"Ох, это же Энтерпрайз, " воскликнул Скотт.

"Взгляните туда," добавил Райкер. "Вы сможете это просканировать? "

Кирк наклонился над пультом и нажал большим пальцем кнопку управления фокусировкой, чтобы сосредоточить главные сенсоры на странной постройке, висящей в воздушном пространстве на расстоянии в полкилометра от Энтерпрайза. На первый взгляд, казалось, что это была открытая решетка космического дока. Но возвратный сигнал сенсоров, отраженный от панелей аппаратуры, показал, что приборы имеют другие функции, кроме обеспечения света, манипулации с гравитацией и коммуникационного реле.

А затем Сент-Лоренс, проскользнул мимо скрещенных гигантских структур, мимо звездолета и неизвестного устройства, и достиг другой стороны цилиндрического силового поля.

"Есть признаки активации оружия? " спросил Кирк.

"Никаких, " ответила Джэнвей. "Мы свободны. Но Вояджер и Суверен кружатся перед силовым полем, надеясь встретить нас с другой стороны. "

"Переход на варп, " скомандовал Кирк.

Джэнвей оглянулась на него. "Я знаю, что мы не в гравитационном поле. Но мы находимся в атмосфере. И у нас нет щитов. "

"Доверьтесь мне," сказал Кирк. "Корпус катера достаточно тверд, чтобы выдержать трение в течении всего времени, пока мы будем находиться в атмосфере. Но если вы уверены, что когда мы выйдем из силового поля те два звездолета дадут вам шанс включить ускорение, поступайте как знаете. "

Джэнвей повернулась еще дальше, и посмотрела на Скотта.

Инженер пожал плечами. "Не стоит ссылаться на меня, девушка. Но я бы сделал то, что говорит капитан. Правда это не значит, что я не буду жаловаться, если это не сработает. "

Джэнвей вернулась к управлению. "Какой фактор? "

"Чем быстрее мы идем, тем меньше времени проведем в атмосфере," ответил Кирк.

Джэнвей оттянула воротник, программируя максимальный варп. "Вперед", сказала она.

На долю секунды все кроме Дейты схватились за уши от оглушительного воя, проникшего внутрь корабля, и так же внезапно исчезнувшего.

И вот уже катер мягко покачивает от привычной вибрации плазменного шторма.

Все на борту Сент-Лоренса вздохнули с облегчением.

"Мы все еще в опасности? " спросил Дейта. Это были первые слова, которые он произнес с тех пор как транспортировался на борт.

Джэнвей проверила сенсоры. "Благодаря этой интерференции, мы вне зоны действия их сенсоров, " сказала она. " Вояджер или Суверен смогут нас найти только при большой удаче. "

"Хорошо," сказал Дейта. "Тогда я полагаю, что выскажу мысль всех: кто-нибудь, пожалуйста скажите мне что, черт возьми, происходит? "

Кирк с усмешкой покосился на андроида. Хотел бы он предложить ему свою руку, но передумал. По крайней мере, пока Маккой не займется ими.

Но это не мешало ему говорить. "Мистер Дейта, полагаю нам выпал шанс спасти вселенную. "

Андроид изобразил растерянность. "Капитан Кирк, вашего появления я ожидал меньше всего. "

Но Джорди Ла Форж был не согласен с приподнятым настроением от внезапной встречи, которое разделяли остальные. Он осмотрел кабину катера от носа до кормы - свободно свисающие панели, провисшие кабели ODN, дым и ущерб от пожара, видимый почти на каждом квадратном метре. "Однако мне жаль, что у нас нет более крупного корабля, " сказал он.

"Не волнуйтесь, коммандер, " ответил ему Кирк. "У меня есть идея. "

"Я боялся, что ты это скажешь, " пожаловался Маккой.

Но Кирк пропустил его слова мимо ушей.

Он и его команда только что прошли через полномасштабное столкновение с Альянсом, и выжили.

Но в следующий раз, Кирк знал, что он должен был сделать нечто больше чем просто выжить. Он должен был победить.

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ

Пикард занес кулак над головой своего двойника, стараясь, чтобы тот ударился об пол.

Он хотел разорвать этого убийцу, но Тейлани его остановила.

"Жан-Люк, посмотрите! "

Пикард вынудил себя повернуться к виртуальному экрану. Он пытался подготовить себя к ужасному зрелищу, которое ему предстояло увидеть.

Райкер, Ла Форж, Беверли, и Дайана, задохнувшиеся в космическом вакууме у ног Дейты. Но вместо этого он увидел чудо. Райкера и Беверли там больше не было. Дайана и Ла Форж находились в процессе исчезновения. Но не от залпа дисраптора, а от долгожданного свечения транспортера.

И не какого-то транспортера, а транспортера Звездного Флота.

"Где-то поблизости есть звездолет... " пробормотал с удивлением Пикард.

Он схватил регента, смакуя испуганное выражение, отразившееся на его лице. "Там другой корабль Звездного Флота, и он только что спас моих людей! "

"Невозможно, " выдохнул регент.

Пикард торжествующе рассмеялся, вынул один из двух дисрапторов своего двойника из кобуры, и бросил его так, чтобы Тейлани смогла поймать его связанными руками. Потом Пикард нацелил второй дисраптор на своего двойника.

"На ноги, " приказал он. "Медленно".

"Это ничего не доказывает, поймите, " сказал ему зеркальный Пикард. "Это простая случайность, уже слишком поздно. "

"Нет, пока Энтерпрайз все еще находится в этой вселенной, " сказал Пикард.

Тейлани встала рядом с ним. Она протянула свои запястья, так чтобы Пикард мог развязать их, в то время как она держала свой дисраптор, направленным на регента.

"Этот корабль надолго здесь не останется," сказал регент. "И вы знаете это. Посмотрите на себя, Жан-Люк. Оцените свои действия. Вы не знали, что там было другое судно. Это всего лишь игра случая. Какая-то космическая случайность. Кто бы ни прилетел чтобы спасти ваших людей, они не знают, чего им здесь ожидать."

"Они узнают, когда Райкер введет их в курс дела." Пикард дернул в последний раз, и руки Тейлани освободились. Она потерла свои запястья.

"Вы подержите его? " спросила она прежде чем отвести свое оружие от регента.

Пикард твердо приставил дисраптор к голове своего двойника. "Я очень надеюсь, что он попробует сбежать."

Тейлани направилась к странно обставленной секции комнаты, которая, как внезапно осенило Пикарда, похоже была ни чем иным, как комнатой для игр и развлечений этого психопата.

Это вероятно не так уж далеко от истины, подумал Пикард.

Поперек одной из кушеток был брошен длинный кусок однотонной ткани в клингонском стиле. Тейлани стянула это покрывало, и завернулась в это более скромное одеяние, чем арделианские шелка.

"Смотри на меня," приказал Пикард своему двойнику, пристальный взгляд которого последовал за Тейлани. Чтобы подчеркнуть свой приказ, он выстрелил из дисраптора в пол ему под ноги.

