Вильям Шатнер, Джудит и Гарфилд Ривз-Стивенс

Встречный курс

"Встречный курс" (Академия 1)
Автор: William Shatner with Garfield and Judith Reeves-Stevens
Переводчик: Elika

Посвящения
Я хотел бы признать вклады всех, кто добавил к Звездному Пути их собственное уникальное видение. Шоу выходило в эфир с 1966 , и с тех пор многие приложили свой талант для создания легенд, которые стали мирами и историей, как Федерации, так и за ее пределами.

Среди первых -

Джон Блэк

Джин Кун

Харлан Эллисон

Д. С. Фонтана

Сэм Пиплз

Теодор Стерджин

Барри Тривс

Каждый автор, который создает гобелен, который носит имя «Звездный Путь», ткет свою собственную нить. Она изменяет и добавляет что-то к эпопее, начатой Джином Родденберри.

Я выражаю благодарность им всем.

Эта история «Академия - Встречный курс» - рассказ, вводящий в Звездный путь - представляет собой образную работу, происходящую исключительно из уникального личного видения автора.

«У меня всегда была надежда, что команда Энтерпрайза могла быть склонной так по-человечески ошибаться и все же, все же, в конце концов, стать теми, кем они стали», - Джин Родденберри
глава 1
Когда все это началось, Сан-Франциско был окутан холодным серым густым туманом. Мягкие лавины его дрейфовали по Академии, постепенно открывая подростку, одетому в черное и прячущемуся в тени Пассифик стрит, высокие запертые ворота Академии.

Его звали Джим Кирк, ему было семнадцать лет и пять месяцев. И он уже ничего не боялся последние три года.

Затаившись в безопасности можжевеловых кустов, Кирк изучал ворота Учебного городка Академии, и чувствуя презрение к всему тому, что она из себя представляла. Он был совершенно уверен, что его никто не заметит, когда произойдет, что он задумал. Сине-белые широкие полосы света играли на старой каменной кладке, вечерний туман медленно перетекал сквозь ажурные металлические ворота. Чуть дальше, низкие уличные фонари выхватывали изгибающуюся дорогу Бульвара Учебного городка. Их свет, рассеивался в ночи и мерцал в тумане, который укутывал учебный городок Академии.

Как он и ожидал, не было никаких признаков охранников или других наблюдателей. В конце концов, это был Идеальный мир. Как мог Звездный Флот даже представить себе кого-нибудь, похожего на Кирка, который бы сделал подобное тому, что он решить совершить этой ночью?

-Это очень плохая идея, - прошептала Элисса Корсо.

Кирк повернулся к своей подруге и улыбнулся, успокаивая ее. По его мнению, это была лучшая идея из всех, что приходили ему в голову за последние недели. Было светло, даже, несмотря на туман, и он увидел в ее глазах беспокойство.

- Элисса, там нет никого.

- В воротах нет.

- Все будет хорошо.

Элисса нахмурилась, он ее не убедил. Кирк взял ее за руку.

- Слушай, у них нет никакого права приходить за тобой, и ты это знаешь. Они ошибаются.

Он держал самодельный, сооруженный на скорую руку из транстаторных нитей взломщик кодов, переделанный из старого туристского переводчика. Для обычного глаза он выглядел просто поцарапанным обрезком металлической трубы, размером чуть больше пальца. Но Кирк забавлялся с транстаторами с четырех лет. У старой вдавленной трубы внутри было несколько сюрпризов.

Элисса подалась к нему, чтоб отобрать прибор.

- Нет. Ты вызовешь тревогу или еще что-нибудь.

Кирк поддразнивая ее, спрятал устройство за спину, надеясь, что она наклонится так близко, чтоб он мог украсть поцелуй.

Элисса отказалась играть, но Кирк знал, что победил. Она не могла сопротивляться его улыбке. Никогда. Ее глаза заблестели, прося прощения.

Она хлопнула его по груди.

- Что я должна сделать с тобой?

- Люби меня. Что ж еще?

Элисса закатила глаза и засмеялась, потому что он был прав.

Он поцеловал ее, и она не отступила.

- Чшшш! Джимми! - Это был Сэм… Появился как всегда не вовремя.

Кирк отмахнулся от него одной рукой, а другой обхватил и прижал поближе Элиссу. Пока она не сжала его плечо.

- Дай ему передохнуть, - сказал брат Кирка, - Я нашел то, что нужно.

Джордж Сэммуэль Кирк был четырьмя годами старше, его песочного цвета волосы были длиннее, и он был более коренастым. Но сегодня вечером, одетый в такую же темную куртку, джинсы и ботинки, как и Кирк, он был неотличим от брата.

Кирк неохотно освободил Элиссу, затаившую дыхание от головокружения.

- Ладно, начнем.

Сэм достал бикодер - коммерческий сенсор, который любой мог купить в магазинчике на углу, но измененный и улучшенный Кирком. Маленький экранчик устройства показал квантовую сетку вмешательства, которая была похожа на случайное рассеивание аляповатого фиолетового песка. Но Кирк увидел в этом, что и хотел увидеть: повторившийся образец.

- Хорошо, Сэм, - Кирк повернулся к Элиссе, - Что я тебе говорил? Когда ты думаешь, что живешь в идеальном мире, то становишься небрежным.

Элисса только вздохнула, милостиво воздержавшись от своего обычного протеста Сэму. У нее были причины на то, почему она не могла объяснить Кирку, почему его старший брат ее раздражал. Хотя публично Кирк всегда поддерживал Сэма, про себя он думал, что понимает, о чем беспокоилась Элисса. Но сегодня вечером, если она решила быть вместе с ними, несмотря на ее предчувствия и участие Сэма, то Кирк конечно не собирался отступать. В конце концов, все, что он собирался сделать, он делал ради нее.

Кирк просигналил три раза на Пасифик стрит у ворот учебного городка Академии и отступил назад к можжевеловым кустам.
В начале августа, когда еще не начались регулярные занятия, (до них оставалось еще три недели, и здесь были только кадеты первого курса, которые изучали доктрины Академии), было пусто. Почти.

На парковке, способной принять двести каров, было припарковано пятнадцать. Три граундкара сдавались в аренду, и любой, у кого была кредитка, мог получить к ним доступ. Четыре кара-автомата, вероятно ожидали рабочего дня, чтобы начать работу. Восемь других машин как раз и были нужны Кирку.

Это были кар-компакты Звездного Флота, аэродинамически обтекаемые машины, предназначенные, для перевозки четырех - шести пассажиров. У некоторых были маркировки Академии, у остальных - эмблемы Флота. Все они белоснежные мерцали в свете парковочных фонарей. Белый был цветом правды и чистоты и всех других, убежденных в своей правоте качеств, которые Звездный Флот утверждал и поддержал. Но Кирка было не одурачить.

- Который? – спросил он.
Сэм шел впереди:
- Пятый. У него есть навигационный интерфейс K-серии.

Кирк прошел мимо других каров с бикодером, не беспокоясь, что его заметят. Сквозь листву их нельзя было увидеть с улицы, и простой ретрансляторный сенсор, который он настроил как только они здесь появились, продолжал посылать неизменный сигнал ближайшим сенсорам безопасности, заверяя контролирующие компьютеры, что здесь нет никакого движения.
Кирк сосредоточил бикодер на каре K-серии. Это была сверхпрочная версия гражданского СкайРовера с четырьмя колесами. Он не знал, сколько антигравитационных пластин было у СкайРовера - они были скрыты под днищем кара. Но это было именно то, что нужно для демонстрации.

Он помахал Элиссе, показал ей квантовую интерференционную сетку.

- У нас проблемы, - сказал он ей, - Допуск к кару защищен шифровальным ключом Звездного Флота. Квантовые алгоритмы зашифрованы. Кодовых комбинаций больше, чем элементарных частиц во вселенной. Неразрешимо, правда?

- Об этом мне и говорили, - Элисса продолжала озираться, как будто не доверяла его гарантиям о ретрансляторном сенсоре.
Сэм же, напротив, полностью доверял техническому мастерству младшего брата.

- Технари все врут, - сказал Кирк, - Возможно то, что они используют на звездолетах и нельзя взломать. Но на маленьких машинках, таких, как эти, локауты безопасности Академии и сложность ключей гораздо меньше... Есть повторившийся образец. Видишь?

Элисса кивнула.

- Десять миллионов комбинаций, - сказал Кирк. Он продолжал проверку, - Он отсортирует через их все меньше чем через пять секунд.

Элисса посмотрела на него искоса:
- Если ты это понимаешь, то почему думаешь, что кого-нибудь в Звездном Флоте не может придти такая же идея? Кто-нибудь может рассуждать точно так же как и ты?

- Ты провела год в Академии, и все еще не понимаешь этих людей.

Элисса начала было возражать, но Кирк не дал ей высказать свои аргументы. Он знал, о чем она собиралась сказать:
- Если проклятый Звездный Флот такой идеальный, то, почему они обвиняют невинного человека во вторжении в лабораторию?

Глаза его подруги вспыхнули от негодования.

- Разве ты украла дилитий? – с нажимом спросил Кирк.

Она с трудом сдержалась:

- Ты же знаешь, что я этого не делала.

- Вот именно. Поэтому я и говорю, что их систему можно взломать и вот... - сделав драматическую паузу, он аннулировал защиту служебного кара, нажав один единственный синий выключатель. - Смотри.

Два крошечных контрольных огонька замерцали на защитной панели, меняя цвет от янтарного до кроваво-красного. Через несколько мгновений, даже меньше пяти секунд, которые обещал Кирк, внутри кара включились огни и щелкнули дверные замки.

Кирк быстро сказал Элиссе:
- Я говорил, что получится, - он улыбнулся, и она нехотя кивнула.

Сэм восторженно хлопнул братишку по плечу.
- Джим - пошевеливайся!

- Спасибо, спасибо, - сказал Кирк воображаемой толпе, - И для моего вызова на бис…
Он дважды нажал синий выключатель, и немедленно активировались панели управления, кар приподнялся на несколько сантиметров, готовый к старту.

- Вот тебе и меры безопасности Звездного Флота, - сказал Кирк.

Он наслаждался изменением выражения лица Элиссы – она, наконец, поняла, что все, что он говорил ей прошлые две недели, была правда.

Она недоверчиво посмотрела на панели управления кара.
- Это правда, так просто?

- Да, если ты гений, сказал Кирк.

- И скромняшка, - добавил Сэм со смехом.

- Можно я покажу твою отмычку своему наставнику?

- Это мысль. Ты невиновна, а это - доказательство.

Элисса бросилась к Кирку и обняла его:
- Спасибо!

Кирк подмигнул Сэму, но Сэм не обратил внимания на сладкое мгновение победы брата. Вместо этого он бросил взгляд через почти пустую площадь.

- Сэм?.. начал Кирк.

Внезапно пространство разрезал свет прожекторов, и громогласный голос проревел:
- Эй, вы! Всем оставаться на местах!

Элисса резко отстранилась от Кирка.
- Ты сказал, что мы будем в безопасности! Я поверила тебе!

Кирк сквозь туман увидел, как три темные фигуры бежали к ним. Но это было уже неважно. Он уже сделал то, что намеревался сделать.
- Не бойся. Они нас не поймают.
Он развернулся в противоположном направлении.
- Давайте скорей!

Но и с этой стороны к ним приближались еще две фигуры, неотвратимо надвигаясь, словно лавина.

- Дерьмо, - выругался Сэм.

Элисса была разъярена.
- Вот именно. Меня исключат.

Но Кирк отказался признать поражение. И никогда бы не признал. Он схватил Элиссу за плечо.
- Я сказал, что я помогу тебе, и я помогу!

- Как гений?

Кирк нацелил отмычку на активированный кар, надавил большим пальцем на синий выключатель… Двери скользнули в сторону.
- Забирайся!
Он подтолкнул Элиссу на заднее сидение кара. Но прежде, чем он успел вскочить на место водителя, его остановил брат.
- Я поведу!

Кирк быстро обернулся на Сэма.
- Если тебя снова поймают, испытательный срок могут и отменить, не забыл?

Кирк проскользнул на место водителя, Сэм уселся рядом. Позади них Элисса в замешательстве вглядывалась через заднее стекло в туман, блики света пульсировали в ее волосах, играли на лице.

- Всем покинуть кар! - прогрохотал голос.

- Пристегнитесь!- скомандовал Кирк, затем ударил по контрольной панели, чтобы закрыть двери. Кар качнулся вперед, взвизгнули шины…

Всполохи света били сквозь ветровое стекло кара. Но Кирк обогнул первые три фигуры, которые пытались их поймать.

Сэм повернулся на месте, когда они проскочили мимо.
- Один из них вызывает кого-то по коммуникатору!
Кирк стремительно проверял навигационнй экран пульта управления.
- Смотрите, через десять кварталов, после эстакады мы сможем бросить кар и пересесть на магнитный поезд - он оглянулся на Элиссу, - А потом в Китайском квартале закажем пиццу. Ну как план, годится?

Еще более сильный свет засверкал через заднее стекло.
- Наверное, нет, - сказала Элисса.

Внезапно ожили аварийные громкоговорители кара:
- Несанкционированное транспортное средство, это - Защитные Службы Сан-Франциско. Остановитесь немедленно!

Элисса хлопнула Кирка по спине:
- Делай, что они говорят. Сейчас же! Иначе ты сделаешь для меня только хуже.

-Я обещал тебе, - упорствовал Кирк. Он щелкнул тремя красными выключателями на пульте.

Элисса испуганно подалась вперед. Она прекрасно знала, для чего предназначались эти выключатели.
- Нет!

- О, есссс, - вскрикнул Кирк. Он дернул рулевое управление, и кар взмыл в воздух, оставляя патрульную машину СФЗС позади.

Сэм присвистнул.
- У тебя есть какая-нибудь идея, что делать дальше, малыш Джимми?

Кирк наслаждался мурлыканием установленного на каре излучателя Казимира. Он поднялся над мерцающими сквозь туман огнями Сан-Франциско.
- Как всегда, - ответил он.

Он направлялся в ночь, сквозь слои тумана, пока звезды не заполнили ночное небо. Внезапно и адреналин, и все волнующие острые ощущения их полета затмил свет этих звезд, и необъяснимое сожаление охватило его.

- Как всегда, - повторил он, избавляясь от странного чувства. И вдруг закричал от восторга, свободного полета охватившего его, от того, что вел кар, несущийся с невероятной скоростью. Но он нырнул назад в защищающий туман, снова поворачиваясь спиной к звездам.

Так же, как он сделал три года назад.
глава 2
В этом не было никакой логики, но поскольку он пробирался вниз по крутой и узкой улице к береговой линии, вулканец чувствовал, что все на него смотрят.

Его звали Спок, и по земному летоисчислению ему было чуть больше девятнадцати. По земным стандартам он был очень худым. Хотя скорее это был вопрос генов, а не его сознательный выбор. Вулкан – пустынный мир, и жизнь там приспособилась к чрезвычайным условиям и ограниченным ресурсам.

Но в то же время он - дитя двух миров: Вулкана – мира отца и Земли – мира матери.

Человек, возможно, ненавидел бы подобный несчастный случай и обстоятельства, которые принесли беспорядок и страдания его детству. Но Спок был выше таких мелких эмоций, потому что он понял, что с его способностями вулканца он мог быть самостоятельным и ни от кого независимым. Тем, кем хотел.

А он хотел быть вулканцем и только вулканцем. Его интеллект и сила желания могли легко преодолеть любую слабость плоти, навлеченной его человеческим наследием.
Итак, он шел по улицам этого города как незнакомец, хотя его черная накидка и длинные темные волосы делали его лишь тенью в тумане, неразличимом для других пешеходов.

И все же, Спок все еще не мог избавиться от чувства, что каждый человек пялится на него, потому что он был другим, он был здесь неуместен.

На береговой линии туманная гряда была еще гуще, но здесь было светлей от огней магазинов и ресторанов и уличных фонарей. Все пространство, казалось, мерцало.

Наземный кар медленно жужжал вдоль узкой улицы. Им управляли сенсоры – водители, которые никогда не ошибаются. Этот звук был чуть громче шума отдаленного океанского бриза, и только случайный мчащийся навстречу свет позволял их увидеть.

Спок вспомнил о доме, о слепящих песчаных бурях, хотя устрашающе ветры никогда его не настигали. После восьми месяцев проживания в Вулканском дипломатическом корпусе в Сан-Франциско земные городские метеорологические карты все еще были ему непонятны.

Он повернул направо за угол, оставив океан слева, и зашагал по широкой пешеходной дорожке. Его взгляд скользил по ресторанчикам и торговым развлеательным центрам. О них говорили красные огоньки, пульсирующие в тумане.

В пятидесяти метрах Спок увидел голографическую надпись над входом: САД ВЕНЕРЫ. И созданные из плавающих надписей схемы раздетых гуманоидных женских тел. У одного силуэта было синее тело и антенны. Как будто бы внутри, вместе с другими ждали андорианки. Спок испытал вспышку презрения к людям и их аппетитам, но сразу ее подавил. Его, конечно, не трогали и не привлекали такие изображения. Сегодня его привела сюда логика, и только логика.

Первые двери открылись автоматически, и горячий порыв воздуха охватил его, донося чужые ароматы. Чуждые, по крайней мере, Земле. Его чувствительный слух вдруг обнаружил почти подсознательный акустический сигнал – смешанные звуки тяжелого дыхания и сердечного ритма. Биение сердца Спока было намного быстрее, чем у того человека, который играл. С презрительным удовлетворением он отметил, что возможно это эротическое расслабление. Но вулканец быстро подавил и эту эмоцию.

Он решительным шагом направился дальше по коридору.

Он подошел ко второму ряду дверей, где стояла короткая очередь клиентов в ожидании вышибал. Спок напомнил себе о концентрации, игнорировании мерцающих настенных дисплеев с танцующими женщинами. Их изображения были больше похожи на силуэты. Вулканцев нельзя было отвлечь таким образом, нельзя и его.

- Покажи-ка ИД, деточка.

Спок мигнул от неожиданности. Он тот час же понял, что провалился в медитацию и что его все же отвлекли настенные графические дисплеи.

Он порылся в своей накидке. Рука натолкнулась на медальон ИДИК, который он носил. Наконец, он нашел удостоверение личности, которое специально захватил на подобный случай.

Вышибала - высокий человек, плотный и мускульный. Он был одет в форменный черный костюм, белую рубашку с маленькой черной брошкой на шее. Он рассмотрел ИД Спока, прочитал данные с дисплея, и, возвратив его, ухмыльнулся своей ошибке:
- Ха, вулканец?

Выражение лица Спока не изменилось, но для себя он решил, что вышибала, должно быть, слепец. Иначе объяснить то, что он сразу не понял, что Спок нечеловек?

- Забавляйся, детка.

Спок попытался объяснить:
- Вулканцы не «забавляются». Я провожу исследования человеческих образцов спаривания и …

Но человек перебил его:
- Да, точно. А еще ты задерживаешь очередь

Спок отошел в сторону, старательно обдумывая отговорку. Жаль, он потратил много дней, совершенствуя ее. Раздраженный собой, чувствуя сожаление, он натянул свою обычную маску и вошел в главную комнату.

Он замер от внезапного шока, охватившего его, и испугался, что ошибется.

Как мог любой разумный человек приходить в такую запутывающую окружающую среду по своему желанию? Музыка гремела тревожащими мысли ударами. Из-за недостаточного освещения на каждом столе находились маленькие пылающие красные шары.. На поднятых платформах над многоуровневым пространством корчились женщины в такой манере, которую толпа изумленных мужчин, очевидно, расценивала как эротическое стимулирование. Но его это не стимулировало.

Официантки с антиграв-подносами с напитками и едой прокладывала себе путь сквозь разгоряченных клиентов. Спок наблюдал за всем этим: как с постоянным грохотом ставилась на столики стеклянная посуда, как собеседники за столиками снова и снова пытались перекричать грохочущую музыку.

Спок снова и снова повторял мантру спокойствия Сурака, чувствуя, как воздвигаются барьеры против царящего здесь хаоса. Его учителя говорили ему, что со временем эта способность станет его второй натурой. Это будет трудно, говорили они ему, когда ему было восемь, и он все еще не достиг необходимого уровня мастерства.

Помня инструкции, Спок окинул пристальным взглядом столики и изолированные кабинки на галерее. Ему сказали, что человек будет ждать его за восемнадцатым столиком. Он пробирался вперед, сознательно не обращая внимания на танцовщиц, хотя не мог не заметить, что одна носила искусственные уши, чтоб быть похожей на вулканку. А больше на ней не было ничего. Спок был потрясен. Иногда люди выглядят и ведут себя как животные.

- Вы опаздываете, - сказал ожидавший его человек.
Она была человеком, возможно лет двадцати пяти. Спок логически вывел, что она похожа на бабочку, с весьма экстравагантным и, по мнению Спока совершенно ненужным макияжем. Черты лица ее были очень правильными, люди называют такие привлекательными. И даже, несмотря на сделанное замечание, она ему тепло улыбнулась.

Спок знал, что лучше не оправдываться. На вулкане был термин каиидх. Что было, то было. Он сразу перешел к делу.

- Вы принесли деньги?

Молодая женщина рассмеялась и наклонилась вперед, поглаживая банкетку. Глаза Спока рефлекторно скользнули с ее лица за вырез платья, который еще больше распахнулся от ее движения. Когда их глаза встретились вновь, она казалась даже более удивленной.

Он сел на край банкетки, так далеко от нее, как мог. Ее духи, с подмешанными феромонами, дурманили. Он сомневался, что любой человеческий мужчина мог сопротивляться ее сексуальной привлекательности. Хотя для него, конечно, такие искушения были совсем не проблема, Спок пожалел, что у него нет с собой носовых фильтров, чтоб уменьшить воздействие двадцати семи различных ароматов, которые составляли главные ноты аромата ее духов. Как у любого вулканца, у него было очень чувствительное обоняние.

- Я – Дэла, - сказала молодая женщина и протянула ему руку.

Спок признал жест, но не принял его. Сегодня вечером он решил действовать с предельной серьезностью.
- Я - Спок.

Глаза Дэлы искрились в теплом свете переливающегося шара. Она не убрала руку.
-Я не кусаюсь.

Спок был озадачен.
- Что Вы будете?

Дэла вздохнула и подняла коктейль, смесь трех отдельных ликёров - отчетливые вертикальные ленты цвета: красный, синий, и желтый. Когда она потягивала его, цвета смешивались, а потом, когда она поставила стакан на стол, снова разделялись.
- Вы никогда этого прежде не делали, так ведь?

- Напротив, - Спок задался вопросом, поверила ли ему Дэла. Но не смог прочитать ее улыбку. Она была совсем не похожа на улыбку его матери.

- А принесла деньги. Вещь у Вас?

- Покажите, - сказал Спок

Молодая женщина провела пальцами по шее:
- Я могла бы, но это не сработает.

Пристальный взгляд Спока автоматически следовал за ее пальцем, вниз.
Он избавился от дурмана ее духов, вытащил из складок своего плаща маленький, упакованный в ткань предмет, положил его на стол, но не выпустил из рук. Он спрашивал себя, должен ли проанализировать динамику этой тревожной встречи так, словно это была шахматная партия. Но почувствовал затруднение: как изобразить все части на шахматной доске.

Дэла, казалось, удовлетворилась его действиями и, положила на стол рядом со своим коктейлем кредитную карточку. Полосы света, преломленные коктейлем, упали на кредитку.
- Теперь Ваша очередь.

Спок снял обертку, чтоб показать статуэтку из красной глины, такую маленькую, что она легко могла уместиться в ладони Дэлы. Это было изображение воина – вулканца в традиционном трехстороннем шлеме рядом с селетом, подносящего стилизованную лирпу к его груди.

- Можно мне? – просила Дэла.

Спок посмотрел на кредитную карточку. Она пододвинула ее по скатерти. Когда он протянул ладонь, она, наконец, схватила его руку и слегка сжала пальцы.

Спок замер и хрипло выговорил:
- Вы можете осмотреть артефакт.

- С удовольствием.

Дэла выпустила его руку, чтоб взять статуэтку, но Спок не притронулся к кредитке. Он твердил мантру за мантрой, повторяя про себя, что он вулканец. Но своей по сути он был еще и девятнадцатилетним человеческим мальчишкой. И эта женщина, бесспорно, безумно привлекала его.

Только когда Дэла увлеклась рассматриванием статуэтки, Спок смог взять себя в руки до такой степени, чтоб проверить баланс на карте. Шесть тысяч кредитов, как договаривались. Молодая женщина равнодушно читала вслух данные с дисплея маленького сенсора, лежащего на скатерти.
- Три тысячи лет. Определенно до Пробуждения.

- Вулканцы не лгут, - сказал Спок твердо. Он долго репетировавал это высказывание. И был очень плохо знаком с обманом.

Дэла переводила взгляд со статуэтки на него:
- Она бесценна, Спок. Я уверена, что у Вас будут большие неприятности, когда узнают, что она украдена.

- Я принял меры. Хранители ничего не заподозрят.

- Что за меры?

- Вам не нужно об этом беспокоиться.

- Да. Мне хотелось бы опять повторить подобное. С Вами.

- Это было бы приятно, - Спок почувствовал гордость в своем голосе, а затем, также быстро раздражение своей гордостью.

Дэла скользнула ближе к нему, почти прижалась. Спок чувствовал жар ее тела.

- Я возбуждаю Вас?

- Состояние возбуждения – эмоциональный ответ.

Глаза Спока расширились, когда палец Дэлы слегка коснулся его щеки.
- И у вулканцев нет никаких эмоций, верно? - прошептала она ему в ухо. Ее дыхание обжигало.

Спок изо всех сил пытался смотреть прямо перед собой.
- Это не вполне точно. Скорее мы не позволяем эмоциям управлять нашими действиями.

- Я вижу, - пальцы Дэлы взъерошили его волосы, открыли заостренное ухо. Она издала звук, который напомнил Споку мурлыканье сехлата, - Какие сладенькие. Какая жалость, что ты их закрываешь.

Весь контроль Спока разрушился. Он, попытался защититься и резко дернулся от нее. Ее лицо было на расстоянии пальца от его. Грудь Спока сжалась, и он подумал, что упадет в обморок.

- Ваше поведение неподобающе.

Но к его ужасу, его жалкие попытки подражать ледяному тону отца, ее не поколебали. Дэла только наклонялась все ближе, и он вдыхал, как будто смакуя прекрасный букет.
- О, я даже не начала быть неподобающей.

- Мы должны обсудить наши деловые вопросы.

- Именно это я и делаю, - промурлыкала Дэла с ужасающей улыбкой, - Давай поговорим о других способах, которыми я могу заплатить тебе. И о том, что ты можешь для меня сделать.

Спок с трудом переглотнул. Он исчерпал силы. Еще чуть-чуть, и он упадет. Конечно, был логический выход из этого чрезвычайно прискорбного поворота событий, но через мгновение, его логика потерпела поражение.
глава 3
- Я сделал это, - сказал Кирк, оторвавшись от панели управления.
С заднего сидения он услышал сдавленный крик Элиссы, когда внезапно бросил кар на дюжину метров вниз, на идущую на восток воздушную трассу.

Его старший брат колдовал над пультом управления:
- Все будет хорошо, - пробормотал Сэм.

Кирк проверил дисплей сканера - никаких признаков преследования. Он усмехнулся и бросил быстрый взгляд на Элиссу.

- Посмотри вперед! - закричала она, - Вперед!

Медленный транспорт появился, казалось бы, из ни откуда. Кирк легко обогнул его, и начал спускаться вдоль воздушной трассы. Ее отмечала голографическая сетка, проецируемая на ветровом стекле.

- Слушайте, ребята. Еще два шага вперед, и мы на месте. Я припаркуюсь, и бежим.

Сэм кивнул, соглашаясь, но Элисса не купилась на это:
- Ты спятил? Нашими ДНК облеплен весь кар.

Кирк не видел в этом никаких проблем:
- Слушай, мы не совершили никакого преступления.

Элисса схватила его за плечи и как следует встряхнула:
- Мы украли служебный кар Звездного Флота!

- Но мы оставим его, не причинив кару никакого вреда. Нет проблем. Они не станут ради этого возиться с исследованием ДНК.

- Откуда ты знаешь?

Сэм оглянулся на нее:
- Раньше этого никогда не делали.

- Раньше? Он уже делал это раньше?

Кирк пожал плечами:
- Я должен был быть уверен, что все сработает.

Но прежде, чем Элисса смогла снова схватить Кирка, яркий белый свет ослепил их, а голос прогрохотал как воззвание с Олимпа:
- Несанкционированное транспортное средство. Вы проверяетесь спутниковым контролем. Немедленно спуститесь на землю.

Элисса, потрясенная резко откинулась назад:
- Ну, и что теперь со мной будет?

Кирк и Сэм переглянулись.
- Спутниковый контроль, - пробормотал Сэм, - они отследили нас в движении и засекли приземление.

- У них есть кар, - поправил его Кирк, - А не мы.
Он склонился над панелью управления, чтоб отключить сигнал тревоги и автоматическое управление. Кар начал падать в воздушную трассу, освобождаясь от прожекторов, преследовавших его.

Кар сразу погрузилась в темноту, прерываемую только огнями встречных машин, летящих прямо на них. Салон кара наполнил гул генераторов других машин, несшихся выше и ниже их.

- Держитесь! – крикнул Кирк.
Он опустил нос кара. Ничего не стало видно, только серость. Взвыла тревога столкновения. И с каждой минутой звучала все громче и громче, сбившись на пронзительный визг. Но ему удалось выровнять кар. Машина с резким толчком коснулась земли.

В переулке редкие ночные пешеходы шарахались в стороны от кара, скользившего вдоль улицы и выбивавшего бампером брызги искр. Кар закрутился на месте, скользнул назад, покачнулся и, наконец, замер под уличным фонарем. Пока все еще качалось, шины бешено вращались на девяносто градусов, так что кар боком мог проскользнуть на парковку.

Кирк хлопнул по панели управления и ударил по кнопке, открывавшей все четыре двери:
- Пицца за мной!

Кирк, Сэм и Элисса выскочили в двери, и тихая улица через мгновение опять погрузилась в туман.

- Они промахнулись! – ликовал Сэм.

Кирк рылся в кармане своей куртки.
- Они не возвратятся, пока не выйдут на связь.
Власти были так предсказуемы. Он проверил дисплей сканера.
- Никаких повреждений.
Он показал дисплей Элиссе:
- Наверное, они даже отчет не будут писать.

Кирк бросил взгляд на улицу, увидел красный голографический знак
- Это, наверное, парковка. Идем.

Но прежде, чем он успел активировать отмычку, чтоб запереть кар, Сэм дернул его в сторону.
- Это будет первым местом, которое они осмотрят.

- Если они станут осматривать, - возразил Кирк.

Сэм повернулся спиной к Элиссе и понизил голос:
- Ты можешь говорить все, что угодно, но твоя подруга?.. – он покачал головой

С неохотой Кирк признал, что Сэм был прав.
- Планы изменились, Элисса. Ты пойдешь вместе с Сэмом, а я оставлю кар в переулке, где спутники не смогут его засечь, и…
- Нет, - Сэм хлопнул Кирка по спине, - ты хорошо придумал, но я знаю, что делать. Недалеко есть старый гараж, где можно оставить кар, а затем через тоннель добраться до вокзала. Никаких отслеживающих спутников. И Элисса возвратится назад вовремя.

Лицо Элиссы прояснилось, и она схватила Кирка за руку, чтоб оттащить от Сэма и кара. Кирк колебался:
- А если они поймают тебя?
- Не поймают, идите, - Сэм хлопнул братишку по плечу.

Кирк решился. Вытащил из кармана отмычку и запустил кар.
- Поезжай осторожней и оставайся все время на земле.
- Кто бы спорил. Идите, наконец.

Сэм забрался в кар.

Взявшись за руки, Кирк и Элисса отправились вниз по узкой улочке. Элисса оглянулась назад, когда кар завелась, но Кирк подтолкнул ее.
- Эй, мы сейчас только два пешехода, и кары нам нисколько не интересны.

Элисса подчинилась и с силой сжала его ладонь:
- Сейчас. Уверена. Ты знаешь, как показать девочкам лучшее.

Сквозь туман мерцала красноватая надпись.

- Вот это лучшее.

Надпись гласил: САД ВЕНЕРЫ.
глава 4
У Кирка в кармане было четыре ИД, и он вытащил то, в котором говорилось, что ему двадцать лет, и он достаточно взрослый, чтоб войти в клуб.

Верзила, одетый в смокинг, внимательно посмотрел на Кирка:
- Двадцать? И с какой ты планеты?

Кирк ответил ему с добродушной усмешкой:
- Мне все время задают этот вопрос. Вы, вероятно, думаете, что я выгляжу на пятнадцать, правильно? Поверьте, я родился в Новом Городе на Мензеле V. Это мир с высокой гравитацией. Мы все выглядим меньше своего возраста.

Вышибала прочитал мелкий шрифт на дисплее ИД и сморщился:
- Я никогда прежде не встречал несовершеннолетнего ребенка, который бы спорил со мной.

Кирк слегка улыбнулся:
- И сейчас не видите. Я совершеннолетний.

Человек посмотрел на Элиссу, снова на Кирка:
- Ей двадцать два года, - сказал Кирк вежливо, - Вы могли бы обратиться в посольство, - он погладил свою куртку, - У меня где-то есть коммуникатор.

Элисса, подражая Кирку выглядела такой же беззаботной, как и он.
- У вас есть телеметрический сканер? – спросила она человека.

Кирк кивнул:
- Это подтвердит наш возраст, - он протянул большой палец, - кровь или образец кожи.

Было поздно. Очередь позади Кирка и Элиссы становилась все длинней.

Вышибала принял решение. Он кинул ИД обратно Кирку.
- Хорошо провести время на Земле, - он отступил в сторону и махнул им.

Элисса бросила взгляд на корчащихся танцовщиц и уставилась прямо перед собой.
- Ну и гадость.

Кикр глазел на все, что было вокруг: на танцовщиц, на не менее интересные, невозможные соединения чуждых ароматов, пульсирующей музыки и горячего, соблазняющего света. Он никогда прежде не бывал в подобном месте, по крайней мере, в таком большом, как это.
- Только держи свою одежду на себе, и все будет прекрасно, - поддразнил он.

- Посмотри, чем занимаются эти люди…

Кирк поглядывал на столики, между которыми они шли. Почти везде парочки, забравшись в широкие кресла, целовались в мягком красноватом свете, не обращая внимания на то, что они были в общественном месте. За другими столами было немного по-другому, там, где народу было больше.

- Брось, - сказал Кирк, - Они молоды и влюблены.

- Это отвратительно.

Кирк указал в сторону:
- Смотри, свободный столик.

Элисса быстро села, сгорбившись и положив локти на стол. Кирк сел около нее так же близко, как и другие парочки. Он обнял ее. Но она не обратила на него внимания.
- Перестань. Не здесь.

- Элисса, мы не должны отличаться от окружающих.

Элисса поморщилась. Нехотя она положила голову Кирку на плечо:
- У тебя будут из-за меня проблемы.

Кирк был все еще переполнен чувствами от полета, и еще более захватывающим чувством, что он смог обвести Звездный Флот вокруг пальца.
- Это того стоило! – сказал он и уткнулся носом в ее мягкие каштановые волосы. Они замечательно пахли.

Но Элиссе это показалось слишком. Он отстранилась и уставилась на Кирка

- Что? – спросил он, невинно хлопая ресницами.

- Ты солгал. Ты проник сюда слишком легко.

- Это не было ложью. Тот парень знал, что мне нет двадцати.

- Но он впустил тебя.

- Все дело в том, я на самом деле не причиню настоящих проблем.

Элисса фыркнула:
- Ты?

- Иногда мне кажется, что у тебя складывается неправильное представление обо мне.

- К счастью для меня, наверное.

- Все же мы здесь.

Элисса покачала головой, внезапно посерьезнев:
- И что ты собираешься делать со своей жизнью Джим?

- Прежде чем ты убьешь меня? Верну тебя в Академию к комендантскому часу.

- Не очень хорошо. Попробуй еще раз.

Кирк внезапно обнял Элиссу и поцеловал ее так, словно они все еще были одни в кустах на стоянке служебных машин.

Она вырвалась и возмущенно крикнула:
- Я серьезно!

- Я тоже, - сказал Кирк, - Мы должны выглядеть правдоподобно.
Он снова обнял ее и поцеловал. Она ответила, но он вдруг отстранился.

- На что ты смотришь? – голос Элиссы дрогнул.

Состояние Кирка было не лучше, но он собрал все свое самообладание, чтоб кивнуть Элиссе:
- Посмотри на лестницу.

Элисса заерзала на стуле, шаря глазами от одной лестнице к другой, стараясь не показывать виду, что смотрит. Кирк увидел, как внезапно глаза ее расширились. Она обернулась к нему, заметив, наконец, то, что он увидел: двое мужчин с резкими чертами лица в серых костюмах и матерчатых кепках, явно каких-то униформах. Один из них держал блестящий ИД и говорил с официанткой. Она держала антигравитационный поднос, который плавал рядом.

Губы Элиссы коснулись уха Кирка:
- Они не похожи на Силы правопорядка, - прошептала она. Он снова взглянул на них. Хотя они носили другую форму, но это не сбило Кирка с толка. Он вынудил себя сконцентрироваться на новом плане:
- Возможно это собственная безопасность.

- Разве они не отследили бы кар?

Кирк с ужасом представил худшее, что могло произойти: Сэма поймали, а эти два агента безопасности пришли сюда за его сообщниками. Возвращение было единственной разумной возможностью. Брат никогда бы его не бросил.

- Элисса, я пойду, поговорю с этими двумя, - Кирк наклонился, чтоб поцеловать ее шейку, поражаясь гладкости ее кожи, - А ты должна вернуться в Арчер Холл.

Элисса закрыла глаза и сказала со вздохом:
- Понятно. Если они ищут пару, то безопаснее будет, если мы разделимся.

Кирк осмотрелся. Эти два неулыбчивых агента разделились и обходили клуб кругом, переводя взгляд от парочки на парочку, словно сканируя. Элисса тоже увидела их. Она повернулась к Кирку. Она была совсем не уверенна, должна ли она идти или нет.

Кирк заметил:
- Не спеши. Если он заметят тебя, я их отвлеку, - он кивнул в сторону задней двери, которая вывела бы ее к заливу, - Иди туда.

Элисса стояла, опустив глаза:
- Мне не нравится оставлять тебя одного.

- Я позвоню тебе завтра утром. Мы сможем устроить встречу с твоим наставником.

Элисса внезапно наклонилась и поцеловала его:
- Будь осторожен!

Кирк ссутулился в кресле. Он отодвинул поднос, чтоб лучше видеть передвижение агентов. Они все ближе и ближе подходили к нему:
- Иди. Иди!

Элисса ушла не оглядываясь.
У Кирка не было никакого желания осторожничать. Ради Элиссы и Сэма он должен был победить.
глава 5
Спок увидел мужчин в сером, как только те вошли в Сад Венеры и немедленно уселся на банкетку возле Дэлы.

- Теперь тебе это больше не нравится? - она игриво хлопнула его по бедру.

Спок чувствовал, как заколотилось его сердце, и ненавидел себя: конечно, не за физический ответ на приставания Дэлы, а за признание опасности от людей в сером.

- Те двое, - сказал Спок, указывая на вновь прибывших. Он подождал, пока Дэла их увидела, – Это агенты Консульства.

Дэла выдернула свою руку из его, что принесло Споку немедленное облегчение:
- Они следили за тобой?

- Вряд ли. Но они не должны найти меня здесь.

- Если только это не ловушка...

Спок узнал смесь человеческих эмоций в гневном выражении, написанном на лице Дэлы - но он был готов. Он все отрепетировал.

- Я уверяю Вас, что нахожусь даже в большей опасности, чем Вы.

Он поднялся на ноги, чтоб закончить, наконец, эту тревожную встречу.
- Я пойду. У них нет никакой причины подозревать Вас. И в следующий раз, когда мы встретимся, я выберу место.