Зеркальный Пикард бросил взгляд на след от выстрела и подчинился. Тейлани разительно переменилась, стерев яркую косметику со своего лица, и вынув клингонские украшения из волос.

Но зеркальный Пикард не хотел ждать решения своей судьбы в тишине. "Знайте, Жан-Люк, что за каждую секунду, что вы удерживаете меня здесь, я отплачу вам дополнительным часом в камере боли. "

"Тогда прежде, чем я уйду, мне придется убедиться, что я действительно вас убил. "

Пришедший в себя от первоначального потрясения, регент снова удивился. "Уйдете? Из этой комнаты? Разве вы не понимаете, что попали в ловушку? Обратите внимание, Жан-Люк. Неизвестное научное судно Федерации, полное бесполезных вулканцев только что транспортировало с поверхности пятерых заключенных на глазах у охраны. Помните кардассианца, который был там? Он уже поставил всех в известность. Надзиратели знают, что случилось. Они знают, что тот, кто пытался выдать себя за меня, не знал опознавательного кода. Даже если это здание все еще не окружено, это будет сделано в течении десяти секунд. "

Окончательно пришедший в себя от более раннего нападения Пикарда, регент легко поднялся на ноги и протянул свою руку. "Отдайте мне дисраптор, Жан-Люк. Взамен, я даю слово, что использую все свое влияние. Женщина Кирка умрет быстро, а вы... хорошо, я сделаю это так быстро как смогу. Несколько часов самое большее. "

И в этот момент Тейлани выстрелила в него.

Луч дисраптора поразил регента в нагрудную пластину, которая вспыхнул красным, а затем отшвырнул его на половину длины комнаты, где он наконец остановился бесформенной грудой, подобно отвергнутой игрушке.

Тейлани скосилась на индикаторы дисраптора, нахмурилась, и показала его Пикарду. "Установлен на ошеломление? "

Пикард прочитал крошечные клингонские надписи возле индикатора мощности. "Похоже да. "

"Жаль, " холодно произнесла Тейлани.

Она запихнула дисраптор за самодельный пояс, оторванный от покрывала, и изящно задрапированный вокруг ее бедер. Хотя новое одеяние было создано из обычной тряпки, оно шло ей не меньше чем то, что она носила раньше, и Пикард начал понимать, почему никто ничего не слышал от Кирка с тех пор, как он вернулся на Чал. Если бы Пикард оказался на месте Кирка, он тоже не захотел бы делать ничего, только держать эту женщину при себе, защищать ее, обеспечивать ее ...

"Есть проблемы? " спросила Тейлани.

Вопрос отвлек Пикарда от его мечтательности.

И это его весьма обеспокоило. Обычно он легко справлялся с проблемой влечения между мужчиной и женщиной. Это не имело никакого отношения к Звездному Флоту. По крайней мере, не во время миссий. А в очаровывающем присутствии Тейлани ему приходилось принуждать себя не думать о ней.

"Я боюсь, что он прав, " сказал Пикард.

"Мы окружены? "

"У них есть эффективная защита против таких побегов. "

Тейлани ждала его объяснений.

"Атмосфера в лагере удерживается на месте силовым полем, которое простирается между астероидами. Если надзиратели отключают это поле, каждый, кто окажется снаружи, умрет. "

Но Тейлани отреагировала на его объяснение с сомнением, а не с ужасом.

"Когда я оказалась здесь, меня провели через весь лагерь, " сказала она. "Это случилось раньше прибытия Энтерпрайза, но я видела других рабочих. Я видела охрану. И охранники не носили скафандров. "

Пикард сразу же понял важность ее наблюдения. "Если надзиратели отключат силовое поле, они должны сообщить об этом охране. "

"А для этого нужно время. " Тейлани подошла к потерявшему сознание регенту, грубо толкнула его ногой. Он застонал, но не очнулся. "У вас на самом деле был план спасения? "

Но от этого невинного вопроса Пикард похолодел. Его двойник сказал, что Тейлани не имела копии в зеркальной вселенной. Но как он мог убедиться, что это была правда? Что она была той, кем называлась?

Тейлани, казалось, почувствовала его колебания. "Прежде, чем у вас разыгралась паранойя, я спросила о лошади, которую вы подарили Джеймсу, не так ли? "

"Мечта Айдахо? " спросил Пикард.

"Мечта Айовы, " поправила его Тейлани.

Пикард приблизился к ней, держа дисраптор опущенным, но готовым к действию. "Возможно вы мучали настоящую Тейлани, чтобы получить эту информацию. "

Тейлани посмотрела на него с жалостью и состраданием. "Альянс уже получил ваш корабль, Жан-Люк. Чего еще они могут хотеть от вас? "

"Я не знаю. "

"Вы знаете, почему я стреляла в вашего двойника вместо вас? "

"Этого я тоже не знаю. "

Тейлани присела рядом с все еще неподвижным регентом, и вытащила из его ножен его д'к танг. "Хорошо, я объясню." Она нажала на рукоятку и выпустила лезвие в положение, которое гарантировало, что достаточно глубокая рана, сделанная этим ножом не закроется, и жертва изойдет кровью. "Регент ошибся." Она схватила регента за плечо и с удивительной для женщины силой перевернула его на живот. "Ваши люди были спасены не случайно пролетавшим кораблем Звездного Флота. В этом нет никакого космического везения." Она крепко ухватила регента за его клингонский хвост так, будто собиралась снять с него скальп. "Этот корабль оказался здесь по особой причине."

"По какой? " спросил Пикард, не понимая что она задумала.

"Чтобы найти меня. "

Она поднесла нож и резким движением отсекла седую прядь регента. Если зеркальный Пикард был настоящим клингоном, то то, что только что сделала Тейлани было смертельным оскорблением, которое можно было искупить только кровью.

Несколько мгновений Тейлани смотрела на тонкую прядь так, словно у нее в руках оказалось что-то гадкое, потом бросила ее на пол.

Пикард внезапно понял о чем она говорит.

"Кирк. "

"Вы его знаете, " сказала Тейлани, продолжая срезать седые волосы регента очень близко к скальпу но не полностью. "Он вышел на поиски в тот момент, когда они сообщили ему, что заполучили меня, и что он должен согласиться на их требования. Если кто-то и способен пройти через все эти плазменные штормы... "

Пикард кивнул. Он больше не сомневался. "То только Джим Кирк. "

"Так что он там прямо сейчас, прячется за плазменным штормом, разговаривает с вашими людьми, пробуя выяснить способ добраться сюда и спасти остальных. А вы по крайней мере, если верить вашему двойнику, нашли способ вернуться на борт вашего корабля. "

Она снова перевернула регента, и использовала нож, чтобы состричь волнистые седые волосы с его висков. Если бы не их длина, Пикард видел, что волосы его двойника растут в том же самом месте что и у него. Наследство его отца. Их отцов. Образец, закодированный в его генах в обеих вселенных.

Пикард решил, что он ничего не теряет. Если эта удивительная женщина Кирка была копией из зеркальной вселенной, то она могла убить его в любое время.

Поэтому он принял ее как Тейлани, которую знал в своей реальности. И попробовал не думать о том, как сильно он хочет ее защитить - почти принудил себя не думать об этом. Это была реакция на напряженность момента, решил он. И всей ситуации.

"Мой двойник был действительно прав," признал Пикард. "Мои люди готовы захватить корабль к концу этой смены. "

"Есть ли причина для такого выбора времени? Мне показалось, что он знал об этом. "

"Из-за того устройства, которое они строят там; я убежден, что они собираются использовать его, чтобы переместить Энтерпрайз в зеркальную вселенную. Когда мы очутились здесь, пересекающее устройство было достаточно велико, чтобы вместить Вояджер. К концу следующей смены, его размеров вполне хватит для Энтерпрайза. "

Тейлани осмотрела голову регента и осталась вполне довольна своими парикмахерскими талантами. Седые волосы двойника, теперь коротко подстриженные по бокам и сзади увеличили степень подобия между Пикардом и его копией еще больше.

"Вы должны заставить своих людей двигаться быстрее чем было запланировано," сказала Тейлани. "Прежде, чем надзиратели уничтожат атмосферу. "

Она была права, и Пикард знал это. И к счастью, на случай непредвиденного обстоятельства они предусмотрели сигнал, если вдруг придется начать раньше срока.

"Я должен попасть на командный пост надзирателей," сказал Пикард. Только оттуда он мог послать закодированный сигнал, который позволит его людям узнать, что время пришло.

"И как только Джеймс увидит вашу попытку спасения в действии, он придет, чтобы помочь вам. "

Пикард знал, что она снова была права. Против них обоих, Кирка в космосе и Пикарда на земле, действующих совместно, у Альянса не было шансов.

"Так," сказал Пикард, " похоже осталось решить последнюю проблему - пройти мимо охраны, без сомнения окружившей это здание и добраться до командного пункта. " Он окинул взглядом комнату, в поисках хоть какого-то признака тайного прохода или шкафчиков для хранения оружия.

Тейлани отпустила голову регента и она с глухим стуком ударилась об пол. "Я знаю как это сделать, " сказала она, придвигаясь к Пикарду.

"Так расскажите мне. "

"Хорошо," сказала Тейлани. "Первое, что вы должны сделать - снять свой разгрузочный костюм. "

Пикард уставился на нее, решив что ослышался.

Но Тейлани нетерпеливо скрестила руки на груди. "Знаете, Джеймс рассказывал мне, что вам это не понравится, но поверьте мне, сейчас не подходящее время. Я хочу получить ваш костюм и всю вашу одежду, немедленно, Жан-Люк. И я не люблю ждать. "

Пикард потянулся к застежке на шее. Он понятия не имел, что случится потом, но он сделал так, как ему велели.

ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ

Все одиннадцать пассажиров в переполненном катере, то есть десять - девять людей и один андроид - уставились на Кирка с полным непониманием.

Поэтому он снова вернулся к тому, с чего начал, и повторил.

"Мне нужен звездолет. Это единственный способ управиться с этой работой. "

"Капитан," наконец выдавил Скотти. "Джим, для всего этого есть только одно слово. Ты спятил. "

"На самом деле для вашей стратегии есть более наглядный термин, чем просто 'нелогично' " сказал Спок.

Зеркальный Спок спокойно поддержал своего двойника. "Хотя 'нелогично' тоже подходит. "

"Действительно, " согласился Спок.

Маккой подошел ближе и показал. "А твои руки, Джим. Ну поднимешься ты на борт, и что потом? Мне понадобятся месяцы, чтобы заставить твои пальцы снова работать. "

"Недели, по крайней мере, " поправила его доктор Крашер.

"А что будет если эта программа не установлена? " сказал Ла Форж, добавляя свой голос к общему протесту. "Вы будете стоять там с вашим... упакованными руками, а в это время кардассианцы наделают в вас дисрапторами кучу дырок. "

Но Кирка не так то просто было поколебать. Он переводил взгляд то на одного человека, то на другого. Наконец его пристальный взгляд остановился на Дайане Трой. Ее блестящие темные глаза смотрели на него так, словно она хотела сообщить какой-то серет, известный только им двоим.

"У вас есть что сказать, Дайана? " осведомился Кирк.

Дайана обратилась к другим. "Я чувствую только огромную веру капитана. Независимо от наших возражений, он уверен, что сможет выполнить свою часть плана. "

"Захватить звездолет с помощью разбитого катера. Это самоубийство," возмутился Маккой. "Просто и очевидно. "

Кирк ждал, добавит ли кто-то что-нибудь еще к уже сказаному. Но все молчали. Поэтому он заговорил снова.

"Компьютер, учитывая вес пассажиров этого корабля, и повреждения, полученные за последнее время, рассчитай как долго продолжит функционировать система жизнеобеспечения? "

"Полный отказ систем жизнеобеспечения произойдет через семнадцать часов, пятнадцать минут. "

"До ближайшей звездной базы неделя пути на максимальной скорости, которую мы сможем выжать," сказал Кирк. "И я гарантирую, что любой сигнал бедствия, который мы подадим, как только окажемся вне зоны плазменного шторма, дойдет до Суверена раньше, чем его услышит любое другое судно. Насколько я понимаю, будет самоубийством не предпринимать ничего. "

Скотт сердито запустил руку в свою шевелюру, от чего его волосы встали дыбом. Его добродушное лицо было запачкано сажей, и он выглядел уставшим от всех своих продолжительных усилий починить Сент-Лоренс. "Капитан, даже если вы все еще надеетесь на успех, в нашем положении это... это невозможно. Я имею в виду маневры, о которых вы говорили; даже Сулу в свои лучшие годы не смог бы это сделать. Никакой человек не может. "

Кирк не имел желания спорить. "Я согласен, мистер Скотт. Ни один человек возможно не способен сделать то, что я предложил. Но на тот случай, если вы не заметили, Звездный Флот не ограничен только людьми. " Он протянул руку к командору Дейте.

Скотт выглядел обиженным. Он уставился на андроида. "Вы понимаете, что когда мы запустим фактор деформации один, то будем двигаться почти со световой скоростью. "

Дейта проявил осторожность. "Моя позитронная схема вполне способна действовать при релятивистских ускорениях на протяжении коротких периодов времени. И я не сомневаюсь относительно моей способности исполнить маневры, которые описал капитан. Однако меня беспокоит то, что этот катер испытал значительные повреждения и не может работать согласно спецификациям изготовителя. "

Скотт отреагировал так, словно Дейта ударил его перчаткой по лицу. "Не обращай внимание на вмятины и следы дыма, парень; я гарантирую тебе, что он будет в превосходном состоянии в любой день недели, и даже вдвое лучше прежнего. "

Дейта пожал плечами, и уступил. "В таком случае у меня нет ни малейшего желания смотреть как отказывают системы жизнеобеспечения; я предлагаю поступить так, как говорит капитан Кирк. "

Маккой с тревогой застонал. Остальные все еще выглядели не убежденными.