Выражение лица Дэлы неприятно изменилось от догадки в подвохе:
- Хотелось бы более укромное.

Спок застегнул накидку, словно закрываясь в своем наряде от окружающей среды:
- Госпожа, хорошего вечера.

Темные глаза Дэлы озорно вспыхнули:
- Я развлекусь. И возможно в следующий раз, ты тоже, - Она послала ему воздушный поцелуй.

Спок не смог подавить дрожь, когда его чувствительные уши уловили ее хриплый смех.

Он избавился от замешательства и быстро определил местонахождение двух агентов, разделившихся, чтоб обследовать все пространство клуба. Решение ухода от слежки было очевидным: он должен был пересечь зал в центре, между ними.

Удовлетворенный логикой ситуации, Спок спустился по короткой лесенке на первый этаж и спокойно пошел к дверям, через которые и вошел сюда. С каждым шагом он все больше ругал себя за чувство удовлетворения, которое испытывал. Его человеческая половина оказалась уязвимой для человеческой женщины и феромонов, которые были в ее духах. Это было еще одним неприятным свидетельством его специфической генетической слабости.

Он был недалеко от выхода, почти на свободе. Его дело здесь окончено. Его план, как он и задумал, начал действовать.

В то же время, Кирк флиртовал с хорошенькой официанткой, которая принесла ему стакан дистиллированной посеребренной воды, но одновременно он не выпускал из виду Элиссу.

Она шла к выходу слишком быстро, опустив голову – являя собой замечательный образец того, кто не хотел быть замеченным, и на кого, конечно, все обращали внимание. В том числе и один из людей в сером.

Кирк поблагодарил официантку, махнул кредиткой по датчику оплаты на ее подносе, удвоив плату, добавив щедрые чаевые.

- Прекрасно, - сказала официантка, она стояла рядом, колеблясь уйти ли ей, или может быть, клиент закажет что-нибудь еще. Но Кирк уже не обращал на нее внимания, и официантка пошла дальше. Он был занят, изучая расположение клуба, словно шахматную доску, центральными частями которой были Элисса, агенты безопасности и он сам. Так или иначе, он немедленно должен был разработать тактику, чтоб отвратить нападение противников на свою королеву.

Пришло время жертвовать пешкой. К счастью, она уже приближалась.

Кирк держал свой стакан с водой, бессознательно чувствуя слабые электрические колебания, которые заставляли его оставаться на месте и выбрать время, чтоб начать двигаться к цели.

Когда пришел нужный момент, он приступил к Плану А. Он выставил ногу и…

Мрачный юнец с длинными темными волосами неловко растянулся на столике Кирка, прежде чем смог сообразить, что произошло.
Кирк тот час вскочил на ноги:
- Эй, смотри куда идешь!

На какое-то краткое мгновение пешка Кирка растерялась, но быстро взяла себя в руки, и ответ его был уже под полным контролем:
- Вы преднамеренно попытались опрокинуть меня.

Кирк приступил к Плану В. Он выплеснул воду из стакана в длинное узкое лицо подростка. Вода залила его темные волосы и одежду. Юнец стоял в промокшей накидке, глядя сверху вниз на Кирка, не предпринимая абсолютно ничего, словно бы он был в шоке. Соседние парочки, которые уже приготовились насладиться зрелищем, разочарованно отвернулись и вернулись к своим делам.

Но Кирк увидел, что один из агентов безопасности, очевидно, сигнализировал другому, и оба они направлялись к Элиссе.

Кирк не мог поверить в свою неудачу. В этом клубе было несколько сотен человек, и он выбрал единственного, который не начал драку.

Кирк приступил к Плану С.

Он впечатал кулак в челюсть подростка.

Но теперь наступила очередь Кирка впасть в шок, потому что юнец сделал молниеносное движение, поймав его кулак в середине движения.

Кирк переместил вес своего тела на движение кулака вперед, но не предпринимая никаких усилий тощий подросток уложил его на пол.

- Вы ведете себя в самой нелогичной манере.

Удивительно, но подросток даже не запыхался.

- Вы правы. Это моя ошибка, - Кирк позволил своей руке расслабиться.

И как только он почувствовал, что захват ослабел, Кирк кинулся вперед, ударив подростка кулаком в живот, так как тот открылся ему.

Но удар Кирка был отклонен, его рука только скользнула по плечу противника. Но поскольку он и его пешка отлетели назад на другой столик, он, наконец, услышал шум беспорядка. Кое-кто из наиболее беспокойных посетителей заведения с энтузиазмом кинулись в собственные драки. Кое-кто бросился к выходу.

Но сейчас Кирк лежал на спине, а его невольный сообщник прижимал его к полу:
- Чего Вы пытаетесь достигнуть? - несмотря на шум, спокойно спросил подросток, отбросив промокшие волосы с глаз.

Кирк исчерпал все планы и решил сказать правду:
- Те два парня в сером, которые направлялись к моей подруге, они – агенты безопасности. Я должен был отвлечь их.

Бывшая добыча Кирка наградила его испепеляющим взглядом:
- Это «агенты» Вулканского посольства, и они пришли за мной.

Пораженный Кирк увидел сквозь мокрые волосы заостренные уши юнца.
- Пятьсот человек в этом заведении, и я выбираю единственного вулканианина.

- Вулканца, - сказал вулканец.

Кирк понял, что толпа прекратила вопить, и музыка замолчала. Вместо этого он и вулканианин – вулканец оказались окружены неподвижной стеной официально выглядевших ног.

Кирк посмотрел на двух человек в сером, на их матерчатые кепки, закрывающие уши. С ними же был и вышибала клуба в черном смокинге и четверо офицеров, одетых в синюю форму офицеров Защитных Служб Сан-Франциско.

- И что вы здесь делаете? – спросил его верзила.

- Смотрю на вас, - сказал Кирк с улыбкой.
Все эти представители закона были здесь, и это было самым лучшим результатом его диверсии. И это значило, что Элисса была уже на полпути к Академии.

Офицер сил правопорядка наклонился к вулканцу, чтоб освободить его.

Кирк стремительно рассчитал шансы выхода из этой щекотливой ситуации, развивая стратегию на лету. Он поднялся с пола, поддерживая вулканца за руку:
- Эй, приятель, как себя чувствуешь?

Рефлекторно, так как Кирк и ожидал, молодой вулканец потянул его на себя. Кирк растянулся рядом с ним:
- Эй, полегче! Ты намного сильнее, чем выглядишь.

- Вулкан – мир с высокой гравитацией, и мой род развил в себе ингибиторы миостатина, чтоб увеличить…

Кирк прервал, начавшуюся было, лекцию по биологии:
- Ладно, прекрасно, - он повернулся к вышибале клуба, доставая кредитку, - О потасовке. Я заплачу за ущерб.

Вышибала презрительно усмехнулся словам Кирка, а кредитку взял офицер.

- Вы заплатите, - сказал офицер, - но не так, как думаете.

Кирк почувствовал, как сильные руки вздернули его вверх, и двое из сил правопорядка потащили его к главным воротам.
- Держи это ничтожество, - сказал один из них.

А два вулканца из посольства заняли позиции по обе стороны от молодого вулканца и велели ему двигаться в том же направлении.

Вулканец, казался совершенно невозмутимым. Кирка тоже мало заботило то, что будет с ним дальше.

Что бы ни случилось дальше, это не могло быть хуже пятен крови на спине Эдит Заглады, когда восьмилетняя девочка бежала…

Кирк тряхнул головой, прогоняя знакомое ужасное видение.

Все, что имело значение здесь и сейчас, была Элисса. В любом случае, она воспользуется тем, что сделал он сегодня вечером, чтоб доказать свою невиновность.

Он перехитрил Звездный Флот.

И больше его ничего не волновало.
глава 6
Почти сто лет назад, когда первый блюдцеобразный компонент был собран на высоте 35 900 метров над Тихим океаном и Сан-Франциско, и Штабом Звездного Флота сооружение было названо в честь героического адмирала, который успешно сдержал подавляющие силы ромуланцев, осаждавших мир.

Но на самом деле военная база в истории Земли долго предавалась забвению, пока успех Объединенной Федерации Планет в межзвездных войнах не изменил ее судьбу. Орбитальная станция росла, сегмент за сегментом, пока не превратилась в огромную белую конструкцию, покрытую дюраневыми листами, впечатляющую своей технологией - главный центр обширной сети станций Звездного Флота.

Статуя адмирала в нише около главного комплекса транспортеров приветствовала каждого вновь прибывающего. Но с окончанием ураганного огня войны, главной миссией Звездного Флота стало исследование. Некогда героическое название было упрощено и теперь повсюду на Флоте это сооружение именовалось не иначе как Космический Док. И главная цель его теперь состояла в том, чтоб служить безопасной базой для звездолетов, для пополнения их запасов. Здесь были переполненные коридоры и небольшие офисы, на службе запутанной бюрократии Звездного Флота, которая позволяла ему функционировать.

Один из таких крошечных офисов на редко посещаемом уровне Дока имел простой знак, нанесенный на дверь. Он назывался Отделом Общих Служб, сноска на сноске в структурах Звездного Флота, не имеющий никакого особого значения.

Но на самом деле за неброским названием ООС скрывалась возможно одна из самых главных единиц Звездного Флота.

Юджину Мэллори было пятьдесят стандартных лет, но он выглядел гораздо старше. Даже в этом просвещенном веке стрессы взяли свое. В то время как Федерация и Звездный Флот умело поддерживали мир и благосостояние сотен объединенных миров, существовали еще люди, задача которых состояла в том, чтоб следить за безопасностью границ и неизведанным. Все исследователи знали, что неизведанное было часто опасным, а иногда даже смертельным.

В этом и состояла работа Мэллори и ООС: наблюдать, чтоб неизвестные опасности с границ никогда бы не захватили Федерацию врасплох.

Десятилетия работы и однажды его темные волосы побелели. Но даже он никогда не видел ничего похожего на то, что наблюдал сейчас на экране подпространственной связи.

На переднем плане стоял капитан Безопасности Звездного Флота, все еще в адаптивной броне, опаленной огнем. Его заляпанное грязью лицо, обезумевшее и встревоженное и не только из-за двенадцати товарищей по оружию и троих родственников, которых он потерял несколько часов назад. Это сражение произошло на Хэлстроме III - пограничной планете-колонии, где тысяча человек объединилась, чтобы создать новый мир. А потом была предпринята попытка завоевать ее и сделать заложником дикой, враждебной силы.

Капитан только что закончил свой рапорт словами, как трудно им было. Время от времени изображение и звук прерывались подпространственной интерференцией.

- Нам не удалось расшифровать донесения врага, нам не удалось узнать, каким образом они получали приказы.
Мэллори задал очевидный вопрос:
- Вы, на самом деле уверены, что нападавшие получали приказы?

Капитан задумался, вытер лицо:
- Вы думаете, что их бросили здесь как смертников?

Мэллори вздохнул:
- Нет-нет. Они, вероятно, думали, что подкрепление уже в пути. Они не знали, что это был затерянный пост.

Глаза капитана сверкнули, и Мэллори почувствовал, что тот снова проигрывает в голове только что закончившийся бой:
- Они бы не сдались …

Мэллори понял то, что осталось невысказанным, и то, что для Федерации это было намного больше, чем просто маленькая перестрелка:
- Вы и ваша команда спасли заложников, капитан. Вы спасли колонию.

- Но мы здесь не поэтому, Мэллори. Послушайте меня. Взгляните. Они не такие, как мы.

Капитан отошел от экрана и показал тела врагов, принесенных офицерами медслужбы капитана.

Самому младшему из мертвецов было восемь лет, самому старшему не больше двенадцати.

Каждый вражеский солдат, каждый труп был человеческим ребенком.

- Вы спасли заложников – твердо повторил Мэллори, хотя и знал, что это было слабое утешение. Но мученичество и раскаяние и были чертами Звездного Флота и Федерации, и не только из-за этого нового врага, напавшего на границы.

Более чем в двухстах световых годах капитан согласно кивал. Но этому его жесту противоречило мрачное выражение лица.

- Альфа-Команда.

Экран погас.

Мэллори качался взад и вперед на стуле и думал о демонах – людях, которые посылают детей, которые совершатют такие злодеяния.

Слова капитана, казалось, отозвались эхом в офисе: «Они не такие, как мы».

Служебный монитор подал звуковой сигнал.

Возблагодарив небо за то, что его отвлекли, он нажал кнопку.
- Мэллори.

Его вызывала помощница из внешнего офиса.
- Сэр, в Сан-Франциско украден служебный кар Звездного Флота. Силы правопорядка арестовали воров.

Мэллори со вздохом выслушал невозможное заявление:
- Салли, скажи мне, за что?..

- Согласно КССЗФ, воры украли кар таким же образом, используя ту же технику, которая использовалась, чтобы выкрасть дилитий из Академии две недели назад. Следователи думают, что есть шанс, что те, кто украл кар и те, кто украл дилитий, одни и те же лица, и они сказали, что Вы захотите об этом узнать.

Мэллори недавно ознакомился с материалами по краже дилития.
- Кто бы это ни совершил, он не настолько глуп, чтоб явится в Академию, и украсть служебный кар.
Однако он нашел стилос и включил падд:
- Доложите о деталях.

Он кратко записал примечания Салли. Из опыта он знал, что детали всегда могли куда-нибудь привести.
глава 7
Сэм Кирк приветствовал туман и ночь. Мягкое, темное одеяло укрыло мир. И скрыло его ото всех. Именно в этом он и нуждался больше всего – защита от мира, который он не понимал и не хотел понимать.

К сожалению, цена такой безопасности означала ложь человеку, который всегда его защищал, лучшему человеку - брату.

Итак, он вывел украденный кар через старые кварталы города. Он знал, что старые сети и кабели мешали сенсорам всевидящих защитных спутников, кружащих наверху. Электронные знаки, под которыми он проезжал, были столь же хороши, как защитный полог тумана и ночь. Он мог проехать незамеченным, также как он шел и по жизни.

В главном доке он тщательно припарковал кар между двумя складами, вдалеке от сине-белых осветительных полос, которые отмечали путь автоматических погрузчиков, кативших вдоль пирса. Даже в двадцать третьем веке такой способ отправки грузов морским путем был наименее энергоемким. Приземистые погрузчики автоматизированных океанских грузовых судов не требовали огней пирса. Но для погрузки все же, требовалась горстка стиведоров (портовых грузчиков).

Там где свет смешался с тенью, Сэм был как дома.

На несколько минут он остался в каре, наблюдая и проверяя. Он искал любое изменение в работе роботов-погрузчиков. Сэм открыл окно, вдохнул свежий морской воздух, прислушался, не доносятся ли человеческие шаги…

В одно мгновение он понял, что здесь никого нет. Он открыл коммуникатор и спокойно сказал:
- Звонок в офис.

Почти сразу компьютерный голос ответил:
- Наш офис закрыт. Пожалуйста, перезвоните позже.

- Быстрая поставка сделана, - сказал Сэм.
Кодовое слово «поставка» кое-что означало. А у кодового слова «быстрая» было только одно значение – независимо от того, что поставлялось – это означало проблемы у Звездного Флота.

- Мы сможем принять поставки в шестнадцатом, – компьютерный голос щелкнул, и звонок прекратился.

Избегая бегущих огней, Сэм вновь завел кар и двинулся вдоль грузового пути, втиснувшись между двух массивных погрузчиков. Погрузчики катили в поисках новых контейнеров.

Шестнадцатый док представлял собой высокое серое сооружение, ярко освещенное огнями. Сэм выбрался с грузовой линии и двинулся вперед к Пасифик Риму. Его, казалось, совершенно не заботило, что зазвенела тревога угрозы столкновения.

Спустя мгновение ветровое стекло кара слегка заколебалось от яркого света, вспыхнувшего впереди голографического изображения грузового судна.

Встречающие уже ждали. Их было семеро. Каждый с лазерной винтовкой, почти такого же размера, как и маленькая фигурка, держащая ее. Все разом бросились к Сэму.

Сэм нажал кнопку управления дверями, и когда двери полностью открылись, он, вскинув руки, медленно выбрался из кара.

Громкий голос эхом отозвался в помещении, перекрикивая шум работающих механизмов, которые были уже здесь до Сэма.
- Все нормально, парни. Займитесь машиной.

Сэм поспешно отшатнулся, потому что дети, примерно десяти или около того лет, кинулись к украденному кару Звездного Флота. Он увидел, как подростки облепили свой приз и начали его разбирать.

Сэм подскочил на месте, а сердце перестукнуло не в такт, когда мягкий голос позади него произнес:
- Это довольно маленькая вещица.

Сэм заставил взять себя в руки. Он не услышал одинокие шаги.
- Эй, Гриф.

Гриффин - одногодок Сэма, его приятель с подростковых лет. Но только это и связывало их с Сэмом. Гриффин был высоким худосочным человеком, одетый в какую-то серую робу, со множеством карманов и ручным лазером на поясе, больше подходящую для погрузчиков в открытом космосе, чем на Земле. Он сказал Сэму, что руководит этой операцией для «других интересов». Но что это за «интересы» Сэм не знал и не хотел знать. Ему совсем не нравилось, что он вынужден был приехать сюда, и он ненавидел себя за это. На Земле давным-давно было уничтожено все, что способствовало бы преступлениям. Все крупные группировки, которые оставались, были очень далеко, часто даже за пределами Федерации. И Сэм не хотел больше ничего знать.
Гриффин перестал обращать на него внимание и переключился на недавно прибывший кар. Одна из панелей кузова уже с грохотом упала на палубу.
- Как, черт возьми, тебе удалось украсть такую быстроходную машину?

- Убрал охрану, - сочинял на ходу Сэм, - Это неважная машинка. Они поставили ослабленную защиту: всего лишь десять миллионов комбинаций ключа.

Гриффин сунул пальцы в шевелюру и обернулся, изучающее глядя на Сэма. Он кивнул на кар:
- Сколько генераторов?

- Четыре.

- Будем надеяться, что они работают. Смотри, как она разворочена. – Гриффин улыбнулся Сэму, как будто желал опустить его.

Но Сэм не хотел так быстро сдаваться. Любая беседа с Гриффином была похожа на пргулку по минному полю. Он никогда не мог понять, что же выделяло этого парня среди других. И никто, наверное не мог.

- Джимми ездил. Он делал виражи и жесткую посадку.

Теперь Гриффин смотрел на него ледяным взглядом, в котором ничего нельзя было прочесть.
- Твой младший брат? Это он нашел ключ.

- Да. Он очень способный. И всегда мастерит что-нибудь.

- Итак, вы использовали некий ключ. Получили кар. Угнали его. Но все закончилось тем, что за вами погнались.

Сэм опустил глаза и уставился на палубу, не в силах выдержать пристальный взгляд Гриффина.
- Тогда вел Джимми, но ты его заменил. А он прячется от легавых вместе с пособниками.

Сэм стоял перед Гриффином, как перед судьей и терпел неудачу.
- Все, что тебе оставалось, так это приехать сюда. Так, чтоб тебя не заметили сенсоры.
- Не велик риск. Это легкая работенка.

Сэм чувствовал себя с каждым мгновением все хуже. Он понял, что задумал Гриффин. Но было уже слишком поздно:
- Это не так. Ты ошибаешься…

Гриффин почесал щеку, а потом вытащил из кармана кредитку:
- Я думаю, этого хватит.

Сэм схватил кредитку, сжал ее, чтоб прочитать баланс. Это было еще хуже, чем он думал:
- Двести?

- Тебя что-то не устраивает?

От отчаяния Сэм решился умолять:
- Гриф, это стоит, по крайней мере, тысячу. Это Звездный Флот!

Но Гриффин даже внимания не обратил на безрассудную попытку Сэма начать спорить. Он снова вернулся к служебному кару, сейчас почти совершенно разодранному. Только одно место на корпусе осталось закрытым. Все остальные механизмы были уже демонтированы.

- Для меня это будет стоить десять тысяч, - бесцеремонно сказал он.

Сэм подумал, что за десять тысяч кредитов можно было бы купить его самого.

Гриффин засмеялся, глядя как двое его пособников переругиваются друг с другом. Вдруг из одного из трубопроводов генератора вырвался сноп искр. Он поднял руки ко рту и закричал что есть силы:
- Эй, идиоты! Перекройте поток плазмы.

Парнишка, командовавший командой разборки, махнул в подтверждение, потом ударил провинившегося мальчишку. Тот принял удар без сопротивления, как побитая собака.

Сэм понял. Нет никакого способа победить с Гриффина.

Но все же, двести кредитов это не десять тысяч.

- Так что, Гриф? Мне на самом деле нужны деньги.
Но как только он произнес эти слова, понял, что снова все испортил. Никогда нельзя проявлять слабость. Это всегда твердил ему брат. И на переговорах никогда нельзя сообщать противной стороне то, что тебе действительно нужно. Джимми всегда читал книги по стратегии и тактике, а Сэм никогда не мог запомнить уроки брата, сколько бы раз его не слушал.

Бледные глаза Гриффина стали ледяными:
- Я плачу за работу, мне платят за части. Ты не знаешь, кому сбыть части. Ты уверен, что приложил максимум усилий, чтоб получить кар. А теперь послушай меня – за то что ты сделал, ты и заслужил только эту кредитку. Так что, гляжу, я еще проявил немыслимую щедрость, когда дал тебе две сотни. Как ты думаешь, а Джорж?

Гриффин специально, в насмешку использовал имя, от которого Сэм решил избавиться после того как сбежал с семейной фермы и жизни, которою Джорж Джозеф Кирк планировал для своего старшего сына. Брат Сэма и его новые друзья называли его вторым именем, которое стало его единственным.

Сэм ухватился за последнюю соломинку:
- А как насчет того, чтоб оставить кое-что Джимми? За то, что он сделал?

- Ты все еще со мной споришь?

Пульс Сэма бешено заколотился. Что если Гриффин отберет кредитку обратно?

Гриффин оттопырил нижнюю губу и задумчиво пробормотал:
- Сделаем вот как. Ты приведешь сюда Джимми, а я о нем позабочусь. Он талантливый парнишка. Он будет делать отмычки, чтоб воровать флотовское добро. Я смог бы его использовать.

Сэм огляделся по сторонам. Он находился в центре огромного помещения, среди разобранных ворованных каров. Его окружали вооруженные парни, готовые на что угодно ради своего лидера. Но всему, в том числе и его слабостям и страхам были свои пределы. Сэм никогда, ни за что на свете не допустит, чтоб принести все это в жизнь Джимми.
Он покачал головой:
- Это не для него.

Гриффин изучал Сэма, проверял его. Он вытащил другую кредитку.
- Ты, правда, уверен? Из того, что ты рассказал мне, я думаю, что твой брат нашел свое призвание. Возможно, я могу ему помочь.

Но Сэм снова покачал головой.

В ответ Гриффин вытащил кредитку и протянул ее так, чтоб Сэм увидел баланс. Он вложил карточку Сэму в ладонь.
Тысяча кредитов.

- Это не за кар, - сказал Гриффин, - это аванс, в честь первого знакомства.

Сэм завороженно уставился на него. Карточка в тысячу кредитов жгла ладонь.

Гриффин наклонился вперед и прояснил.

- Одно из двух: или отдай назад кредитки, или приведи мне своего брата. Решение за тобой. Какое ты выберешь, а Джорж?

Сэм уже знал ответ.
глава 8
Напротив Сада Венеры была стоянка каров. Там же находился и служебный транспорт: три кара Защитных Служб Сан-Франциско, и один немаркированный кар с дипломатическими кодами на ИД-платах.

Кирка и вулканца, на запястьях которых защелкнули индуктивные наручники, проводили к одной из машин СФЗС. Никто не обращал на них внимания, но оба знали, что стоит им отойти на пару метров, завопит сигнал тревоги.

Кирк поднял левую руку, вскидывая правую руку вулканца. Он посмотрел на светящиеся синие полоски, которые пульсировали вокруг браслетов на каждом из запястий.
- Как ты думаешь, вулканианин, может ты знаешь какой-нибудь трюк, чтоб освободится от этого?

- Вулканец, - поправил его товарищ по несчастью, - И попытка спасения была бы нелогична.

- Это было бы забавно.

Вулканец уставился на Кирка. Тот рассмеялся над выражением полного непонимания, написанном на лице молодого инопланетянина.

- Шутка, - сказал Кирк, - Ты на самом деле хочешь отправиться в тюрьму?

Вулканец мигнул:
- У землян нет тюрем.

- Ты что, не от мира сего?

- Разве я похож на «от мира сего»?

Кирк смерил его взглядом.
- Твоя одежка довольно старомодна, волосы закрывали уши… Тебя можно было бы принять за одного из нас.

Кирк увидел, как вулканец вздрогнул. Кажется, от его оценки, но с другой стороны, чужая душа - потемки?

- В конце концов, - продолжал Кирк, - существует Центральное Бюро Пенологии в Стокгольме. Ты слышал о Стокгольме?

- Основан в тринадцатом столетии Новой эры Земли. Население 3 487 612 по переписи 2248 года. Каролинский Институт, который награждает лауреатов вашей Нобелевской премии и Премии Зее-Магнеес…

- Ничего себе! Я и не думал, что ты знаешь это.

- Вы упомянули Центральное Бюро Пенологии.

- Ах да.
Кирк пристально посмотрел на него. Он подумал, что может быть это попытка какого-то инопланетного юмора.
- Главным образом оно управляет всеми дальними тюрьмами. Ты заешь об этом? Они отправляют заключенных подальше, поэтому говорят: «На Земле никаких тюрем нет». Но на самом деле, здесь много мест для заключения. Для переквалификации и реабилитации.

- Логично.

- Ха, это главное для тебя?

- Реабилитация?

Кирк закатил глаза:
- Логика.

- Логика - основа современного общества Вулкана.

Кирк с надеждой воззрился на него.

Вулканец посмотрел вопросительно:
- Вы не согласны?

- Нет, я только не был уверен, что ты сможешь ответить коротко.

- Я могу это раскрыть.

- Я не сомневаюсь.

Инопланетянин дернул плечами, как будто пожал ими, но не сказал больше ничего.

Чтоб его товарищ не передумал, Кирк обратил внимание на четырех офицеров СФЗС, которые что-то горячо обсуждали с двумя консульскими агентами на расстоянии десяти метров. Их было совсем не слышно. Они то и дело махали в сторону двух арестованных юнцов, и это выглядело совсем нехорошо.

- Ты когда-нибудь прежде попадал в такие неприятности? – спросил Кирк. Он продолжал пристально следить за взрослыми, пытаясь понять их намерения.

- У меня нет неприятностей.

Кирк рассмеялся.
- Правда? И как же такие проблемы называются на вашей планете?

- Они интересуются только человеком или людьми, которые, очевидно, украли служебный кар Звездного флота. А так как я не крал служебный кар Звездного Флота, я им неинтересен.

Кирк косо посмотрел на вулканца:
-Как ты узнал о каре?

- Именно это они обсуждают.

- Ты слышишь о чем они говорят?

Его товарищ посмотрел на группу офицеров, человека и вулканца:
- Вышестоящий офицер СФЗС утверждает, что, по крайней мере, два, а возможно три молодых человека ответственны за кражу служебного кара Звездного Флота.

- Хм, да у тебя отличные уши.

- Кроме того, - продолжал вулканец, словно не слыша Кирка, - Агент Кест, старший из двух консульских агентов, отмечает, что для меня нет никакой логической причины совершать воровство служебного кара. Также он сообщает, что у меня дипломатическая неприкосновенность. Таким образом, любая попытка обвинить меня в любом преступлении спорна.

- Спорна? - возразил Кирк, - Если это такой логичный аргумент, то почему СФЗС не позволили тебе уйти?

- Я нахожу, что люди склонны к дискуссиям.

Кирк возразил:
- Вовсе нет.

- Да, это так, - вулканец заколебался, поднял бровь, - Ребячество?

- Ты быстро улавливаешь смысл, - улыбнулся одобрительно Кирк.

Внезапно густой туман прорезал яркий свет, заметавшийся по парковке, пока не замер на одном месте. Еще один кар Звездного Флота медленно спускалась вниз.

Он отличался от того, который Кирк использовал для своей демонстрации. Это было новейшая машина темно-синяя с красной полосой. Она могла мчаться стрелой, словно звездолет. На кормовой части фюзеляжа светилась белая надпись, которая не сулила ничего утешительного: Криминально-Следственная Служба Звездного Флота. Кирк никогда раньше не видел таких машин. Если бы его кто-нибудь спросил, он бы сказал, что они отвечают за безопасность Звездных баз. Он даже не знал, что они есть на Земле.

Кирк увидел, из кара вышли как две женщины огромного роста. Обе в гражданской одежде. Они огляделись по сторонам с тем же выражением, как и агенты Вулканского посольства, а затем присоединились к офицерам СФЗС и консульским агента.

- Есть какие-нибудь идеи, о чем они говорят? – спросил Кирк.

- Немного. Кажется, они хотят обыскать нас.

Лицо Кирка прояснилось. Наконец-то, что-то пошло, так как надо.

Два агента КССЗФ подошли к двум подросткам. Кирк выпрямился, одернул куртку, невольно дернув в сторону своего товарища по несчастью.

- Здравствуйте, - сказала старшая из женщин. Она и ее партнер показали свои удостоверения, гласившие, что они Спецагенты Джилфиллан и Рикард.

- Мадам, - сказал Кирк, улыбнувшись своей самой теплой и открытой улыбкой, - Я искренне надеюсь, что Звездный Флот разберется в этом беспорядке и…

- Потише, мистер, - сказала Джилфиллан. Она кивнула своей партнерше, которая сняла с плеча трикодер и настроила сканер. Кирк читал руководство и мечтал сам когда-нибудь подержать его в руках.

Вулканец откашлялся.
- В интересах эффективности я должен сообщить Вам, что я защищен полной дипломатической неприкосновенностью.

- Это хорошо, - сказала Рикард и отвернулась.
Она нацелила сканер на Кирка, потом на инопланетянина. Внесла какие-то изменения в трикодер, затем снова просканировала их. Кирк не видел экран прибора, но расслабился. Он был уверен в показаниях.

Закончив сканирование, Рикард и ее шеф склонились над прибором.

Кирку понравилось, что спецагент Джилфиллан не высказала удивления.

Она подошла к вулканцу и заставила его неловко повернуться – распахнула его накидку и сунула руку во внутренний карман.

- Я обладаю дипломатической неприкосновенностью, - настаивал он.

- Но не для этого, - она держала в руках кредитку и отмычку, которую Кирк подсунул ему в карман, когда как будто споткнулся после драки.

Агент помахала карточкой и присвистнула, показывая ее коллеге:
- Шесть тысяч.

- Это мое, - сказал вулканец.

Джилфиллан взяла маленькое цилиндрическое устройство:
- А как насчет этого?

- Я никогда прежде этого не видел.

Агент показала его Кирку. Кирк пожал плечами:
- Что это? Какое-то инопланетное устройство или что?

Главный агент строго посмотрела на вулканца. Рикард снова взяла трикодер и просканировала устройство.
- Это взломщик квантового кода, предназначенный для того, чтоб аннулировать локауты безопасности Звездного Флота. Это противозаконно.

Глаза инопланетянина расширились на мгновение, прежде, чем он взял себя в руки, и лицо его снова закаменело:
-Я под защитой…

- Дипломатическая неприкосновенность. Я уже слышала это. Но это относится только к местным законам, - она указал на двух одинаково невыразительных консульских агентов, - Ваши друзья подтвердят, что Ваш иммунитет не распространяется на Унифицированный Кодекс Правосудия Звездного флота. Теперь это дело Звездного Флота, - он отступила в сторону и указала на кар КССЗФ, - идем.

Вулканец замер, слишком потрясенный, чтоб двинутся с места.

Кирк выступил вперед, всем своим видом показывая как он встревожен и раскаивается:
- Ладно, я начал драку, когда этот инопланетянин подошел ко мне, но…

Младший агент навела на него сканер:
- Прекрати, детка. Твоя ДНК тоже засветилась на этой вещице. Так что отдохни.

Джилфиллан подтолкнула Кирка в плечо, вынуждая его вместе с компаньоном побежать к кару КССЗФ.

Кирк попытался возразить:
- Этот парень попытался подсунуть что-то мне в карман. Я это вытащил.

Но агенты его не слушали, а вулканец не сопротивлялся.

Внутренность задней части кара была неудобной и «слегка продизинфицирована» нанофильтром который, впрочем, нисколько не спасал от застарелых запахов сотен других заключенных. Кирк сморщился от вони, ударившей ему в нос. Он повернулся и посмотрел на инопланетянина все еще пристегнутого к его запястью. Вулканец смотрел прямо перед собой, выпрямившись, словно он аршин проглотил.

Кирк нахмурился, откинулся назад и закрыл глаза, когда кар поднялся вверх.
- Ну, это будет весело, - сказал он.

Вулканец не ответил.

Кирк вздохнул. Похоже, ночь будет гораздо длиннее, чем он думал. И во всяком случае, он собирался сделать ее не такой паршивой.

- Джим Кирк, - сказал он.

- Спок.

Так все и началось.
глава 9
Великие военные академии прошлого проделали долгий путь до начала зари эры варпа. Аннаполис. Вест Пойнт. Колорадо-Спринг. Все безвременные жертвы третьей мировой. Но их традиции жили в Сан-Франциско, одном из немногих главных городов Северной Америки, которому удалось избежать последствий ужасного катаклизма и долгой ночи, последовавшей за атомным ужасом.

А потом после открытия Кокрейном варпдвигателя и его первого контакта с вулканцами удивительно выживший город стал маяком надежды. Никаких споров, никаких голосов против – казалось вполне естественным и неизбежным, что большой город должен был стать столицей планеты, сначала как база Командования Звездного Флота, а затем – и прибежищем Объединенной Федерации Планет. Когда, основанный одновременно с Федерацией Звездный Флот решил создать средство для обучения будущих офицеров, не возникло никаких вопросов по поводу того, что Сан-Франциско станет также и их домом.

По правде говоря, Академия Звездного Флота была более военизированной организацией, чем сам Звездный Флот. Но неумолимые опасности космических полетов, дисциплина, которая требовалась во время долгих миссий на хрупких суденышках, и обучение, необходимое для принятия верных решений перед лицом неизведанного в любой момент, прививали навыки и уроки, которые были выработаны за столетия войн. Риск всегда оставался риском, будь то на поле битвы, или в исследовательской миссии. В конце концов, риск был делом Звездного Флота. И столкновение с риском и было тем, что называется гуманизмом: лучшим и самым ярким в сверкающих залах и лабораториях Академии.

Восемьдесят восемь лет назад сам капитан Джонатан Арчер руководил церемонией, на которой здание Главного корпуса Академии назвали в его честь. И Арчер Холл на самом деле был продуктом того, более простого времени. У него все еще были двери, которые открывались на петлях, окна, которые открывались и закрывались, и кондиционеры, которые иногда напоминали замерзшим кадетам еще более древние времена, когда их предки жили в пещерах.

Но Элисса Корсо в почтенном старом здании ни на что не жаловалась. Как и другие, кому удалось сдать экзамены, проскочить через все бюрократические препоны, заручиться поддержкой нужных людей - служащих Флота, которые написали им рекомендательные письма, она наверное даже на вулкан взобралась,только бы добиться привилегии поступить в Академию. И это было ее самой главной целью в жизни.

Пока она не встретила Джима Кирка.

Он был умен, он был очарователен, бесспорно привлекателен, и несмотря на его цинизм, он поддерживал ее весь долгий заключительный семестр первого года обучения в Академии. Он никогда не жаловался, когда она не могла провести с ним больше одного выходного из-за того, что была занята курсовой работой. И он всегда был готов ей помочь в исследованиях. Иногда Элиссе казалось, что ее друг знал больше, чем преподаватели, и она дразнила его, что он должен учиться в Академии вместо нее. Но он все переводил в шутку или вовсе прерывал разговор, украв у нее поцелуй.

Элисса одернул кадетскую форму, посмотрелась в зеркало, висевшее на двери шкафа, и снова выругала себя за то, что стала объектом для насмешек. Что же такое было в этом парне? Ей уже исполнилось девятнадцать. Она была рациональной и независимой, «почти взрослой». Демонстрировала уникальные таланты и навыки, необходимые для того, чтоб поступить в самое популярное и труднодостижимое заведение Федерации. Но перед ее глазами снова возник Джим и его солнечная улыбка.

- Ты ведешь себя как идиотка, - сказала она своему отражению

Но ее покрасневшее отражение знало правду: или как кто-то втрескавшийся по уши.
Элисса закрыла дверцу шкафа. Все нормально.

Она окинула взглядом маленькую комнату общежития Звездного Флота – все как надо. Опрятные столы, падды, ровные ряды книг, гладкие и аккуратные, выровненные точно по десять сантиметров. Отлично. Если бы сегодня утром состоялся неожиданный осмотр, то вряд ли ее комната могла выглядеть лучше. Так как ее первое лабораторное занятие начиналось через час, у нее оставалось еще немного времени. Она решила позвонить, как и хотела еще рано утром, когда вернулась в свою комнату.

Она достала личный коммуникатор из ящика стола, щелчком открыла его:
- Джим, - сказала она.

Но ответа не было.

На мгновение Элисса подумала было оставить сообщение, но внезапно перед глазами встала картина: коммуникатор Кирка в руках Сил правопорядка. Она снова схватила свой, задумалась на мгновение и снова щелчком открыла его:
- Сэм.

На этот раз вызов прошел.

В квартире царил беспорядок, но Джорджа Сэммюэля Кирка это мало волновало. Его мучила бессонница, и он бесцельно валялся на своей ветхой зеленой кушетке. Он опирался босыми ногами на прямоугольный журнальный столик, заваленный китайской едой. Единственный звук доносился из угла от аквариумного насоса. Рассвет – единственный источник света, сочился сквозь жалюзи, острыми контрастами света и тени, высвечивая кавардак в комнате.

Его коммуникатор зазвенел.

Прибор валялся в ногах около полупустой открытой бутылки чистого виски и двух кредитных карточек Гриффина – одна оскорбление, вторая – кровавые деньги.

Сэм заколебался, живот свело от страха. Он из горького опыта знал, что, что бы он ни говорил Гриффину, не пройдет и часа, как кто-нибудь постучится в двери. И будет только хуже.

Сэм потянулся к коммуникатору, но уронил стоявшую рядом бутылку. Виски разлилось. Он чертыхнулся и наклонился, чтоб поймать ее прежде, чем она скатится со стола на пол.

Он поймал бутылку. Сделал большой глоток. Закашлялся. Глубоко вздохнул и открыл коммуникатор.

Это была подруга Джимми.

Ее ИД на дисплее был похож на дар небес, не потому что звонок принес облегчение, а потому что хотя он может хотя бы солгать Элиссе, раз не смог обмануть Грффина.

- Привет, девочка, - сказал он

- Ты можешь говорить?

Сэм понял, что она беспокоится. Он потер лицо, чтоб придти в себя.
- Да, я дома, - так как брат до сих пор не пришел домой, он думал, что тот все еще с Элиссой. Но если она звонит такая расстроенная…

- Джимми с тобой?

- Я надеялся, что он с тобой.
Сэм выругался.
- Когда ты видела его в последний раз?

- Вчера вечером на берегу около бара.

- Какого?

- Что-то типа Венеры…

- Я знаю, где это. Что случилось?

- Мы вошли внутрь, но Джим увидел двух копов, которые пришли сразу после нас. Он велел мне уходить, и сказал, что обо всем позаботится.

Мысли Сэма заскакали. Как это было похоже на Джимми. Позаботиться обо всем. Он посмотрел на свой аквариум. Таймер включил свет, и он увидел своих оранжево-белых рыбок-клоунов, которые ждали корма.

Сэм любил этих рыбок. Но сейчас его занимала только одна мысль:
- Он мне не перезванивал, - сказал Сэм.