Поэтому Кирк попробовал снова, зная, что вскоре он вынужден будет сменить тактику и перевести свое предложение на язык прямого приказа. На этом катере только Спок был выше его по рангу, но Кирк надеялся, что его друг просчитает что шансы на победу - пусть и незначительно - но выше, и предпочтительней чем смерть через семнадцать часов от удушья. Он готов был держать пари, что Спок поддержит его благодаря проклятой логике.

"Вы слышали, что сказал коммандер Райкер," произнес Кирк. "Охрана в лагере для военнопленных может отключить силовое поле, и атмосфера рассеется меньше чем за минуту. На кону не только наши жизни. Но и капитан Пикард. И все ваши товарищи по экспедиции. И жизни всех других заключенных в лагере. "

Кирк сделал паузу, погрузившись в жестокую реальность, потому что он думал только об одной жизни, которая означала для него больше, чем все остальные.

Где-то глубоко внутри себя, он знал, что он не хотел говорить о шансах или делать благородное замечание о спасении как можно больше жизней.

Когда-то давно в своей юности, он, возможно, отметил бы самоотверженный аспект этого плана.

Но не теперь. Не сегодня.

Потому что в этой точке своей жизни, после всех непостижимых ужасов что он видел, всей несправедливости и безнаказанности, у него не осталось сил, чтобы исправлять все беды галактики.

Он устал от этой игры, и все, что он хотел теперь сделать, вернуться домой.

С Тейлани.

Это была главная причина, из-за которой он оказался в этом месте.

Главная причина, почему он посмел предложить такой рискованный план.

Все, что он хотел, была Тейлани.

Все, что он был готов сделать, было для Тейлани.

Если другие будут спасены в результате этих усилий, то он первый будет этому рад.

Но одна единственная жизнь стала для него бесконечно драгоценной. И он больше не мог отрицать этого.

Не здесь. Не теперь. Не сейчас.

Он должен был спасти Тейлани и никто не посмеет встать у него на пути.

Даже эти десять человек на умирающем космическом корабле, которые с недоверием уставились на него. Даже его самые близкие и самые старые друзья.

"А охрана, " сказал Кирк, продолжая разыгрывать свою роль, "не забывайте, что охрана видела людей с Энтерпрайза, спасенных нашим транспортером." Он обратился к зеркальному Споку. "Интендант, как вы думаете, сколько пройдет времени прежде, чем надсмотрщики Альянса примут меры, чтобы предотвратить дальнейшую попытку спасения? "

Зеркальный Спок опустил взгляд на свои руки. Сражение, пережитое Сент-Лоренсом, затронуло его больше, чем он показывал, и теперь напряжение от отчаянной попытки удержать самообладание требовало от него свою цену. "Если они еще не приняли меры, то это произойдет в течение часа. Логика их власти - чрезмерная реакция - чтобы заставить любого потенциального врага понять, что или они должны уничтожить Альянс вплоть до последнего солдата, или должны быть готовы заплатить высокую цену за свои действия. "

"Мир, разрушенный в ответ за нападение на звездолет. Лагерь для военнопленных уничтоженый в ответ на побег пятерых заключенных. " Зеркальный Спок посмотрел на Кирка. "Это стратегия, которую они узнали от вас - простите - от вашей копии, Тиберия. " Вулканец вздохнул, и Кирк увидел, что Спок оценил своего двойника с серьезной озабоченностью. "Из-за того, что случилось, люди в лагере уже обречены. Такова логика Альянса. "

Но Кирк был с этим не согласен. "Я отказываюсь принимать это. Из всего что сказал командор Райкер и другие единственная цель этого лагеря - позволить Энтерпрайзу перенестись в зеркальную вселенную. Заключенные не будут убиты, пока это не произойдет. "

"Здесь не о чем спорить, " сказал Райкер. "Перемещение произойдет сегодня. Капитан Пикард был в этом уверен."

Кирк протянул руку в его сторону, будто отгораживаясь от всех возражения на то, в чем должен был их убедить. В этот раз вид собственных рук потряс даже его: забинтованные в блестящие антисептические повязки, они напоминали ему искривленные клюшки. "Я знаю, как принимаются решения в вашем Звездном Флоте," продолжал он без паузы," но мы не обсуждаем лучший способ изучить новую звезду. Я хочу сделать это. Мы можем сделать это. Мы должны сделать это. "

Он посмотрел каждому из них в глаза.

"И мы должны сделать это сейчас. "

К его удивлению именно Райкер первым встал на его сторону. Он посмотрел на Кирка, затем кивнул и повернулся к членам своей команды. "Сегодня не очень хороший день, чтобы умереть, но у нас нет другого способа спасти наш экипаж, и нашего капитана. И я знаю, что время уходит. "

Кирк приступил к действию, не дав остальным шанса на долгие размышления. Он встал, и Джэнвей последовала за ним, точно зная, что от нее требуется.

"Пристегнитесь," посоветовал им всем Кирк, заканчивая дебаты. "Как сказала Кейт, это будет нелегкая поездка. "

На первой стадии плана Кирка, все зависело от сенсоров катера.

Ла Форж запрограммировал два уровня чувствительности в подпрограмме масс-детекторов.

Один для зеркального Вояджера. Другой для Суверена.

Один звездолет подразумевал, что у Кирка был шанс на успех. Другой означал быструю и относительно болезненную смерть для них всех, как только Сент-Лоренс окажется в космосе.

Ла Форж сказал Кирку, что ему придется работать в условиях большого давления, но не стал уточнять что имеет ввиду.

После того, как программирование было закончено, осталось только ждать. Кирк был уверен, что эта неопределенность не будет длиться долго, только до тех пор, когда они на полной импульсной скорости не вернутся к астероидам близнецам, а это займет не больше двадцати минут.

Если не считать гула генераторов, и хрипения работающего со сбоями рециклера воздуха, на Сент-Лоренсе царила полная тишина.

Дейта расположился в кресле второго пилота. Ни одна контрольная панель перед креслом первого пилота не функционировала, но Райкер все равно примостился там. И Кирк знал почему. Первый офицер Пикарда хотел быть в центре действия. И Кирк понимал это желание. И разделял его.

Кирк и Джэнвей были единственными не закрепившимися членами команды катера. Они стояли рядом на смонтированной платформе экстренного транспортера. Джэнвей ухватилась за руку Кирка.

Скотт стоял перед ними, зафиксировавшись сооруженной наспех ременной петлей, которая обхватывала его руку. Ремень был закреплен между двумя настенными панелями, так, чтобы независимо от того, что могло бы случиться, даже если исчезнет гравитация, Скотт останется в пределах досягаемости пульта транспортера.

Спок и T'Вэл заняли откидные сидения позади Дейты и Райкера, не желая признаваться в том, что как вулканцы они предпочитают сидеть так, чтобы видеть, как повернется их судьба за секунды перед концом. Зеркальный Спок разместился между Маккоем и Беверли Крашер на пассажирских местах правого борта, не способный видеть большую часть разворачивающегося зрелища. Оба доктора были готовы поддержать ослабевшего интенданта, и беспокоились, что поездка окажется слишком жесткой.

Ла Форж вместе с Дайаной Трой, завербованной в качестве помошника Ла Форжа, так же как и Скотт закрепились ремнями к палубе катера возле инженерной панели. Если что-то случится, заверили Кирка инженер и советник, они будут удерживать ядро деформации голыми руками.

Так что все десять человек, каждый за своей собственной станцией и со своими мыслями летели в неизвестность. После десяти минут тишины, прерываемой только скрипом, вызванным медленным повышением и падением плазменных волн, наконец то зазвучал сигнал тревоги. Как только это произошло, каждый невольно напрягся в ожидании, но Райкер объявил, что это было предупреждение о нагреве хладагента.

Ла Форж потянулся к маленькой панели доступа, открыл ее, и подрегулировал. Сигнал прекратился.

Снова тишина.

Но вот зазвучал второй тревожный сигнал.

"Это тревога масс-детектора, " объявил Райкер.

"Кто? " спросил Маккой.

Задержка пока Райкер проверял показания, была невыносима.

Но ответ стоил ожидания.

"Это Вояджер. "

Кирк и Джэнвей обменялись взглядами облегчения и возбужденного ожидания. Кирк предположил из предыдущего нападения, которое предприняли оба звездолета, когда пробовали поймать Сент-Лоренс в клещи, что Вояджер обойдет астероиды по правому борту.

Его предположение оказалось верным.

Теперь, чтобы узнать сработает ли план, им оставались считанные минуты.

Или они никогда ничего не узнают.

Дейта начал комментировать. Теперь, когда контакт произошел, все зависело от надлежащего выбора времени. "Я установил курс на Вояджер, одна четвертая импульса. "

Низкая скорость была частью плана Кирка. Это дало бы командующему Вояджера, для начала, вполне достаточно времени, чтобы изменить курс и приблизиться к катеру.

Кирк рассчитывал на это.

Когда Вояджер откроет огонь, ему понадобятся торпеды, чтобы стереть их вчистую прямой наводкой.

"Вояджер меняет курс, идет нам навстречу. Расстояние в четверть импульса, " сказал Дейта.

Райкер наклонился, чтобы посмотреть на экран сенсоров наверху пульта Дейты. "Фазеры Вояджера на готове, но не заряжены, " сказал он. " Загружены квантовые торпеды. "

Еще один хороший признак, подумал Кирк. "А как же щиты, командующий? "

"Передние щиты на девяносто восемь процентов, " сказал Райкер, считывая данные.

Девяносто восемь процентов были внушительным числом, и Кирк знал что к тому времени, когда летящий к катеру Вояджер заметит, что на нем нет ни боковых ни кормовых щитов, а вся мощность направлена на передние, для него будет слишком поздно что-либо предпринимать.

"Мы получаем передачу, " объявил Дейта.

"Откажитесь, " сказал быстро Кирк. "Давайте поволнуем их. Командор Райкер, если хотите... "

Райкер прочистил горло, затем открыл канал связи для зеркального Вояджера и гортанно по клингонски прорычал, " Сегодня хороший день, чтобы умереть! "

"Это привлекло их внимание," сказал Дейта. "Их щиты на полной мощности, фазеры наготове, и ..."

Первый залп фазеров вызвал отклонение катера от курса, но Дейта быстро исправил нежелательное смещение.

"Щиты держатся на восемидесяти одном проценте. Ускоряюсь до половины импулься, " сказал он, действуя по сценарию Кирка.

Теперь Кирк надеялся, что кто бы ни командовал на Вояджере, он поверит, что Сент-Лоренс готов совершить самоубийство, протаранив звездолет.

В некотором смысле, все было именно так.

Но не совсем.

"Фазеры снова заряжаются, " предупредил Дейта.

На сей раз из-за более близкого расстояния эффект оказался сильнее.

Но и во второй раз Дейта удержал катер на курсе и в соответствующей ориентации.

"Щиты на семидесяти двух процентах. Они должно быть задаются вопросом, что мы сделали с этим кораблем," сказал Дейта. Хотя по правде говоря, чтобы поддержать щиты в действии, Скотт и Ла Форж забрали энергию почти у всех систем катера, в том числе и у систем жизнеобеспечения.

"Каков статус торпедных аппаратов? " спросил Кирк. Это было ключом. Единственный путь, на котором сработает его план.

"Все еще на готове, но никаких признаков запуска. "

"Три четвертых импульса, " сказал Кирк.

Вой двигателя катера усилился.

"Они запускают варп двигатели, " сказал Дейта.

"Это означает, что они готовятся бежать," сказал ему Кирк, и остальная часть стратегии неизвестного капитана внезапно прояснилась. "Их фазеры отключены, не так ли? "

"Фазеры отключены, " подтвердил Дейта.

Кирк прижал руку Джэнвей. Оставались считанные секунды. "Следите за торпедным аппаратом, мистер Дейта. Они готовятся запустить их и перескочить на безопасное расстояние. "

Голос Дейты от волнения повысился. "Торпедная камера открыта! "

"Готовьтесь деформироваться! " сказал Кирк. "Скотти, заряжай! "

А потом, непосредственно перед тем, как эффект транспортации заглушил все другие звуки, Кирк услышал доклад Дейты, " торпеды запущены! " и Кирк понял, что следующие три секунды принесут победу или забвение.

Но не смотря ни на что, это произойдет для него слишком быстро, чтобы осознать. Теперь все зависело от искусности Дейты. Поскольку только андроид обладал скоростью и точностью, необходимой для того, что должно было быть сделано через несколько мгновений после транспортации, в кульминационный момент смелого плана Кирка.

Первый шаг этого плана требовал, чтобы Вояджер соблазнился на запуск квантовых торпед.

И это было необходимо потому, что в момент запуска в передних щитах звездолета откроется окно; иначе торпеда поразила бы силовое поле и взорвалась бы на расстоянии нескольких сотен метров от корпуса корабля, который их запустил.

Но так как торпеды имели собственные варп двигатели, это окно будет существовать лишь сотые доли секунды.

И именно в это окно Дейта нацелил катер, потому что для андроида эти сотые доли секунды были вечностью.

Таким образом, когда Кирк и Джэнвей растворились в луче транспортера, Дейта врубил варп катера, и нацелился непосредственно по линии обстрела торпед Вояджера к отверстию в щите.

Такой курс неизбежно привел бы катер к столкновению с торпедами. Но торпеды были запрограммированы так, чтобы не взрываться, пока они не окажутся на безопасном расстоянии от звездолета.