- Ты сказал, что вы пошли в…

Сэм перебил ее, не дослушав. Он не сомневался, что компьютеры уже прослушивают разговор, но не мог не рискнуть. Его младший братишка был совсем не похож на него. Джимми всегда действовал прямо, не заботясь о том, нарушает он закон или нет. Но Сэм наверняка знал, что его брат отличает правду от несправедливости. Он мог немного запутаться и не увидеть границ, на которые ему указывали семья и друзья, но если он был в руках Сил правопорядка, то, что он должен сделать, оставалось только вопросом времени. И он непременно сделает правильный выбор.

Сэм ему завидовал.

Но ему вовсе не хотелось пропадать и отправиться в Центр реабилитации. Он знал, что как только Джимми начнет объяснять, зачем он смастерил отмычку, и кто помог ему использовать ее на служебном каре Звездного Флота, компьютеры тот час вычислят все разговоры между ними тремя.

- Я избавился от хлама, - сказал Сэм, надеясь, что Элисса поймет, что он имеет в виду. Она была кадетом Академии, и знала рамки.

- О! Ты же не думаешь, что это кто-нибудь нашел? Я имею в виду, вещи из твоего дома?

Сэм дал ей точку отсчета:
-Нет.

- Тогда почему Джимми не пришел домой?

Дом, подумал Сэм. Вот какая штука. Домом была их ферма в Айове. Но там для братьев не было ничего, кроме разочарованного, ожесточенного отца и…

- Сэм?

- Слушай, с ним все будет хорошо. Он умный парень. Он знает, как избавляться от проблем.

- Только… ты знаешь, через три дня…

Сэм помнил, что должно было случиться через три дня.

- Я скажу ему, чтоб он позвонил тебе, как только с ним свяжусь.

Элисса ничего не ответила, но даже по тихому потрескиванию статики, Сэм уловил ее беспокойство.

- Мы с тобой говорим о моем брате, - сказал он, - Ты же знаешь, он никогда никого не подводил, верно?

- Да.

- Тогда иди на занятия и не думай ни о чем, и…

Элисса оборвала связь…
- Он вернется. Пока… - только тишина в ответ.

Сэм уставился на свой коммуникатор, не зная, что делать.

Он решил, что лучше будет дождаться брата, а потом позвонить. Может быть, Джимми узнал об этой тысяче кредитов, поэтому так и поступил. Да, конечно.

Сэм почувствовал, как его захлестнула волна жалости к себе. Почему я никогда ничего не могу сделать, так как надо? Что бы я ни планировал, никогда ничего не выходит. Он посмотрел на аквариум, завидуя своим рыбкам, тому, что им никогда не надо было ничего выбирать и ничего решать. Животные не обманывали и не предавали своих друзей. Он внезапно вспомнил Физзбина – большую белую лайку, которую они вместе с Джимми растили на своей ферме. Эта собака всегда прибегала к Джимми, никогда в нем не разочаровывалась. Он никогда не забывал о ней, и она всегда ему доверяла.

Сэм снова выругался - один в пустой квартире, сердито смахнул слезы с лица. Его рыбки – клоуны носились взад и вперед по аквариуму. Он покормит их через пару минут, после того, как промочит горло.

Джимми всегда придумал бы, что сделать. У Джимми всегда был план.

- И кто это был?

Элисса захлопнула коммуникатор и виновато бросила его обратно в ящик стола.

Зее Бэйлофф замерла в открытых дверях. Она только что возвратилась с утренних занятий. Белокурые волосы прилипли ко лбу, ее форменная серая трикотажная рубашка промокла от пота.
- Позволь предположить, - сказала Зее, все еще немного запыхавшимся голосом, - Это был Джим-м-м-м-м? – протянула она его имя. Открыла шкаф и вытащила оттуда свой старенький белый халат.

Элисса не оборачивалась, задаваясь вопросом, сколько времени сможет еще выслушивать свою подружку. Они были соседками по комнате уже целый год, и Элисса знала, что у них нет друг от друга никаких тайн.

- Ладно, что случилось? - спросила Зее. И прозвучало это не как вопрос.

- Три дня до Суда чести, - Элисса распахнула окно. Оно выходило на север. Громадная территория Академии, официальные здания, протянувшиеся до дальних опор Моста Золотые Ворота стали проявляться из рассветного тумана.

- Расслабься, Корсо. Все получится.

Как и требовали правила Академии, Зее, ловко скинула серую трикотажную рубашку, шорты и нижнее белье и сунула их в мешок для стирки внизу шкафа. Она накинула на плечи халат и взяла с верхней полки комплект для душа.

- Ну, в общем, кто-то проник в лабораторию, использовав мои коды доступа, - сказала Элисса с нажимом.

- Это ты? – спросила Зее.

Элисса обернулась, вспыхнув от гнева:
- Как ты могла только подумать такое.

- Это мой пунктик, дурочка. Никто не сможет доказать, что ты это сделала, потому что ты этого не делала.

- А коды ИД говорят о другом.

- Коды можно украсть.

- Но кто?

Зее удивленно посмотрела на Элиссу:
- А ты как думаешь?

Элисса поняла, кого имела в виду Зее и резко оборвала ее:
- Он никогда бы со мной так не поступил.

Но она не убедила Зее.
- Ну да. Я слышала, как он говорил о Звездном Флоте и об этом месте. Он думает, что любой офицер – ханжа и надутый педант. И кадеты не на много лучше.

- Он – мой друг.

- Был им, пока ты не дала ему то, что он хотел.

Элисса почувствовала, как кровь отлила от лица:
- Он совсем не такой.

- Слушай, факты на лицо. Во-первых, это парень ненавидит и Звездный Флот, и кадетов. Я хочу сказать, как только он понял, кто ты такая, почему вы не расстались?

Элисса не хотела признаваться, но это вырвалось само собой:
- Зее, я думаю, что на самом деле люблю его.

- Правильный выбор.

- Ты, правда, думаешь, что он использовал меня, чтоб получить мои коды доступа?

Зее уселась на край стола и положила руку Элиссе на плечо.
- Ты знаешь его гораздо лучше, чем я. Что ты сама думаешь?

Элисса призналась сама себе, что Джим привлекал ее прежде всего тем, что казалось, будто он потерял себя, что ему нужно указать путь, и именно она могла этот путь указать. Но теперь ей на ум приходили ужасные вопросы. Что если все это было специально спланировано, чтоб ее завлечь? Что если Джим всегда точно знал, что будет делать дальше, а она, видя его неприязнь к Звездному Флоту, позволила ему сбежать.

Джим мог разрушить все ее мечты о Звездном Флоте.

Что, если Зее была права?
глава 10
- Вы проделали долгий путь из Айовы, - сказала спецагент Джилфиллан. Ее серые глаза казались почти прозрачными в ослепительном свете комнаты для допросов.

Кирк улыбнулся ей через стол:
- Думаю да. А вы откуда? – он откинулся на стуле и развалился с таким видом, словно ничего в этом мире его не заботило. Как будто ему нравилось, что его доставили в Штаб Звездного Флота и он мог медленно сводить с ума всю Криминально-Следственную Службу Звездного Флота.

- У Вас есть какие-нибудь идеи по поводу того, во что Вы вляпались? – спросила Джилфиллан беззаботным голосом, словно, так же как и у Кирка, у нее не было никаких проблем, как будто она могла сидеть здесь сколько угодно, что она, впрочем, и делала.

Кирк продолжал отпираться, притворно негодуя:
- Я был в баре. Парень с Вулкана врезался в меня, а я слишком быстро отреагировал. Мне жаль. Прошу прощения. Я куплю ему новый плащ. Но мы ведь говорим всего лишь о драке в баре. Это что, большая проблема?

- Не об этом, - возразила Джилфиллан, - О краже служебного кара Звездного Флота.

Кирк широко раскинул руки, словно спрашивая, что еще хочет от него Звездный Флот:
- Я уже говорил Вам, как и всем остальным здесь. Парень с Вулкана и его… а что это за штуковина, с помощью которой он украл его, а?

Джилфиллан подняла падд и включила его:
- Вы, кажется, видели. По крайней мере, большую часть.

Кирк хотел посмотреть, что бы она там ни прочитала, но спецагент далеко отодвинула от него экран:
- А почему Вы думаете, что это я?

- По Вашему мнению, тот, кто может сделать такой взломщик кодов, должен быть достаточно умным и заниматься гражданскими карами.

- Ладно, проехали. Я не такой умный, чтоб сделать отмычку. Очевидно же, что это сделал вулканец. И так как раньше я не занимался воровством машин, то почему бы я начал это делать теперь, и начал со служебного кара Звездного Флота?

- Также мы нашли отпечатки Вашего брата Джорджа Кирка.

- Сэма? – спросил Кирк. Он постарался сдержать дрожь в голосе.

Джилфиллан посмотрела на падд:
- Мне жаль.

- Он подставил Сэма.

Джилфиллан снова взглянула на падд:
- Здесь все записано.

- Он не виновен. Он уже завязал.

- Семь раз?

Кирк вынудил себя говорить спокойно:
- Это ошибка. И он об этом знает. Он никогда больше переступит черту.

Джилфиллан кивала, как будто не заботясь, так оно было или нет. Она коснулась экрана падда.
- Итак, насколько я могу судить, ты хороший мальчик. Правда, тот еще… э… как это называется, забияка… Ты уехал из Риверсайда. Летал на «Борровинге». Несколько неформальных поездок со школьными друзьями. И маленький фермер выпускает пар. Да, есть еще кое-что. Ты очень любишь брата и заботишься о нем. Сильные семейные узы. Я бы сказала, что родители правильно тебя воспитали. Рано научили ответственности.

Кирк впился глазами в свои руки.
...Босые ноги, ступающие по замороженной грязи… Тысячи трупов, обугленных, раздутых… Тошнотворный сладковатый запах, такой сильный, что…

- Кирк? – вопрос Джилфиллан привел его в чувство, - Вы слышали, что я сказала?

- И так?

- И так, ты славный парень, порядочный человек.

- И?.. – Кирк заставил спецагента продолжать.

- И любой порядочный человек понимает последствия своих слов. Если он говорит властям, что невиновный человек совершил преступление, в то время, как он этого не делал. Такой невинный человек может быть незаконно наказан.

Кирк выдержал ее пристальный взгляд:
- Так в чем же мои проблемы?

Джилфиллан выключила падд и положила его на стол:
- Вот и скажи мне.

Она сложила оружие и ждала.

Кирк был достойным соперником. Он следовал шаг в шаг и решил непременно победить спецагента в ее игре.

Они оба ждали и молчали.

В комнате наблюдения Юджин Мэллори наблюдал за допросом, скрестив на столе пальцы.

- Он тот еще хитрец, - сказал наблюдатель из Специального Агентства Чейг Луи Хамер, агент КССЗФ, ответственный за действия Звездного Флота в Северной Америке.
Это был высокий человек, с коротко подрезанной бородой, в неподходящем костюме, который всем видом показывал, как он недоволен тем, что его подняли с постели и заставили сидеть здесь вместе с Мэллори по такому незначительному поводу.

- Он не хитрец, - возразил Мэллори, - Но он определенно что-то скрывает.

- Да, он украл служебный кар.

- Это и так понятно, - Мэллори поднял маленькое цилиндрическое устройство - взломщик кодов, который КССЗФ нашли у вулканца, - и его ДНК это подтверждает.

- Кирк не отрицает, что касался его, когда вулканец пытался ему его подбросить.

Мэллори проговорил задумчиво:
- Здесь есть что-то еще…

Хамер сделал еще один глоток кофе и уставился на маленький экранчик дисплея, который показывал Кирка и спецагента Джилфиллан в комнате для допросов. Они молча пялились друг на друга.

- Единственная причина, которую я вижу, почему директор приказал мне явиться сюда, состоит в том, что Вы думаете, что один из этих парней пробрался в лабораторию Академии и украл дилитий.

Мэллори снова внимательно посмотрел на отмычку.
- Френсис сказал, что там использовали другой трансмиттер. Но в обоих преступлениях использовалась одна и та же квантовая техника взлома кода.

Хамэр зевнул, он все еще не проснулся:
- Итак, Вас не убедили?

Мэллори махнул устройством в сторону маленького экрана:
- С одной стороны Ваш агент сделал правильный вывод. Если Кирк настолько умен, чтоб сделать такую отмычку, почему бы не использовать ее, чтоб украсть гражданский кар? Так намного легче избежать неприятностей.

- А с другой стороны?

- Если он настолько умен, чтоб изготовить отмычку, которая позволила ему украсть дилитий, так, что его не нашел Звездный Флот, тогда зачем рисковать две недели спустя, крадя что-то, настолько бесполезное, как служебный кар?

- Если мы говорим об уме, мистер Мэллори, я предлагаю пристальней приглядеться к вулканцу.

- Его родители состоят в штате Посольства Вулкана.

- Отлично. Это значит, что он мог контрабандой вывести украденный дилитий в посольской сумке.

Мэллори одарил агента КССЗФ скептическим взглядом.

Но у Хамера уже был приготовлен ответ:
- Послушайте, я имею дело с такими вещами каждый день. И позвольте сказать Вам, что преступлений, совершенных землянами по данным всеобщей статистики намного больше, чем помех в фоновом излучении. Никто не станет жить здесь, чтоб заниматься воровством, никому это больше не нужно. Фактически, когда дело доходит до реального преступления, такого, о котором мы читали в исторических книгах, более чем в восемьдесяти процентах тех, с которыми имеет дело КССЗФ, и которые могут засечь Силы правопорядка, совершают чужаки: колонисты или инопланетяне. Не имеет никакого значения, кто из них.

Агент кивнул на экран:
- И делая выбор между подозреваемыми: землянином или вулканцем… Хотите пари? Шансы всегда будут за инопланетянина.

Мэллори поднял отмычку на ладони.
- Возможно, некоторые инопланетяне… Но вы слышали когда-нибудь о вулканце, совершившем преступление?

- Вы кое-что забываете, мистер Мэллори. Он не только вулканец. Он – подросток, - Хамер указал на отмычку в руках Мэллори, - И его ДНК так же имеется на взломщике и на кредитке в шесть тысяч, которую мы у него нашли.

Мэллори нахмурился, все еще пытаясь выяснить, в чем же могла состоять связь между дилитием, служебной машиной и этими двумя арестованными подростками. Он ненавидел тайны.

- Посмотрите с другой стороны, - сказал Хамер устало, - Технически Вы правы. Вулканцы никогда не нарушают закон. Но Вы на самом деле думаете, что они никогда не ошибаются? Так как делают все подростки?

Мэллори бросил отмычку на стол.
- Я соглашусь с Вами. Пока. Ничего нельзя исключать.

На экране Кирк и Джилфиллан были по-прежнему неподвижны. Мэллори решил, по крайней мере, дать Кирку шанс доказать его самоуверенность. Совершенно необычную в семнадцать лет.
- Вот что, покажите-ка спецагента Рикард.

Хамер склонился над управлением и переключил дисплей на вторую комнату допросов.

- Интересная деталь в человеческо-вулканских взаимоотношениях, - спецагент Рикард продолжала диалог со Споком. Она посмотрела на свой падд, но вулканец не видел, что там, - Никого соглашения об экстрадиции.

Напротив ее долговязый вулканец-подросток сидел, уронив руки на колени. Он ничего не ответил.

- Очевидно, - продолжала Рикард, - такого приоритета никогда не было, потому что в этом не возникало необходимости. Если б Вы были андорианцем или денобуланцем, то мы могли бы признать Вас виновным здесь, а затем выслать отбывать наказание на Вашу родную планету. Но, так как Вы – девятнадцатилетний вулканец, первый раз нарушивший закон, я предполагаю, что Вы будете проходить реабилитацию в Новой Зеландии. В недавно открытом пенецитарном поселении Звездного Флота. Минимум охраны. Оно основано в соответствии со Стокгольмскими протоколами. Вы будете первым нечеловеком, заключенным туда. Пока что.

Разум Спока заполнился красновато-коричневыми пустынями, сухими ветрами, небом дома. Образы и ощущения успокаивали его.

- Фактически, - продолжала Рикард, - для Вас было бы гораздо легче отбыть наказание здесь, а не на Вулкане. Я понимаю, что на Вашей планете не существует преступности. Совершать преступления нелогично. Вы – первый вулканец, которого признают виновным. За всю историю. Это будет иметь последствия для Вашей семьи?

Спок сконцентрировался на потоке воздуха, проходящем в легкие. Он дышал глубоко, представляя запутанную химию: как молекулы кислорода проникают сквозь альвеолы в кровоток, как их захватывают молекулы меди его вулканского метапротеина и, впитав его, зеленеют…

Рикард продолжала говорить, несмотря на его молчание:
- Я знаю, что клингоны, когда-то вырезали целые кланы, даже если один их член совершал преступление против Империи. Возможно, они и сейчас так делают. В некотором смысле такое действие было бы логично. И по прошествии нескольких поколений, можно было попросту устранить из населения весь преступный генофонд. Что-то подобно происходило и на Вулкане?

Спок представлял вкус пломикового супа, который его мать обязательно готовит во время торжественной медитации каждую осень. Он анализировал каждый компонент аромата, классифицируя их по числу углеродистых колец.

- Вы знаете, - говорила Рикард, - я начинаю понимать, что на самом деле делает вас, вулканцев, особенными, - она растерла затекшую шею, - Иначе как еще объяснить ваш уникальный эмоциональный контроль. Это идеальное средоточие. Я никогда не слышала о людях, которые могли бы…

Не закончив предложение, он грохнула по столу так, так, словно в маленькой комнатке раздался удар грома. Падд подскочил на столе. А Спок удивленно уставился на нее.

Рикард кивнула:
- Я намного лучше тебя в этом разбираюсь, остряк. Так что не думай, что можешь играть со мной в одну из своих инопланетных игр.

Спок почувствовал, что сердит на эту человеческую женщину, которая так резко вырвала его из медитации. Его гнев удвоился, когда он понял, что чувствует гнев. Он заставил свое тело расслабиться, замедлил биение сердца и унял подергивание крошечного мускула на щеке.

Но хуже всего было то, что он увидел самодовольное выражение на ее лице, которое явно говорило о том, что она заметила все его скрытые эмоции.
- Это была присказка, а теперь послушай, что я скажу: я никогда не заключала вулканца под стражу. Реальность такова, что нет ни одного свидетельства того, что кто-нибудь из вулканцев был когда-либо арестован на Земле, уже не говоря о том, чтоб быть обвиненным в преступлении.

Рикард смерила его взглядом, рассматривая, словно какой-то любопытный экземпляр:
- Существует маленькая история, которая здесь произошла. И я хочу знать, почему.

И прежде, чем Спок успел предпринять попытку вновь погрузиться в медитацию, он увидел, что агент бросила взгляд на один из оптических сенсоров на стене. На ее лице появилось выражение сильнейшего раздражения.

Спока затопила волна восторга. Он знал это выражение на человеческом лице. Она сдалась! Он успешно пережил ее примитивные и эмоциональные методы допроса. Превосходство вулканца, его умственная дисциплина одержали победу. Он почувствовал, что спокойствие пустыни возвратилось к нему, словно он шел по следам Сурака. Он знал, что это было неправильно, но он чувствовал, что горд собой.

Коммуникатор Рикард зазвенел, и она щелчком открыла его:
- Рикард.

Мужской голос произнес:
- Это Хамер. Агент Рикард, мы собираемся пока прекратить дело. Сопроводите молодого человека в камеру задержания. Мы связались с Посольством Вулкана и известили его родителей о том, что их сын арестован. Скоро они прибудут сюда.

Спок переменился в лице, и женщина это снова заметила.

Она захлопнула коммуникатор и спрятала его в карман куртки:
- Посольство Вулкана находится прямо через улицу. Вам не придется долго ждать.

- Напротив, - возразил натянуто Спок. Маска безразличия на мгновение исчезла с его лица, - Возможно, что моих родителей и вызвали. Но я уверяю Вас, что они не приедут сюда ради меня.

- Не будь так уверен. Вулканцы любят своих детей, так же как и мы, - воскликнула Рикард, возбужденно жестикулируя перед лицом Спока.

- Нет никакой причины и дальше оскорблять меня.

Спок увидел, что выражение ее лица снова изменилось. Теперь на нем была написана жалость.

- Нет, - сказала женщина, - я думаю, что нет.

Мэллори наблюдал, как Рикард проводила молодого вулканца из комнаты для допросов.

- Это, конечно, Вы их вызвали, - сказал Хамер, - Меня позабавила его реакция, когда я упомянул о его родителях, - он поднял бровь, - Я думал, что у них нет эмоций.

- Есть. Только они не выражают их таким образом, каким это делаем мы. Возможно, этот парнишка пропустил несколько уроков, - сказал Мэлори, уставившись на дисплей, даже, несмотря на то, что комната опустела.

Хамер кашлянул:
- Итак, теперь Вы собираетесь оставить это дело нам, мистер Мэлори? Я полагаю, что у Вас есть более важные вещи, чем мелкое воровство?

У Мэллори действительно были другие неотложные дела. Он знал, что в любой момент могли прийти известия с Хелстрома III, и что он должен был проанализировать его перед встречей со своими коллегами в ООС. Он закрыл глаза, потер их, и вновь увидел перд собой измученное лицо капитана и тела детей. Но все же было что-то такое в этом на первый взгляд незначительном случае.

- Вулканец не воровал кар, - сказал Мэллори, - Это доказала его реакция на то, когда он услышал Ваши слова, что его родители все знают. Ни один подросток, который так беспокоится о том, что о нем думают его родители, не станет красть кар.

- Таким образом, вулканец бы не украл, а мальчишка Кирк слишком умен, чтоб украсть, - сказал Хамер, - Это оставляет нас с двумя подростками, ни у одного из которых не было мотива совершить преступление. Однако, присутствие их ДНК свидетельствует о том, что оба они виновны. Прибавьте к этому шесть тысяч кредитов, которые говорят о том, что кто-то что-то кому-то продал, и то, что кар до сих пор не нашли.

Агент КССЗФ смерил Мэллори раздраженным взглядом, совершенно потеряв интерес к существующему порядку дел: какой-то бюрократ из Звездного Флота вмешивался дела, которые его не касались.

- Доверяйте мне, мистер Мэллори, и эти несостыковки легко состыкуются. Может быть, Вы просто оставите это дело КССЗФ?

- Я сделаю это только тогда, когда пойму связь между этими двумя мальчишками и воровством в Академии.

- Вы, в самом деле, думаете, что это сделал кто-то из них?

- Мы узнаем об этом, когда сюда приедут их родители.
глава 11
- Он – твой сын, - говорила Аманда, - Наш сын. И мы поедем туда.

Сарэк, сын Скона, вулканский атташе, отвечающий за научные социальные программы и развитие присоединенных миров, оставался безмятежным и нейтральным.
Но у его жены глаза сузились от гнева:
- Не смотри на меня таким взглядом!

- Каким взглядом, жена?

- Публичным взглядом. Взглядом посольского кандидата. Взглядом вулканца.

- Учитывая то, что я вулканец, логически у меня нет никакого выбора в этом вопросе.

- И не меняй тему.

Сарэк решил, что пришло время снова заняться изучением гобелена на стене их частной квартиры. Это была изящная вещица раннего импрессионизма Шарилиана, изготовленная полторы тысячи лет назад на Вулкане, на которой был изображен рассвет на Горе Селея.

Аманда увидела, что ее муж собирается погрузиться в медитацию – его традиционный способ «обсуждения» всего, что касалось их сына, но сегодня она не собиралась ему это позволить.

Она встала перед гобеленом:
- Сарэк, Спок в беде.

- Это не так.

- Он арестован Звездным Флотом. Из-за кражи.

- Правильно. Но ни у одного вулканца нет причин для воровства. Власти Земли совершили ошибку, которую они вовремя поймут и исправят. Спока довольно скоро отпустят.

- Они освободят его, только если мы приедем в Штаб Звездного Флота, и ты объяснишь им это, Сарэк. Ты понимаешь насколько стыдно это должно быть для Спока?

- Стыд – человеческая эмоция. Спок не будет чувствовать этого.

- Ооо! - Аманда топнула ногой полу, вымощенному красной плиткой.
Она была женой Сарэка больше двадцати лет. Она знала вулканцев: путь логического и эмоционального контроля был лучше, чем гедонистическая философия Земли и многих других миров. Но все же, Сарэк использовал вулканскую логику как барьер между его эмоциональной привязанностью, вместо того, чтоб лучше усиливать ее.

Она бросилась в прихожую и схватила плащ:
- Ну, хорошо же! Я - пойду!

Она набросила розовую накидку на плечи и поправила перед зеркалом золотисто-каштановые волосы. Несмотря ее любовь ко всему вулканскому, она оставила его, хотя избавлялась от всего, что было в человеческом стиле. Эстетически Сарэк находил его «экзотичным».

Она увидела в зеркало, как он встал позади нее. Она опустила глаза, но не в знак подчинения, а потому что знала, что сейчас могла только одно: впиваться в него взглядом.

- Жена, - сказал Сарэк спокойно и разумно, - прошу тебя пересмотреть то, что ты собираешься сделать.

- Это ещё почему?

- Из-за нашего договора.

Аманда подняла взгляда и увидела свое отражение в темных глазах своего мужа.
- Относительно Спока, - добавил Сарэк.

- Мы оставили это в прошлом.

- Нет, не оставили.

Аманда вздохнула. Она расслабилась, позволяя разуму заполниться простыми медитативными вулканскими ритмами, с которыми она справилась. Она покорно сконцентрировалась на своем дыхании, встав перед Сарэком.

- Я подозреваю о трудностях, которые постигли нашего сына, - сказал он, - Я знаю то, с чем он столкнулся на Вулкане. Я знаю о всех насмешках и мучениях, которым его подвергали другие дети, когда он был ребенком, - Сарэк поднял брови прося прощения – эмоции, которая как знала Аманда была бы неприемлема при любых других обстоятельствах, нежели такое личное обсуждение между мужем и женой, - Я понимаю, что это прерывало его концентрацию и замедляло его занятия.

Но Аманда не могла позволить никому сомневаться в ее сыне, независмо от того, как бы мягко это не делали, даже Сарэку:
- Спок – исключительный ученик. И ты знаешь, что он – бриллиант. Даже по стандартам Вулкана.

- Конечно, - сказал Сарэк спокойно, - но надлежащие занятия отроков его возраста представляют из себя более, чем просто мастерство в мультифизике и механическое запоминание истории. Существует вопрос эмоционального контроля. И здесь мы оба должны признать, что способности нашего сына не являются столь же бесспорными, какими должны быть.

- Именно поэтому все больше причин, что мы должны поехать к нему теперь.

- Нет. Все больше причин, что мы должны соблюдать наше соглашение.

Аманда утеряла нити медитации, забыла о дыхании. Она была матерью, которая любит своего сына. Поэтому она должна была действовать.

Сарэк протянул руку, вытянув два пальца в очаровательном жесте утешения.

Аманда никогда не могла сопротивляться очарованию Сарэка и его любви. Так было и теперь. Она соединила свои пальцы с его в древнем ритуале, в котором два отдельных существа сформировали признаки длинной жизни и процветания, показывая, как теперь переплетены их жизни.

- На Вулкане, - сказал Сарэк, вглядываясь в глаза своей любимой жены, - наш сын оказался перед лицом уникальных обстоятельств. Он ни вулканец, ни человек. В нем смешались эти две сущности. Но в этом мире, ради него мы оберегали его от знакомства с землянами, и его занятия должны продолжаться так же, как шли. Но если мы оба, или ты одна поедешь в Звездный Флот, и этим своим дейтсвием раскроешь человеческое наследие Спока, что будет с его занятиями тогда?

После более чем двадцати лет жизни с этим любимым человеком и вулканцами, Аманда была в состоянии оценить то, что ее муж хотел сказать этими словами и выражением, с которым он их сказал, она снова растерялась
- Ты любишь его, но ничего для него не делаешь, - сказала она мягко.

Выражение лица Сарэка выдало почти подсознательное чувство замешательства.
- Эмоции не имеют никакого отношения к этому. Спок когда-нибудь станет великим ученым. Ради всех тех людей и всех миров, которые извлекут пользу из его открытий, будет логичным, если мы сможем удалить это препятствие с его пути.

Аманда улыбнулась: Сарэк наконец-то понял.
- Кто-то должен поехать туда. И помочь все выяснить.

- Я приму необходимые меры.

- Я люблю тебя, - сказала Аманда.

Лицо Сарэка осталось нейтрально спокойным:
- Ты – моя жена, - согласился он, - А я твой муж.

Аманда широко улыбнулась, потому что она почувствовала его страсть в этом простом и одновременно сложном утверждении. Ее муж и сын были ее жизнью. И ничего не делало ее более счастливой, чем осознание того, как близки были все трое, объединенные такой любовью и пониманием.

Скоро все будет сделано так, как надо.
глава 12
Сэм Кирк проснулся поздно днем с головной болью и сухостью во рту. Он сполз со смятой зеленой кушетки, поднял пустую бутылку Старка и выругался про себя, за то, что не догадался вчера оставить себе хотя бы каплю, которая бы помогла ему проснуться.

Он уронил голову, пытаясь вспомнить, что же вчера он хотел сделать. Было что-то, что он забыл. И это было очень важным.

Он услышал звук позади себя и неловко обернулся.

Джорж Джозеф Кирк, его отец, все шесть с половиной футов роста и двести пятьдесят фунтов веса, нежно окроплял рыбок в аквариуме рыбьим кормом.

Он оглянулся на своего сына, и Сэм, сфокусировав взгляд, увидел выражение неодобрения на мрачном, испещренном морщинами, загорелом лице отца.
- Я сам открыл, - его голос был глубоким и хриплым. Холодным.

Это было банально. Сэма занимал другой вопрос:
- Что ты здесь делаешь?
Он посмотрел через дверь в прихожую и увидел старую звезднофлотовскую сумку отца.

- Джим арестован.

- Что?

- Что слышал, - Джо Кирк выдавил тюбик рыбьей еды и тщательно закрыл аквариум.

Сэм вскочил, задрожав. Он затянул петлю на шее. Он посмотрел на настенные часы, которые подарил Джимми какой-то старик в одном из тех магазинчиков, в которых он подрабатывал на Нью Юнайтид-Сквэа. Они показывали земное и марсианское время, совместив два разных по долготе дня и календаря. И они были полностью механическими, как сказал Джимми и какими-то особенными. Как бы то ни было, он потратил целую неделю, чтоб восстановить их и вновь заставить работать.

- Уже больше четырех.

- Мама здесь?

Джо подошел к окну, дернул, с усилием открывая металлические жалюзи.
- Кто-то должен управлять фермой.

Сэм не понимал ничего. Он говорил с отцом меньше минуты, и должен был начать снова.

- Подожди, - он, шатаясь, побрел в ванную. Он был уверен, что у него был блок ингаляторов, которые успокоят его и облегчат необходимость иметь дело со стариком.

- Когда ты последний раз видел брата?

Сэм проигнорировал его вопрос. Он рылся в аптечке в душевом модуле в поисках одной вещицы. Наконец, он нашел маленький цилиндрик ингалятора, встряхнул его. По крайней мере, одна доза осталась. Нужно было покупать новый.

Он сунул нос в мягкую пластиковую чашку, включил цилиндрик и вдыхал, пока тот не перестал жужжать.
Когда он открыл глаза, головная боль прошла. Он увидел отца в дверях и почувствовал себя достаточно хорошо, чтоб улыбнуться.
Отец, как всегда хмурился.
- Смотрю на тебя… - сказал он с отвращением.

Сэм качнул рукой мимо крана, включая его.
- Ты зашел… - он плеснул в лицо водой.

- Когда ты последний раз видел брата? – повторил Джо.

Сэм вытер лицо потрепанным полотенцем:
- Вчера вечером. С его подругой.

- Во что ты втянул его?

- И что это должно означать? – он протиснулся мимо отца обратно в комнату и зашел на кухню

Отец схватил его за плечо огромной мозолистой рукой и развернул к себе:
- Ты выслушаешь меня, Джорж.

- Сэм, - выкрикнул он это имя, словно плюнул ядом.

- Меня не волнует, как ты хочешь называться, - Джо Кирк обвел взглядом неприглядную обстановку жилища его старшего отпрыска, - Меня не заботит, что ты живешь, как животное. Мне наплевать, что ты слил в канализацию свою жизнь…

- Хорошо. Ты можешь уехать хоть сейчас, - Сэм попытался вырваться, но отец не отпускал его.

- Другой вопрос – Джим.

- Тогда почему ты не с ним?

Кровь бросилась Джо в голову. Он схватил сына за грудки и приподнял:
- Если б твоя мать только могла услышать как ты…

Сэм уперся обеими руками в широкую грудь отца:
- Отпусти меня!

Джо не сдвинулся с места:
- Если Джим попал в беду, то я знаю, кто виноват, - он встряхнул Сэма, - Ты.
Наконец, он отпустил его, и Сэм едва не упал, - Говори, что ты сделал на этот раз?

- Ничего. Это была идея Джимми.

- Что за идея?

Сэм понял, что сказал уже слишком много и попытался возразить:
- Если у него неприятности, то я ничего об этом не знаю. Они со своей подругой кое-что задумали.

- Твой брат никогда сам не впутывается в неприятности.

- О, это ты так думаешь!

- Он всегда слушает меня и мать.

Сэм отмахнулся от него, как будто пытаясь забыть все предыдущие слова:
- Это было давным-давно, папа? И знаешь, кто в этом виноват? Не я. И не мама.
Он повернулся к маленькому холодильнику, посмотрел на открытые контейнеры с синтетической едой. Ничего натурального или аппетитного.

- Я дал вам обоим все, что мог.

Сэм захлопнул дверцу с такой силой, что услышал, как упали внутри контейнеры. Он развернулся и выкрикнул отцу в лицо:
- Прекрати! Ты никогда не слушал нас. То, что нам было нужно. Ты дал нам все, что ты хотел! Пол жизни тебя даже не было рядом!

- У меня была работа. Я работал на Звездный Флот, чтоб ферма моего отца могла стать вашей.

- Но я никогда не хотел этого! И Джимми тоже!

- Но она осталась в семье.

- Ты думаешь, что мы все еще семья? После всего, что произошло?

Джо качнулся к сыну и поднял руку, но так же резко опустил ее.

- Посмотри на себя, - выкрикивал обвинения Сэм, - Ты готов был ударить меня и ты еще спрашиваешь, почему я уехал из Риверсайда?

Глаза Джо метнули молнии. Сэм зажмурился - они были такими же, как у Джимми.
- Я никогда и пальцем тебя не трогал. Как и твоего брата.

- Правда, папа? А не ты ли послал Джимми на Тарсус IV?

Джо мигнул.
- Это было давным-давно.

- Три года прошло. А его до сих пор мучают кошмары. Я его слушаю. А ты – нет.

Сэм увидел, как его отца сотрясла дрожь, и на всякий случай приготовился.
- Ты старший, - выдавил хрипло Джо, - ты должен был поехать.

- Правильно. Обвиняй меня.

- Некого винить, - Джо Кирк несмел поднять на Сэма глаза, но почему: из-за стыда или горя, его первенец не понял.

Сэм яростно выкрикнул:
- Джимми рассказал мне о том, что там произошло. Не сразу. Ему совсем не нравится об этом рассказывать. Но знаешь что, папа, если бы я оказался там, то я бы сделал то, что они приказывали. Как тебе это нравится? Как ты думаешь, что я должен был чувствовать? Я бы сделал то, что они приказывали…

Сэм покачал головой. Его пыл угас. Ему хотелось есть и пить. И не хотелось больше ни о чем говорить. Он схватил куртку и кинулся к дверям.

Джо с удивлением уставился на него:
- Ты уходишь? Мы собирались навестить твоего брата.

Сэм со злостью пнул отцовскую сумку:
- Иди, встречайся. Я не могу. Я должен кое-что сделать!
глава 13
- Садись, парень, - Мэллори указал на стул напротив, - Ты Джеймс? Или Джим? Может быть Тиберий?

Кирк уселся, откинувшись назад и скрестив руки на груди:
- Это имеет какое-то значение?

Мэллори кивнул на агента Джилфиллан, которая выглядела очень утомленной после бессонной ночи и допроса Кирка. А Кирка распирало от гордости, что она выглядела так потрепанно. В семнадцать лет он чувствовал себя в зените игры, победителем.

Джилфиллан вышла в коридор и коснулась панели управления, чтоб запереть за собой дверь комнаты для допросов.

Мэллори подождал, пока закроется дверь и начал:
- Тогда, Джеймс. Ты не похож на Тиберия.

Кирк пожал плечами. Оценка этого человека не имела для него никакого значения.

- Старое родовое имя? – спросил Мэллори.

- Мой дед его придумал.

- В честь императора?

Кирк подумал, что это довольно странный вопрос:
- Да.

- Ты знаешь, ведь был и другой. Не такой известный и не такой кровожадный.

Кирк не знал этого:
- Другой император Тиберий?

- Нет. Политик. За два столетия до императора. Защитник крестьян. Я подумал, что, возможно, тебя назвали в честь этого другого Тиберия. Твой дедушка ведь был фермером, правильно?

Кирк кивнул, заинтересованно:
- И не было других императоров?

- Римских императоров? Нет. Но был Византийский император, которого звали точно также. Он жил примерно через пятьсот лет.

- Вы хорошо знаете историю

Мэллори одарил его полуулыбкой, значение которой трудно было понять:
- Немного. Это имеет какое-то значение?

Кирк понял, что его поддразнивают, но проигнорировал это, и продолжил обмен любопытными подробностями, которые его заинтересовали:
- Мой дед, определенно, имел в виду римского императора Тиберия.

- У тебя есть какие-нибудь идеи, чем он его очаровал?

Кирк поерзал на стуле, поняв внезапно, что изучает Мэллори, так же как Мэллори изучал его. Кирк понял, что каждый из них пытается понять другого.

- Жизнь противоречива – говаривал мой дед. Полна уроков.

Мэллори, казалось, искренне заинтересовался уловкой Кирка сменить тему разговора и заставить того говорить об истории.
- Каких уроков?

- Блестящий полководец, который превратился в развращенного и ненавистного правителя. Понимаете, вы находите то, что важно для вас и следуете этому. Такая штука.

- И что же важно для тебя?

Так вот куда мы клоним, подумал Кирк. Но он не собирался позволить этому старикану так легко победить. Он указал на падд Мэллори:
- У спецагента Джилфиллан на ее падде была история моей жизни. Вы – ее шеф, значит и у Вас тоже есть.

- Я не ее шеф.

На сей раз, Кирк не стал задавать очевидный вопрос. Джилфиллан манипулировала им всю дорогу, и он не собирался позволять делать это снова.

Мэллори не позволил воцариться тишине. Словно, принимая стратегию Кирка, он включил падд.

Кирк пробежал глазами. Даже вверх тормашками он узнал в изображении ИД принадлежность к пилотам. Но он не узнал форму, которая была на дисплее, хотя увидел, что сверху на форме была эмблема Звездного Флота.

- Я – лишь тот, кому нравится история, - сказал Мэллори, отвечая на немой вопрос, он показал на дисплее падда несколько других разновидностей, словно анализируя их. Но тем не мене у Кирка появилось ощущение, что, несмотря на то, что было там записано, Мэллори был очень похож на его отца и запомнил каждое слово, - ты можешь предположить почему?

Кирк попробовал другую стратегию:
- Вам нравится жизнь в прошлом?

- Образцы, - сказал он, - Ты слышал старинное изречение: Тот, кто не помнит прошлого, обречен повторять его ошибки.

- Я полагаю, - Кирк задавался вопросом, что это относилось именно к нему.

- Верно, - Мэллори глянул на него с хмурым любопытством, - На протяжении примерно семи тысячелетий люди жили в состоянии постоянного забвения. Семь тысячелетий минуло от первых аграрных обществ до великих урбанистических центров двадцать первого века – ни одно поколение не было свободно от войны, голода или несправедливости. И тогда мы очнулись. Прозрение вызвала худшая из войн, которую мы когда-либо переживали. А потом появился Кокрейн и новое поколение, которое впервые помнило. Система была сломана. Больше никаких войн. Никакой нужды. Никакой несправедливости. Мир, наш мир стал сегодня таким, потому что мы помним прошлое, и не повторяем его.

- Вы можете пропустить лекцию, - сказал Кирк, - я не воровал кар Звездного Флота.
Мэллори внимательно посмотрел на него с холодным изумлением:
- Я не спрашивал тебя, делал ли ты это?

Кирк понял, что завяз в более тонкой технике допроса. Впервые он почувствовал, что кто-то переиграл его. И не было никакого представления, о том, что было известно Мэллори. Он знал только, что у следователя был какой-то план, пока что неизвестный ему.

- Вы говорили.

Но Мэллори покачал головой:
- Ты четыре часа отрицал все агенту Джилфиллан. Зачем бы мне тратить время, и идти опять тем же путем?

Кирк сузил глаза. «Что еще сделает этот парень? Что ему нужно от меня?»

- Поскольку я разыскиваю образцы, - сказал Мэллори, отвечая на собственный вопрос. Он погладил край падда, - У меня есть все жизнеописания для исследования. По крайней мере, большинство.

Кирк был уверен, что это была угроза. Он напрягся, ожидая и сомневаясь.

- Посмотри в лицо фактам, парень. Совершил ты это или нет – кража кара – вот причина, по которой ты оказался здесь.

«Совершил ты это или нет». Кирк никак не мог взять в толк это утверждение.

- Поэтому, во-первых, КССЗФ сделал то, что делается при ведении любого следствия: изучил записи о тебе, чтоб увидеть привлекался ли ты раньше когда-нибудь к чему-нибудь.

Кирк выпрямился:
- Они проверяли записи вулканца?

В ответ Мэллори упрекнул его:
- Мы говорим сейчас не о вулканце.

Кирк угрюмо ссутулился на своем ужасно неудобном стуле:
- Хоть что-нибудь скажите.
Он смотрел мимо Мэллори на одну из камер, установленных высоко на совершенно простых и унылых синих стенах. Камеры позволяли наблюдать за всем, что здесь происходило, и ужасно надоели ему.

- Итак, есть небольшая проблемка. В файлах о тебе бессмыслица.

- Я в этом не виноват.

Мэллори держал падд таким образом, чтоб Кирк ничего не смог увидеть, даже вверх тормашками.

- Продолжим. Ты когда-нибудь покидал планету?

Кирк почувовал, что у него засосало под ложечкой. Началось.
- Да, конечно. Я был на Луне с классом.
- Парк Транквилити? Внеземные руины?

Кирк кивнул.

- Где-нибудь еще?

- На Плутоне. В музее.

- Корабль Джонатана Арчера?

Кирк качнул головой. Он озирался кругом, в поисках других камер. Мэллори повторил вопрос.

- Нет.

- Я думал, тебе не нравятся звездолеты.

- Нет.

- Странно, - сказал Мэллори. Он водил пальцем по невидимому дисплею падда,- Здесь сказано, что ты стал Звездным Кадетом, когда тебе исполнилось восемь. Установил рекорд, заслужив знак отличия в своей возрастной группе. А перед этим был в Младших Исследователях, - он перевернул падд, и Кирк помертвел, увидев себя в пятилетнем возрасте в мешковатом синем комбинезоне с откинутым шлемом, с торчащими ушами, похожими на деформированные гондолки. Отец держал его за руку. И в этой картинке был весь Джо Кирк.

- Это твой отец?

Кирк взял себя в руки:
- Послушайте, если Вы хотите что-нибудь мне сказать, говорите. Я не собираюсь вспоминать здесь обо всей глупой чепухе, которой занимался в детстве, понятно?

Мэллори открыл другую страницу:
- 14 января 2246. Ты посетил Медицинскую клинику Лаурэл Блэир Сэлтон в Дэ Мойне.

- И?

- И тебе сделали несколько прививок и протеиновых ингибиторов, которые в свое время называли Коктейлем Космонавта.

- И о чем это говорит?

- Есть только одна причина того, что тринадцатилетний подросток получает такое количество инъекций. Если ты должен столкнуться с инопланетной экосистемой.

Кирк решил закончить это нежелательное вторжение. Он наклонился вперед и потребовал:
- Здесь что-то сказано о том, что я сталкивался инопланетной экосистемой?

- Ни слова, - сказал Мэллори, все еще обращая все свое внимание на падд, - И именно это меня заинтересовало. Это говорит о том, что твоя модель разрушена. Ты толковый парень. Любишь космические путешествия. Младший Исследователь. Звездный Кадет. Награжден множеством знаков отличия. Плюс твои баллы в школе...

Мэллори бросил быстрый взгляд на Кирка.
- Такие же модели я вижу и у своих шефов – адмиралов Звездного Флота.

Лицо Кирка затвердело. Но он ничего не мог поделать, чтоб прервать Мэллори, прекратить, не мучится, каким-нибудь способом спастись.

Мэллори возвратился к падду.
- Итак, тебе делают все инъекции, необходимые для посещения чужого мира, но ты никуда не летишь. Дальше, судя по записям, приблизительно через год, ты побывал в недельной школьной поездке на Плутоне. И это все. Очевидно, с тех пор ты не покидал планету.

- Именно об этом я и говорил, - Кирк стиснул ладони, стараясь унять колотящееся сердце.

- Меня больше интересует то, о чем ты умолчал. Тебе сделали инъекции. И ты никуда не отправился. И только в следующем учебном году ты куда-то едешь. Ты «позаимствовал» один из флаеров своего учителя. Я вижу, Силы правопорядка Риверсайда завели на тебя файл, с описанием кое-каких твоих проделок. Возможно, теперь ты увидел, в чем состоит проблема.

Тишина. Кирк уставился взглядом в стол. Он хотел убежать, так плохо ему было: он чувствовал, как снова ледяной ветер обжигает горло, когда он кричал Донни, понуждая идти к арене, он слышал парней с красными платками, которые звали его, охотились на него, охотились на них на всех, потому что…

- Итак, ты расскажешь мне о том, что произошло три года назад?

Кирк уставился на человека, ненавидящим взглядом, ненавидя весь Звездный Флот, ненавидя всех и вся, кто довел его до этого.

- Потому что что-то действительно произошло, - сказал Мэллори.

В семнадцать лет вызов был единственным оружием Кирка.

Мэллори несколько мгновений внимательно изучал его, затем выключил падд и поставил его на стол. Он встал, подошел к закрытой двери и ударил по коду панели управления. Дверь не открылась.

Мэллори снова уселся на место.
- Я выключил камеры. Все о чем мы будем говорить теперь, останется между нами.

- Так я Вам и поверил.

- Я делаю это не для тебя. И ты знаешь об этом. Я делю это для себя. Я работаю в Звездном Флоте.

- Прекрасная форма, - усмехнулся Кирк.

Мэллори посмотрел на свой мятый костюм.
- Не эта, - возразил он хладнокровно.
Он внимательно посмотрел на Кирка – тот был невозмутим.
- У меня есть доступ к записям, о которых КССЗФ не подозревает даже, что они существуют. Я выключил камеры, потому что эти сведения секретны.

- И Вы собираетесь рассказать о них мне?

- Ты уже знаешь об этом.

«Не говорите, не говорите об этом», - отчаянно умолял Киирк, но вслух не произнес ни слова.

Мэллори сцепил пальцы на столе:
- Что ты знаешь о названном колониальном мире?

- Ничего! – закричал Кирк. Он вскочил на ноги, - Давайте закончим, ладно? Вы хотели узнать об идиотской краже кара, Вы задавали идиотские вопросы. Теперь позвольте мне уйти!

Мэллори не двинулся с места.

- Вероятно, я должен сказать тебе, что знаю о Тарсусе IV и губернаторе Кодосе. Его еще звали Палач.

Кирк упал на стул. Ноги подломились, и он не мог больше стоять.

Не было ничего такого, что этот человек мог бы ему рассказать, и чего бы он не знал.

Он был на Тарсусе IV.

Три года спустя, он все еще был там.
глава 14
Все было неправильно. Все было не так, как должно было быть. Вместо солнца была темнота. Вместо смеха была боль. Вместо жизни была смерть: четыре тысячи тел, рассыпанных лазерным огнем. Спустя неделю после переворота в колонии, они валялись не погребенные, почерневшие и раздувшиеся.

И посреди этой жестокой неправильности был мальчик.

Его звали Джимми Кирк. И было ему около четырнадцати лет.

Страх завладел им. Ноги стали ватными, и живот сводило судорогами, руки заледенели, и не только от снега и льда, забиравшегося под изодранную курточку с каждым порывом ветра.

На него была открыта охота, и он знал, что может умереть в любой момент.

Его родители, его брат, его собака, его дом - они были в световых годах отсюда. А его друзья?

Это и заставляло его дрожать гораздо сильнее, чем от снега и льда.

Его лучший друг. Метью Кул, четырнадцати лет и двух месяцев от роду был убийцей, преследовавшим его.

Он бежал и скрывался и добывал себе еду в течение многих дней, и знал, что не было никакой надежды спастись и скрыться так, чтоб его не нашли. Поиск еды не имел никакого значения, потому что не было никакой еды. Он попытался жевать сухую траву, откапывая ее из-под снега. С трудом проглотил. Но его от этого только стошнило.

Это было три дня назад, подумал он. Может быть, четыре.
Это было еще одним, что было неправильно. Не было больше дней или ночей, не было вообще никакого чувства времени. Только страх. Из-за его лучшего друга. И смерть.

Но он все равно продолжал бежать. Слезы замерзали на заляпанном грязью лице. Желтая слизь покрылась коркой на покрасневшем носу. Его губы потрескались и кровоточили. Его босые ноги ничего не чувствовали. Но он продолжал бежать.

Этому была простая причина. Он был не один.

Ребята из его хижины. Осталось четверо из двадцати четырех: Тай Хеберт, девяти лет; Эдит Заглада – восьми; Билли Клют – семи и Донни Рой – четырех.

А он был самым старшим, он отвечал за них. Такое правило было и в хижинах, и на фермах, и в колонии.

Джимми всегда соблюдал правила. Всегда.

Он услышал голоса и понял, что его ищут, и испугался своих маленьких обвинителей.

Голоса слышались с другой стороны старого продовольственного склада, оттуда, где дорога - замерзшая грязь - поворачивала к центру колонии.

Он видел клубы дыма, медленно поднимающиеся от обугленных деревянных балок, которые когда-то поддерживали крышу склада. Три серые кирпичные стены здания уцелели и зияли разбитыми окнами. Кое-кто из взрослых сопротивлялся той ночью, когда губернатор сделал свое объявление.

Но только у людей губернатора было оружие. У людей губернатора и парней, которые помогали им.

- Там! Я их вижу! – слова едва слышались из-за ветра, но были достаточно ясными.

Смерть была совсем рядом. Он должен спасти детей.

Он, дико озираясь, указал на арену:
- Туда!
Куполообразное сооружение когда-то вмещало до тысячи двухсот человек. Здесь колонисты играли в футбол и лакросс, другие игры, катались верхом, проводили общие собрания. Теперь же половина здания была разрушена словно гигантским кулаком. На провисшей крыше, той части, которая осталась, развевались на ветру клочья серой изоляции, подобно водорослям, опутавшим затонувшее судно.

Но он заметил в одной из рассыпавшихся стен маленькое отверстие. Ребятишки могли пролезть через него, а взрослые нет.

Он бежал к темному укрытию, наполовину таща маленького Донни, остальные плелись следом. Никто больше не плакал. Это прекратилось еще вчера. Они только делали то, что он велел им делать. Они верили в него, потому что некому было больше о них позаботиться.

Они добрались до укрытия. Сначала он просунул в него Донни, затем пробрался сам. Сломанные блоки и строительный раствор, запачкал его руки и колени, но это было именно то, на что он надеялся. Один быстрый взгляд, подтвердил, что эта дыра была туннелем, который вел в неповрежденную часть арены. Он оглянулся назад, чтоб поторопить других.

- Быстрее! – прошептал он, протягивая им руки, - Быстрей!
Его затошнило от ударившей в нос вони разлагавшихся тел. Он оглянулся кругом и захотел зажмуриться.

Тела. На всем пространстве арены. Скорчившиеся, умолявшие. Обугленные.

Он закрыл глаза маленького Донни ладонью, и постарался загородить это от других.

- Держитесь вместе! Скорей! Добирайтесь до трибун! – слабый солнечный свет, сочившийся снаружи, указал путь к потайному месту под трибунами.

Он столпились там. Дрожащие. Пытающиеся не думать о зловонии и террористах, которые возвращались.

- Джимм-ммии! Выходи, вы-хо-ди! Где вы там?

Крики доносились уже с арены.

Джимми узнал этот голос. Он принадлежал Метью. Его лучшему другу.

Он посмотрел на ребятишек, покачал головой и зажал рот и уши. Распахнув глаза, они повиновались его призыву к тишине, но он видел, как их сотрясала дрожь.

Шаги приближались, тяжело скрипели по покрытой инеем земле, по щебню, по телам.

- У нас есть сенсоры! Мы все равно найдем вас!

Тай впился в Джимми расширенными от ужаса глазами.
- Он знают, где мы, - прошептал он.

Все было кончено.
Джимми понял, что проиграл.

- Кто-то виноват в этом несчастье, - проговорил Мэллори спокойно, - Но самое отвратительное это, что все могли бы пережить этот голод. Спасательная миссия с Вулкана и контингент Сил безопасности Звездного Флота добрались туда менее, чем через месяц после начала резни.

Мэллори продолжал:
- Но отчетов не осталось: Центр обработки данных колонии был разрушен. Не было никакой возможности узнать, кем был Кодос прежде среди этих восьми тысяч колонистов, до того, как он стал губернатором. Все, кто был ответственен за это исчезли. И Кодос, и все, кто помог ему захватить власть и учинившие бойню. Все они либо погибли в огне, либо сбежали.

Киирк сидел задеревенев, уставившись прямо перед собой, но ничего не видя.

- Конечно, новости распространялись. По отрывочным данным Кодос, все еще может быть жив, и Бюро Колониальных Дел засекретило это дело.

Кирк не двигался.

- Известно, что в живых осталось девять человек, которые смогли бы опознать Кодоса. Я думаю, что БКД желало удостовериться, что все они окажутся в безопасности от возмездия.

Кирк по-прежнему молчал.

- Четверо из этих свидетелей, были маленькими детьми, лишь ребятишками. Трое из них были спасены четырнадцатилетним мальчиком.

Кирк принял решение. Если он признается в краже служебного кара Звездного Флота, то Сэма и Элиссу не тронут. С вулканцем все ясно. И самое главное, он сможет уйти отсюда.

Но следующие слова Мэллори заставили его поколебаться.

- Интересная вещь, - сказал Мэллори, - Личности этих трех свидетелей так хорошо защищены, что я даже не смог узнать их имена. И все же, если бы я мог поговорить с тем мальчиком, а сегодня ему было бы столько же сколько тебе, я бы сказал ему, что он герой. Еще я сказал бы ему, что те качества, которые он продемонстрировал на Тарсусе IV, заставили бы некоторых людей по-другому на него взглянуть. И если бы ему когда-нибудь понадобилась помощь – помочь ему.

Кирк удивленно вскинулся, когда коммуникатор Мэллори резко зазвенел.

- Секундочку, - Мэллори щелчком открыл коммуникатор, - Мэллори. Разрешаю.

Кирк не расслышал, о чем шел разговор. Это означало, что у Мэллори был наушник, так, что только он мог слышать своего абонента.

Спустя несколько мгновений, Мэллори сказал:
- Согласовано, - щелкнул, закрывая, устройство и встал, - Обработка говорит, что к тебе и к вулканцу пришли посетители.

Кирк отодвинул стул и поднялся на ноги. Колени все еще дрожали от изнеможения. Хотя он понятия не имел, сколько сейчас было, но он знал, что уже утро. А это значит, что он не спал, по крайней мере, уже тридцать часов. Возможно, он не был таким уж неразрушимым.

- Ты, кажется, хотел что-то сказать? - предположил Мэллори. Но когда Кирк не ответил, он не упорствовал. Он подошел к панели управления около двери и ввел свой код. Дверь скользнул в сторону.

- Возможно, он не был героем, - сказал Кирк, - Тот мальчик с Тарсуса IV.

Мэллори обернулся и насмешливо посмотрел на него:
- Даже из того немногого, что я знаю, ясно, что он рисковал собственной жизнью, чтоб спасти других. А как бы ты назвал его?

- Он спас только троих, - сказал Кирк, - много других ребят погибло.

- Ты обвиняешь его в их смерти?

- Нет. Это вина Звездного Флота.

- Иди, тебя ждут, - сказал Мэллори, - позже мы снова поговорим.
глава 15
Спок сидел на скамье, скрестив ноги, сложив руки в базовой медитативной форме, известной как шал-лофее – второй фундаментальный принцип внутреннего бытия. Это была одна из первых основ, которые он запомнил, будучи еще ребенком. Для него было очень просто приступить к ней даже в самых разрушительных обстоятельствах. А быть заключенным в Штабе Звездного Флота, безусловно, было разрушительным. Он не хотел повторять мучительное чувство, пытаясь погрузиться более глубоко, а затем быть вырванным неожиданным вторжением. Ему было достаточно и опыта со спецагентом Рикард.

Еще издалека он услышал, что силовое поле в камере отключилось, и барьеры безопасности скользнули в сторону. Спок, со своей позиции, с удовлетворением понял, что выбрал правильную медитативную стратегию, так как шум не нарушил равновесия, которого он достиг: осознающий и уже успокоившийся.

А затем, когда заслуженное удовлетворение превратилось в совершенно неуместную гордость, он почувствовал как заскрипела скамейка, когда чья-то масса опустилась на нее.

Спок поймал себя на том, что все его спокойствие улетучилось, потому что…

Он оказался рядом с ним. Человек. Джим Кирк. Развалился на другом конце скамейки, откинувшись на стену. Он смотрел на Спока, а Спок – на него.

- Как это случилось? – спросил Кирк таким тоном, словно не ждал или не хотел ответа.

И это было так, потому что Спок понятия не имел, что значили слова человека.
- Не могли бы Вы пояснить вопрос?

Кирк оглядел камеру, очевидно ищя что-то на стенах, затем подобрался поближе. Он говорил тихонько, словно пытаясь избежать прослушивания:
- Слушай, я все выяснил.

- Действительно, - Спок все-еще не понимал его.

- Но сначала мне нужно знать, что ты им сказал.

- Вы можете говорить более определенно? Я говорил о многих вещах.

- Отлично. Меня пытались расколоть вплоть до высоких … мм … подсказок, - он поглядел на что-то за головой Спока и в кивнул головой. Спок придвинулся ближе и убрал длинные волосы от уха.

- Что ты говорил им о каре? – Кирк понизил голос.

- Я ничего не знаю о каре. Соответственно я ничего не сказал им.

- Ладно, это хорошо. А об отмычке?

- Вы подкинули ее ко мне в карман.

- Ладно, и я сказал, что пытался помешать тебе сделать то же самое. Так что, наши шансы равны.

- За исключением того, что я сказал правду, а Вы – солгали

Кирк, казалось, не подумал, что это было важно:
- Вулканцы никогда не лгут?

- Никогда, - ответил Спок.

- Ладно, забудь эту чепуху. В конце концов, это не так уж и важно. Главное, как мы собираемся сбежать, - Кирк посмотрел на дверь. Барьеры безопасности были все еще на месте, и генераторы силового поля мерцали вокруг структуры – Эти клоуны не смогут…

- Я не видел клоунов, - прервал его Спок.

Кирк на мгновение замер, уставившись на него, а затем начал снова, говоря очень медленно, как будто сомневаясь, понимает ли Спок человеческий язык:
- Агенты КССЗФ не узнали, кто из нас был связан с пропажей служебного кара Звездного Флота. И так как они не могут обвинить в преступлении ни одного из нас, то они должны будут отпустить обоих. Просто, правильно?

Спок подумал над этим. Правовая система на этой планете была построена таким образом, что ни один невинный не должен был пострадать, даже если при этом некоторые виновные могли оказаться на свободе. При этих условиях Джим Кирк сделал правильный вывод.
- Весьма логично, - сказал Спок.
Он был удивлен, что человек оказался способен к такому логичному рассуждению.

Кирк рассмеялся и хлопнул его по плечу:
- Ну, что я говорил!

Спок отшатнулся от него, потрясенный:
- Вы не говорили этого. Почему Вы ударили меня?

Кирк посмотрел на свою руку:
- Я не ударил. Это была своего рода шутка. Поздравление, потому что наша команда собирается победить.

Спок почувствовал себя неловко, почти раздраженным. Совершенно без причины, после того, как человек выказал логику, он возвратился к совершеннейшей тарабарщине.

Еще более его удивило то, что человек понял истинные чувства Спока, хотя Спок был уверен, что не выказывал эмоций. Кирк отодвинулся подальше:
- Извини, за то, что ударил. Это человеческое. Я не хотел обидеть.

- Ни коим образом, - Спок не знал, что и думать. Он был уверен, что скрыл свои эмоции.

- Но мы собираемся отсюда выйти.

- Хорошо, - сказал Спок.

- Ты это сказал.

Прежде, чем Спок смог опровергнуть, Кирк закрыл глаза и, закинув руки за голову, прислонился к стене.

Когда Спок решил, что человек совершенно успокоился, он сказал:
- У меня есть один вопрос.

Кирк открыл глаза:
- Давай.

- У меня нет никакого оружия.

Кирк снова закрыл глаза. Спок задался вопросом, нужен ли был ему еще отдых:
- Речевой оборот, Стретч. Что за вопрос?

- Мне интересно знать о клоунах.

По каким-то причинам, непостижимым для Спока, Кирк начал смеяться.
Спок решил, что такая реакция произошла из-за того, что эти клоуны сделали раньше, он почувствовал странную смесь любопытства и отвращения.

Сама идея, что существовал определенный класс исполнителей, чьей единственной целью было выступление перед публикой, для того чтоб публично вызвать сильную эмоциональную реакцию, Споку была противна. Но также странно захватывающей. Он часто задавался вопросом, как бы он отреагировал на клоуна. Один из возможных ответов состоял в том, что такое столкновение могло подтвердить его мастерство самообладания, и он бы не засмеялся. Но другой, более вероятный, состоял в том, что он потеряет все здравомыслие вулканца, и его человеческая половина вырвется на поверхность разума и опозорит его.

Спока часто преследовали кошмары, в которых, приехав в школу, он внезапно разражался смехом или слезами. Хотя он никогда не обсуждал это со своими родителями или сверстниками, но, начиная с того момента, как он стал сопровождать родителей на Землю, клоуны стали для него постосянным источником опасения.

- Когда мы выйдем отсюда, - сказал Кирк, отдышавшись, - Я куплю для тебя переводчик слэнга. У вулканцев ведь есть слэнг, правда?

Спок знал, что такое «слэнг», для чего он предназначен и покачал головой:
- Слово, являющееся тем или иным. У вулканцев есть термин – каиидт.

- Квантовый язык. Так ведь.

Спок уставился на человека, пораженный его способностью проникать в самую суть, которая была одновременно очаровательной и верной. Он задался вопросом, возможно ли вообще то, что только что сказал Кирк, было тем, что он хотел сказать. Мог ли этот юный землянин вообще знать об особенностях многомерной энергии, знать и иметь интеллектуальное воображение, чтоб выразить это понятие в основной культурной структуре языков и диалектов Вулкана? Казалось, это невозможно.

- Действительно, - сказал снова Спок, так как Кирк снова оставил его без идей, что же сказать в ответ.

Силовое поле исчезло, и Кирк со Споком обернулись к двери. Барьеры безопасности, открываясь, скользнули в сторону. Вошел Мэллори в сопровождении молодого офицера, одетого в ярко-красную рубашку офицера безопасности Звездного Флота. Он был первым человеком в Штабе, которого Спок увидел одетым в форму Звездного Флота. Офицер был очень серьезен и нес металлический ящик с непонятным регистрационным номером, нанесенным на него.

- Джеймс, - сказал Мэллори, затем кивнул Споку, и… - он глянул на свой падд, - Мистер Спок. Ваше имя записано у меня здесь. Я сэкономлю время, и объявлю вам сейчас вот что. Встаньте оба, пожалуйста.

Спок поднялся на ноги и встал, словно солдат по стойке «вольно», скрестив руки за спиной.

Кирк, медленно, будто нехотя встал, всем видом показывая презрение к Мэллори. Спок не одобрял это.

- Мы нашли кое-что, что связывает вас, мальчики, - продолжал Мэллори, - Из-за этого взломщика кодов мы знаем, что кто-то из вас был вовлечен в кражу служебного кара Звездного Флота. Но мы не знаем, кто это был.

Кирк бросил на Спока косой взгляд, а когда Спок посмотрел в ответ, Кирк подмигнул.

Мэллори не показал, что заметил этот обмен взглядами:
- Поэтому, остается единственное предположение, что вы сделали это вдвоем. И, таким образом, Звездный Флот будет судить вас обоих за… - он проверил на своем падде терминологию, словно никогда раньше не говорил этого, - Большую кражу. Как архаично.

Спок остался невозмутим. Он твердил про себя, люди ничего не могут сделать, что бы смогло его удивить.
Глаза Кирка метнули молнии:
- Бросьте! Я уже говорил Вам, что никогда раньше, до прошлой ночи, не видел этого парня!

Мэллори остался неколебим:
- Это больше не мое дело. Теперь вы будетете иметь дело с судьей. Слушания начнутся в следующий четверг.

- Пять дней? – запротестовал Кирк – Вы не можете держать нас здесь пять дней.

- Можем. Но ваши записи более-менее чисты, так что мы не будем, - Мэллори жестом приказал офицеру СБ. Человек открыл свой ящик и достал два серых металлических браслета.

- Вы оба можете быть свободны, - объяснил Мэллори, - до тех пор, пока будете носить эти модули слежения. Они передадут сигнал тревоги Службе безопасности Звездного Флота, как только вы окажетесь на расстоянии более пяти километров за пределами города. Они также подсоединены к субпространственному передатчику, и сигнал тревоги будет послан в том случае, если вы окажетесь на расстоянии двадцати метров друг от друга. Поняли? Одно из условий вашей свободы состоит в том, что вы ни в коем случае не должны контактировать друг с другом.

Спок покорно протянул правую руку.

Кирк нехотя сделал то же самое:
- Никогда раньше тебя не видел, - бросил он Споку сквозь зубы, - и надеюсь, что никогда больше не увижу.

Споку было любопытно наблюдать за самообладанием Мэллори. Казалось, что он был совершенно безразличен к вызывающему поведению и заявлениям Кирка.

Офицер СБ защелкнул модуль слежения вокруг запястий Спока и Кирка. Тотчас раздался шипящий звук немедленного молекулярного соединения.

Спок с интересом изучил следящий браслет:
- Эффективный проект, - сказал он.

Кирк впился в него взглядом.

Мэллори добавил еще одно пояснение к их инструкциям:
- Я уверен, что не должен напоминать, что если кто-нибудь из вас попытается снять устройство, офицеры СБ будут тот час оповещены о вашем местонахождении и немедленно заключат вас под стражу вплоть до начала слушаний. Есть вопросы?

Спок хотел спросить, что именно приводит в действие субпространственный передатчик и как определяется пятикилометровый предел: границами города или радиусом, измеренным от центральной точки, для обеспечения среднего расстояния. Это была интригующая проблема.

Но Кирк сказал:
- Нет. Мы можем идти?

Мэллори жестом указал на дверь:
- Твой отец ждет тебя за Обработкой.

Спок увидел хмурый взгляд человека:
- Отлично, - сказал Кирк.

Мэллори повернулся к Споку:
- Посольство послало атташе, чтоб сопроводить Вас на территорию.

- Конечно, - сказал Спок, - У моих родителей есть более важные дела, требующие их внимания.

- Счастливо, - сказал Кирк, обернувшись от двери.

Спок обдумал это сбивающее с толку утверждение в течение своего короткого возвращения назад в Посольство Вулкана. Он не думал о себе, как о счастливчике. Но на самом деле, если бы он не был вулканцем, он бы позавидовал Кирку: у того есть заинтересованность и внимание отца.

Если бы он не был вулканцем.
глава 16
Тридцать три года назад челнок Хелен Хогг безупречно служил на ЮСС «Эндьюрентс». Среди самых известных миссий маленького кораблика, развивавшего скорость варп-три, была доставка делегатов на Вавилонскую Конференцию, которая ратифицировала независимость самой старой колонии Земли за пределами Солнечной системы, Новой Монтаны, там, где обосновался сам Зефрам Кокрейн.

Но устаревший, вышедший из моды космический челнок давно выбрал свой последний рейс. В компании дюжины других быстроходных кораблей различных классов он занял свое место в Методическом центре Такера, где его с почтением приняли и повторно собрали нетерпеливые кадеты Академии.

Двое кадетов сегодня возились с ХХ - это были Элисса Корсо и Зее Бейлофф. Они хотели получить дополнительные кредиты, прежде чем начнется первый семестр второго курса. Три дня назад чертовски талантливый инструктор-третьекурсник установил ошибку в импульсной системе шаттла, совершенно непонятную, которая также гасила навигационную систему, и создавала возмущение в системе жизнеобеспечения. Теперь, даже сняв большинство пластин обшивки шаттла и демонтировав половину сетей корабля на безукоризненно чистый металлический пол ангара, оба юных кадета были не ближе к решению проблемы, чем в тот момент, когда сняли первую панель.

Сейчас они делали то, что делает любой инженер: отступили подальше и любовались хаосом, который они устроили, разобрав когда-то блестевший кораблик, не обращая внимания на шумящие приборы и оборудование других команд, которые также терзали другие, принесенные в жертву шаттлы, детали которых были разбросаны по всему ангару. Они обе видели только проблему, стоящую перед ними.

- Вот, что я думаю, - сказала, наконец, Зее, - А что если это три отдельные ошибки.

Элисса повернула козырек кепки назад, чтоб он не мешал проверять схемы, когда она наклонялась. Она отодвинула ее еще дальше и почесала затылок:
- Исключено. Кармичел сказал нам, что была только одна основная первопричина.

Светлые волосы Зее были коротко подрезаны, поэтому она не носила кепку. На ней даже светло-голубой комбинезон механика выглядел стильно:
- Может быть это часть теста. Первоначальное сообщение было некорректно. Но так как мы не посмели подвергнуть его сомнению, то потратили впустую три дня.

Элисса попыталась связать это с тем, что больше всего ее беспокоило:
- То есть, ты хочешь сказать, что Кармичел специально нас запутал?

- Добро пожаловать в реальный мир, - засмеялась Зее. Элисса поразилась ее презрительному тону, - Если бы ты была в составе инженерного отделения звездолета, и шеф велел тебе что-нибудь отремонтировать, то возможно, твоим первым шагом было бы подтверждение диагноза шефа.

У Элиссы словно глаза открылись, она увидела, что решение было очевидным:
- Кармичел трудный человек, ведь так.

- Точно, но видимо это делает его хорошим преподавателем, - Зее улыбнулась Элиссе циничной улыбкой, - люди лгут. Это закон жизни.

Элисса вздохнула:
- Итак, ты найдешь противоречия в навигационных компонентах, а я займусь системой жизнеобеспечения?

- Подходящий план.

Она хлопнула в ладоши и отправилась на поиски инструментов, которые им были нужны. В этот момент Элисса увидела, командира своей роты, который приближался к ним вместе с каким-то незнакомым гражданским.

- Мисс Корсо, - рявкнул командир, - Попрошу внимания.

Элисса тотчас вытянулась в струнку перед этими двумя людьми. Командир ее роты был кадетом – четверокурсником, суровым, но справедливым. Он так коротко стриг волосы, словно все еще был курсантом – первогодком. Человек, рядом с ним - пожилой, седовласый мужчина в дешевом костюме, явно требовавшем стирки. Но он словно и не замечал этого.

- Кадет Корсо докладывает, сэр, - Элисса стояла, вытянувшись по стойке смирно.

Ее командир представил посетителя:
- Это мистер Мэллори, из Штаба. Он хочет поговорить с Вами.

- Да, сэр, - Элиссе и в голову не приходило, о чем он хочет говорить с ней.

Командир роты посмотрел на раскуроченный челнок, из которого Зее уже удалила обшивку перед ячейками инерционного глушителя, с передней части корпуса навигационной подсистемы позиционирования.

- Доложите о его состоянии.

- Мы нашли новый подход к решению проблемы, сэр.

- Новый подход. Хорошо. Я жду вашего полного отчета завтра в 0700.

- Да, сэр.

- Продолжайте.

Элисса и Мэллори подождали пока четверокурсник уйдет.

- Это решающая работа, - спросил Мэллори, - Отчет?

Элисса внимательно на него посмотрела:
- Нет, сэр.

- Спокойней, кадет. Это неофициальная беседа.

Это заявление смутило Элиссу, но она чуть расслабилась:
- Да, сэр.

- Я не офицер, так что называйте меня Мэллори, а я, с Вашего позволения, буду звать Вас Элисса. Не возражаете?

- Да, с… - она осеклась, - Мэллори.

- Я недавно просмотрел Ваши файлы, и узнал, что Вы должны предстать перед Судом чести, за обвинение в краже дилития.

Элисса замерла, пораженная. Этот человек работал в Штабе Звездного Флота, но одевался так, словно никогда не носил форму. И говорил о суде чести над нею так, словно это было просто какое-то рядовое мероприятие, а не причина для его посещения.
- Правильно, - ей удалось отключить «сэра» прежде, чем она произнесла это слово.

- Знаете, что самое главное… Не знаю, должен ли я Вам об этом говорить… Но нет никаких доказательств, что именно Вы забрали дилитий.

У Элиссы ноги подкосились от облегчения:
- Правда?

- Но все-таки, у Вас все еще проблемы.

Элисса почувствовала, как тяжесть несправедливых обвинений снова опустилась на нее:
- Разрешите спросить, почему?

- Ваши коды ИД определённо использовались преступниками для того, чтоб получить доступ к варп-лаборатории и вскрыть хранилище. Таким образом, в худшем случае, Вы – сообщник. Следователи в этом, кажется, сомневаются. В лучшем – Вы проявили небрежность в сохранности Ваших кодов доступа.

- Тем не менее, я все еще могу быть непричастна к этому.

- Можете.

Элисса все еще не понимала, что от нее хочет Мэллори. И если он хотел сделать ее несчастной, то ему это удалось. Он оглянулась назад, на Зее, которая снимала пространственные показания с ячеек торможения, которые она устанавливала на лабораторном столе.
- Могу я спросить? Есть что-то, о чем Вы еще хотели бы поговорить со мной?

Когда она обернулась, увидела, что Мэллори на самом деле хотел с ней поговорить о чем-то другом. Она увидела у него в руках отмычку Джима.

- Это Ваше? – спросил Мэллори.

Мэллори мог многими способами задать подобный вопрос, но к счастью, он выбрал именно тот, на который она могла бы ответить честно, и при этом не втянуть в беду Джима:
- Нет, сэр.

- Я спрашиваю, потому что это запрограммировано Вашими кодами. Это не трансмиттер, который использовали преступники, чтоб украсть дилитий, но с его помощью можно совершить то же самое…- Элисса молчала, и Мэллори продолжал, - Звездный Флот нашел эту вещицу у одного молодого человека: Джеймса Кирка.

До этого момента Элисса была уверена, что может промолчать и не говорить ничего, что могло бы повредить другим, но она не собиралась играть в игры с человеком из Штаба. Если Мэллори знал о ее отношениях с Джимом, то не было никакой причины молчать:
- Он мой друг.

- О, да. Я знаю. Именно поэтому я здесь. Вчера он был арестован по подозрению в краже флайера Звездного Флота.

- Джим никогда бы не совершил ничего подобного, сэр… Мэллори.

- Даже в том случае, если это устройство способно взламывать основные локауты безопасности на незначительном оборудовании Звездного Флота. Это очень умно.

Мэллори переводил взгляд с отмычки на Элиссу.

- Вы раскрыли ему свои коды, и таким образом он смог их использовать?

Элисса была не в силах солгать этому человеку. Не только, потому что она была кадетом Академии Звездного Флота, но и потому что она была человеком, который вообще не может солгать. Ну, и потому что она была кадетом.

Даже, несмотря на то, что ее слова могли привести ее к исключению из Академии, Элисса выпрямилась и ответила на вопрос Мэллори так, как следует отвечать будущему офицеру Звездного Флота.

- Я действительно дала ему свои коды доступа. Но это случилось уже после того, как пропал дилитий, - Мэллори не прерывал ее, и она продолжила, - Джим был убежден, что безопасность лаборатории не так надежна, как утверждают следователи. Он смастерил взломщик кодов за один день, чтоб доказать мне, как легко можно обойти гарантии безопасности Звездного Флота.

- И он продемонстрировал это, взломав панель управления служебного кара.

Элисса сделала глубокий вздох, и, зная, что вляпывается еще сильнее, продолжала:
- Он провел маленькое расследование и выяснил, что у кара и лаборатории один и тот же уровень безопасности.

- Ваш друг был прав.

Элисса с удивлением почувствовала в голосе Мэллори намек на восхищение.

- Был ли вчера вечером с вами вулканец?

- Нет, сэр… Мэллори, - Элиссу удивил вопрос. Какое отношение он имеет к чему-нибудь, - я никогда не встречала вулканцев на Земле. Я, подразумеваю, кроме посла Т'Пол, когда она читала лекции здесь в прошлом году. Но это было по линии обмена.

- Ваш друг знаком с кем-нибудь из вулканцев?

- Джим никогда не говорил об этом, - Элисса как следует подумала, - Я бы была очень удивлена, если бы это было так. Его это не интересует. Я имею в виду, когда дело касается космоса, инопланетян и…

- Звездного Флота? – предположил Мэллори.

- Он не тот человек, которого Вы можете назвать своим сторонником.

- А Вы?

Элисса улыбнулась:
- Я выросла на Райзе. Половина населения там – инопланетяне.

Мэллори сунул отмычку в карман:
- У Вас есть какие-нибудь идеи по поводу того, что произошло с каром?

Элисса не знала, почему этот человек до сих пор не упомянул брата Джима, поэтому она решила, что будет правильным, если она тоже ничего не скажет, если ее прямо о нем не спросят.

- Ммм, когда Джим проверил отмычку, нас почти схватили охранники с парковки. Поэтому мы с Джимом решили сбежать на каре. Так далеко, чтоб нас не поймали. Мы совсем не хотели его красть. Мы оставили его в переулке у береговой линии… И это было последнее место, когда я его видела.

- Вы оба покинули кар? Вместе?

- Да, сэр, - она снова осеклась, - Мэллори.

Мэллори улыбнулся.
- Я понимаю. Эту привычку нелегко сломать. Я специалист. Класс – «22».

Отношение Элиссы к ее собеседнику резко поменялось. Она поняла, что у него были те же самые проблемы, которые испытывала она, и которые решала, будучи кадетом:
- Наивысший.

Мэллори оглядел ослепительно сияющие огни, структурные скобы на потолке ангара, арки…
- Когда Вы выйдите отсюда и попадете на службу на звездолет, Вы увидите, что все немного менее формально.

- Если я попаду туда.

Мэллори сочувственно улыбнулся ей:
- После суда чести, который ждет Вас, судьба может подарить вам много разных дорог. Если Вы отдали Ваши коды доступа преступнику, то худшее, к чему вас приговорит товарищеский суд – Ваше публичное осуждение, контроль за Вашим поведением, за всем, что Вы будете делать. Это взыскание означает всего лишь, что Вы будете несколько ограничены в свободе в течение семестра. Однако, если Звездный Флот исключал бы каждого кадета, который совершал мелкие проступки, то я сомневаюсь в том, что большая часть офицеров сейчас несла бы службу. Мы умеем выбирать людей, мыслящих оригинально. И результатом этого являются правила, которые держат таких людей в рамках.