Первая торпеда поразила передний щит катера, но они уже были в пределах зоны безопасности. Вместо взрыва, как и ожидал Кирк, торпеда просто отскочила прочь.

А затем, когда Кирк и Джэнвей исчезли с транспортной платформы, Дейта нашел окно в щите, и Сент-Лоренс оказался в зоне защитного энергетического экрана Вояджера.

Заключительная стадия транспортировки Кирка и Джэнвей была просчитана заранее и прошла почти мгновенно.

Теперь Дейта вел челнок под наклоном к первичному корпусу Вояджера, снижая скорость настолько быстро, насколько было возможно, а Кирк и Джэнвей материализовались прямо на мостике звездолета.

И пока Кирк и Джэнвей переброшенные вперед, споткнувшись о ковровое покрытие мостика задержали падение металлическими поручнями, Дейта уже нашел слабые места в кормовой части корпуса звездолета: место, откуда производился выхлоп из варп и импульсных двигателей.

Действуя со скоростью, от которой его движущиеся руки для человеческого глаза превратились в размытое пятно, Дейта нацелил фазеры на эту слабое место, отлично зная, что щиты были разработаны так, чтобы уступать дорогу только в ответ на действие изнутри. Иначе, маленькое взрывное устройство могло сработать в пределах щитов звездолета, и всей силой взрыва отразиться назад к главному корпусу корабля.

Все эти технические детали пронеслись в голове Кирка за считанные секунды. Пока Кирк полностью материализовывался на мостике звездолета, Дейта отвел Сент-Лоренс подальше, найдя и вход и выход из щитов Вояджера.

На мостике зеркального Вояджера, широком и просторном, с металлической отделкой, акцентированной темно серым покрытием на стульях и защитных панелях, Кирк крутанулся, чтобы рассмотреть команду мостика, вскочившую на ноги от неожиданности, и пораженную видом двух человек, которые очевидно сделали невозможное, транспортировавшись через щиты.

Перевязанные руки Кирка запульсировали от боли, потому что он воспользовался ими, чтобы предотвратить падение после транспортировки. Он сомневался, что сможет нанести больше чем один или два хороших удара прежде, чем кардассианцы осилят его.

Но если повезет, если Джэнвей не забудет то что нужно сделать, Кирку не придется драться с кардассианцами.

Он посмотрел мимо толпы кардассианцев, и увидел, что Джэнвей стоит в центре мостика, как будто она и должна здесь быть.

Высокая кардассианка поднялась из капитанского кресла, и столкнутлась с Джэнвей. Кирк предположил, что именно она была командующим Вояджера. И было очевидно, что она не поняла целей Джэнвей или то, что та была способна сделать.

"Вы так торопитесь умереть, земляне? " спросила кардассианка.

Кирк не стал сопротивляться, когда кардассиане, члены экипажа, схватили его и больно прижали к перилам мостика.

Дело за вами, Кейт, подумал Кирк.

И Джэнвей его не разочаровала.

Прежде, чем коммандор кардассиан приблизилась к ней, Джэнвей подняла голову и произнесла, "Компьютер: капитан Кэтрин Джэнвей, сообщение о дальнейших распоряжениях. Тревога красного уровня. Транспортировка в тюремный отсек: очистить мостик от кардассиан. Выпустить анестезирующий газ во всех занятых кардассианами помещениях. "

Прежде, чем пораженный кардассианский командующий смогла выкрикнуть и отменить этот приказ, невозмутимый голос компьютера звездолета произнес: " Джэнвей, Кэтрин, идентификацию подтверждаю. " А потом один за другим в быстрой последовательности, все кардассиане на мостике растворились в колоннах света.

С тех пор как Кирк сказал "заряжай", прошло меньше пятнадцати секунд. И за этот краткий миг Джеймс Т. Кирк из пассажира обреченного катера превратился в капитана звездолета.

Потом он перехватил удивленный взгляд Джэнвей.

Он понимал, откуда он взялся.

И внезапно решил, что не может отвергнуть ее.

Стоя одна в центре мостика Джэнвей развернулась к Кирку.

"Что... что мне теперь делать? "

Кирк принял решение. В отличие от большинства других звездолетов, класс Интерпид, к которому принадлежал Вояджер, не имел центрального кресла. Вместо него были два кресла, стоящие напротив рулевого пульта, один для командующего, и один для первого офицера.

"Стул справа, " подсказал Кирк. "Это то что вам нужно. "

Джэнвей приблизился, и медленно провела рукой по спинке.

Глядя на нее Кирк вновь пережил свой собственный миг триумфа, произошедший много лет назад, во время первой экскурсии по Энтерпрайзу. И даже после всего что произошло, он чувствовал себя вознагражденным за то, что смог предложить такой же момент следующему по линии.

"Примите его, " сказал он. "Вы принадлежите ему. "

И так, выполняя заветную мечту перенесенную из одной вселенной в другую, Кэтрин Джэнвей приняла командование над звездолетом Вояджер.

Кирк видел выражение страха на лице молодой женщины, когда она осознала открывающиеся перед ней возможности. Кирк знал, то, что она только что сделала, было только началом.

Кэтрин Джэнвей получила звездолет. Теперь, подобно всем капитанам звездолетов во все времена и в обоих вселенных, Кирк знал, что она должна будет его заслужить.

И он только что держал пари жизнь Тейлани, что она его заслужила.

ДВАДЦАТЬ СЕМЬ

Пикард вспомнил о Ворфе, изобразил Ворфа, стал Ворфом.

Поэтому одев броню регента поверх легковесного разгрузочного костюма, он, подобно Ворфу, вышел через шлюзовую камеру личных апартаментов регента, расположенных в центре трудового лагеря, и позвал стоящих на платформе у входа телохранителей .

Пикард отчаянно надеялся, что его смешная маскировка сработает. Если бы не настойчивость Тейлани, он никогда не подумал бы, что такое осуществимо, уже не говоря о том, чтобы попытаться такое повторить. Хотя это было одно и то же. Ведь было так много личных особенностей, так много фактов, которые его двойник знает по своей природе, и о которых он сам не имеет ни малейшего понятия. Пикард боялся, что его раскроют при первом же незначительном разговоре, в котором ему придется участвовать. И даже если ему не придется говорить, кто-нибудь заметит косметику, нанесенную Тейлани на его лицо, чтобы сделать его более похожим на регента. Она утверждала, что это не будет заметно в изменчивом свете плазменного шторма. И ему оставалось лишь надеяться, что это действительно так.

С удивившей его скоростью реакции по пластиковому переходу навстречу ему подбежали два клингона. Их тяжелые ботинки грохотали по настилу. Одним из клингонов оказался Крэвл, убийца энсина.

Они отсалютовали Пикарду, и он вернул им салют без интереса и с выражением презрения старшего надзирателя к тем, кто ему служил.

"Да, регент? " спросил нетерпеливо Крэвл.

"Эти земляне так слабы, " сказал Пикард, пристально глядя прямо на Крэвла, в то время как клингон продолжал смотреть в сторону. Это придало Пикарду уверенности, что Крэвл не узнал его после их утреннего столкновения.

"Легкий удар эгонайзера," пожаловался Пикард, пробуя передать характерную интонацию своего двойника, "и они ломаются словно дети. " Он махнул клингонам на круглый шлюз и здание. Войдя внутрь клингоны неприлично уставились на Тейлани. Но Пикард направил их внимание на распростертое на полу тело, одетое в разгрузочный костюм заключенного.

"Капитан Жан-Люк Пикард из Звездного Флота," сказал высокомерно Пикард. "копия мыши, а не разумного существа. "

Клингоны рассмеялись.

"Хорошо, уберите его," сказал Пикард, как будто торопясь избавить свой дом от мертвого паразита.

Крэвл бросил тело настоящего регента на плечо, и явно удивился, что Пикард был все еще жив. "Нам переработать его, регент? "

Пикард позволил себе выглядеть соблазненным, но неохотно отклонил это предложение. "Это не было бы мудро. Только когда мы закончим с Энтерпрайзом. Там могут найтись и другие тайны, о которых мы даже не подозреваем. "

Охранники клингоны склонили головы в знак согласия. "Как прикажете, регент." Потом один оглянулся на Тейлани. Ткань, которую она носила, соблазнительно прикрывала ее ноги. Тейлани устроила это специально. Ее руки были связаны в запястьях, делая ее еще более беззащитной.

"Что насчет женщины? " спросил Крэвл.

"Она пойдет с нами. "

Крэвл озадачился. "Куда?" Надзиратель смены дельта ворча переместил двойника Пикарда на другое плечо.

"К командному центру," сказал Пикард. "Я возьму ее. А вы возьмете капитана Пикарда. Возможно вид того, что случится с ним, вдохновит ее стать более... покорной. "

Охранники клингоны низко поклонились, не пытаясь при этом скрыть своих похотливых взглядов. "Как прикажете." Пикард гадал, чем простой человек, даже его двойник, мог заслужить такое раболепие от клингонских воинов.

Не то чтобы он собирался жаловаться.

"И последнее, " окликнул их Пикард. "Если мой двойник начнет приходить в себя... "

"Я понимаю, " сказал Крэвл, оборачиваясь, чтобы посмотреть на Пикарда. "Эгонайзер. "

"Он должен жить пока способен кричать, " предостерег Пикард ухмыляющегося Крэвла и охранника.

Клингоны снова засмеялись и вышли через шлюз со своей ношей.

Пикард повернулся к Тейлани и выдохнул. "Полагаете они купились? "

"Пока они не увидят вблизи ваши волосы, все будет в порядке. "

Пикард кивнул, слегка касаясь затылка. Тейлани прикрепила к его коротким волосам длинные пряди, отрезанные ею у регента. Переодевание в броню регента и длинный в клингонском стиле хвост, стали последней деталью его превращения в зеркального двойника. По крайней мере внешне.

Он поправил на груди броню и направился к дверям шлюза. "Я вернусь, как только смогу. "

Но Тейлани последовала за ним. "Не оставляйте меня здесь. Особенно после того, что сказали охранникам, что я пойду с вами. "

Пикард неуверенно посмотрел на нее. Его необъяснимая потребность заботиться о ней могла поставить под угрозу эффективность его действий, если они пойдут вместе.

"Я наполовину клингонка," напомнила ему Тейлани", так что я знаю, на что похожи здешние охранники. И я наполовину ромуланка, и поэтому знаю, что они думают обо мне. Или дайте мне оба дисраптора для защиты, или возьмите меня с собой как свою пленницу. "

Пикард ощутил странное предчувствие, направляя в ее сторону один из дисрапторов. Взять ее с собой в качестве пленницы было лучшим выходом. Если он оставит ее здесь, то возможно никогда не узнает о ее дальнейшей судьбе. "Тогда идите вперед, " сказал он. "И помните, держите ваши руки вместе, так чтобы они казались связанными. "

Тейлани кивнула и направилась к шлюзу. Пикард последовал за ней, подняв дисраптор, пробуя походить на тех клингонов, которых он когда-либо встречал - возможно за исключением сына Ворфа, Александра. Этот мальчик обладал слишком мягкими манерами для клингона.

Пока они шли по пластиковым проходам, которые были построены на выстоте от двух до пяти метров над поверхностью астероида, Пикард искал любые признаки того, что охрана отозвана, чтобы надеть скафандры, и готовится выпустить атмосферу.

"Кажется, нет никакого движения," пробормотал он Тейлани. "Как будто никто не знает о бегстве."

"Или с беглецами уже разобрались. "

Пикард вздрогнул от этой мысли. Он отказался принимать возможность, что кто-то из его старших офицеров был потерян для него навсегда. "Нет", сказал он, скорее для себя чем для Тейлани. "Они ушли. Я знаю. "

Тейлани опустила голову подобно хорошо вымуштрованному заключенному, смотрела в пол и говорила так тихо, чтобы ее мог слышать только Пикард. "Тогда возможно кардассиане, которые был с ними, были личной охраной регента, и они не успели сообщить надзирателям. "

"Тогда, почему они не сообщили мне? "

Тейлани не знала ответа. Она продолжала идти.

Пока они достигли конца длинного нигде не пересекающегося перехода, Пикард бросил мимолетный взгляд на небо. И как всегда, увидев свой корабль он преисполнился невыразимой тоски.

Не было более великолепного и более подготовленного судна, чем Энтерпрайз, и это был свершившийся факт. Само по себе это название принадлежало векам, и он был только одним звеном в цепи владельцев, начиная с Эприла, Пайка и Кирка до Гаримана и Гар-Рета, и кто знал, сколько других людей последуют за ним.

Но гораздо больше чем название и история, была самая идея о звездолете, который заставил его полететь в космос. Подхватить миссию Звездного Флота.

В этот миг, когда он пристально глядел на свой корабль, он вспомнил как мерил шагами мостик, не больше, чем две недели назад, желая получить другое назначение, другой вызов.

Нечто, достойное его корабля.

И наконец случилось то, чего он был достоин. Но эту пародию пора заканчивать. Здесь и сейчас.

"Опустите глаза, Жан-Люк. "

Предупреждение, которое прошептала Тейлани, оторвало его от Энтерпрайза и причудливой конструкции, которую экипаж Пикарда принял за пересекающее устройство. Пикард посмотрел вперед, мимо Тейлани, и увидел, что они приближаются к пластиковой платформе, которая служила в месте пересечения переходов последним препятствием перед управляющим центром, в котором располагался контроль тревоги. Все, что Пикард должен был сделать, так это добраться до здания и включить сирену, подав не один длинный сигнал, а три коротких.