- Я никогда сознательно не нарушала Кодекс Чести Академии, и я никогда не буду нарушать правила, сэр, - Элисса уже не пыталась контролировать себя. Если этот человек когда-то закончил Академию, то «сэр», было именно то, кем он имел право называться.

Мэллори сделал паузу и бросил на нее быстрый взгляд:
- Еще раз. Когда Вы попадете отсюда на границу, Вы увидите, что люди и условия, с которыми они сталкиваются, играют совсем по другим правилам, нежели мы сейчас. Это именно такое место, где нам нужны люди, которые принимают нестандартные решения, знают правила, но не боятся создать новые.

Элисса поняла, что он говорит о чем-то очень важном для себя, но здесь было не то место, где она могла бы расспросить его поподробней.

- Понятно, сэр, - все, что она смогла сказать.

- Между прочим, я с радостью приму предложение выступить свидетелем на Вашем Суде чести.

Элисса удивленно нахмурилась:
- Сэр, Вы меня совсем не знаете.

- О, я уверен, что если мы с Вами побеседуем еще и вы сможете чем-нибудь помочь мне понять связь между Вами и Вашим другом, отмычкой и пропавшим каром - все изменится. А я мог бы выступить от Вашего имени.

Он предложил ей сделку, подумала Элисса с негодованием. Продать Джима и Сэма и выйти самой чистенькой. Только по руке хлопнут. Она ответила только одним возможным способом:
- Благодарю за предложение, сэр. Но это мои проблемы, и я сама буду их решать.

- Подумайте. Ваша карьера может закончиться, так и не начавшись.

Но Элисса была кадетом, и знала, как можно было решить свои проблемы:
- Все, что я должна сделать, сэр, только говорить правду. Я верю в систему.

Мэллори кивнул:
- Так же как и я, - он протянул руку, - Был рад видеть Вас, мисс Корсо. Но разрешите маленький совет?

- Конечно, сэр.

- Недостаточно просто говорить правду. Вы должны рассказать всю правду.

И все, что Элисса могла сделать, только молча смотреть ему в глаза и знать, что он видит ее насквозь:
- Понятно, сэр.

Мэллори улыбнулся:
- Ну, если больше говорить не о чем, до встречи. Удачи с шаттлом, кадет.

И он уехал.

Зее тотчас подскочила к ней. Она вытерла руки, запачканные тетрабезолом, и спросила:
- И кто это был?

- Какой-то тип из штаба.

- Пытался заставить тебя признаться?

Элисса покачала головой:
- Спасибо, но это мои проблемы.

- Чем больше ты мне расскажешь, Корсо, тем больше шансов, что я смогу тебе помочь.

Элисса ценила поддержку своей подружки, но иногда ей приходило в голову, что Зее слишком часто сплетничала о ком-нибудь из однокашников.

- Со мной буде все в порядке. А последняя вещь, которая нужна тебе – большие неприятности.

Зее сдалась, и они вновь возвратились к старушке ХХ, которая своими торчащими во все стороны распорками и штангами напоминала скелет механического динозавра.

- Новый семестр – новая Зее, – сказала Элиссе ее подружка, - У меня будут новые научные занятия.

Элисса подумала яростно: «Пройдет три дня. Смогу я сказать то же самое?»
глава 17
- Как вы с братом можете жить среди всего этого?

- Во-первых, папа, это дешево. А во-вторых, если ты посмотришь вокруг, увидишь, что мы больше не в Айове.

Кирк открыл входную дверь, и внезапно подумал «зачем». Конечно, его съедят. Он проживет еще несколько дней. И все будет кончено.

Высокая фигура отца закрывала большую часть окна. Джо Кирк пришел в замешательство от одинокого старого и ветхого жилища через улицу.
- Это не ты, Джимми, это говорит Джордж.

Кирк глубоко вздохнул, чтоб успокоится:
- Брось, папа. Его зовут Сэм.

- Я знаю, как зовут твоего брата. Я сам дал ему имя.

- А он этого не хочет. Ты – Джордж Джозеф Кирк. А он хочет быть самим собой.

- Люди не убегают от своих обязанностей.

Почти не повинуясь ему, рука Кирка захлопнула входную дверь, сотряся старое устройство до основания. Он резко обернулся и вытянулся перед Джо Кирком, раздраженный своим отцом, но еще больше раздраженный тяжестью модуля слежения, защелкнутого на руке.
- Отпусти его, папа. Он ничего не должен тебе, ничего!

- А ферма! - Джо Кирк повернулся от окна. И его силуэт четко выделялся на фоне грязных стекол. Он был пятидесятипятилетним гигантом все еще полным сил и энергии. Он все еще коротко стриг волосы, несмотря на то, что прошло уже два года как он покинул Звездный флот, все еще носил заостренные бачки.

Взгляд Кирка скрестился с отцовским взглядом:
- Это ваша ферма, - сказал он осторожно, чувствуя подобное в сотый раз, - твоя и мамина. Не Сэма. Не моя.

- Эх, Джимми, - Кирк уронил руки, как будто у него больше не было сил что-то делать, - За что вы так?

У Кирка было много ответов на этот вопрос, и он, наконец, выбрал тот, который имел наибольший смысл для Сэма и для него:
- Потому что ты все еще пытаешься распоряжаться нашей жизнью.

Отец отшатнулся от него в шоке.
- Тебе семнадцать лет! Ты еще не такой взрослый, чтоб самому распоряжаться своей жизнью!

- Кто бы говорил? Я прекрасно живу!

- Джимми! Тебя только что арестовал Звездный Флот за кражу служебного кара! Ты понимаешь, как это отразится на мне? На твоей матери?

Кирк изо всех сил пытался справиться с собой:
- Послушай себя! Что подумает Звездный Флот, и что я сделал – чего они никогда не смогут доказать – отразится на тебе и на маме! Папа, прекрати!

Во внезапно повисшей тишине тесная и мрачная комнатка, показалась еще меньше.
Кирк услышал, что отец старательно пытается сдержаться:
- Я знаю, что ты ничего не крал. Ты не такой мальчик.

- Благодарю, - категорически заявил Кирк, - Но я уже не ребенок.

Джо сжал губы в тонкую линию, покачал головой, как будто обращался к десятилетнему:
- Ладно, что бы ты ни говорил… Молодой человек. Что бы ни хотел. Но я знаю, что служебный кар Звездного Флота украли. И твой брат Джордж… Сэм… стоит за этим.

- Ты этого не знаешь…

- Позволь мне закончить, - сказал резко Джо, - Я знаю, ты не согласен со мной, но все же попытайся меня понять. Твой брат всегда искал легких путей, а ты всегда о нем заботился. Это твоя природа. Твоя мать говорит, что ты бы заботился обо всех, если б смог.

- Сэму не нужна моя помощь.

Джо с жалостью посмотрел на младшего сына:
- В холодильнике есть еда? Я даже не надеюсь, что это так. Ты пробыл под арестом всю ночь, а Сэм, наверное, даже не знает, где находится рынок. Мы оба знаем, что он мог бы получше распорядиться деньгами, которые получает. Но он попал сюда.

Эти слова были слишком старыми и знакомыми, всегда одними и теми же:
- Слушай, папа. Я устал. Я хочу спать, - Кирк шагнул от двери в единственную спальню в квартире.

Отец поймал его за руку:
- Нам надо поговорить.

- Утром.

- По крайней меаре, позвони матери, чтоб объясниться.

Кирк оторвался от Джо:
- Почему бы тебе самому не сделать этого. Ты, кажется, все знаешь, - он бросился в комнату и захлопнул дверь.

Тесная спаленка наводила тоску и была немногим больше раскладушки, которая стояла около стены. Кирк почти без чувств упал на нее. Его била нервная дрожь от всего, что случилось. Его разум лихорадочно стремился понять, почему он повел себя именно так, он боялся и пытался найти ответ.

Что если этот ответ тянул его назад, на смертельную землю Тарсуса IV? К воплям охотников, загоняющих его, словно дичь? К несомненной смерти не только его, но и ребятишек, которые смотрели на него, которые верили, что он спасет их всех?

Каждый раз, когда он закрывал глаза, он чувствовал присутствие отца за дверью. Он знал, что принципы отца не позволят ему войти. Даже для того, чтоб убедить сына.

Часть Кирка отчаянно желала, чтоб отец хоть раз нарушил это правило. Чтоб стало так, как будто он снова маленький мальчик, игравший на сеновале, что отец снова возьмет его на руки и скажет, что все в порядке, и всегда будет в порядке.

Кирк открыл глаза и уставился в потолок сухими глазами. Он больше не ребенок. Он – мужчина. И ничего никогда не будет в порядке. Никогда. Независимо от того, сколько он сделает, этого всегда будет мало.

Для всех.

И для него самого.

- Нашего святошу арестовали?! - хохот Гриффина потряс стены его похожего на берлогу офиса. Это была крошечная темная комнатка с низким потолком, расположенная на восемь метров выше главной палубы Пасифик Рима, на которой располагался основной грузовой трюм. Сквозь узкие косые окна Гриффин видел свое разрастающееся предприятие и маленьких рабочих, которые ему служили.

Сэм нервно переминался перед единственным обшарпанным столом. Он пытался выиграть угловой и думал, что избавиться от требования Гриффина встретиться с младшим братом. Но, услышав ответ Гриффина, понял, что проиграл.

Гриффин отдышался и обратился к молодой женщине, уютно устроившейся в уголке старого дивана, задрапированного пыльным старинным гобеленом. Она сидела, подобрав под себя ноги и внимательно изучая что-то на своем падде. Сэм знал ее. Это была Дэла – подружка Гриффина.

- Ты слышала об этом парне, правда? – просил ее Гриффин.

Когда она не ответила, он схватил со стола термочашку и швырнул об стену над ее головой. С резким металлическим звуком чашка покатилась по покрытой ковром палубе, пока, наконец, не остановилась между двумя маленькими стеклянными судовыми контейнерами.

Дэла оторвалась от своего падда и подняла голову. Вокруг ее глаз были нарисованы перламутровые синие крылья бабочки. А Сэм подумал, что ее комбинезон цвета индиго, сидит на ней, словно вторая кожа.
- Я слышала тебя.

- О ком я говорил?

- Джимми Кирк, - она закатила глаза, - У тебя всегда Джимми Кирк.

Сэм нахмурился, задаваясь вопросом, что она имела в виду. Но Сэм знал, что он не посмеет задать Гриффину этот, или любой другой, вопрос. Все, о чем он должен был думать сейчас, как отвратить все это от Джимми.

Гриффин водрузил ноги на стол и схватил маленькую глиняную фигурку, перестав стучать.

Приземистая статуэтка выглядела очень старой. Это было все, о чем успел подумать Сэм, потому что Гриффин уставился на него непонятным взглядом:
- Итак, Джорж, и что ты теперь думаешь делать?

Сэм собрал все свое мужество и ответил:
- Ну, если Звездный Флот думает, что это Джимми совершил кражу кара, то, вероятно, он теперь будет под наблюдением, верно? И, наверное, будет лучше, если ты не будешь к нему приближаться?

- Позволь мне побеспокоится об этом, - Гриффик крутил в пальцах глиняную фигурку и хмуро рассматривал ее, - Но есть кое-что, о чем ты можешь побеспокоиться.

- И о чем?

- Твой братик действующий Звездный кадет. Ты на самом деле думаешь, что он может держать рот на замке, когда они начнут задавать ему вопросы?

- Что?.. Какие вопросы?

- Джорджи… Джорджи, он кинет тебя. Он не поможет тебе. Когда они спросят, кто украл машину, он им все расскажет.

Сэму это и в голову не приходило.
- Но, Гриффин. Они уверены, что именно он украл машину. Поэтому и не будут его ни о чем спрашивать. А Джимми никогда не причинит мне вреда. Я имею в виду, он сам взялся за управление, потому что знал, что если бы меня поймали, то мой испытательный срок сняли бы.

Гриффин скинул ноги со стола, обхватил руками статуэтку:
- Вот именно. Он придут за тобой, и тебя будут ждать несколько лет реабилитации. Может быть, вышлют в одну из тех исправительных колоний, где они заново перепрограммируют твой мозг. Если только… - Гриффин помедлил, - Но ты же разорвал сделку.

Внезапно Сэм понял, что имел в виду Гриффин и затараторил быстро-быстро:
- Гриф, нет! Не делай этого! Я никогда тебя не брошу! Никогда. Что бы они не предложили мне.

Гриффин жестко усмехнулся:
- Предложили что? Я не верю тебе. Потому что, что бы ты ни делал, идиот, они найдут и выпотрошат тебя как теларита или андорианца.

Дэла захихикала, не услышав ничего нового.

- Итак, Джорджи, малыш, если ты думаешь, что можешь отогнать от Джимми крысу, и думаешь, что крыса – это я, то почему, как ты думаешь, у тебя есть о чем беспокоиться?

Сэм нервно покачал головой. Он знал, что Гриффин всегда говорил ему только половину всего. И он никак не мог придумать ничего, что бы сказать ему в ответ. Джимми бы точно придумал. Он бы справился с подонком Гриффином.

- Кого не хватает в нашем уравнении? – подсказал Гриффин.

Сэм уставился на него, не понимая, что тот хочет.

Гриффин растопырил пальцы:
- Давай я подскажу тебе. Вас было трое: номер один – один из братьев Кирков, номер два – другой из братьев Кирков, и…

- Элисса? – имя само соскочило с губ Сэма.

Гриффин одобрительно усмехнулся:
- Теперь выстрелили все двигатели. Давай подумаем. Она - кадет Звездного Флота, поэтому всегда говорит правду. Я могу предположить, что если я приставлю к ее горлу нож, то на спокойненько все мне выложит. Джимми никогда тебя не бросит, но его маленькая подружка дважды не подумает об этом. Она обязательно проговорится. Позволь мне вернуть тебя и к твоему желанию не проговориться.

Дэла тихонько рассмеялась.

Сэм почувствовал, как по виску скатилась струйка пота:
- Гриф, она только прокатилась с нами. Джимми никогда не расскажет о ней. Звездный Флот никогда о ней не узнает.

- Давай не будем об этом. Эта милашка с Райзы… Нам вообще не нужно пускать ее в оборот. Это значит, что я позволю тебе оставить себе вознаграждение.

Сэм все еще держал в руках тысячную кредитку. Он попытался, было вернуть ее Гриффину, но тот ее не взял обратно.
- Это значит, - добавил Гриффин, - Что я все еще жду, что ты приведешь ко мне своего брата, и я смогу дать ему то, что ему нужно больше всего. До того, как он вобьет себе в голову правильные мысли.

Не думая больше о риске, которому он подвергался, Сэм неожиданно нашел в себе силы защитить своего брата:
- Джимми здесь ни при чем, и я не собираюсь его подставлять

Грифин откинулся на спинку стула и приоткрыл от удивления рот:
- Я впечатлен, - он смерил Сжэма ледяным взглядом, - но ты разочаровал меня.

Сэм затаил дыхание, когда Гриффин поднялся, обошел вокруг стола и очутился в нескольких сантиметрах от него:
- Ваш маленький трюк с машиной имел эффект домино и потянул за собой костяшку за костяшкой.

Гриффин наклонился к самому лицу Сэма и щелкнул пальцами, словно показывая, как падают костяшки:
- Хоп. Джимми проболтался, вернулись к тебе, вернулись ко мне. Хоп. Его подружка, попыталась помочь Джимми – вернулись к тебе, вернулись ко мне. Ты этого добиваешься, Джорджи? Все эти костяшки домино заканчиваются на мне.

Гриффин махнул рукой, словно хотел щелкнуть Сэма по носу. Сэм вздрогнул, но не сделал попытки отклониться.

- Итак, я хочу, чтобы ты задался вопросом: буду ли я ждать, чтобы это случилось? Или же я уничтожу другие домино до того, как это произойдет?

- Я приведу его, - выкрикнул Сэм.

Гриффин похлопал его по щеке, как собаку:
- Хороший мальчик.

Сэм выскочил из Пасифик Рима и остановился на пирсе. Желудок скрутило от неожиданного спазма, и его долго выворачивало наизнанку. Он никогда не чувствовал себя таким перепуганным. Он понял, что ловушка захлопнулась, и даже Джимми вряд ли сможет теперь что-нибудь придумать.


Спок спокойно стоял посреди главной комнаты их семейных апартаментов, потому что для вулканца не существовало никакого другого способа стоять.

Его мать смотрела на него. Ее лицо было взволновано и выражало неподдельную тревогу.

Изображение отца с настенного экрана пристально смотрело на сына. Сарэк был в важном полете на Титане. Он должен был встретиться с делегацией с Нрена Прима – мира класса – П, жители которого лучше чувствовали себя на этом замерзшем спутнике, чем на Земле.

- Объясни мне, почему ты должен вернуться в Штаб Звездного Флота? – спросил отец Спока.

Спок посмотрел на свои руки, на модуль слежения, который он носил:
- Я должен присутствовать на слушаниях по делу.

- Но ты сказал им, что не крал кар.

- Точно, - подтвердил Спок, - но они мне не поверили.

Сарэк поднял бровь – таким образом выказывая свое изумление:
- Но ты – вулканец. Ты не солгал бы в подобном вопросе.

- Нет, - согласился Спок, - не солгал бы.

Аманда коснулась руки сына:
- Спок, если властям нужны доказательства твоей невиновности, то ты, конечно же, можешь предоставить им свое алиби. Так как они точно знают, когда украли машину, все, что тебе нужно сделать - это просто сказать им, где ты был в это время.

- Ее логика безупречна, - сказал Сарэк с достоинством вулканца.

Спок соглашаясь, чуть наклонил голову.

- Где ты был? – спросил Сарэк.

Спок сосредоточил все внимание на изображении отца, потому что неправильная его часть та, которая, как он предполагал, принадлежала к его человеческому наследию, и которую он с успехом подавлял, с нетерпение ждала, чтоб увидеть реакцию Сарэка на то, что он собирался ему сказать:
- Я был в Саду Венеры, который люди называют «бордель».

Сарэк глубокомысленно кивнул:
- Учреждение собрания, в котором клиенты празднуют и/или устраивают различные перемещения сексуального назначения, типично, чтоб исследовать других в приватных помещениях.

- Типично, - согласился Спок, отмечая про себя, что утверждение его отца было дословным определением справочных документов Посольства.

- Какова была цель твоего присутствия там?

Аманда прервала его:
- Сарэк, возможно это слишком личный вопрос.

Сарэк выглядел озадаченным, хотя только самые близкие могли заметить это:
- Спок еще не готов к пон-фарру. Поэтому его присутствие в «борделе» не было типичной причиной. Это не так, Спок?

- Действительно, это так.

- Тогда, в чем состояла твоя цель?

- В то время, когда была совершена кража кара, я был занят продажей статуэтки селета эпохи до-Пробуждения, поскольку мне был известен «укрыватель» - скупщик краденного товара.

Аманда застыла, пораженная:
- Спок!!

Сарэк, тем не менее, не выказал вообще никакой реакции:
- Понимаю. Статуэтка была поддельной, конечно.

- Да, была, - подтвердил Спок.

- Что? – Аманда впилась глазами в экран, - Ты знал об этом?

- Единственный источник этих статуэток на Земле – Выставка культурных артефактов в холле Посольства Вулкана. Ценность их неизмерима, поэтому Споку было бы легче украсть кар Звездного Флота, нежели одну из статуэток.

Аманда в замешательстве покачала головой:
- Тогда, почему?..
- Я уверен, отец сможет объяснить остальное более кратко, чем я, - сказал вежливо Спок. Он никогда не говорил с отцом настолько непримиримо.

- Сарэк… - начала Аманда, бесполезно пытаясь скрыть замешательство.

- Сорок два дня назад Спок сообщил мне о том, что считает, что самые ценные артефакты будут украдены и заменены подделками.

- А они?.. – спросила Аманда, все еще потрясенная.

Сарэк ничего не ответил.

Но Спок не собирался позволить отцу и дальше замалчивать эту проблему:
- Отец?..

Наконец, Сарэк должно быть понял, что его перехитрили:
- То что я скажу сейчас, должно оставаться строго конфиденциально.

Конец. Спок со стыдом ощутил чувство торжества над отцом. Он быстро подавил это чувство.

- В Посольстве знают о ситуации, раскрытой Споком.

Он замолчал, и через некоторое время Аманда спросила:
- И это все?

Сарэк с неохотой продолжал:
- По причинам весьма логичным, которые я не могу обсуждать, персонал Посольства не желал предотвращать эту кражу. Это все, что могу сказать по этому поводу.

Плечи Аманды напряглись, и Спок понял, что точно знает, что она сейчас чувствует:
- Это неприемлемый ответ, - сказал Спок, удивляясь себе, так же как и его родители своему дерзкому поведению - Есть еще одно, что следует знать. Персонал Посольства не доверяет мне. Они полагают что я – не истинный вулканец. Но когда ты, мой отец, рассматриваешь меня подобным образом… - он помолчал и выпалил, дав самую резкую оценку, которую любой вулканец мог дать своему отцу – Я нахожу Ваше поведение неудовлетворительным.

Аманда прожила достаточно долго на Вулкане. Она замерла, закрыв рот ладонью

Напряжение еще больше возросло, когда Сарэк вспыхнул и резко ответил сыну:
- Я нахожу твое утверждение непочтительным.

- Остановитесь, вы, оба! – быстро проговорила Аманда, - Я не буду стоять в стороне и смотреть, как вы оскорбляете друг друга!

- У отца есть средство, чтоб выйти из тупика, который он сам и создал.

Глаза Сарэка сузились:
- Твои предложения, Спок?

- Ответь мне, почему ты позволяешь незаконным действиям происходить в Посольстве?

- Я не могу.

Спок осознал, что скрещенные за спиной руки сами собой сжались в кулаки, и был рад, что его родители не заметили эту возмутительную потерю контроля:
- У меня есть только одно логическое объяснение твоей позиции.

- Объясни.

- Ты не доверяешь мне по той же самой причине, что и сотрудники Посольства – ты полагаешь, что я не настоящий вулканец.

Аманда встала перед Споком и с болью произнесла:
- Спок, это не так. Ты знаешь, что это не так.

- Твоя мать права, - сказал Сарэк серьезно.

- Если моя логика некорректна, поправь меня, - бросил Спок с вызовом, - какова же основная причина?

Сарэк покачал головой, не в силах сдержать эмоции:
- Я не могу.

- Вулканцы не принимают меня как вулканца. Люди не принимают меня как человека. Кем же я должен быть, отец?

Спок почувствовал, как мать взяла его за руку:
- Ты – наш сын, которого мы любим, - она посмотрела на экран, - и которому верим.

- Это правда? – спросил Спок своего отца, не заботясь больше о том, что он был расстроен, что не следил больше за словами, которые застревали в горле.

- Ты неправильно проанализировал ситуацию, - ответил Сарэк так, словно разговаривал с ребенком, - Мы обсудим это позже, когда я вернусь.
Он наклонился вперед, и изображение Сарэка исчезло, сменившись пустынным пейзажем Вулкана.

- Спок, - сказала мягко Аманда, высвобождая свою ладонь из его руки, - ты знаешь, что твой отец не имел в виду ничего подобного.

Спок уронил руки:
- В отличие от меня, Сарэк – вулканец. Он не способен иметь в виду ничего, кроме того, что подразумевает, - он чуть поклонился матери, - прости, мама, я должен заниматься.

Аманда ничего не сказала в ответ. И теперь, в тишине комнаты Спок думал о человеке – Джиме Кирке – и завидовал его близости с семьей.

Когда он остался один, то исследовал металлический браслет модуля слежения, покрутил его на своем запястье. С этим, по крайней мере, можно будет что-нибудь придумать.
глава 18
Четырнадцатилетний Джимми Кирк дрожал в углу своей хижины вместе с другими детьми. Он закутал их всех в одеяла, снятые коек, и попытался убедить, что все это – такая игра с переодеванием. Но вчера, когда на резиденцию губернатора напали, исчезли тепло и энергия. И Джимми знал, что, что бы ни произошло на широких, грязных улицах колонии, это была вовсе не игра.

Ближе к вечеру второго дня, когда большинство детей спали беспокойным сном, общественный динамик ожил, затрещал и разбудил всех. Сначала малыши перепугались, но старшие успокоили и сказали, что если системы коммуникации колонии вновь заработали, то возможно, скоро появится энергия и тепло, и вода и еда.

Но хижина осталась темной, а незнакомый голос из динамика произнес:
- Жители Тарсуса IV, наша колония столкнулась с трудными временами. Губернатор Мирон не справился со своими полномочиями, поэтому, я, уступая желанию людей, занял его место. Меры, которые мы должны теперь предпринять - крайние. Но их следует предпринять, для того, чтоб гарантировать выживание колонии. Я прошу всех трудоспособных взрослых собраться в комплексе продовольственных складов. В настоящий момент готовятся продовольственные карточки, которые будут розданы каждому, согласно его принадлежности к группе. Если вам что-нибудь известно о пожилых, либо больных, либо слишком слабых колонистах, которые не могут прибыть, прошу сообщить о них охране на Складе для того, чтоб можно было предпринять соответствующие меры и для этих людей.

Кто бы это ни говорил, кто бы ни был новым губернатором, Джимми настолько проникся разумной и авторитетной речью, что подумал, что скоро все разрешится. Наверное, кто-то нашел еще один продуктовый склад, не зараженный грибком. Но внезапно из динамика послышался какой-то шум, как будто упало что-то тяжелое, или громко хлопнула дверь. И другой голос закричал:
- Нет! Нет! Он собирается убить нас! Это его… - голос заглушил другой звук – высокий и гудящий. Джимми хорошо его знал – лазерная винтовка.

Голос прервался, не договорив, а потом послышался другой звук – что-то тяжело упало на пол.

Он слушал новое сообщение и задавался вопросом: все ли в порядке с губернатором. Кто-то приказал выяснить, кто охранял двери. Еще какие-то неразличимые голоса что-то кричали, но слов было не разобрать.

Донни Рой и другие четырехлетки вплотную окружили Джимми. Теперь все дети боялись. Когда взрослые воюют, дети никогда не чувствуют себя в безопасности.

Наконец, сдержанный, разумный голос нового губернатора произнес, словно ничего не произошло:
- Никакой ошибки нет. В колонии произошла революция. Для того, чтоб колония смогла выжить, должна свершиться революция. Соберитесь на складах. Изучите группы. Подчинитесь охране. Именно так мы выживем. Согласно моему порядку. Кодос. Губернатор Тарсуса IV.

Динамик щелкнул, и воцарилась тишина.

Единственным звуком в темной, холодной хижине был детский плач.

А потом входная дверь сотряслась от ударов. Дети кто замер, кто закричал от страха. А Джимми услышал крик своего лучшего друга:
- Джимми! Это Мэт. Губернатор хочет видеть тебя.

Дети, все еще не отрываясь, смотрели на него из темноты.

- У него есть еда! Все мы ее получим, он поможет нам. Давай!

Джимми открыл, заскрипевшую на ржавых петлях, деревянную дверь.

Снаружи его ждали Метью Кул и пятеро других подростков с соседних ферм, выдыхая облака пара в морозный воздух. Они держали ручные фонари, а Метью неприятно усмехался. У всех на шее были повязаны красные платки.
- Передай другим ребятам, чтоб они пока оставались в доме. Мы вернемся за ними после того, как губернатор проверит записи о них.

- Проверит для чего? – спросил Джимми.

- Все будет нормально, - снова сказал Метью, - у губернатора есть еда. Все мы ее получили, и теперь ему помогаем.

Джимми посмотрел в глаза друга и увидел в них голод. Он заметил, что у Метью и других подростков были с собой лазерные винтовки, точно такие же, как та, которую он слышал в динамике.

- Зачем вам оружие?

Метью перестал улыбаться:
- Я сказал ему, что с тобой будет все в порядке. Ты ведь хочешь есть, правда? – он снова повторил странные слова – Все, что мы должны делать, это помогать ему.

- Вы помогаете ему в чем?

- Делать правильные вещи, - ответил Метью.

Внезапно страшный взрыв потряс все и…

Кирк распахнул глаза, задохнулся, все еще чувствуя смертельный ледяной ветер Тарсуса IV, ворвавшийся в распахнутые двери хижины.

Он резко сел и вспомнил, что находится в спальне своего брата. А потом он снова услышал шум, такой же, как тот, который его разбудил.

Джо Кирк в другой комнате храпел как тяжелая артиллерия в голосимуляторе ромуланской войны.

Кирк медленно отворил дверь спальни и увидел отца, растянувшегося на кушетке. Он спал как убитый, закрыв одной рукой глаза.

Кирк понял, что это его шанс. Он бесшумно пересек комнату, нашел свою куртку там, где и бросил ее, проверил карманы – на месте ли коммуникатор и выскользнул в дверь. Он слышал, как храпит отец, даже когда подошел к лифту.

Выйдя на улицу, Кирк совсем проснулся, и у него уже созрел план. Первым делом нужно было что-то решить с модулем слежения.

Он вытащил коммуникатор и вызвал человека, на которого всегда можно было рассчитывать, неасмотря на все, что говорил отец.

- Это довольно близко, - сказал Кирк, - Ты сможешь припарковаться?

Сэм вглядывался в грязное стекло арендованного лэндкара. Высокие, мерцающие голограммы Новой объединенной площади освещали улицу всеми цветами радуги, подобно взрыву сверхновой в туманности глубоко в космосе. В путанице света двигались беспорядочные толпы пешеходов, почти невозможно было различить, где оканчивается тротуар и начинается дорога. Он слышал шум толпы, разговоры людей, ругань на голограммы, какофонию музыки и радиотрансляций. И совершенно негде было припарковаться.
- Никаких шансов, - ответил он брату, - Извини.

Сэм совсем не обрадовался звонку Джимми. Единственным препятствием для Гриффина был модуль слежения, который Звездный Флот нацепил на брата. Прекрасное оправдание того, чтоб не везти Джимми в доки. Но с этим братишкиным планом избавиться от этой штуковины… Сэм совсем не хотел рисковать и нарваться на кого-нибудь из банды Гриффина. В тот момент, когда Джимми снимет браслет, у Сэма не будет никакого оправдания.

- Далеко еще? – спросил Сэм.

У Кирка созрел новый план:
- Здесь поверни направо. Там есть переулок с комиссионкой.

Сэм повернул направо, медленно пробираясь сквозь толпу к узенькой и не такой запруженной народом улочке. Голограммы здесь располагались внутри генераторных структур и не проецировали призрачных картинок на тротуары. Он проверял смешение фирмочек – главным образом меленьких ресторанчиков с дешевой синтетической едой.

- Здесь,- сказал ему брат. Он указал на маленькую витрину, в которой кривая голограмма изображала, как старинный звездолет включает варп-двигатели, исчезает, и вновь появляется уже с другой стороны, и потом снова начинают мерцать огни гондол. Как и сказал Кирк, с другой стороны улицы между магазинчиком и другим домом, был узкий проход, - Сдавайся.

Сэм остановил кар в узком тупике. Фары осветили зловещего вида красный знак, на котором на нескольких языках, в том числе и инопланетных, было написано предупреждение. Те, которые смог разобрать Сэм, гласили, что любого, кто припаркуется здесь, съедят.
- Ты уверен? – спросил он

- Да, идем! - и Кирк стремительно выскочил из кара.

Сэм выбрался вслед за братом и подошел к комиссионке с голограммой бесконечно движущегося звездолета.

- Подожди здесь, - сказал Кирк и вошел внутрь.

Сэм остался на улице и заглянул внутрь через витрину. Ему показалось, что там он видит последствия взрыва. Каждый квадратный сантиметр магазинчика покрывали расшатанные, кое-как соединенные полки всех размеров и цветов, переполненные модулями памяти, изобинарными чипами, квантовыми изоляторами: Сэм не смог разобрать и десятой доли того, что увидел.

Джимми тем временем осмотрелся в доме, среди беспорядка. Он держал в руках какую-то загадочную штуковину и, смеясь, говорил о чем-то с хозяином магазина – огромным темнокожим инопланетянином с невероятно белой бородой. Прямо изо лба у него росли две короткие антенны, неровные, словно когда-то были сломаны и залечены старым плазером. Хозяин рассмеялся над словами Джимми, взмахнул трехпалой рукой и, возможно это было такое тусклое освещение, но Сэм подумал – хвостом, и кивнул «конечно», когда Джимми указал на противоположную стену, наверное, говоря о каре.

Братишка Сэма вышел из магазина несколько минут спустя.
- Никаких проблем. Джуни-Бен сказал, что можно оставить кар здесь, пока мы решаем наши дела. Пошли.

Сэм снова восхитился как легко, казалось, Джимми все устроил.
- Джуни-Бен? Этот инопланетянин?

- Да, - ответил Кирк. Они почти бежали к главной улице, - Это его магазин.
Когда они окунулись в людской поток покупателей и зевак, Сэм понял, что задумал братишка.

- Имей в виду, Сэм. Мать Джуни-Бена была с Аркадии, а одним из его отцов был ксиикалли.

- Одним из отцов? – переспросил Сэм. Он подумал, не ослышался ли.

Но брата, казалось, совсем не волновало подобное понятие:
- Ага, аркадиане это практикуют, - он хлопнул Сэма по плечу, - Эй, парень, ты же собирался стать биологом. Ты сам мне об этом говорил.

Сэм со смущенной улыбкой бросил взгляд назад на аркадианина из магазина, и на мгновение все вернулось: его очарование процессом превращения химии в биологию. Он вспомнил, что читал несколько лет назад о триполых видах, но…

Сэм покачал головой. Эти детали растаяли в дымке, как и множество других вещей его детства:
- Не улавливаю нить, - сказал он брату. И почему-то от этого стало очень горько.

Кирк понимающе, впрочем, как всегда, кивнул:
- Этот парень – старый бумер – инженер. Он начал дело, когда их капитан списал их грузовик и позволил распродать его на запчасти. С тех пор он распродает остатки.

Сэм с изумление воззрился на брата, изобретательность которого каждый раз удивляла его:
- И где же ты с ним познакомился?

- Это хороший магазин. Я здесь нашел кое-какие детали для отмычки. И если я выслушаю несколько его баек, он сделает мне еще и скидку, - Кирк указал через улицу на маленькую арку, - Туда.

Движение совсем замерло, и Сэм без труда шагал следом за братом между застрявшими в пробке лендкарами и флаерами. Арочный проход привел в другой переулок. Здесь по обе его стороны теснились еще более мелкие магазинчики, чем у Джуни-Бена.

Через несколько минут братишка указал на дверь между двумя экструдерными стендами фаст-фуда. Сэм не различил названия, потому что потемневшая желтая краска шелушилась и местами совсем отстала. Но Джимми подошел и постучал. Когда он махнул, Сэм встал рядом:
- Они сканируют нас.

Сэм знал много мест в нижних доках, где прежде, чем впустить клиентов, их сканируют. Эти зоны практически всегда были засекречены, но это, однако, не означало, что здесь сканер поставлен не для забавы.

- Джимми, что это за место?

Дверь щелкнула и отворилась.

- Это место по мне, - сказал брат и подтолкнул Сэма внутрь.

Сэм бросил быстрый взгляд кругом, морщясь от ударившей в нос вони старого масла, цитрусовых и перегоревшей проводки. В длинной узкой комнате царил даже больший хаос, чем в магазинчике Джуни-Бена. И сейчас Сэм не узнал ничего, из того, что лежало, стояло или свисало с потолка.

- Джемс Т! – выкрикнул взволнованный голос. Довольно громко, чтоб перекричать странную музыку. По крайней мере, Сэм подумал, что это музыка. Хотя, возможно, это была запись кошачьих воплей, какофония звуков.

Сэм увидел странного худого инопланетянина в джинсах и белоснежной футболке вокруг массы того, что казалось пустым корпусом компьютера. «Казалось», потому что кое-где из этой массы торчал мех, и оно дышало.

- Торр, - сказал братишка в знак приветствия.

- Сейчас не суббота, - пробормотал инопланетянин. Он говорил так, словно постоянно находился в восторге.

Сэм и раньше в Сан-Франциско видел соотечественников Торра. Гуманоиды: сегментированные гребни обрамляли его глаза и высокий, чуть заостренный лоб. Улыбка инопланетянина стала похожа на улыбку чеширского кота: он так распластался, словно голову разделили пополам. Сэм понял, что это денобуланец.

- Специальный проект, - объявил Кирк. Он поднял руку и показал Торру модуль слежения.

Денобуланец сморщил губы в знак предостережения:
- Звездный Флот, 10-57, отметка Б. Очень сложно, Джеймс Т. Ты нашалил?

- Я пытаюсь, - услышал Сэм слова брата, - именно поэтому мне необходимо это снять.

Сэм заметил, что Торр смотрит на него с любопытством:
- Есть еще что-то, что я должен знать?

- Все в порядке. Это Сэм.

Денобуланец расслабился:
- А, Кирк – старший. Рад встретить Вас, особенно после всего того, что Ваш брат рассказал мне о Вас.

- Взаимно, - пробормотал Сэм.
Он все еще никак не мог смириться с новым образом своего братишки. Конечно Джимми проводил большую часть свободного времени на Новой объединенной площади, а иногда и работал. Но кто знает, где и зачем он болтался с таким количеством инопланетян. И инопланетянам он нравился.

Торр поскреб одну из своих экстравагантных бровей и обернулся к Кирку:
- Я полагаю, что закон требует, чтобы я сказал, что любая попытка заблокировать сигнал или удалить гарантированный правоохранительный модуль слежения является нарушением… Я не знаю скольких инструкций.

- То же самое сказали мне в Звездном Флоте.

- Правильно. Я исполнил свой гражданский долг, - сказал радостно денобуланец, - И каков план?

- На Земле не так как на Денобуле.

Торр рассмеялся:
- Рассказывай!

- Серьезно. То, что ты выполнил свой гражданский долг, совсем не означает, что у тебя не будет проблем, если узнают, что ты мне помогал.

Денобуланец обиделся:
- Я никогда раньше не открывал 10-57 отметка Б.

- Это легко снять. Ремесленники из Звездного Флота думают, что этого не сделать, что это очень трудно.

- Не в этот раз.

Сэм увидел, как братишка снова покрутил модуль:
- У этой штуки есть субпространственная связь со вторым браслетом. Если другой парень и я попытаемся встретиться, они узнают об этом.
Лицо денобуланца прояснилось, и он махнул вглубь магазина:
- Секция номер три. Я сейчас принесу тебе свой лучший резак.

- Спасибо, Торр. За час я управлюсь.

Братишка протянул денобуланцу кредитку. Сэм пожалел, что не может действовать так же легко и уверенно. Но Торр не вял денег:
- Нет-нет-нет. Это слишком захватывающе. Ты позволишь посмотреть на части?

- Только не держи их у себя слишком долго, - предупредил Кирк и подтолкнул Сэма, - Пошли.

Секция 3 пряталась в конце скрипучей прихожей. И представляла собой ярко освещенное автоматизированное рабочее место с безукоризненными инструментами для любой тонкой работы с транстаторами. Сэм целый час, обмирая от страха, наблюдал, как его брат ловко собрал что-то, напоминающее большую цилиндрическую серебристую петлю, которую он выровнял с внутренностями четырех старых коммуникаторов, связал с мерцающими оптическими схемами. Пятый коммуникатор, более большой, чем остальные, и в котором Сэм узнал модель Звездного Флота, был связан с цилиндром проводящей лентой. Братишка отодвинул этот коммуникатор в сторону и включил его.

Когда Кирк, наконец, на минуту разогнулся, чтоб размять руки, Сэм спросил:
- Джимми, я и раньше знал, что ты можешь вытворять такое, но слушай, тебе надо идти в вечернюю школу, или куда-нибудь еще.

Кирк медленно покачал головой, помассировал шею:
- Все руководства есть в открытом доступе. Особенно старый материал. Я не знаю… Однажды ты узнаешь, как работают базисные схемы, все остальное – только их комбинации. Соедини их вместе правильно и только это имеет смысл, понимаешь?