Это был сигнал для досрочной попытки спасения до окончания рабочей смены. Момента, которго так ждали его люди.

Если что-то пойдет не так, как надо.

Но когда он увидел надзирателя смены дельта и одного из клингонов, стоящих на этой последней платформе, поддерживающих копию Пикарда, у Пикарда внезапно возникло чувство, что что-то ужасно неправильно.

Он толкнул Тейлани вперед, чтобы ускорить их темп, как будто он действительно был ее тюремщиком, и не стал предпринимать усилий, чтобы скрыть свое недовольство обоими клингонами. "Как вы посмели остановиться без приказа! "

Но Крэвл недовольно посмотрел на Пикарда - и потому, что Крэвл был надзирателем, а Пикард регентом, этот взгляд был почти актом неповиновения.

"Пикард очнулся, " сказал Крэвл.

"И какой приказ вы получили на этот случай? " потребовал Пикард.

Крэвл ответил безо всякого уважения. "Я принимаю приказы только от регента. "

Пикард посмотрел на своего двойника. Регент был дезориентирован, и едва ли был способен стоять без помощи обоих клингонов. Длинная нить слюны свисала из его рта. Пикард почувствовал облегчение от того, что прийти в себя его двойник не сможет еще несколько часов. Он собрал все свои силы и решил перехватить инициативу. Оставалось надеяться, что еще не слишком поздно.

"Мои приказы состояли в том, чтобы усыплять землянина, или это слишком сложно для ваших слабых умов?" завопил Пикард.

Крэвл схватил истинного регента за ворот его разгрузочного костюма. Голова человека завалилась на бок. "У меня вышел спор с капитаном Пикардом в начале дельта смены, " сказал Крэвл. "Жестокий спор. "

"Сила - это все что понимают земляне, " сказал Пикард.

Крэвл встряхнул регента. "Но мне ясно, что это не землянин. "

Пикард не стал тянуться за дисрапторами своего двойника, он решил воспользоваться головой. "Объяснитесь, или возвращайтесь к своим обязанностям. "

"Я ударил Пикарда своим эгонайзером," сказал Крэвл. "Я ударил его по лицу. Рассек его его лицо. Но его рана уже зажила! "

Если это лучшее из того что у вас есть, подумал с внезапной надеждой Пикард, то у вас нет ничего.

"Электростатическое поле этих астероидов," блефовал Пикард. "затрагивает процесс регенерации, особенно у землян. "

Но Крэвл двинулся вперед, пока не очутился нос к носу с Пикардом. "Если это так, регент, тогда почему царапина на вашей переносице еще не зажила? Или вы косметикой пытались замаскировать процесс заживления? "

Пикард знал, что у него не осталось времени, чтобы проверить, видит ли кто-либо еще скандал на платформе. Он понимал, что в тот момент, когда он отвлечется от Крэвла и охранника, надзиратель нападет.

А это означало, что у него оставался только один выход.

Пикард направил свой кулак в переносицу надзирателя, не нанося ему особых повреждений, но причиняя значительную боль.

Голова Крэвла мотнулась назад, и через несколько секунд схватившись за нос, надзиратель клингон выхватил из-за пояса свой эгонайзер и крутанул его так, что он затрещал от индукции, и ринулся на Пикарда.

Охранник клингон последовал за Крэвлом.

Но они оба думали слишком долго.

Когда они налетели на Пикарда с эгонайзерами наизготовку, Пикард встретил их дисрапторами.

"Опустите их, " приказал Пикард.

Крэвл, прежде чем ответить, направил свой на Тейлани.

Но она увернулась, перепрыгнув через поручни платформы словно гимнастка так что зонд ударил по пустому месту.

"Неверный шаг, " сказал Пикард.

"Тогда стреляйте, и привлеките внимание всей охраны. " Крэвл сделал финт зондом и Пикард отстранился, зная что, если он один раз пустит в ход дисраптор, ему придется делать это снова и снова, пока не иссякнет заряд.

А потом подобно феерверку всполохи красного и синего света заиграли на платформе.

Тейлани быстро вскочила с металлической поверхности астероида. Она не носила разгрузочного костюма, и у нее было всего несколько секунд, чтобы добраться до безопасной изолированной пластиковой платформы раньше, чем она притянет молнию заряженной плазмы.

"Жан-Люк, " сказала она затаив дыхание, пристально глядя прямо. "Посмотрите! "

Но Пикард удерживал свой взгляд на Крэвле.

"Энтерпрайз, " настаивала Тейлани. "Он движется! "

Только силой воли Пикард удержался. Только сильной концентрацией он не взглянул на Тейлани, поднимающуюся на платформу.

Но Крэвл посмотрел, и Пикард почувствовал себя больным, когда он увидел, что лицо надзирателя исказилось от отвратительной усмешки, обнажившей почерневшие и сломанные зубы. "Ты потерял его, землянин. Он наш. "

Это было слишком даже для Пикарда.

Он должен был посмотреть.

Энтерпрайз ожил над его головой.

Его гондолы, темные всего мгновение назад, теперь пылали красными и синими от мощности взаимодействия антивещества. От мощности, которая была необходима, чтобы летать среди звезд.

Но теперь корабль летел один, без него, двигаясь вперед к зияющему чудовищу, пересекающему устройству, навсегда оставляя своего капитана.

"Нет... " выкрикнул Пикард. Он не может сдаться. Он разработал план. Он вернет его.

"Жан-Люк! " вскрикнула Тейлани, предупреждая его.

Пикард опустил свой пристальный взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть выпад Крэвла зондом эгонайзера, направленного на него и его скрюченную когтистую лапу, метившуюся ему в глаза так, чтобы Пикард никогда больше не смог видеть.

У Пикарда больше не было времени на размышления.

И он разрядил оба дисраптора от бедра.

Два сверкающих луча фазированной энергии метнулись вперед, поймав надзирателя клингона в середине прыжка, и расплескались с брызгами вокруг его тела подобно жидкому хищнику, проникли внутрь тела так глубоко, что адский огонь заполыхал в его глазах, рте и дюжине других мест на его теле так, что свет заструился из него, растворяя и превращая его в светящееся облако.

С Крэвлом было покончено раньше, чем упал на землю.

Единственным звуком его уничтожения был глухой стук удара эгонайзера, покатившегося по платформе, который рухнул вниз и загремел по металлической поверхности астероида.

Дисрапторы в руках Пикарда нагрелись, и он понял с жестоким чувством удовлетворения, что не сожалеет о том, что он только что сделал. Ему было жаль только одного: что это не могло продлиться дольше.

Надзиратель смены дельта заслужил более медленную смерть. Более мучительную. Пикард был должен молодому энсину. И всем другим, кого мучал Крэвл.

А затем он услышал аплодисменты. Громкие и издевательские.

"Вам это понравилось, не так ли? "

Это была его двойник. Пришедший в себя. Все еще ошеломленный, но свободно стоящий на платформе рядом с клингоном охранником.