Сэм рассмеялся:
- Нет.

Он смотрел, как Джимми нашел ошибку в пробе Паули-исключения, настроил регулировку на дисках, начал перемещать эту конструкцию около связанных схем, которые смастерил, все время контролируя на крошечном экранчике положение частиц.

- Во всяком случае, дуотроника мне по силам. Транстаторы – это просто. А вот квантовые бипассы… я думаю… это я оставлю экспертам. Я читал руководства. Но это похоже на чтение старых Орионских чисел.

Сэм наблюдал за работой младшего брата и размышлял, не стоит ли ему напомнить о том, что квантовая технология постепенно вырастала из прямого наблюдения за сильнейшими искусственными интеллектами на заводах, плавающих в межзвездном пространстве. И при этом он не упомянул, что сам не может даже изменить силовые настройки в коммуникаторе.

- Отлично, - сказал с гордостью братишка, - теперь можно избавиться от этого.
Он поднялся на ноги и положил правую руку в открытую часть цилиндрической петли.
- Сэм, зайди с другой стороны, возьми за оба конца модуля и сожми их.

Сэм сделал как было велено. Цилиндр был достаточно велик, чтоб его руки поместились вокруг запястья Джима.
- А теперь что?

Его брат щелкнул резаком Торра и включил его. Это был тоненький удлиненный приборчик с маленьким диском на рабочем конце. Внезапно прибор издал пронзительный звук, диск вспыхнул синим и исчез.

- Хорошо, сказал Кирк спокойно, и Сэм понял, что он сконцентрировался, - Возьмем его, направим металлические кристаллы, воздушное охлаждение и полностью отклоняем мягкие ткани, - он с трудом выдавил улыбку, - мое запястье и твои пальцы.

Он аккуратно сунул резак в цилиндр и осторожно переместил невидимый диск к краю модуля между руками Сэма.

Сэм был очарован и не боялся. Если кто-нибудь и знал что делать, так это его младший братишка.

Он почувствовал легкую вибрацию в модуле, затем, почти достигнув предела, визг прекратился, и диск снова появился, уже не светясь.

- Раздели его, - попросил брат, что Сэм и сделал.

Серый металлический браслет распалась как мягкая конфета.

- Оставь обломки в цилиндре, и все.

Сэм аккуратно вытащил руки из одного конца, а брат – вынул руку и резак с другого. Кирк растер правое запястье. Хотя браслет не был таким тугим, чтоб причинить неудобство.

Внезапно Сэм занервничал:
- Знаешь, что я скажу тебе, Джимми. Я почти жду, что служба безопасности Звездного Флота явится сюда в любую секунду.

Кирк усмехнулся:
- Никто не явится. Петля и четыре других коммуникатора не позволят поднять тревогу. А этот коммуникатор, - он указал на звезднофлотовскую модель, - передает подпространственный сигнал. То есть, я сохранил связь между идентификаторами в моем модуле и том, который на вулканце, точно так же, как Звездный Флот их запрограммировал. За это им большое спасибо. И в эту минуту модуль-браслет вулканца передает сигнал обоих модулей. Это выглядит так, как будто второй сигнал находится примерно на настоянии шести километров от первого.

Сэм был уверен, что в основном понял, что сделал его брат, по сути, использовав технологию Звездного Флота против самого флота. Но, несмотря на все таланты его брата, в Звездном Флоте не держали глупцов.

- И сколько времени пройдет, прежде чем в Звездном Флоте поймут, что ты сделал?

Брат тщательно сложил каждый инструмент на отведенное ему место, вытер стол и привел все в такой же вид, какой был, когда они пришли в секцию.
- Они не поймут, - рассмеялся Джимми, - Если только этот парень, Спок не захочет избавиться от своего браслета. Но совершенно невероятно, чтоб вулканец предпринял что-нибудь противозаконное, правда ведь?

- Предположим, что так, - ответил Сэм, хотя совершенно не был в этом уверен. Насколько он слышал, вулканцы были отъявленными занудами и законниками. Но никогда не знаешь заранее.

Братишка открыл дверь секции и позвал его. Как обычно, энергия била в нем через край.
- Давай, шевелись. Я опаздываю к сроку.

Сэм как всегда шагал следом за братом и думал, что вулканцы на самом деле настолько предсказуемы, как надеялся Джимми.

Но это было не так.
глава 19
В середине двадцать третьего столетия Посольство Вулкана при подлете к Сан-Франциско с любого направления нельзя было ни с чем спутать.

Сама территория Посольства представляла собой современное, с высокими башнями, обширными зелеными парками и яркими смешанными площадками пространство. Несколько старинных зданий из кирпича и бетона, сохранились со времен до третьей мировой войны, несмотря на которую, тем не менее, большая часть города избежала разрушений. Но три сильных землетрясения нанесли даже больший ущерб, чем Великое землетрясение Сан-Андреас в сорок втором. Геологи постарались приспособить вулканскую технологию, используемую уже больше ста лет для снижения излишнего давления от архитектурных строений. И теперь большинство землетрясений можно было достоверно предсказать в пределах десятичасового окна и предупредить за две-три недели. Прошли десятилетия, с тех пор, как землетрясения вызывали разрушения. Это было еще одним свидетельством, что планета все больше напоминала рай.

Среди огромных цветников, связанных между собой тропинками, буйной растительности, резкой белизны, серебра и матовости современной архитектуры, Вулкансоке посольство было территорией, где преобладали темно-красные и песочного цвета дома для полутора тысяч инопланетян, которые здесь жили и работали. Также как белоснежное строение Посольства Объединенной Земли в Ши'Каре на Вулкане отличало его и говорило об инопланетном происхождении.

Одно из зданий, тем не менее, очень отличалось от других. Вместо мягких округлых линий древней эстетики, сформированной ветрами вулканской пустsини, оно представляло собой низкое, прямолинейное строение, больше напоминавшее бункер для боеприпасов. Для этого здания, названного с вулканской эффективностью Утилитарное строение 2, логика физики отвергала логику традиций.

За толстыми защитными стенами находились генераторы энергии и подпространственные передатчики, которые находились в постоянном контакте с родным миром, и самое главное – собственный безопасный центр транспортеров, служивший гарантией, что весь персонал Посольства может транспортироваться с пятикратно-резервной технологией Вулкана, в отличие от трехкратно-резервных систем, используемыми землянами.

Cистема вулканских транспортеров была настолько надежна и безопасна, что более чем за столетие не звучал ни один сигнал тревоги, за иcключением учебных.

До сегодняшнего вечера.

Когда засветился монитор радиационной опасности в главной диспетчерской, двое служащих находились при исполyении своих обязанностей. За пол секунды они закончили обсуждение несураковских нелогичных методов и начали проводить испытательные процедуры, которые позволили бы определить, активировалась ли тревога из-за ошибок в подсистеме предупреждения, либо же это фактически беспрецедентная утечка радиации.

Пять независимых мониторов радиационной опасности, расположенных на главном пульте, показали идентичный уровень излучения элементарных частиц из генератора кольцевого ограничения лучей, из пяти различных систем. Что указывало на серьезный отказ заградительных систем.

Никто не понял, как это могло произойти. Но теперь, когда произошла утечка радиации, способной убить человека, или, по крайней мере, вызвать проблемы со здоровьем, они немедленно установили все средства управления в «безопасный» режим и кинулись к дверям. Они были хорошо обучены и сообщили в госпиталь о радиационном облучении. А в это время как их смена, надевала костюмы радиационной защиты, чтоб начать ремонт.

Через тридцать секунд после объявления тревоги главная диспетчерская транспортеров оказалась пуста и неохраняема.

Через тридцать секунд здесь появился Спок. Он подошел к главному пульту и вставил черную карту с данными. В компьютере транспортера начали работать три новые программы. Первая – переиграла, а затем изменила файлы отображения безопасности, чтоб зафиксировать, что после того, как технический персонал покинул отсек, сюда никто не заходил. Вторая стерла рекурсивную программу, которая воспроизвела эффект утечки радиации в пяти различных системах мониторинга. Третья программа вошла в два набора транспортных координат в средствах управления и начала пятнадцатисекундный обратный отсчет.

Через несколько секунд он распался в потоке сверкающих частиц и исчез из вида.

За исключением его модуля слежения.

Он приземлился на платформу в тот момент, когда элементарные частицы, включающие правое запястье Спока, потеряли единство.

Мгновение спустя поток частиц возник на левой крайней линзе, и Спок появился вновь. Когда он полностью материализовался, то подошел, поднял упавший модуль и положил его в карман.

Затем вернулся к пульту управления, извлек черную карту с данными и вставил туда синюю. Программа, которая содержалась на ней, стерла регистрацию транспортера.

Спок забрал обе карты и ушел. Для того, чтоб избавиться от модуля Звездного Флота, ему понадобилось девяносто секунд. И хотя он знал, что это неправильно, но гордился собой.

Как кто-нибудь мог принять его за человека, он не понимал.

В Космическом Доке девять делегатов сидели вокруг стола в узком конференц зале без окон и молчали. Изображения на экранах и диаграммах показывали зверства. Это тревожило и беспокоило.

Единственной причиной, по которой отдел Мэлллори был назван Общими Службами, состояла в том, что он имел дело с такими вещами, с которыми не сталкивался регулярный Звездный Флот в своих исследовательских миссиях, и которые не должны были его касаться. Этот отдел не был включен в большинство структур организации, в ежегодных рапортах о распределении он не значился. Поскольку вселенная не была еще идеальной, а лидеры Федерации и Звездного Флота желали и пытались этого достичь, главной их обязанностью стало противостоять всем порокам.

Итак, на этой встрече его обязанность состояла в том, чтоб задать очевидный и оставшийся без ответа вопрос.

- Это мог быть Кодос?

В приглушенном свете и тишине комнаты восемь человек с серьезными лицами повернулись от экрана и его отвратительных изображений детей, искалеченных оружием Звездного Флота.

К Мэллори повернулись два адмирала Звездного Флота, четыре гражданских аналитика и два избранных представителя Совета Федераций, присутствующие здесь для обеспечения контроля.

Вышестоящий адмирал, Элиас Мэту, первым оценил предположение Мэллори:
- Вы думаете, что этот военачальник, которого называют «генерал» и Кодос-Палач одно и то же лицо?

- Это то, что мы должны рассмотреть, - сказал Мэллори, - Оба они звери. У обоих имеется странное представление о евгенике. И оба использовали для борьбы детей.

- Губернатор Кодос использовал детей? – спросил представитель Новой Монтаны, начальник Службы правопорядка, новичок, недавно назначенный в носящий безобидное название Руководящий комитет ООС.

- Записи того времени недвусмысленны, - объяснил Т'Рев. Он состоял членом Комитета больше десяти лет. Именно вулканцы направили первую спасательную миссию на Тарсус IV.

- В некоторых случаях, - продолжал он, - все члены семьи были уничтожены. Именно это можно было бы ожидать, если бы Кодос следовал строгой интерпретации евгеники. Убивая каждого члена семьи, он успешно устранил бы нежелательные генетические черты из всей популяции.

- Однако, - добавил Т'Рев без эмоций, - свидетельства говорят о том, что часть подростков не была уничтожена, несмотря на то, что их родители были убиты. Это не соответствует программе евгеники. Это можно рассматривать, как акт вербовки.

- Но почему дети? – задала вопрос гражданский специалист из юридического подразделения Звездного Флота Чинатсу Рин, серьезная женщина со смоляными волосами и бледной кожей того, кто вырос под бронированными куполами Венеры.

- Возможны несколько объяснений, - сказал Т(Рев. Его нейтральный тон и отрешенное выражение никак не соответствовали тому, что он говорил о зверствах детей, - С точки зрения определенных условий на Тарсусе IV, губернатор Кодос позиционировал себя как спаситель. Тогда как его действия были вопиющи, цель его была логична. Он желал спасти как можно больше колонистов. Дети требуют меньшего количества продовольствия, нежели взрослые. Поэтому вместо каждого уничтоженного взрослого, двое детей могли получить достаточно пищи, чтоб выжить. Это уравнение рождено безумцем, но, тем не менее, это уравнение.

В отличие от многих, присутствующих здесь, адмиралу Мэту были известны более темные факты межзвездных исследований. Он скрестил руки:
- У Вас есть другие объяснения?

Объяснение Т'Рев было страшным и прагматичным:
- Для лидера, посылающего армию, готовую выполнить, все, что прикажут, детские умы более податливы. Их мысли не сложны. Они не верят в собственную смерть. Их можно принудить элементарными выражениями наказания и награды. И самое главное, их моральные и этические жизненные понятия еще полностью не сформированы, и их может сформировать харизматический лидер.

Гражданский психолог Тайлер Лайт кивал в знак согласия, поглаживая пегую бородку:
- Все рассказы очевидцев подтверждают, что губернатор Кодос был чрезвычайно напорист. Это дает представление о том, почему избранные охотно выполняли его повеления, после того как слушали его.

- Хотя, я и сказал бы, что этот новый военачальник сумасшедший, - добавила Рин, - он действует преднамеренно. Его стратегия, - она махнула в строну Т'Рев, - кажется, хорошо продумана.

- Он использует в бою детей, - сказал Даскин Судер, другой адмирал. Ему только что присвоили командный ранг за героические действия в обезвреживании восстания на Тримеге без единого выстрела точно и хладнокровно нашедшего выход, за что Звездный Флот и награждал своих офицеров. Но все же Мэллори заметил, что молодой человек заметно побледнел при виде недавних жертв, появившихся на экране.
- Как кто-то «хорошо продумал», - адмирал Судер выглядел таким расстроенным, словно он лично был в ответе за то, что произошло, - Все мы видели сообщения с Хельстрома III. Ничего не поделаешь, наши силы безопасности убивали невинных.

Мэту с жалостью посмотрел на молодого офицера.
- Это блестящая, хотя и прискорбная тактика. Как только наш старший офицер понял, что его силы по ошибке ударили по мирным гражданам, то тут же прервал нападение и отошел до новых распоряжений. Во время отступления вторая команда военачальника смогла достигнуть силового генератора на Хельстроме III и атаковала.

Судер яростно крикнул:
- Так этот преступник, который… принес в жертву этих детей, знал, что с ними произойдет?

- И ему почти удалось стереть с лица земли колонию Хельстром III, которая, кажется, была его целью. Не забудьте, по крайней мере, еще четыре колонии были уничтожены или экстренно эвакуированы в течение двух прошлых лет.

Ахмед Найури, маленький тихий ученый, которого никто не слышал до сих пор, поднял руку, чтоб привлечь внимание остальных:
- Губернатор Кодос пытался спасти Тарсус IV. У нас есть какие-нибудь свидетельства, что новые нападения также происходят из-за него?

- Я просто высказал возможность, мистер Найури, - сказал Мэллори, - Было бы лучше, если б нам была известна цель этого так называемого генерала. Что-нибудь? Какая-нибудь стратегическая ценность миров Туманности Хельстрома?

Гражданский историк покачал головой:
- Двадцать три первичных звездных системы. Нет разумной жизни. Девять планет класса М и две луны класса М, подходящие для колонизации. Еще шесть планет подходят для терраформирования. Тридцать газовых гигантов можно использовать в качестве сырья… их можно найти почти в любой системе, - он сделал паузу, - Есть только планеты. Ничего особенного.

Мэллори повернулся к юристу:
- Госпожа Рин, какая-нибудь часть планет Хельстрома является предметом территориального спора?

Она покачала головой:
- Они охвачены Вавилонским Соглашением 2312 года в пределах пятидесяти световых лет межзвездного пространства. Совместно управляются шестью планетами Федерации, самыми близкими к туманности. Никакого спора. Установленная правовая норма.

Мэллори по очереди посмотрел на всех присутствующих:
- Итак, если это Кодос стоит за нападениями, то ничего не говорит о том, что на этот раз он что-то защищает?

Коммуникатор Мэллори зазвенел. Он проверил код на дисплее – звонила его помощница, проигнорировав его локаут приватности. Он отключился, проигнорировав вызов Салли. Встреча была слишком важной, чтоб прерывать ее.

Однако, никто не ответил на его вопрос. Мэллори снова взял инициативу в свои руки:
- Федерация не оставит другие колонии туманности военачальнику, - твердо сказал он, - ясно, что мы должны сделать следующий шаг.

- Несколько шагов, - сказал Адмирал Мэту.

Мэллори не обратил внимания на второй сигнал коммуникатора:
- Что Вам необходимо получить от нас, адмирал?

Мэту секунду подумал:
- Самое главное, что мы должны узнать, какова следующая цель генерала, и какими методами он будет действовать. В этом секторе сосредоточена большая огневая мощь. Я также могу в короткие сроки перебросить сюда еще несколько кораблей. Но сначала необходимо узнать, чего на самом деле он добивается. В этом случае, у нас появится возможность предугадать его следующие шаги.
- Хорошо, - сказал Мэллори, - Мой отдел немедленно выделит исследовательскую группу. Что-нибудь еще?

- Новые правила ведения боевых действий. Что я должен сказать своим людям, когда на них нападут дети?

Мэллори ждал этого вопроса и уже принял решение: у него было время, чтоб погрузится в секретный проект:
- Требование «совершенно секретно» - не должно выйти за пределы этих стен.

Все глаза теперь уставились на него:
- Техники Звездного Флота активно работают над усовершенствованием технологии личного фазерного оружия.

Тэйлор Лайт фыркнул:
- Мы также возвратим мушкеты и кремневые ружья?

Мэллори понял скептическое отношение психолога. Личное фазерное оружие относилось ко времени перед основанием Федерации и было стандартным личным оружием повсюду на Звездном Флоте. Его хвалили за надежность и ударную силу. Когда началась война с ромуланцами, хотя ни с одним из ромуланцев не сталкивались в бою лицом к лицу, слишком много людей пали от нападения вооруженных лазерами войск Ромуланской империи.

В конце, когда человечество надеялось, что это была последняя крупномасштабная межзвездная война, фазерное оружие заменили на более мощное лазерное, класса восемь. Они добавили к традиционным лазерным лучам, стимулируемые субпространственные частоты энергии. В результате получился новый тип оружия с гораздо более эффективным использованием энергии и способный к взрыву и проникающим эффектам, каких даже представить себе не могли изобретатели первых лазеров.

Тем не менее, существовал один общеизвестный недостаток: лазеры класса восемь практически невозможно было использовать как несмертельное оружие. На слишком большом расстоянии от врага лазер лишь вызывал раздражение. Слишком близко – и лазер настолько поражал цель, что устранял даже возможность возвратиться в сознание. Таким образом, Звездный Флот, вернулся к основам, и в течение многих лет пытался соединить базовые эффекты лазеров класса восемь с гуманными параметрами оглушения старой технологии фазерного оружия.

По последним данным, которые читал Мэллори, казалось, что Звездный Флот, наконец, приблизился к решению технических проблем и готов был развернуть только на испытательной основе новое оружие дублированный «фазер», объединивший в себе лучшее из двух более ранних систем.

Мэллори рассекретил эти данные для комиссии и пообещал адмиралу Мэту, что его силы в туманности Хельстром будут первыми, кто получит новые фазеры. Любое столкновение с армией детей генерала состоится в режиме оглушения и не убьет их.

- Вам известно, когда это оружие будет готово к использованию? – спросил адмирал Мэту.

- Нет.

- И что я должен пока говорить своим людям?

У Мэллори не было ответа:
- Им придется положиться на свою проницательность.

- И стрелять в детей? – бросил вызов адмирал.

Но Мэллори видел даже больше самых темных уголков вселенной, чем Мэту.
- Адмирал, это – обязанность Звездного Флота – защищать жизни и благосостояние всех колонистов Федерации. Если силы генерала нападут на другую колонию и Силы безопасности Звездного Флота призовут, чтоб защитить эту колонию, ваши люди будут стрелять по врагу. Простите, но я не могу объяснить это в более доступной форме.

Адмирал поднялся и замер.

Мэллори воспользовался моментом и решил закончить встречу. Он поднялся на ноги.

- Черт возьми, поторопите эту исследовательскую группу, - проворчал Мэту, выходя из комнаты, - Нам необходимо знать, что задумал этот фанатик.

Как только заседание комиссия, наконец, завершилось, Мэллори щелчком открыл коммуникатор:
- Все закончилось – предупредил Мэллори помощницу.

- Спецагент Чейг Луи Хамер желает переговорить с Вами.

Мэдллори автоматически оценил тон помощника, нашел свидетельства беспокойства и переключился с трагедии на Хельстроме III на вчерашний инцидент в Штабе. Он проверил временной дисплей на экране:
- Ребята возились дольше, чем я думал.

- Повторите.

- Неважно, Салли, - сказал Мэллори, - Я отвечу на звонок из офиса.
глава 20
Через две минуты на настенном экране в офисе Мэллори появилось изображение разозленного агента КССЗФ:
- Я говорил Вам, что Вы совершаете ошибку, мистер Мэллори, - Хамер был просто разъярен и не пытался это скрывать.

Мэллори спрятал улыбку, прекрасно понимая, что агент раздражался еще больше от того, что вынужден подчиняться гражданскому бюрократу, возглавляющему один из самых бесполезных и самых неизвестных отделов Звездного Флота.

- Кто-то из мальчишек снял модуль слежения, не так ли?

- Вы ждали этого?

- Для того, кто создал взломщик кодов, не представляло никакой проблемы избавиться от стандартного агента слежения. На самом деле я ждал Вашего звонка на несколько часов раньше.

Мэллори напомнил себе о том, что нужно будет написать письмо, которое предписывало бы агенту сохранять все в тайне.

- Итак, кто из них?

- Кто из них? – переспросил Хамер, словно не понимая.

- Нам нужно выяснить, кто из этих парней изготовил устройство. А модули были только проверкой. И тот, кто освободился – и есть наш местный гений, - Мэллори не понял, почему агент КССФЗ внезапно просто засветился от радости, - И?

- Они оба избавились от модулей. В одно и то же время. Приблизительно двадцать пять минут назад.

Мэллори было трудно удивить чем-либо, что касалось его работы. На этот раз он был удивлен.

- Однако… Они сообразительнее, чем я думал, - пробормотал он, не заботясь о том, слышал ли его агент, - Они на самом деле действуют вместе.

Хамер был слишком вежлив, чтоб не злорадствовать открыто, но Мэллори не завидовал ему в этот момент:
- Мне объявить тревогу Силам правопорядка и на центральных трассах? – спросил агент.

- Нет, еще не время, благодарю Вас. Теперь, когда ребята избавились от модулей слежения, они с успехом приведут нас к тому, на кого работают.

Хамер сник:
- Возражаю. Без модулей они не смогут Вас нибудь привести.

- О, у нас есть кое-какие ресурсы, - сказал Мэллори и, в отличие от Хамера, он не злорадствовал.

В 0200 по местному времени активизировалась еще одна программа Спока.

Работая в чрезвычайно рассеянном образце, которые был слишком распылен, чтоб вызвать тревогу в локаутах безопасности компьютерной сети Вулканского посольства, программа воспрепятствовала формированию изображения в холле, затем обработала их, чтоб удалить все свидетельства вмешательства Спока и повторно послала их в банки данных.

Свободный от наблюдения Спок приблизился к витринам, стоящим у дальней стены. Это был музей Вулкана эпохи до-Пробуждения, представлявший артефакты когда-то похороненные под радиоактивными обломками, теперь обеззараженные и отреставрированные. Так как статуэтки создавались еще до учения Сурака, то они были украшены изысканной, причудливой резьбой, переплетением растений и животных, с нанесенными на них тончайшей штриховкой и синими узорами, растительного происхождения – уникальное собрание ушедших эпох.

Земляне неизменно хвалили древние пережитки и находили их потрясающе прекрасными. Вулканцы, живущие здесь, рады били предоставить своим хозяевам эстетическое удовольствие. Однако, сами вулканци теперь предпочитали более простые артефакты выставленные в витринах. Их изготовили на Вулкане намного позже. Это были тонкие абстрактные модели, вырезанные из дерева, которые представляли собой тактильные выражения простых чисел. А это означало, что они служили не только эстетическому удовольствию, но и обучали. Намного более логичный замысел.

Однако Спок находил витрину с древними артефактами более интересной, не допуская, все же своих предпочтений.

Но в эту ночь его интерес был вызван вовсе не красотой. Внутри, за запертыми радужными стеклянными дверцами, сделанными из песков пустыни сил'Рахн в южном полушарии Вулкана, находилась коллекция примитивных глиняных статуэток – произведений самой ранней из известных культур Вулкана. Одна из статуэток представляла собой оригинал, с которого Спок изготовил подделку и продал ее Дэле. В коллекции находилось еще двенадцать.

В результате предыдущих своих ночных посещений, Спок пришел к выводу, что пять из тринадцати статуэток были подделками. А оригиналы украдены и проданы банде воров, действовавшей совместно с преступной организацией Вулкана. И Сарэк вынужден был признать, что персонал знал о случившемся, но предпочел не вмешиваться.

Спок видел противоречия в логике отца много раз, и пришел к заключению, что кто бы ни был ответственен за воровство, его личность была известна персоналу Посольства, но преступление сознательно игнорировалось. И существовали лишь две возможности для оправдания подобного решения.

Первая - вор был высокопоставленным лицом Вулкана. И раскрытие преступления грозило разрушить деловые отношения этого лица с правительством Объединенной Земли, Советом Федераций и другими важными учреждениями.

Вторая состояла в том, что вором был известный местный член Посольства - землянин. В этом случае, раскрытие преступления грозило разрывом отношений Земли и Вулкана.

С юношеским максимализмом Спок рассмотрел порочные этические положения как типичные для прагматично настроенных взрослых, и оскорбился за все, что было культурой Вулкана.

Некоторые из сотрудников Посольства работали на Земле больше двадцати лет, и Спок пришел к выводу, что возможно их этические стандарты за это время были разрушены. В конце концов, его мать, прожив среди вулканцев больше двадцати лет, не раз говорила, что она изменилась, приняв путь вулканцев. Без сомнения, вулканцы выполняя свои обязанности на этой планете, реагировали подобным образом, перенимая менее положительную этику нелогичного.

Спок, узнав, что статуэтки похищались и подменялись, сделал единственно правильную вещь – сообщил обо всем Сарэку.

Логика его отца, также стала подобна сомнительной логике людей, что было прискорбно, но не удивительно. Иногда Спок задавался вопросом, как культура Вулкана сможет выжить в руках старшего поколения, многие из которых, казалось, утеряли связь с чистым учением Сурака.

В любом случае, независимо от того, что ждало в будущем его мир, Спок считал для себя невозможным подобное этическое падение. Он пытался действовать так, как предписывали правила. Однако, даже если власти здесь отказывались следовать этим правилам, он будет продолжать им следовать, и самостоятельно искать свидетельства, которые можно будет представить властям на Вулкане.

И если это означало бы то, что вором является кто-то из вулканцев, или землянин – то пусть так и будет. Учение Сурака ясно говорило каждому вулканцу, изучающему его, а Спок был вулканцем, что он не допустит обмана для человека или вулканца и разоблачит его. По логике он не мог сделать меньшего, чем уже сделал.

Он достал маленький сканер, позаимствованный из научной библиотеки, которую Посольство содержало для землян. Устройство размером с ладонь, было особым образом откалибровано для археологических изысканий.

Он нацелил сканер на статуэтки за стеклом. Каждая из них была зарегистрирована и аутентифицирована спектографическим и изотопным профилем.

Он вставил отмычку в антикварный замок старинной витрины. Первоначально на ней не было никаких замков, но его посчитали необходимым поставить на планете, где все еще были возможны преступления. Во избежание правонарушений, подразумеваемых землянами.

Ключ завибрировал. Его нити наноразмера заполнили пространство, предназначенное для стандартного ключа, передали закодированный магнитный импульс, который Спок извлек из банков данных и уже расшифровал.

Дверцы витрины щелкнули и раскрылись. Спок снова просканировал статуэтки, уже без барьера радужного стекла, который был между ним и фигурками.

Шесть из них он зарегистрировал как подделки.

Очень хитрая схема, признал Спок. Где-нибудь в структуре дверцы был ряд сложнейших трансмиттеров, отклонявших импульс любого типа сканеров или сенсоров. Они инициировали каждое устройство, с которым входили в контакт, и констатировали каждую деталь, необходимую для того, чтоб подтвердить подлинность статуэток.

Спок вычислил противоречия в трансмиттерах и изготовил свой собственный, который он поместил в подделку, проданную им Дэле. Таким образом, обманул сенсор женщины. Она не заметила обмана и не заподозрила, что стала обладательницей того, что было простым кусочком глины не далее как десять дней назад.

Но эти детали были важны для следующей стадии эксперимента. А пока Спок решил опробовать свое новейшее открытие – алгоритм, который позволил бы ему прочитать лог безопасности витрины и узнать, последнего, кто ее открывал.

Кто бы ни совершал воровство статуэток, он был в состоянии очень легко управлять видеокамерами охраны Посольства. Он отслеживал записи после каждой кражи, и никогда не было ни малейшего признака того, что кто-нибудь заходил в холл, открывал витрины и заменял статуэтки.

Но лог безопасности, установленный в витрине не был связан с общей сетью. И каждый раз, когда ключ вставляли в замок, лог фиксировал биосигналы человека, стоящего перед контролем безопасности.

Спок использовал маленький личный биосканер, чтоб передать его алгоритм на устройство безопасности, которое контролировало замок.

Вулканец быстро послал закодированный сигнал через экран биосканера, и лог был расшифрован.

С внутренним спокойствием, присущим вулканцу, он терпеливо ждал, пока его математическая инновация закончит работу. Через несколько секунд он узнает имя человека, ответственного за кражу. На этот раз он вел себя подобающим образом и не испытывал гордости.

Экран вспыхнул. Алгоритм закончил работу.

Спок прочитал имя вора и застыл, но не от самообладания, а от потрясения.

Вором был его отец.
глава 21
В 0600 часов, на рассвете, Академия медленно просыпалась.

Небольшие группки только что вернувшихся старшекурсников, парни и девушки, медленно прохаживались по дорожкам парка. Они старались прийти в себя после короткого отпуска или после летней практики, проведенной в мирах с низкой гравитацией.

Преподаватели прибывали в Академию на монорельсе или транспортировались в Эриксоновский Центр, Некоторые въезжали в главные ворота на личных карах.

Прошло чуть больше недели с тех пор как кадеты первого курса – более тысячи юношей и девушек - собрались на двухнедельную сессию до начала первого семестра, чтоб изучить концепций и доктрины Академии. Как только все четыре тысячи кадетов – от зеленых первокурсников до почти взрослых старшекурсников в серо-стальных рубашках съедутся сюда и приступят к исследованиям, здесь снова закипит работа.

Но ураган был еще впереди. Пока же мирная, покрытая опавшими листьями земля была разительным контрастом внутреннему смятению, которое испытывала Элисса Корсо. Она думала о Суде чести, который ожидал ее через два дня.

Зее Бейлофф шагала рядом с нею от Арчер Холла до Ряда регургитации – пищевого комплекса Академии. Всего лишь двое кадетов в стандартных серо-стальных рубашках. После завтрака они решили исследовать ошибки в импульсном двигателе, прежде, чем возвратиться к разобранному шаттлу в Центр Такера.

Элисса шагала, повесив голову. Она полностью ушла в свои мысли.

- Эй, Корсо, - окликнула ее Зее. Она постаралась казаться более оживленной, чем была на самом деле. Без традиционного стаканчика утреннего кофе это было сложно, - Ты помнишь свои первые впечатления от встречи, после того, как узнала, что тебя приняли?

Элисса ничего не ответила, но она помнила.

- Когда я приехала сюда, нас было около пятнадцати человек, - сказала Зее.

Элисса воскресила в памяти первую встречу по профориентации:
- Я была единственной с Райзы, кто поступил в том году. С лейтенантом я встретилась на Ленксингтоне. Я там побывала первый раз.

- Должно быть это здорово, оказаться на звездолете.

Элисса пожала плечами:
- Наверное...
Она вспомнила свое изумление и радость от того, что ее приняли в Академию. Ее ждало блестящее будущее в Звездном Флоте. Хотя ей было только семнадцать, экипаж Ленксингтона и гарнизон на Райзе приветствовал ее как своего товарища. Она даже жила в гостевой каюте целых три дня. Офицеры устроили в ее честь прием, где рассказывали о своей собственной учебе в Академии и надавали целую кучу полезных советов. Специалисты из разных отделов агитировали ее продвигаться дальше именно в их направлении, и обещали в дальнейшем иметь ее в виду. Капитан Королев даже позволил ей побывать на мостике.

Когда, наконец, она спустилась домой, она летала, словно у нее выросли крылья. Стать частью Звездного Флота было мечтой всей ее жизни.

А теперь она могла все это потерять.

- Они твердили тебе стандартные нравоучения? Ты знала о том, что могло тебя здесь ожидать?

- Зее, я слушала лекции целых три дня.

- Официальные, Корсо. Я отлично помню эти слова. Вербовщик говорил нам, что в любом другом высшем учебном заведении перед нами произнесут стандартную речь в самый первый день нашего там пребывания. Преподаватель или кто-нибудь сказал бы нам: посмотрите на человека справа от вас, а теперь – на человека слева и запомните, что через четыре года только один из вас получит диплом.

Элисса хмуро кивнула:
- Да, мне тоже об этом говорили. Это было при регистрации в судовой библиотеке.

- То есть ты помнишь и все остальное? Что многие сотни лет большинство элитных академий отличалось от университетов и колледжей? Начиная с Военно-морской Академии в Аннаполисе, или Академии Космических сил в Колорадо-Спрингсе – в этих заведениях не отчисляли кадетов. После всех затраченных ими усилий и времени, чтоб выбрать лучших из лучших. Там сохраняли каждого первокурсника.

Зее дружески пихнула Элиссу в бок, пытаясь ее поддержать:
- Когда мы посмотрели налево и направо в наш самый первый день, помнишь, что сказал нам суперинтендант Ли: «Обязанность каждого кадета состоит в том, чтоб в день выпуска мы могли бы увидеть те же самые лица, которые теперь стоят передо мной».

Подружка Элиссы пригнула подбородок к шее и очень похоже изобразила:
- «Ни один член Звездного Флота никогда не останется позади, ни в космосе, ни в Академии», - она рассмеялась, - И он был прав. Я имею в виду здесь исключают всего лишь где-то около пятнадцати процентов по сравнению с другими институтами. Там выгоняют около сорока процентов. И большая часть исключений происходит из-за несчастных случаев или…

- Нарушения Кодекса чести, - прервала ее Элисса. Они подошли к бесформенной клумбе, засаженной марсианскими цинниями, которые меняли цвет, в зависимости от освещения. Она вымученно улыбнулась Зее, показывая, что оценила ее усилия.

- Все эти слова адресованы тем, с кем произошло какое-нибудь несчастье. Никто из кадетов Академии не может потерпеть неудачу. И меня это не волнует.

Зее энергично закивала:
- Хорошо, потому что главное, что я пытаюсь тебе втолковать, так это то, что Звездный Флот старается сохранить так много кадетов, как только сможет. Помнишь о презумпции невиновности? Она на тебя работает. И ты знаешь, что будет на суде? Все что дело просто-напросто замнут и найдут тысячу причин, чтоб тебя здесь удержать.

- Конечно, - бросила Элисса, - с испытательным сроком. Никакой свободы, никаких привилегий.

- Прекрати киснуть. Никто тебя не выгонит. Главное, что ты здесь останешься. И не забудь, если в конце-концов тебя полностью завалят, эти файлы придется засекретить.

- Спасибо, Зее, - тихо произнесла Элисса, - Я все понимаю. Нарушение Кодекса чести… Эти файлы всегда каким-нибудь образом сумеют распространиться за пределы системы.

- Доброе утро, леди. Вы обе выглядите сегодня просто великолепно.

Элисса и Зее одновременно обернулись, чтоб посмотреть, что это за нахал. Какой-то второкурсник внезапно возник сзади и почти сбил их с ног. И поняли, что это Джим Кирк.

- Очень приятно, спортсмен, - бросила Зее с саркастической усмешкой.

- Джим! – Элисса нервно огляделась вокруг, нет ли по близости кого-нибудь из преподавателей – Ты знаешь, сколько проблем у тебя будет, если тебя увидят в этой форме?

Кирк сбросил руки с плеч обеих кадетов и зашагал рядом:
- Намного меньше, чем уже есть.

Элисса набросилась на него:
- Где ты все это время был?

- Еще скажи, что по мне виселица плачет. Я верну ее раньше, чем кто-нибудь заметит, пропажу.

- Ты невыносим!

- Эти слова когда-то говорили и Зефраму Кокрейну, - усмехнулся Кирк.

- Джим, я серьезно. Тебе нельзя здесь находиться.

Кирк остановился. Элисса и Зее тоже.
- Элисса, я серьезен как никогда. Мне надо поговорить с тобой о суде, - и прежде чем Зее успела возразить, он примирительно улыбнулся, - Будет лучше, если мы поговорим без свидетелей. Вдруг кто-нибудь будет интересоваться.

Зее пожала плечами, ей совершенно не хотелось оставлять Элиссу наедине с Кирком.
- Благодарю вас. Мне совершенно не хочется никого обманывать. Удачно провести время, - она выразительно посмотрела на Элиссу, - Корсо, если он начнет приставать к тебе, только свистни, и я сделаю все, чтоб тебя выручить, договорились?

Элисса кивнула ей в знак благодарности:
- Все будет в порядке. Наслаждайся завтраком за меня.

- Ммм, - пробормотала Зее, - реплицированный белок в сиропе. Кто бы мог такое пропустить, - она смерила Кирка взглядом, - А тебе идет форма, выскочка, - она подмигнула Элиссе, - почти.

Зее ушла, обернувшись только раз.

- Позволь предположить, - сказала Элисса, когда они остались одни, - у тебя есть новый план.

Кирк взял ее за руку и зашагал прочь:
- Пошли. Расслабься – мы всего лишь двое кадетов, которые шагают к монорельсовой станции.

Элисса напряглась и сбила шаг:
- Почему туда?

Кирк подтолкнул ее и беспечно сказал:
- Вчера я столкнулся со Службой безопасности Звездного Флота.

Элисса застонала:
- Сэм сказал правду, что ты не ночевал дома. И меня навещал один серьезный тип из Штаба.

- Седой. Зовут Мэллори?

Элисса почувствовала, как все поплыло перед глазами. Она сникла:
- Они знают о каре, Джим. Они все знают о нас. Все кончено, так ведь?

Кирк не сбавил шаг и не колебался:
- Нет. Знаешь, то что произошло в Штабе натолкнуло меня на мысль, что есть другой способ доказать твою невиновность.

- Ты хочешь сказать, что собираешься сделать еще что-то наподобие, как с отмычкой? – Элисса отшатнулась от него. Они шли по аллее генетически восстановленных вязов.

Кирк взял ее за руку и настойчиво проговорил:
- Отмычка теперь у Мэллори. Ты смело можешь сказать об этом на Суде чести. И он вынужден будет ее предъявить.

Элисса выдернула свою руку из его, и пошла дальше:
- Не волнуйся. Я справлюсь. У меня получится.

Кирк кинулся следом:
- Я знаю. Да остановись ты на секунду! Это важно!

Элисса развернулась кругом и яростно выкрикнула:
- Я знаю, что на самом деле важно! Это – моя жизнь!

- Я же хочу помочь! Чтобы все было правильно!

- Все, что бы ты ни делал, делаешь только хуже! Ты даже ненавидишь Звездный Флот!

- Но ты мне нравишься. И я хочу помочь. И теперь я знаю, как это сделать.

Элисса развернулась и встала перед ним:
- Ладно. Тогда убеди меня.

Кирк вздохнул, а потом начал рассказывать. И как поняла Элисса, он все отрепетировал:
- Я не задумывался об этом до прошлой ночи, но внезапно понял, что у систем безопасности есть две отдельные функции.

- Продолжай.

- Первоначально их разработали в целях борьбы с кражами в карах, сейфах, банках данных, все равно, без разницы, - Кирк помолчал, - Но так как никакая в мире система безопасности не может быть стопроцентно надежна, у них есть и вторая функция, - Кирк с надеждой посмотрел на нее, быть может его, наконец, поняли?

- Ненадежна? – пробормотала задумчиво Элисса, - Я поняла. Вторая функция систем должна активировать что-то, если они откажут.

Кирк просиял:
- Вот именно! Думаешь, почему прошлой ночью охрана так быстро приехала на стоянку? Мой взломщик пробил локауты безопасности кара…

Элисса перебила его, заражаясь энтузиазмом Кирка:
- И система безопасности подняла тревогу, сигнализируя о том, что ее вскрыли.

Она напряглась, когда Кирк сделал движение, как будто, собирался ее обнять, но передумал. Элисса закусил губу. Навстречу шли другие кадеты, а правила побратимства в Академии были строгими.

Кирк затараторил, даже не подозревая, что они нарушают еще одно неписаное правило:
- И знаешь какой самый интересный вопрос? Что же на самом деле случилось в варп-лаборатории.

Элисса сразу поняла, что он имеет в виду:
- Локаут безопасности в дилитиумном хранилище не поднимал тревоги.

- Вот именно! Слушай, Мэллори подтвердил, что моя отмычка работала точно также как и та, которую использовали, чтоб проникнуть в дилитиумное хранилище. Она передавала сигналы системе безопасности. Но, чтоб помешать возникновению тревоги, для блокирования сигнала мне понадобилась бы вторая часть оборудования. И эта недостающая часть…

У Элиссы перехватило горло. Она уже поняла, что Кирк собирался ей сказать, и они произнесли вместе:
- Должна остаться в лаборатории!

Кирк указал в направлении станции монорельса:
- Пойдем и заберем его.

Но Элисса заколебалась:
- Подожди. Почему ты думаешь, что эта штуковина все еще там?

- Потому что никто ее не нашел.

- Да. Ну… Я не хочу тебя огорчать, но, по-моему, ты не самый находчивый человек на этой планете. Если ты это понял, то Служба безопасности – тоже.

- Они сообразительны, но у них нет такой подружки, как ты.

Элисса ненавидела, когда Джим включал свое обаяние, и постаралась остаться серьезной:
- И почему же это важно?

- Очень просто. Первое, что проверили следователи - это чьи коды использовались для проникновения в хранилище. И нашли твои коды. Они хотели это узнать, узнали и прекратили расследование. Но я – твой друг. И я знаю, что ты ни при чем. Поэтому я найду то, что не нашла Служба безопасности.

- Осталась только одна проблемка, - сказала Элисса, - Даже если ты прав, кто бы ни изготовил и не использовал взломщик кодов и глушитель, почему ты думаешь, что они этот глушитель оставили? Почему не забрали с собой?

- Он им понадобился для того, чтоб убраться из лаборатории.

Элисса подумала и нашла еще одну лазейку:
- А почему они не вернулись и не забрали его потом?

Кирк пожал плечами:
- Может быть, они это и сделали. Но с другой стороны, может быть, у них не было шансов из-за принятых дополнительных мер безопасности. Главное, мы не узнаем об этом, пока не пойдем и не поищем.

- Даже, если я поверю всему, что ты мне тут наговорил, я должна доложить обо всем командиру – наставнику и Службе безопасности Академии, чтоб они проверили лабораторию.

Элисса остановилась, когда увидела, как энтузиазм Кирка внезапно весь куда-то пропал. Он стал таким серьезным, каким она его никогда не видела:
- Элисса, я знаю, что ты не желаешь это слышать, но Звездный Флот – не идеальная организация, которую ты себе представляешь.

Элисса впилась в него взглядом. Это была одна из тем, которые они обещали друг другу никогда не касаться. Слишком много споров они вызывали:
- Даже не начинай, - предупредила она его.

- Я не хочу ссориться, - сказал Кирк, пытаясь ее обнадежить, - но, слушай, у тебя нет никакого мотива, нет свидетельства ДНК, что ты заходила в лабораторию. И как, черт возьми, они думают, ты вынесла дилитий из учебного городка? Ты же этого не делала. И кое-кто в Службе безопасности Звездного Флота делает огромную ошибку, если думает, что это сделала ты. Неужели ты, в самом деле, хочешь рисковать своей карьерой и довериться наставнику, который может ошибаться? Это все, что я хотел тебе сказать. И все.

- Мэллори уже мне сказал, что нет никаких свидетельств, что я лично украла этот проклятый дилитий.

- Но, тем не менее, они заставляют тебя предстать перед судом.

- Он предположил, что меня осудят за то, что я не сумела сохранить свои коды доступа.

- Отлично. Это значит, что они тебя воровкой не считают. Но кто-нибудь из Службы безопасности к тебе приходил и говорил об этом? Твой наставник говорил с тобой, просил тебя сильно не волноваться?

Элисса покачала головой.

- Это бюрократия, Элисса. Винтики крутятся, и никто не заботится о маленьких людях, которые стоят на земле. Правда, если ты хочешь что-нибудь когда-нибудь изменить в Звездном Флоте, ты оказываешься перед необходимостью делать это в одиночку. Система уже все решила, и эта система не собирается тебе помогать.

Элисса перепугано уставилась на него. Она не хотела верить в то, что сказал Кирк о Звездном Флоте, она просто не могла в это поверить. Но, ей нечего было ему возразить против анализа действий следователей Службы безопасности Академии. Вероятно, в каждой огромной организации, какие бы благие намерения не лежали в ее основе, существовали люди, которые ни за что не отвечали. И возможно, ее командир - наставник был одним из них. Наверное ему было наплевать на ее интересы, лишь бы выполнить то, что требует от него Звездный Флот. И остаться чистеньким.

- Элисса, поверь мне. Это будет не похоже на вскрытие служебного кара. Мы только собираемся кое-то поискать в лаборатории. И если мы это найдем, то расскажем об этом кому-нибудь, кто сможет тебе помочь. Может быть, даже этому парню, Мэллори.

Элисса глубоко вздохнула:
- Только запомни главное правило. Мы ничего не повреждаем. И ничего не берем.

Кирк не спорил:
- Все, что нам нужно на этот раз – информация.

- А если мы что-нибудь найдем?

Кирк подарил ей свою самую обаятельную улыбку:
- Тогда ты можешь бросить меня, и я закручу роман с Зеей.

- Ах ты, врунишка.

- Именно поэтому ты меня и любишь.

- Нет. Не люблю. Ты самонадеянный и невыносимый.

- Два самых лучших моих качества, - Кирк махнул вниз, - Ну что, на станцию монорельса?

Элисса приняла решение.
глава 22
После утренней медитации, Спок остался в своей комнате и продолжил исследования классической земной литературы. Как всегда, его очаровала загадка, которую он и исследовал. Как культура, которая могла родить такие блестящие и сенситивные работы как «Долина кукол» и «Одного раза недостаточно» Жаклин Сьюзен, через несколько десятилетий после их публикации участвовала в самой разрушительной глобальной войне. Эта загадка бросала вызов гораздо лучшим, чем его умам Вулкана. Но Споку это вовсе не мешало попробовать ее разрешить. И поэтому во время своего третьего посещения этого мира он начал читать «Тропик Рака» Х. Миллера и решил найти ответы.

Он прочел роман менее чем за час. Его обычная скорость чтения упала в несколько раз. И он несколько раз возвращался и перечитывал особенно описательные страницы, не доверяя памяти, и едва способный в это поверить.

Услышав, что Сарэк вышел из квартиры, и отправился в офис в главное здание Посольства, Спок надел свою накидку, нащупал в кармане модуль и вышел из комнаты.

Кабинет отца был, как всегда, не заперт. Здесь редко бывали посетители – люди, поэтому предосторожности безопасности были типично вулканскими, то есть – никакими.

Спок остановился в прихожей перед закрытой дверью кабинета и тщательно прислушался. Из главной комнаты доносился «Цветочный дуэт» из земной оперы Лакмэ. Эта запись Сиднейской оперной компании, сделанная в двадцать втором веке, была окончательно принята вулканцами. Это была одна из самых любимых арий его матери. И Спок знал, что теперь она будет долго звучать на балконе, выходящем во внутренний дворик. У матери сегодня не было занятий в школе, которая находилась на территории посольства.

Спок понял, что его никто не заметит. Он отворил дверь в святая святых его отца. В комнате было темно. «Цветочный дуэт» звучал здесь гораздо тише и отдаленней. Все звуки приглушались толстыми коврами и настенными драпировками.

Спок подошел к отцовскому столу – старой семейной реликвии. Он был выточен из цельного куска вулканского дерева вехка. Его полированная поверхность отражала бороздчатость сотен свитых лоз, выращенных вместе и соединенных в единый организм. Похожее на рябь застывшего моря богатство красного дерева и дуба завораживало и поражало.

Терминал отцовского персонального компьютера, который Спок увидел на столе, был установлен в структуре, изготовленной из того же самого, приятного для глаз дерева.

Спок сел на стул и подключился к терминалу. Он уже давно вычислил личные коды Сарэка. Но сделал он это скорей как математическое упражнение, чем из желания проникнуть в отцовские секреты.

Когда он вызвал дневник отца, бровь Спока взлетела вверх. Дневник начинался семьдесят пять земных лет назад, когда Сарэк начал вести свои записи. Тогда ему было семь земных лет. Но эти записки Спока не интересовали. Ему нужны были детали только с того момента, когда отец отправился на Землю. Он нашел эти файлы, выделил их и сохранил их на красную карту с данными.

Он переключил терминал обратно в резервный режим, взял карточку развернулся, чтоб уйти…

В дверном проеме стояла Аманда. В испачканных в земле руках она держала передник для работы в саду и перчатки. И не делала никаких попыток скрыть человеческое возмущение:
- Что ты здесь делаешь!? – потребовала она.

Спок остался совершенно спокоен:
- Я готовлюсь к встрече с одним из «деловых партнеров» отца, - хладнокровно ответил он.

- Сарэк об этом знает?

- Я предпочел бы, чтоб он не знал.

Аманда внезапно схватила сына за руку:
- Спок, а где модуль слежения?

- Я его снял.

- Тебя могут арестовать!

- Так как до сих пор этого не сделали, очевидно, что я оказался в состоянии избавиться от модуля способом, который не вызывает тревогу.

Мать переступила порог комнаты, беспокойно оглядываясь и дрожа от страха:
- Меня не заботит, каким образом ты избавился от модуля. Самое главное, что это противозаконно. И ты это прекрасно знаешь.

Но то, что Спок на самом деле знал, так это то, что у него в запасе осталось всего несколько часов, пока не вернется отец и не поймет, что сын проник в его терминал. И у него совсем не было времени, чтобы обсуждать это с матерью.

- Мама, ты обо мне сообщишь?

Мать скомкала перчатки:
-Я должна это сделать и по логике, и по этике.

Спок спокойно воспринял это решение. Его план рухнул. Он не мог винить мать за то, что она собиралась сделать. Она была только человеком.

- Но еще я и твоя мать, - вздохнула Аманда, - а матери всегда делают одно и то же. Я тебя отпускаю. Ты все время повторяешь и отцу и мне, что хочешь быть вулканцем. И мы на самом деле считаем тебя вулканцем. Хотя, мне кажется, ты не вполне понимаешь, что это такое. Ты все время повторяешь, что ты уже взрослый. А мы с твоим отцом всегда этого хотели. Мы никогда не освобождали тебя от ответственности, потому что ты доказал нам, что в состоянии отвечать за свои поступки. Но, Спок. Ты еще очень, очень юн. Тебе только девятнадцать.

Спок задался вопросом, сможет ли он когда-нибудь постичь человеческую логику. Даже логику собственной матери.

- Ты ничего не знаешь обо всех наших спорах с твоим отцом по поводу тебя. Мы каждый раз спрашиваем себя, а что если мы что-то сделали неправильно, недостаточно… Поверь, мы каждый день думаем о тебе. Ты каждую минуту в наших сердцах. Каждую минуту. Но, по-моему, ты этого не понимаешь.

Спок больше не мог терять времени. Если Аманда не собирается о нем сообщать, то ему срочно нужно идти.

- Мама, я знаю, что вы обо мне заботитесь. И если я не проявил надлежащего уважения к этой заботе, я сожалею. И в будущем буду стремиться добиваться больших успехов.

Аманда покачала головой, словно не понимая:
- Спок, послушай. На самом деле все в Посольстве о тебе заботится. Мы с твоим отцом тебя любим, - она отмахнулась от него, прежде, чем он успел возразить, - О, я знаю. Ты совсем не хочешь слышать слово «любовь», или говорить о нем вслух. Но это правда. И даже Сарэк этого не отрицает. Он гордится тобой, он на тебя надеется.

- Мне жаль, что я не могу ответить взаимностью.

- Как ты можешь такое говорить! – вскрикнула Аманда, отшатнувшись как от удара.

Спок повторил:
- Мама, у меня есть дела. Если ты не собираешься сообщать обо мне, мне нужно сейчас же идти.

- Твои «дела» повлекут какие-либо последствия? – спросила Аманда, напоминая теперь больше вулканку, чем человека, - Если ты собираешься действовать самостоятельно, то должен взять на себя ответственность за собственные ошибки. Ни Сарэк, ни я не допустим меньшего.

- Я знаю об этом, - он уставился своими темными глазами на нее – вызов подростка родителям, - так же как и отец должен будет ответить за свои поступки.

Он вышел прочь, не позволив изумленной матери хоть что-то сказать ему в ответ.

Он должен был исправить кое-что и в семье, и в посольстве. Наконец, он был свободен. Он сможет поступить не как чей-то привилегированный сынок, а как взрослый.

Он собирался изменить мир к лучшему.

Ему было девятнадцать лет, и он был уверен, что он – единственный, кому это под силу.

Комплекс Лили Слоан, в котором находилась лаборатория физики искривления Академии, из соображений безопасности располагалась на искусственном острове в заливе Сан-Франциско. Ее связывала с главным корпусом Академии пара веток монорельсовой дороги и автоматических каров. Кары шли непрерывным потоком, переправляя обслуживающий персонал, преподавателей и кадетов в лабораторию и обратно на материк.

Большинство пассажиров с нетерпением ждали потрясающего момента в коротенькой четырехминутной поездке, когда кар проходил через силовое поле полусферического комплекса. Поле защищало не остров, а Сан-Франциско от возможного разрушения варп-ядра. Захватывающий момент, когда кар монорельса, казалось, внезапно замирал, а потом падал в крутое пике. Затем резко тормозил и медленно двигался, точно угодив в разрыв поля. В этом пространстве локальная гравитация была искажена. Если бы кто-то захотел приблизиться к Комплексу Слоан на гиперзвуковой скорости, то разлетелся бы на мелкие кусочки. Все пассажиры кара знали, что силовое поле будет на максимуме, и со стороны они будут выглядеть огромным огненным шаром.

Такой катастрофы, конечно, никто не хотел. Системы безопасности Комплекса и его герметичность поддерживались на том же уровне, как и на борту звездолетов. Очень редко в процессе обучения кадетов и будущих инженеров, проходивших обучение в учебном Центре Звездного Флота, происходили неприятности с использованными варп-ядрами. Звездному Флоту напрасный риск был совершенно не нужен.

Сам Комплекс состоял из двенадцати зданий. Но только три из них были доступны для кадетов: главная лаборатория – Лили 1, субсистемы, оборудованные для лекций – Зет Холл и здание варп-ядра, ласково прозванное кадетами и преподавателями Ноль-Основанием. В других зданиях располагались разные службы от обслуживания монорельса, до двух электростанций и объединенного операционного центра, который следил за коммуникациями, обслуживал транспортеры, и управлял транспортными потоками, сходящимися в маленьком порте острова.

Операторский центр и был целью Джима Кирка.
- Теперь ты больше похож на себя, - сказала Элисса.
Кирк переоделся в «заимствованный» комбинезон технического служащего.
- Правда, большинству этих парней, по крайней мере, уже за двадцать.
Кирк повернул козырек кепки и, дурачась, проговорил низким басом:
- Извините за беспокойство, мэм.

- Ты же понимаешь, что это не шутки? – Элисса чувствовала здесь, в одной из комнат операционного центра себя совсем неуютно. Она нервничала и перебирая формы свободного от работы персонала. Беззаботность Кирка ее не успокоила.

- Уверен, мэм, - пробасил Кирк.

- Сейчас же прекрати! – предупредила его Элисса, - И что мы будем делать дальше?

Кирк стер улыбку, но послушался:
- Нам нужно добраться до обслуживающего терминала. Там я смогу поверить кто и когда в тот день работал.

- Работал?

- Не важно, что за работу три недели назад, перед кражей, выполняли в лаборатории, - Кирк махнул в строну двери, словно говоря, что она должна предшествовать краже, - Как только мы найдем эти отчеты, мы и узнаем имя настоящего вора.

Банк обслуживающих терминалов находился сразу за служебным кафе. Элисса шагала следом за Кирком, который шел так уверенно, как будто он уже много лет работал в Комплексе Слоан. Внутри она съежилась от страха, но, боялась привлечь к себе внимание. Поэтому кивала и улыбалась другим рабочим. Он же, казалось, совсем не боялся.

Он сунул руки в карман и вытащил ИД-карту.

- Где ты ее взял? – прошептала она, впившись в него взглядом.

- Она была в кармане. Поэтому я и выбрал это комбинезон.

Элисса мысленно прокляла себя еще раз, за то, что вновь согласилась на подобную авантюру.

- Брось, Элисса. Ничего страшного. Эта штуковина – просто безделка. Здесь нет даже никаких допусков.

Элисса сморщилась. Ей некого было винить, кроме себя самой. Она наивно полагала, что когда Джим предложил ей проверить лабораторию, то единственной противозаконной вещью, которую он сделает – будет то, что он надевал кадетскую форму. Конечно, он нарушил правила: гражданское лицо нарядилось кадетом, но это было гораздо меньшее нарушение, чем кража служебного кара Звездного Флота.

Теперь же Джим вырядился обслуживающим специалистом Академии, решил использовать украденную ИД-карту. И для того, чтоб проникнуть в терминал, вел себя как рабочий. Это не было просто нарушением правил – это было почти преступление.

- Пожалуйста, перестань, - попыталась она его убедить.

Но он махнул картой около сенсора терминала. Миг, и экран засветился.
- Видишь? – беззаботно сказал он, - я больше не буду ничего делать – никакого обмана больше не будет.

Элисса почти физически ощущала домоклов меч, зависший над нею и ее карьерой. Джим ошибался. Одно лишь движение карты уже было обманом. Но он предупредил ее, и она не спускала глаз с терминала, наблюдая как другие рабочие комплекса и прочий персонал, входили и выходили из кафе. По плану Джима она была инструктором – студентом, и проводила профильную экскурсию.

На экране терминала появились графики работы. Чью бы роль не исполнял Джим, смена должна была прибыть только через три часа. То есть они явились не вовремя.

- Видишь, - сказал Кирк, - Компьютер думает, что я пришел слишком рано, и даже не просит, чтоб я ввел коды доступа.

- И, тем не менее, это не правильно, - пробормотала сквозь зубы Элисса.

Кирк уверенно ввел команду поиска.
- Звездный Флот собирается тебя наказать за то, чего ты не совершала. Это тоже не правильно. И меня совершенно не волнует, что хуже.

Наконец, обработав запрос, экран изменился. Теперь высветился список персонала, который посещал главную варп-лабораторию. Кирк тотчас оптимизировал его, чтоб вывести список тех, кто побывал здесь за прошлые три недели.

- Давай посмотрим, - пробормотал он, - Модернизация оборудования…

Кирк просматривал экран, быстро скользя по нему пальцем.
- Похоже, что они уже заменили украденный дилитий новой партией… Вот оно!

Элисса метнулась к экрану:
- Что?

- Читай.

Параграф, на который показывал Джим, был частью регистра посещений варп-лаборатории.

Элисса послушно прочитала.
«15 июля, хранилище освобождено от 3,2 килограммов полностью израсходованного дилития. Девятнадцатого хранилище было размагничено и опорные структуры удалены. Внутренние стены хранилища в пределах одного кубического метра могут быть очищены и вновь запечатаны. Через пять дней директором лаборатории были вновь установлены опоры, новая, улучшенная система безопасности и новая кодовая комбинация. Двадцать шестого три килограмма частично израсходованных дилитиевых кристаллов доставлены под охраной из Космического Дока для помещения в хранилище и использования для обучения в течение нового учебного семестра».

- Ладно, я прочитала это, - прошептала она Кирку, - И что я должна здесь увидеть?

- Двадцать четвертое июля, - сказал Кирк – Система безопасности была модернизирована. То есть любое устройство, которое могло обойти новую систему безопасности, должны были установить именно тогда. Либо между этим числом и двадцать шестым июля, когда привезли новые дилитиевые кристаллы. Самый удобный момент - эти три дня. Это же очевидно.

- И что ты собираешься делать?

- Нам только нужно узнать, кто был в лаборатории в тих три дня. В это время не было никаких занятий и никакой другой работы. Сюда могли проникнуть совсем немного людей. И один из них – вор.

Элисса внимательно и изучающе посмотрела на него. Маленькое объяснение Джима она поняла, но оно не решало самой большой проблемой.

- Даже если мы найдем список людей, которые входили в лабораторию, что мы будем с ним делать? Мы – не служба правопорядка, не служба безопасности Академии. Я только кадет, а ты… ты… - Элисса запнулась, не зная, как назвать своего друга.

- Гений? – усмехнулся Кирк.

- Подросток, как и я, - возразила Элисса, - У нас обоих нет никакой власти. Все, что мы можем сделать – так это только раздобыть информацию. И ничего больше с ней поделать не сможем.

Кирк вспыхнул и мрачно сказал:
- Я смогу кое-что сделать.

Элисса схватила его за руку:
- Джим… Я знаю, ты хочешь мне помочь. Но это… - она кивнула на записи, бегущие по экрану, - мы не сможем распутать это сами. Нам нужна помощь.

Кирк тщетно попытался скрыть разочарование:
- Я бы никогда … - он осекся и выдернул свою руку из ее.

Они поняли, что совершили ошибку. Оба посмотрели в холл.

Они были одни.

- Что-то не так, - сказал Кирк, - идем отсюда.

Они кинулись прочь по коридору, к главному выходу операционного центра.

В то момент, когда они повернул за угол, сердце Элиссы упало.

Их ждал Мэллори.
глава 23
Первым побуждение Кирка было бежать. Но когда мозг включился, он вспомнил, что находится на острове, и единственным способом убраться отсюда, за исключением угона флаера, был кар монорельса, который мог привести его только в лапы врага. Они попались.

- Мисс Корсо, - сказал Мэллори, мило улыбаясь, - Джеймс.
Он держал в руках сенсор типового трикодера Звездного Флота. Сам трикодер висел на ремне на плече Мэллори.

- Я проследил за вашими попытками найти кое-что в обслуживающих файлах, - продолжал Мэллори, - Что именно, я думаю, вы поделитесь.

Кирку претило подчиняться как Мэллори, так и любой другой другой важной фигуре. Он чувствовал себя в ловушке, и бросился в атаку:
- Тогда прекратите преследовать Элиссу!

- Джим, перестань! – Элисса попыталась остановить его и применить дипломатию, - Мистер Мэллори, он только пытался мне помочь. Мы только хотели найти способ убедить моего наставника и…

Кирк прервал ее:
- Нет, мы хотели не этого.

Мэллори перевел взгляд с Элиссы на Кирка:
- Ясно. Мнения расходятся.

- Да? За год в Академии она научилась бояться задавать вопросы и отстаивать свои права, - горячился Кирк, - Но я не боюсь!

Элисса схватила его за руку, что б остановить, но Кирк уже разозлился и напирал на Мэллори:
- Вы наверное знаете, что самое главное для нее – ее карьера в Звездном Флоте.

- Я в этом и не сомневаюсь. Я видел ее файлы.

- Тогда почему Вы думаете, что Элисса имеет какое-то отношение к краже кодов ИД, почему хотите ее исключить?

- Я уже говорил мисс Корсо, что вероятнее всего в Академии посчитают, что она была небрежна в сохранности своих ИД-кодов. Исключение маловероятно.

- Вы можете это гарантировать? – бросил Кирк Мэллори.

- Джим, пожалуйста. Ты делаешь только хуже!

- Элисса, признай, что эта система насквозь прогнила. Ты не была небрежной. И ты не можешь перестать бояться, потому что думаешь, что это самый простой выход. Подумай, что они сделают с тобой, когда им в следующий раз понадобится козел отпущения, чтоб списать какие-нибудь свои делишки?

Кирк снова развернулся к Мэллори:
- Вы можете закрыть дело?

Мэллори не двинулся с места, и с любопытством смотрел на него:
- Почему это для тебя так важно?

Кирк бросил с презрением:
- А почему неважно для Вас? Разве Звездный Флот – не оплот правды и правосудия в галактике?

На мгновение строгое лицо Мэллори расплылось в улыбке:
- Ты не ответил на мой вопрос.

Кирк мигнул, словно заново осознав, с какой целью оказался здесь Мэллори. «Он предлагает сделку? Зачем?» Он быстро понял, что совершенно не важно, зачем. Игра была предложена, потому что он знал кое-что, чего не знал Мэлори, и это что-то Мэллори будет стараться выторговать.

Он проверил свою догадку, когда назвал свою цену:
- Снимите с Элиссы все обвинения.

- Я не могу вмешиваться в независимое расследование.

Кирк не поверил:
- А я думаю, что можете.

- Я думаю, что на самом деле ты не знаешь, как работает Звездный Флот.

- Вы спросили меня, что самое главное, я ответил. Как хотите.

Мэллори удивился:
- Ты считаешь, что это переговоры?

- Я считаю, что это торг.

Мэллори задумчиво покивал:
- Ладно. Попробуем по-другому.
Он развернулся к Элиссе. Девушка побелела и выглядела так, словно держалась из последних сил, чтоб не упасть в обморок.
- Мисс Корсо, я не могу приказать руководству Академии прекратить дело против Вас. Но я могу попросить отложить Суд чести, на том основании, что Вы помогаете Службе безопасности Звездного Флота в расследовании, которое может быть как-то связано с кражей дилития. Я могу также заявить, что в Службе безопасности уверены, что Вы не имеете никакого отношения к краже, - Мэллори оглянулся на Кирка – Этого достаточно?

Кирк покачал головой:
- Отсрочка ничего не даст.

Мэллори не согласился:
- Напротив. Это позволит мне продвинуться в расследовании, которое сможет снять с кадета пятно. Если найдем настоящего вора, и если мы узнаем, что она не знала о том, как были украдены ее коды доступа, то я смогу свидетельствовать перед руководством. И слушания могут отменить.

Кирк увидел, как Элисса выдохнула с облегчением.
- Джим, это выход. Пусть Служба безопасности Звездного Флота займется расследованием. У них больше возможностей, чем у следователей Академии. Они узнают правду.

Но Кирк все еще не верил в победу. Он настороженно смотрел на Мэллори и раздумывл:
- Назовите мне хотя бы одну причину, по которой я могу Вам доверять.

Мэллори вытащил коммуникатор, но не открыл его.
- Позволь тебе напомнить, что ты находишься в закрытой зоне Звездного Флота. На тебе ворованная одежда. Ты незаконно использовал украденные ИД-коды для доступа к закрытым данным компьютерной системы Звездного Флота. И каждое твое правонарушение, начиная с момента проникновения в Комплекс Слоан, зарегистрировано камерами наблюдения.

Мэллори поиграл коммуникатором:
- Мне стоит лишь открыть его, сделать один звонок, и тебя транспортируют и заключат в самую безопасную камеру в Космическом Доке. И я сильно сомневаюсь, что суд над тобой продлится больше, чем полдня. И если судья будет в хорошем настроении, и посчитает, что ты мелкая сошка, для тебя будет счастьем получить два года реабилитации в исправительной колонии Звездного Флота где-нибудь на Марсе. Или терраформированной планете. Я надеюсь, исторический термин «тяжкое преступление»…

Он остановился, когда Элисса схватила Кирка, который отшатнулся и готов бы уже рвануть прочь. Итог этого противостояния для Кирка все еще был неясен.

- Но, - добавил Мэллори, - я не буду его пока открывать, потому что ты прав. Правда так же важна и для меня. Поэтому ради правды, я собираюсь предоставить тебе презумпцию невиновности и смотреть на твои правонарушения как на полные благих намерений ошибки заблуждающегося мальчишки. Но это я делаю только один раз. Ты понял меня?

Если Кирк и ненавидел что-то больше всего на свете, так это то, что его заставляли делать, то, что он не желал, когда врагам удавалось его перехитрить. И Мэллори это сделал.
- Да, - выдавил он.

Мэллори сверлил его взглядом:
- Я хочу, чтоб ты сказал «Да, мистер Мэллори».

- Вы!.. – Кирк хотел выкрикнуть ему в лицо, все, что о нем думает, не стесняясь в выражениях, но Мэллори помахал перед ним открытым коммуникатором.

- Жаль, что не услышу этого, - ровным голосом выговорил Мэллори.

Кирк вздохнул и только ради Элиссы проглотил ругательства, готовые сорваться с языка. Он услышал, что она всхлипнула.
- Да… мистер Мэллори.

Мэллори убрал коммуникатор и решительно сказал:
- Мисс, Корсо. У Вас назначены часы в лаборатории Центра Такера. Я предлагаю Вам воспользоваться ими. Ваш наставник сообщит Вам об отсрочке слушания Вашего дела. И тогда мы снова поговорим.

Элисса повернулась к нему, все еще бледная, как смерть:
- Да, сэр... мистер Мэллори. Благодарю Вас, сэр.
Она нерешительно обернулась к Кирку, между ними все еще оставалось недосказанное.

Кирк нахмурился.
- Иди. Я тебе позвоню.

Когда Элисса ушла, Кирк скрестил руки и прислонился к стене. Никто не заставит его стоять по стойке смирно. Он был не в армии.
- И что теперь.

- Время твоей части сделки.

Мэллори не обращал внимания ни на позу Кирка, ни на его отношение к себе. Он уже дал понять, что они – команда.

- Выкладывайте, - сказал он.

- Где Спок?

- Вулканец?

- Твой компаньон.

- Что?

Кирк бросил только один взгляд на серьезное лицо Мэллори, и понял, что тот был совершенно не настроен играть в игрушки:
- Я говорил серьезно о том, что тебе может грозить реабилитация, парень. Вчера, служащие Звездного Флота на каждого из вас надели модуль слежения. Вчера вечером, в одно и то же время вы оба избавились от модулей. Или ты считаешь, что мы идиоты?

- Это ведь шутка, правда? – Кирк рассмеялся, - Стретч тоже снял свой модуль?

- Стретч?

- Спок.

- Мое терпение не бесконечно.

Кирк решил, что у Мэлори нет чувства юмора. Он пожал плечами.
- Итак. У вас было два модуля, связанных друг с другом подпространственной связью. Так что, вы всегда могли узнать, встречались мы со Споком или нет. Штуковина, которую я сделал, была настроена на подпространственное эхо сигнала. Когда я разобрал свой модуль, и он перестал работать, я решил, что вы, парни, будете принимать эхо через модуль Спока.

- Почему твой модуль не послал сигнал тревоги, когда ты его разобрал?

- Я зажал сигнал.

Изумление, написанное на лице Мэллори было как бальзам на душу для Кирка.
- Ты использовал модуль Спока, для того, чтоб он посылал сигнал обоих модулей. Поэтому, когда Спок снял свой модуль, это выглядело так, будто они выключились одновременно.

Кирк раскланялся:
- Спасибо, спасибо.

Кирк добился своего – терпение Мэллори лопнуло:
- А теперь послушай меня, парень. Ты по-настоящему вляпался. Шутки кончились, умник.

Эти слова подействовали на Кирка, как красная тряпка на быка. Он скинул руку Мэллори и выкрикнул:
- Да? Ладно, я умею разбираться с проблемами.

Мэллори криво усмехнулся:
- Я тоже люблю трудности, - схватил Кирка за грудки, дернул на себя и щелчком открыл коммуникатор:
- Мэллори. Управление Комплекса Слоан. Двоих в Штаб. ООС приоритет альфа пять- пять. Подтвердите.

Кирк, дернулся, и понял, что борьба бесполезна. Он не сможет вырваться из железной хватки Мэллори:
- Вы не имеете права поднимать меня! У меня есть права!

- Комплекс Слоан. Управление – Мэллори. Подтверждаем ООС, альфа-приоритет, пять- пять. Отойдите в сторону от силового поля.

- Я сказал, отпустите меня! – закричал Кирк, - Помогите! На помощь! Меня пытаются похитить!

Но в холле не было ни души.

- Тебя не похищают, парень. Ты – арестован.
- Активируйте.

Кирк почувствовал, что привычный мир растворился, исчезли коридоры операционного центра, банки терминалов обслуживания, все вокруг него, кроме похитителя. Он распался в мириадах светящихся искр.

Прошло мгновение, а может быть несколько дней. Кирк почувствовал под ногами твердую землю… или чем там была эта твердь?

Он помотал головой, совершенно дезориентированный. Заозирался кругом. Мэллори все еще стоял рядом с ним, схватив его за плечо. Все остальное было другим.

Он бросил взгляд на транспортаторную. Около пульта управления стояли два техника.
Кирк опустил глаза. Он стоял на светящемся диске. Оглянулся. Другой диск светился прямо у него над головой.

Мэллори бросил на него косой взгляд:
- Первый раз?

Один из техников сказал:
- Активирую, - и все началось снова.

В этот раз, когда он снова материализовался, Мэллори отпустил его. Кирк упал на колени, и его вывернуло на изнанку.
- Да, брось. Это не так уж плохо.

Кирк поднял голову, утерся и бросил сквозь зубы:
- Вы… дезинтегрировали меня… Дважды…

Мэллори вздернул Кирка на ноги.
- Ну, положим, мы были с тобой вместе, в равном положении.

Кирк почувствовал, что у него кружится голова. Он покачнулся, показывая как ему плохо, при этом, оглядываясь кругом, чтоб оценить обстановку.

Он и Мэллори транспортировались на открытую площадку снаружи Штаба Звездного Флота. Снаружи. Кирк подавил улыбку. Мэллори идиот.
- Мне кажется… кажется… я сейчас потеряю сознание, - слабо прошептал Кирк. Он пошатнулся.

Мэллори подвел его к краю газона:
- Некоторые люди чувствительны к транспортеру первые разы. Не волнуйся. Дезориетация продлится только несколько секунд.

Кирк уронил голову и застонал:
- Мне кажется, внутренне ухо… помогите… мне плохо…

Мэллори вздохнул:
- Тебе чем-нибудь помочь?

- Дайте воды, - застонал Кирк.

- Я дам воды. Только зайдем внутрь.

Кирк схватился за живот и скатился с газона:
- Я не могу пошевелиться. Почему у меня все кружится перед глазами?..

Мэллори кинулся вверх по лестнице, перешагивая через две ступеньки.

Помощница Мэллори ждала его у главного входа.
- Я получила Ваш приоритетный код, - она кивнула на главную площадь, - Этот парень – Кирк?

- Да, это он.

- И куда это он так спешит?

- Он думает, что сможет сбежать от Звездного Флота.

- Ха! Ему еще многому нужно поучиться, - рассмеялась Салли.

Мэллори задумчиво пробормотал:
- Итак, что же нам с ним делать?
глава 24
Главной причиной, почему Абель Гриффин попросился на Землю, было то, что каждую ночь он боялся, что его убьют во сне. А на границе это запросто могло произойти.

И потом, тут были женщины. В лагере они жили раздельно. Тесная дружба для обоих полов была очень редкой наградой. Но на Земле…

Когда Зее Бейлофф появилась в офисе в Пассифик Риме, Гриффин будто случайно потянулся и прижал Дэлу к груди.

- Я помешала? – спросила Зее.

Гриффин получил мгновенное удовольствие, услышав раздражение и ревность в ее голосе.

Дэла тоже знала, как нужно разыграть свою роль. Она медленно отстранилась, позволив его рукам скользнуть по ее груди. Она улыбнулась гостье, и, только тогда, казалось, вспомнила, что нужно поправить застежку на ярко-красном кожаном комбинезоне:
- Зее!

- Дэла, - Зее отодвинулась чуть в сторонку, чтоб освободить дверь, - Почему бы тебе не поискать другого приятеля на нижних палубах? Быть может, ты им не так надоела, как мне?

Дэла посмотрела на Гриффина:
- Мне уйти?

Гриффин махнул на раздолбаную кушетку. Дэла тут свернулась калачиком и послала ему воздушный поцелуй.

Он выбрался из-за стола и уселся на него верхом. Гриффин широко развел руки, приветствуя Зее, и зная, что вызовет приступ ревности у Дэлы. Он не мог выбрать между ними, двумя, и не хотел. Он просто любил Землю.

- Как поживает мой маленький адмирал? – поддразнил он, - Я соскучился по твоей форме.
На Зее были мешковатые зеленые штаны и куртка, которая была явно ей великовата. В этой одежке она выглядела бесформенной и серой.

Но Зее не двинулась с места.
- Сдохни!

Гриффин рассмеялся и уронил руки.
- Ты первая. Дэла всегда впечатляет меня, когда никто не видит. А кадет не приходит на мой корабль.

С кушетки послышался легкий шорох. Гриффин оглянулся и посмотрел на Дэлу, которая поправляла светящиеся крылья бабочки, нарисованные на лице. Он улыбнулся.

Но Зее не спускала с Гриффина глаз:
- Кирк придумал новый план, чтоб помочь Элиссе.

Игры кончились. Началась работа.
- Что за план?

- Они мне ничего не сказали. Но я видела, как они сели на монорельс и поехали в Комплекс Слоан.

- Они ничего не найдут. И следователи не нашли.

- Я не знаю. Но когда Элисса вернулась обратно… Одна, без Кирка… Ее настроение намного улучшилось. Она сказала, что думает, что Суд чести отложат, а потом и вовсе отменят. Мне кажется, что они все-таки что-то нашли. И мы оба понимаем, что это значит.

- Ты забрала глушитель из лаборатории?

- Я? Я не могу снова туда идти. Ты собирался все устроить.

Гриффин оттолкнулся от стола и подошел к Зее. Он почувствовал, что Дэла неотрывно следила за каждым его шагом.

- Но ты – мое доверенное лицо в Академии, - желая поддразнить Дэлу, он тронул пальцами щеку Зее, - Мой маленький адмирал.

Зее отбросила его руку.
- Пока все это не кончилось, и Элиссу не арестовали за воровство дилития, я ничего не стану предпринимать. Если у тебя есть еще кто-нибудь в Академии – используй их, а не меня.

Гриффин резко выпрямился и схватил ее за волосы:
- Ты не забыла о договоре?

- Я выполнила все, что ты просил. Но если они меня поймают, когда я пойду извлекать глушитель, и все узнают, тогда… Они не просто вышибут меня из Академии, они отправят меня на реабилитацию. Тогда я уже ни чем не буду полезна. И что сделает генерал, когда узнает, что потерял самый лучший шанс, для того, чтоб получить шпиона в Звездном Флоте, потому что ты все испортил?

Дэла со своей кушетки театрально вздохнула:
- Просто убей их, Гриффин, только и всего.

Гриффин не оценил заминку:
- Убить кого?

- Все их. Кирка. Его братца. Чтоб больше не вмешивались.

- Они уже в списке, - сказал Гриффин, - но сперва…
Он отпусти волосы Зее.
- Ладно, Зее… Я на самом деле должен здесь защищать собственность генерала. Элисса должна быть помечена дилитием. Официально. А потом… как это… произойдет, ну… несчастный случай.

Зее вновь скинула его руку. Гриффин внезапно услышал гул множества лазерных выстрелов и криков, раздававшихся с грузовой палубы. Кому-то кричали, чтоб он не двигался с места.

Гриффин бросился к окну. Рука сама собой нащупала кобуру лазерного пистолета на поясе. Он замер, когда увидел в толпе ребятишек на палубе высокого темноволосого подростка в темной накидке. Парни волокли его от голографической стены, длинные волосы подростка растрепались и…

- Дэла! – крикнул Гриффин, - Иди сюда! – он обернулся к Зее, - Стань подальше от окошка.

Дэла была уже около него.
- Это твой вулканец?

- Спок, - воскликнула Дэла, - это немного пугает.

- Если я узнаю, что он следил за тобой…

Гриффин стукнул в окошко и крикнул ребятам на палубе:
- Держите его там! Я спускаюсь!

Все машины на грузовой палубе были убраны прочь, когда Гриффин вместе с Дэлой спустились по металлической лестнице.

Пятеро его охранников, лучшие, по общему мнению, от двенадцати до пятнадцати лет нацелили свои лазерные винтовки на пленного вулканца. Двое шестнадцатилетних механиков, оба мускулистые и крепкие, скрутили его и держали за руки. Даже один из восьмилеток размахивал флэшдрайвером, надеясь использовать его как оружие, если вулканец вдруг что-нибудь задумает.

Остальные его парни стояли стеной между их добычей и выходом.

Гриффин обвел взглядом палубу, чтоб удостовериться, что вся его команда находится здесь. Он кивнул механикам и велел отпустить вулканца.

Они тот час опустили руки. Спок выпрямился, совершенно невредимый и невозмутимый, несмотря на насилие..

- Как только он прошел через экран, тут же завопил, - сообщил Гриффину один из охранников.

- Я просто попросил о встрече с Вами, Абель Гриффин, - поправил Спок.

Гриффин ненавидел вулканцев. Они не боялись. И это приводило в замешательство. Он дернул к себе Дэлу:
- Ты искал здесь меня или свою подружку?

- Она – не моя подружка, - возразил Спок, - Я не ожидал увидеть ее здесь. Я приехал, для того, чтоб поговорить с Вами.

- Как ты узнал, где меня искать?

- Вы ведете дела с моим отцом.

Гриффин не понял, что имел в виду Спок:
- Я веду?..

- Его зовут Сарэк. Он работает в Посольстве Вулкана. Пять раз за последние шестьдесят восемь дней мой отец приезжал сюда для того, чтоб продать Вам ценные артефакты, которые украл из коллекции в…

Гриффин внезапно все понял и прервал его:
- Я думал, что это ты продавал.

Неподвижные пристальные глаза подростка сверкнули:
- Я продал один этой женщине, - сказал он.

- Ты работаешь на своего отца?

Гриффин заметил, как Спок снова переменился в лице. В этот раз он смутился. Что за вулканец, этот парень?

- В тот момент, когда я продавал артефакт, я не знал, о том, что Сарэк продавал другие.

- Просто совпадение, - Гриффин был заинтригован, - Два вора в одной семье. К тому же оба – вулканцы.

Теперь Спок был явно возмущен:
- Я не вор!
Но стоило ему только произнести эти слова, он тотчас пожалел об этом.

Гриффин был поражен. Он никогда не видел, чтоб кто-нибудь из вулканцев так реагировал. Он сжал Дэлу еще сильнее, когда она впилась в него взглядом и прошипела:
- Я говорила тебе, что он не такой.

- Итак, Спок, как ты узнал, где меня искать, - он почувствовал, как Дэла закаменела.

Спок поколебался, словно решая, что нужно сказать, чтоб это было надлежащим. Потом на лице вновь застыло типично вулканское выражение:
- Это место было зашифровано в компьютере отца.

- Очень хорошо.

- Я не понимаю, почему «хорошо» то, что свидетельство вашей незаконной сделки существует в компьютере вулканского посольства.

- Я думаю, что когда-нибудь ты это поймешь, - Гриффин протянул руку к одному из охранников, который держал лазерную винтовку и щелкнул пальцами, - Дисраптор.

- Что Вы дали моему отцу взамен украденных артефактов?

Охранник бросил Гриффину клингонское оружие. Это была опасная вещь, с угрожающе острыми, ромбовидными лезвиями по краям, которые можно было использовать как режущее оружие, когда силовые батареи истощались.

Гриффин проверил параметры настройки оружия.
- Твой папаша… уже не «нуждается» в этом. Предполагается, что вулканцам этого не надо, - он показал дисраптор охраннику, - Это для тяжелого оглушения?

- Еще одна отметка, - ответил подросток.

- А, правильно. Я все еще немного путаю эти циферки, - кивнул Гриффина, - Хорошо, что проверил. А то бы поджарил его ушки.

- В чем нуждается? – нерешительно спросил Спок.

Свободной рукой Гиффин оттолкнул от себя Дэлу. Она быстро спряталась за спины охранников.
- Дэла могла бы показать тебе записи, которые она сделала, с ужасающими подробностями, всех этих специальных способов, которыми она заплатила твоему отцу. Но ты, наверное, слишком маленький еще, чтоб об этом знать.

Спок молча уставился на него.
- Я… я не верю Вам.

- Спрашивается, боюсь ли я, - сказал Гриффин.
Он нацелил дисраптор на Спока и выстрелил.

Спок с грохотом свалился на металлический пол.

Гриффин бросил дисраптор обратно своим молодчикам.
- Передайте Кресту и Страду, чтоб явились сюда.

Молодой охранник сбегал в кормовую часть, где находились останки нескольких, разобранных на части уже неопознаваемых машин. Не прошло и минуты, как он возвратился с двумя консульскими агентами Посольства Вулкана. Они спрятались, когда появился Спок.

Гриффин уже изучил этих агентов. Он имел с ними дело в течение всего года, который провел на Земле. Они вели себя так, так подобает вулканцам. И не выказали ни единого признака того, что они думали или чувствовали по поводу свалившегося на палубу без сознания мальчишки.

- Кто-нибудь из вас знает этого парня?

- Это Спок, сын Сарэка, - сказал Кест.

- Он сказал, что его отец работает в посольстве.

- Подтверждаю, - кивнул Страд, - Сарэк – дипломатический атташе, отвечающий за научные социальные программы и развитие присоединенных миров.

- Именно его метки вы настроили.
- Правильно. Мы знали, что нашу кражу неизбежно раскроют. Поэтому мы поместили в компьютер Сарэка улики, которые бросили бы на него подозрение, когда началось бы расследование.

Гриффин посмотрел на распростертого у его ног Спока:
- Но парень Сарэка первым нашел эти улики.

- Очевидно, что так.

- Я сказал ему, что если он обнародует то, что нашел, то я распространю записи, которые навсегда опозорят его отца.

Вулканцы смотрели на него совершенно безучастно.

- Какого рода записи? – спросил Кест.

Гриффин махнул большим пальцем на Дэлу:
- Сарэк и Дэла. Ну, вы понимаете.

- Понимаем, что? – спросил Страд

Иногда Гриффин поражался, насколько же тупыми могли быть вулканцы.
- Секс. Вулканцы ведь занимаются сексом?

Страд посмотрел на Кеста, тот кивнул:
- Да, - сказал Страд.

Гриффин почувствовал, что кровь бросилась ему в голову. Он с расстановкой спросил:
- Эти записи эротического характера на самом деле заставят парня молчать о том, что он был здесь?

Агенты снова переглянулись, как будто были в телепатическом контакте. Первым заговорил Кест:
- Маловероятно, что Спок поверит Вам.

Гриффин потер лицо руками:
- Значит, я должен его убить.

- Но, - продолжал Кест, - если вы представите изображение, которое подтвердило бы эти записи, то Споку понадобится несколько дней, для того чтоб понять, что они поддельны.

- И в этом случае, - продолжал Страд, - вероятность того что сфабрикованные записи о его отце могут быть распространены на Земле, будет достаточно, чтоб воспрепятствовать ему сообщить о его находке властям.

Гриффин секунду изучал агентов, пытаясь понять, были ли их слова результатом логики, или какой-то эмоциональной потребности сказать что-то, что помешает ему убить Спока. В конце концов, он решил, что это не важно.

- Через пять дней мы все здесь закончим. А после этого пусть он рассказывает кому угодно и что угодно. Вы можете достать для меня изображения Сарэка?

- Да, - ответили оба одновременно.

- Вы проследите, чтоб парень их увидел?

- Да, - ответили они снова.

Гриффин пнул бесчувственное тело Спока:
- Уберите его отсюда. Заберите у него коммуникатор и бросьте его где-нибудь на углу. У него будет много времени на размышление, пока он доберется до дому.

Когда вулканцы подняли Спока на ноги, у Гриффина зачирикал его собственный коммуникатор. Он проверил идентификатор кода на крошечном дисплее:
- День становится все лучше.

Звонил Сэм Кирк.
глава 25
- Ты уверен, что хочешь это сделать? – спросил Сэм.

Кирк постукивал пальцами по пассажирской консоли арендованного кара. Сэм знал, что это значит – его брат размышлял над проблемой. Это было так похоже на него – Джимми внезапно замер и о чем-то задумался. И размышлял большую часть поездки.

- Похоже, у меня нет выбора, - сказал, наконец, Кирк, - Я никаким способом не могу снова проникнуть в Академию. А мне просто необходимо добраться до компьютерных записей в Комплексе Слоан. Если этот парень, о котором ты упоминал, на самом деле так хорош, как ты говоришь, тогда ладно, я хочу это сделать.

Сэм всматривался в темноту и дождь за стеклом кара. Он проверил время. Показывало 10:15, все должно было закончиться в 10:30. Дворники на ветровом стекле почти не работали. Несколько дождевых капель упали на прозрачный алюминий, размазав свет фонарей в радужные полоски.

- Ну, ладно. Все именно так, как ты думаешь. Этот парень разбирается не только в компьютерах.

- Я ничего не думаю, Сэм.

- Нет, думаешь.

Кирк взглянул на него:
- Он какой-то жулик?

- Он не с Земли, - Сэм понял, что это все, что он может объяснить. Общеизвестно, что на Земле уже не было преступности. Но в галактике существовало много других планет, и не все были так идеальны как родной мир человечества.

- Тогда ему что-нибудь нужно.

- Он хотел бы на минутку одолжить у тебя отмычку.

Кирк вздохнул:
- Тот тип из Звездного Флота сказал, что они не нашли кар. Ты ведь не бросил его, правда? – последние слова были не вопросом, а утверждением.

Сэм не смел поднять на брата глаза, он смотрел на дождь:
- Мне нужны деньги.

- Сэм, я же тебе говорил, что скоро получу постоянную работу в одном из магазинчиков на Нью Юнайтид-Свэа.

- Это не такие деньги.

Кирк взял брата за руку:
- У тебя неприятности, Сэм?

- Старые проблемы, Джимми. Ничего нового. Это кое-какие старые долги, которые я должен заплатить.

- И ты должен этому парню… этому преступнику.

Сэм с несчастным видом кивнул.

- Скажи, что я отдам ему отмычку. Этого хватит расплатиться?

Сэм никогда не чувствовал себя так паршиво. Он так много раз ошибался, и никак не мог теперь найти выход. И понимал, что единственное, что он должен сделать, помешать братишке идти дальше.

- Джимми, ты не должен этого делать.

- Конечно, должен. Слушай, Звездный Флот уже заполучил мою отмычку. Наверняка они разберут ее, чтоб посмотреть, как я это сделал, повысят уровень безопасности на своих моделях, и такие взломщики будут бесполезны. Так, что если я предоставлю твоему дружку все спецификации, то это никому не повредит. Он подумает, что заполучил ценную вещицу, а я узнаю имя того, из-за кого у Элиссы теперь возникли проблемы. Я не вижу в этом большой беды.

Дождь прекратился. Сэм проверил показания на панели управления. Ровно 10:30. Он стиснул руль:
- Ладно. Есть еще кое-что, что ты должен узнать.

Кирк сморщил лоб:
- Что-то, что я должен узнать?
- Сейчас, - Сэм переключил кар в наземное положение, - Это только простая сделка.

Кирк откинулся на спинку кресла. Единственным человеком в мире, которого любил Сэм, был его братишка, который доверял ему во всем. И теперь Сэм ненавидел себя за то, что не сказал ему правду, не отговорил его.

Сэм поехал к докам.

Кирк присвистнул, оценивая мастерство брата, когда он провел кар сквозь голографический экран на грузовую палубу Пасифик Рима
- Прекрасно.

- Не крути головой, - предостерег его Сэм, - они довольно нервная команда.

Кирк увидел, как пятеро охранников с лазерными винтовками подошли к кару.
- Ничего себе! – Кирк резко подался вперед, - Сэм, это же… пацаны.


Когда четырнадцатилетний Джимми Кирк пришел на склад, здесь было уже несколько сотен колонистов. Наступила ночь, и незнакомые созвездия Тарсуса IV сияли в чистом морозном воздухе.

- А где губернатор Кодос? – спросил Джимми, клацая от холода зубами.
Все, что было на нем – только легкая курточка. Метью и другие мальчишки носили теплые куртки на меху и перчатки, чтоб не замерзли руки. И у каждого была лазерная винтовка.

- Где-то, - ответил Метью.
Он огляделся кругом, оглядел группы и группки колонистов: мужчины, женщины, семьи с маленькими детьми. Похоже на станцию дозаправки. Джимми увидел свет прожекторов, столы с компьютерными терминалами. Взрослые, которые, казалось, за все отвечали, носили красные платки, так же как Метью и другие мальчишки. Они сканировали колонистов: руки и глаза и раздавали разноцветные карточки. Джимми подумал, что это для нормирования. Но он не видел еды.

- Нам надо туда, - сказал Метью.

Джимми посмотрел туда, куда указывал его друг, на маленький настольный приемник на который падал свет одного единственного прожектора из погрузочного дока одного из складов. Там работали двое взрослых парней и девочка. Джимми узнал одного из парней – Гриффин. Ему исполнилось девятнадцать лет, и он мог уже управлять флаерами. И он ради развлечения катал ребят в свободное время. У его родителей была небольшая ферма в долине. А еще у них были лошади. Джимми даже катался на одной из них.

- Он здесь, - сказал Метью, когда они подошли к столу.

Гриффин посмотрел на Джимми, как будто он был лошадью на торгу.

- Джимми Кирк, так ведь? – спросил он Метью.

- Да, сэр.

Метью и другие ребята повесили винтовки на плечо и встали, словно солдаты на плацу.

Гриффин взглянул на компьютерный терминал:
- У тебя хорошие файлы, Кирк. Высший сорт. Это нравится губернатору. Ты в списках.

- И что это значит? – спросил Джимми, ничего не понимая.

- Это значит, что все будет хорошо, - сказал быстро Метью, - Еда. Меховая куртка. Все, что тебе нужно.

- Отлично, - Джимми лязгнул зубами.
Он не хотел показаться неблагодарным, но почему он сейчас не получает все, что ему нужно? Все знали, что в последние недели было плохо с едой. Но, насколько было ему известно, грибок не разрушал теплую одежду.

Гриффин протянул ему красный платок:
- Ты на борту?

Джимми, не понимая, уставился на него.
Гриффин нахмурился и нетерпеливо бросил:
- Мэт, объясни все парню.

- Ты сюда попал, чтоб тебе помогли, понятно? – прошептал Метью, - Еды на всех не хватит. Грибок поразил даже те запасы, которые успели обработать. Понимаешь, надо протянуть время. Губернатору нужна помощь, чтоб держать все под контролем.

Кирк сверил взглядом других мальчишек с винтовками:
- И как мы это будем делать?

- Мы защищаем еду, которая осталась. Делай то, что говорит губернатор. Сгоняй любых бунтовщиков. Такие дела. Мы как служба правопорядка.

Джимми кивнул Метью. Все это имело смысл.
- Да, конечно. Я на борту.

Гриффин бросил ему цветной платок. Его поймал Метью:
- Ему еще нужна теплая одежда.

Гриффин сказал что-то девочке. Она прыгнула на погрузчик, состыковалась и нырнула в склад.

Метью помог Кирку завязать платок вокруг шеи, как и у других мальчиков. У Кирка слишком дрожали пальцы, чтоб он смог справиться самостоятельно.

Кирк поблагодарил друга и задал самый важный вопрос, который мучил его:
- А одежда для детей, в моей хижине?

Метью покачал головой:
- Губернатор проверил их файлы. Больше никого. Ты – единственный.

- Кто же о них позаботится, если не я?

- Не бойся. О них позаботятся. Может быть мы. Может быть какая-нибудь другая команда. Это работа губернатора – найти того, кто о них позаботится. А ты должен делать то, что тебе говорят, - Метью наклонился еще ближе, - И не задавать вопросов, ладно. Если ты не понравишься Гриффину, он может вычеркнуть тебя из списка.

В этот момент появилась девочка с теплой курткой в руках и перчатками. И даже помогла ему одеться. Джимми почти тотчас почувствовал, что согрелся. А еще его начала мучить совесть. Он надеялся, что детям в его хижине тоже скоро помогут.

Гриффин подал ему лазерную винтовку:
- Ты знаешь, как этим пользоваться?

- Конечно, - сказал Джимми.
Всех ребят, которые прибывали на Тарсус IV, учили стрелять, чтоб защищать домашний скот от хищников. Но теперь в колонии не осталось домашних животных. Когда грибок поразил запасы корма, скот пришлось прирезать. Но было уже слишком поздно. Грибок появился в мясе и сделал его ядовитым - непригодным в пищу.

Гриффин сунул винтовку Джимми в руки.
- Хорошо. Это твоя первая порция.
Он подал Джимми брикет концентрата и засмеялся, когда Джимми целиком запихал его в рот.
- Ты получишь еще, когда твоя команда выполнит следующее задание.

Джимми быстро прожевал и с трудом проглотил еду. Метью в это время вытянулся в струнку:
- Какие будут приказания, сэр.

Гриффин усмехнулся – ему понравилось как Метью себя с ним ведет.
- Возвращайтесь в хижину парня и позаботьтесь о тех, кто там остался. Там их двадцать три.

Джимми почувствовал гордость. Его команда собиралась позаботиться о ребятах, оставшихся в хижине. Сразу же.

- Всех? – нахмурился Метью.

Улыбка сползла с лица Гриффина:
- У тебя какие-нибудь проблемы с этим?

- Нет, сэр.

Гриффин тронул Метью за плечо:
- Я рад это слышать, - он посмотрел на Джимми, - только убедись, что твой дружок тоже вносит посильный вклад. Понял?

- Да, сэр.

Джимми был уверен, что Гриффин и Метью о чем-то не рассказали ему. Почему кто-то не хочет помочь другим детям в его хижине?

- Готов идти? – спросил Метью.

- Да, но…

Он не успел договорить, когда со стороны главных столов раздался вопль. Все головы повернулись на крик.

Молодая мать с малышом на руках кричала что-то двум подросткам с красными платками. Подростки пытались отнять ребенка, но она сопротивлялась.

У Джимми глаза распахнулись в пол-лица. Почему взрослые их не останавливают?
А потом он понял почему.
Несколько подростков к красных платках нацелили на них винтовки и не давали никому вмешаться.

Внезапно молодая женщина бросилась бежать через площадь, между складами. Джимми увидел, что она бежит прямо к тому месту, где стоял стол Гриффина.

- Сними ее, Метью.

Ледяные слова не доходили до сознания Джимми даже тогда, когда он увидел, как его друг поднял винтовку, снял ее с предохранителя, и услышал шипение силовой батареи.

Женщина бежала, спасая жизнь, ноги ее ребенка волочились по земле. Она скоро оказалась так близко, что Джимми увидел слезы, блестевшие у нее на лице. Тяжелое дыхание с паром вырывалось изо рта.

- Нет.. нет… нет… – кричала она без остановки.

Красный энергетический луч вырвался из дула винтовки, которую держал Метью и прошил тьму над ее головой.

Она полетела на землю, когда импульсный заряд огненным шаром взорвался перед нею. Ребенок выпал из ее рук и закричал. Еще один подросток подскочил к распростертой на земле женщине и прошил ее лучом. И почти небрежно прицелился в малыша.

Джимми от потрясения потерял дар речи. Он задохнулся.

Его друг, Метью, с безразличным видом опустил винтовку. Но когда Гриффин взял его за плечо и протянул кусок еды, Метью улыбнулся.

- Отличный выстрел, - сказал Гриффин.
Он подал брикеты другим членам команды Метью. Последним он протянул еду Джимми.
- Какие-нибудь вопросы? – спросил он.

Джимми было четырнадцать лет. Он был до смерти напуган. И его со всех сторон окружили лазеры.

Он взял еду.

Он не задавал вопросов.
глава 26
- Эй, вы, выходите, выходите! Все, кто там есть!

Кирк узнал этот голос. Он глубоко вздохнул, чтоб успокоиться.
- Сэм, кто эти люди?

Но прежде, чем дверцы кара резко распахнулись, Кирк уже знал, кого увидит. У него сжалось горло.

Сэм молча выбрался из кара.

Кирк мигом прыгнул на его место, но в кар просунулось дуло винтовки и уперлось ему в подбородок.

- Джиммиии! – имя утонуло во взрыве хохота. Кирк повернул голову, чтоб увидеть человека, которого не могло здесь быть, но он, тем не менее, был.

На три года старше, но почти не изменившийся. Метью Кул. С Тарсуса IV.

- Я слышал, ты отмазался… Но ходило много слухов о Кодосе, о его командах… Чем ты теперь занимаешься, приятель?

Метью убрал винтовку от кара, в котором все еще сидел Кирк. Но три других винтовки все еще держали его на мушке.

- Ты не хочешь поприветствовать старого друга? Парня, который поддержал тебя на Т-IV?

Кирк едва сдержался, чтоб не выкрикнуть в лицо Кула все, что он на самом деле думает:
- Ты тоже пытался меня убить.

- Только после того, как ты упустил свой шанс. Неправильный выбор. Твоя ошибка. Не хочешь исправить это теперь?

Кирк знал, попытайся он бежать, его тут же бы пристрелили. Он сосредоточился на своей миссии. Он обещал, что поможет Элиссе, именно поэтому он здесь и оказался. Итак, у него остался только один выбор.

- Да, - сказал он с грустной улыбкой, - Я, и, правда, его упустил.

Его бывший друг уставился на него, ожидая большего.

Кирк не разочаровал его:
- Вы, парни, были правы, а я этого не увидел. Я хочу сказать, что губернатор никак не мог узнать, что вулканский корабль уже приближается. Коммуникации не работали.

Метью кивнул, неподвижно оценивая, искренне ли говорит его бывший друг.

Кирк пошел до конца:
- В общем, я хочу сказать, что Кодос в то время все делал правильно. Это была сложная ситуация, и она потребовала жестких решений.

Метью пожевал щеку:
- То есть ты со всем согласен?

Кирку удалось состроить вид, что ему очень жаль.
- Ты со мной согласен? Я почти застрелил вместе с теми жлобами из Звездного Флота.

Метью бросил взгляд на Сэма:
- Он твой брат. А ты будешь что-нибудь с этого иметь?

Кирк заставил себя выглядеть спокойным. Мог ли он рассчитывать на Сэма? Знал ли его брат достаточно, чтоб играть в эту игру?

Сэм пожал плечами:
- Он не очень много рассказывал о Тарсусе IV. Но когда он что-нибудь делает, да, он понимает, что напортачил. Он все время говорит, что жалеет о том, что не пошел со своими друзьями, вместо того, чтоб отправиться домой.

- Ха, ты наконец-то очухался? – усмехнулся Метью.

Кирк выработал стратегию:
- Теперь у меня есть своя собственная вещица, - сказал он с напускной бравадой.

- Грандиозное предприятие. Ты украл кар Звездного Флота… - Метью недоговорил, схватился за ухо, как будто что-то услышал, что предназначалось только для него. Кирк понял, что у него был наушник приватности, такой же как у Мэллори.

Помня о трех, нацеленных на него винтовках, Кирк позволил себе оглядеться. Он заметил стену с косыми окнами, которые выходили на грузовую палубу. Прямо под ними была дверь, к которой вела металлическая лестница.

За окнами было темно. И Кирк увидел только отражение палубы в темной поверхности. Но там кто-то был и наблюдал за всем. Он в этом не сомневался.

Метью вновь повернулся к нему, больше не слушая неслышный голос:
- Я слышал, что ты должен проникнуть в компьютерную систему Звездного Флота.

Кирк с облегчением вздохнул. Кто-то повыше Метью, тот, кто на самом деле принимал решения, заглотил наживку. Он мог приступать к следующей части плана.
- Сэм сказал, что вы можете закатиться.

Метью смерил его скептическим взглядом:
- За это надо платить.

- Еще Сэм сказал, что у вас может появиться гораздо больше звезднофлотовских каров, - предложил Кирк, - Я предлагаю планы своей отмычки.

- Нам нужна только сама отмычка.

Кирк знал, что единственная, которая была у него, теперь у Мэллори, поэтому он продолжал блефовать:
- У первой, как у всех, возникали кое-какие проблемы. Я сделаю новую, которая будет работать гораздо лучше.

Метью снова прижал к уху наушник:
- Сколько времени?

- Сутки, чтоб достать детали, еще сутки, чтоб сделать взломщик.

Метью послушал, потом кивнул:
- Это слишком долго.

Кирк совсем не ожидал, что его предложение отвергнут. Он подавил приступ паники.
- Постой, два дня? Потом вы сможете забрать столько звезднофлотовских каров, сколько захотите.

- Ты можешь для нас сделать кое-что другое.

- И что же?

- Это тип из Звездного Флота… Мы думаем, ты его знаешь. Юджин Мэллори.

Кирк побледнел:
- И?

- Нас интересует одно его исследованием.

- Какое?

Метью не ответил.
- Нам нужен свой парень – тайный агент, которому мы могли бы доверять.

Кирк взглянул на Сэма, пытаясь понять, что же они на самом деле хотят. Но брат выглядел таким же перепуганным.

- Если только я приближусь к чему-то, связанному со Звездным Флотом, - медленно проговорил Кирк, - они тот час меня арестуют.

- Это было бы идеально, - сказал Метью, - Нам все известно об Элиссе и о Суде чести, который ей предстоит. Нам известно, зачем ты хочешь проникнуть в компьютер Академии.

Кирк в изумлении взглянул на Сэма. Сколько же он им рассказал. И зачем?

Метью презрительно усмехнулся Сэму:
- Забудь о нем. Нам не нужен твой братец, чтоб рассказать о том, что происходит в Академии, - он смерил Кирка взглядом и сделал ему предложение, - Нам нужно, чтоб ты узнал детали расследования кражи дилития.

Кирк, наконец, понял, что здесь происходит.

Бригада Метью украла дилитий.

- Как только я появлюсь на пороге у Мэллори, - сказал Кирк, жалея, что не может врезать Метью в зубы, - они тут же сунут меня в кутузку. И что я смогу там узнать?

- Ты увидишься с Мэллори. Он поговорит с тобой. А через три дня, когда состоятся твои слушания, они, вероятно, признают тебя виновным кое в чем. Ты подашь апелляцию. Тебя выпустят и ты вернешься к нам и все расскажешь.

Метью снова замолчал и тронул наушник.
- А в обмен, мы предоставим для тебя неограниченный доступ к компьютерам Академии на… скажем, на час.

- А что если они не выпустят меня, а пошлют в исправительную колонию?
Метью, казалось, удивился такой возможности:
- Это единственный шанс избавить твоего братца от неприятностей. Но Звездный Флот этого не сделает.

Кирка зажали в угол. Единственное, что он должен был сделать – вернуться к Мэллори, все ему рассказать и убедить Звездный Флот вернуть дилитй. С Элиссы снимут все обвинения, а он получит удовлетворение от того, что, по крайней мере, один пособник Кодоса предстанет перед лицом закона.

Он кивнул.
- Ладно. Часа вполне хватит. Пусть Сэм отвезет меня к Штабу Звездного Флота, и я немедленно сдамся.

- О, ты мне напомнил, - сказал небрежно Метью, - Я забыл упомянуть о деталях.
Он вытащил какое-то инопланетное оружие и выстрелил в Сэма энергетическим лучом.

- Сэм!!!
Кирк отлетел на капот кара, отброшенный ударом винтовки в живот.
Он согнулся пополам, упал на колени, силясь вздохнуть и хватая ртом воздух. Метью схватил его за волосы и закинул голову назад. Глаза Кирка полыхнули от ненависти.

- На этот раз я только оглушил твоего братца. Но мы не хотим, чтоб ты что-нибудь задумал, поэтому упрячем его в надежное местечко… Пока ты не вернешься и не расскажешь, все, что нам нужно. Если же ты не принесешь это, - Метью показал дисраптор, - У этой штуки пять параметров настройки. Эта – оглушила, а при самой высшей – от него не останется даже горстки пепла. Выбирай, Джимми.

Он приставил оружие ко лбу Кирка

- Ты ведь сделаешь правильный выбор?
глава 27
Спок, наконец, достиг второй основы дыхания, когда услышал шипение силового поля. Затем отомкнулись барьеры безопасности.

Он открыл один глаз, и увидел как человек в красной рубашке офицера СБ снимает пару индукционных браслетов с Джима Кирка.

Спок даже не стал пытаться вновь погрузиться в медитацию. Какой в этом был смысл, если Кирк снова стал его сокамерником? Он сомневался, что это было бы под силу даже мастеру Колинара.

- Привет, Стретч. Что новенького?

Глухой удар. Кирк растянулся на скамье, и снова Спок едва не упал на пол.

Спок сидел, выпрямившись, спустив ноги на пол, и смотрел прямо перед собой:
- Меня арестовали из-за Ваших манипуляций с модулем слежения

Кирк наклонился вперед и помахал перед лицом Спока, словно привлекая внимание:
- Простите? Ты сказал, что в этом виноват я?

- Я не дезактивировал свой.

- Но ты как-то освободился от него, правильно? Мэллори мне об этом рассказал.

Спок проигнорировал слова Кирка со стойкостью истинного вулканца.

Кирк засмеялся:
- Держу пари, ты думал, что эти штуковины посылают сигнал тревоги, только если их сломать. Ты не знал, что как только она исчезла с твоего запястья, это тут же зарегистрировали.

Усмешка человека была невыносима. Но это было правдой, Спок этого в расчет не принял.

Ровным голосом он нанес ответный удар:
- Если модуль невозможно было удалить, не разделив на части, какая же логическая причина была в том, чтоб вызвать сигнал тревоги и зарегистрировать его удаление, если он не был разделен?

- Может быть, они боялись, что ты отгрызешь себе руку, чтоб от него избавиться, - пожал плечами Кирк, - всегда ведь можно вырастить новую. Так ведь?

Очень трудно было игнорировать невежество и некорректные рассуждения человека, но Спок с этим справился:
- Я использовал транспортер.

- Ух, ты! Здорово! – воскликнул Кирк, казалось, с искренним восхищением.
«Но почему?» - подумал Спок.
Следующие слова человека озадачили его еще больше.

- Меня только что транспортировали в первый раз, - сказал беспечно Кирк и прислонился к стене, - Я подумал, что меня вывернет.

Спок смотрел на него совершенно безучастно.

- Ну… извергание… тошнота… рвота…

Спок резко прервал его:
- Мне знакомо значение большинства этих слов, - он почувствовал, что ему самому становится дурно.

- А как вулканцы это называют?

Спок нашел, что было трудно поверить в то, что он вел подобного рода диалог:
- Разве Вас не беспокоит ситуация, в которой мы оказались?

- Конечно, беспокоит. Иначе, думаешь, почему я вернулся?

Брови Спока одновременно взлетели вверх и так же быстро вернулись на свое законное место. Он позволил себе человеческую улыбку.

Но Кирк отнесся к его невысказанному вопросу серьезно:
- Это единственная логичная вещь, которую я мог сделать – есть ли хоть один шанс у такого человека, как я спрятаться от Звездного Флота? А как ты здесь оказался?

Спок снова уставился на дверь. Силовое поле мерцало, барьеры были на месте.
- Я был арестован службой правопорядка. Когда гулял. Они переместили меня сюда.

Кирк выпрямился и с интересом посмотрел на него:
- Ты всего лишь гулял? А зачем ты снял модуль?

Спок ответил вопросом на вопрос. Это была старая стратегия – может быть немного детская, но эффективная:
- А почему Вы сняли свой?

- Для того, чтоб они не узнали, где я нахожусь.

- Я сделал это по той же причине.

- Ладно. Ты – вулканец. Вулканцы никогда не обманывают, не крадут, не нарушают закон. И куда ты направлялся, если хотел, чтоб никто не знал, где ты находишься?

- А почему Вы не хотели, чтоб Звездный Флот узнал о том, где Вы находитесь?

- Я пытаюсь помочь своей подруге. Если бы в Звездном Флоте узнали, что я встречался с ней, у нее могли быть большие неприятности.

- То есть, Вы сняли модуль не для того, чтобы помочь себе, а для того, чтобы помочь своей подруге?

- Ты уловил суть, - сказал Кирк, и снова почти упал на стену, - Ну, и, кроме того, это было весело. Перехитрить технологию Звездного Флота. Они – только горстка лузеров, и мне нравится каждый раз им об этом напоминать.

Спок был очарован и потрясен. Этот молодой человек ничего не знал об истории Звездного Флота? Того, кто служил самым благородным целям Федерации, кто был опорой научного прогресса, межпланетного культурного обмена и силой, которая обеспечивала безопасность границ Федерации?

- Кажется, что Вы не осознаете того, что является одним из самых больших вкладов Ваших соплеменников в межзвездную цивилизацию, - сказал Спок очень вежливо.

- Возможно, что Звездный Флот и был таким… сначала, - ответил Кирк, - Но, поверь мне, я достаточно знаком с ним сейчас. Он строят хорошую мину при плохой игре, но когда речь заходит о реальной помощи людям, которым эта помощь нужна на самом деле, они точно так же, как остальные заботятся только о себе. На других им наплевать.

Спок не был уверен, но ему показалось, что он услышал в этих словах человеческую эмоцию – тоску. Его мать тоже иногда демонстрировала подобные эмоции, и он по собственному опыту знал, что это можно исправить:
- Ваше утверждение неверно. Фактически, Вы противоречите сами себе.

- Правда…

Спок почувствовал себя поощренными и поспешил продолжить:
- Не все блюдут свои интересы в ущерб другим. Вы сами говорили мне, что сознательно рисковали понести наказание, когда сняли свой модуль слежения, чтоб помочь Вашей подруге.

Кирк ничего не ответил, Спок предположил, что ему нечего возразить и продолжил цепь своих рассуждений.
- Если Вы способны на такой альтруистический поступок, почему Вы не можете предположить, что организация аналогично мыслящих людей может сделать то же самое?

- Потому что они так не поступают, - сказал категорически Кирк, - Кто угодно, только не Звездный Флот.

- Вы ошибаетесь

- Ты можешь говорить, все, что угодно, Стретч. Но все логические аргументы в галактике разбились о то, что я видел собственными глазами.
Кирк замолчал и закрыл глаза.

Какие бы эмоции не бушевали в юном землянине, Спок понял, что не способен теперь их распознать. Очевидно, Кирк пытался скрыть то, что чувствовал на самом деле. «Как вулканец», - подумал с удивлением Спок. Аманда, его мать, смогла бы скрыть их, потому что она вступила на вулканский путь. Но, чтоб другие люди тоже могли поступать также по… по собственным непонятным, чуждым причинам…

- Ну? – спросил Кирк распахнув глаза, - Ты хочешь сказать что-то еще, или так и будешь на меня пялиться?

Спок с запозданием вспомнил, что читал о других культурах. Люди считали пристальный взгляд вызовом.
- Прошу прощения, - Он прислонился к стене, также как Кирк, чтоб расположить его к непринужденности. Это был другой урок, который он затвердил – предотвратить проявление ксенофобии, - Но, тем не менее, Вы ошибетесь по отношению к Звездному Флоту.

- Ты никогда не сдаешься?

- Нет, когда я прав.

Лицо Кирка расплылось в глупой улыбке. Словно солнце рассеяло темные облака. Спок почувствовал головокружение, только от одного присутствия такого переменчивого существа.

- И я о том же, Стретч. Ты такой же, как я.

Спок закрыл глаза. Он был шокирован.

- Заключенные? Я думал, что нас взяли под стажу в наших же интересах.

Коммандер Бирден, офицер Звездного Флота в золотистой рубашке, скучающим взглядом смотрел на экран своего падда. Он и еще один молодой офицер – лейтенант-коммандер Норс, скромная девушка, в такой же золотистой форме командного состава только что вошли в камеру предварительного заключения Кирка и Спока. Они представились юристами – офицерами Звездного Флота, которых назначили адвокатами заключенных.

- Это было при вашем первоначальном аресте, - подтвердил Бирден таким же безразличным тоном, - Но после того, как вы нарушили соглашение, согласно которому вас отпустили, и избавились от модулей слежения, ваше дело из гражданской юрисдикции передано в военный трибунал.

Спок откашлялся и проговорил предельно вежливо:
- Могу я спросить вас: как нас может судить военный трибунал, ели мы не являемся членами Звездного Флота?

- Прежде всего, - сказала лейтенант-коммандер Норс, посмотрев по очереди на каждого из них, - Украв служебный кар Звездного Флота со стоянки около Академии, вы совершили действия против собственности, которая подпадает под юрисдикцию Звездного Флота. Возможно, что при гражданском судопроизводстве вы могли бы бросить вызов власти Звездного Флота в этом вопросе. Однако, подписав обязательства и получив модули слежения, вы согласились с тем, что лишаетесь права на гражданское слушание дела и подпадаете под юрисдикцию Звездного Флота.

- Мы – несовершеннолетние!

Норс без улыбки показала Кирку формы на своем падде:
- Ваш отец подписал совместное соглашение и… - она поменяла настройки, появилась форма, написанная по-вулкански, подлинник, который она и показала Споку, - … и Ваш, назначенный в установленном порядке опекун, тоже подписал указанную форму.

Бирден резюмировал:
- Вы совершили преступление против собственности Звездного Флота, вы нарушили соглашение, которое заключили со Звездным Флотом. Таким образом, вы подвергаетесь правилам и инструкциям, установленным Звездным Флотом.

- Безупречная логика, - сказал Спок.

Кирк впился в него взглядом:
- Ты что, чокнутый?! - он резко обернулся к офицерам, - Мне нужен настоящий адвокат!

Норс снова обратилась к падду:
- Следующая возможность, когда вы можете подпасть под гражданскую юрисдикцию, возникнет в случае, если вы будете признаны виновными и подадите апелляцию.

- Если? – повторил сердито Кирк.

Спок довел до конца мысль, беспокоящую их обоих, более дипломатичным образом:
- Каковы шансы, что мы не будем признаны виновными?

- Практически никаких, - сказала лейтенант-коммандер, - скорей всего вас признают виновными.

- Целую систему выстроили, - пожаловался Кирк, - Кто-то, вероятно, уже все решил еще до того, как мы это совершили!

- Есть другой вариант, - продолжила Норс, - Ты – несовершеннолетний. У Спока вообще нет никаких файлов, ни на Земле, ни на Вулкане, ни на одной из планет, на которых он когда-нибудь жил. В твоих файлах… в общем… также ничего не говориться, о том, что ты когда-нибудь нарушал закон.

Спок посмотрел на Кирка.

- И что дальше? – спросил Кирк.

- Проанализировав обвинения против вас и ваши файлы, - сказал Бирден, - мы настоятельно рекомендуем вам признать свою вину по всем пунктам. Как несовершеннолетние, совершившие правонарушение в первый раз, без признаков преступных намерений, лежащих в основе ваших действий, суд Звездного Флота вынесет вам обоим условный приговор. Вероятнее всего год, в течение которого вы должны будете вести себя безупречно. А после того, как вам исполнится двадцать, судимость будет погашена.

- Ха, - сказал Кирк, взвешивая все за и против. Он повернулся к Споку - Дельце для меня. А тебе как?

- При таком решении существует только одна проблема, - сказал Спок, - я не крал служебный кар.

Кирк с отвращением посмотрел на него.

Норс проговорила почти примирительно:
- Мистер Спок, я понимаю Ваше беспокойство. Я обязана делать все, о чем вы попросите меня. И если Вы пожелаете, чтоб я защищала Вас, я приложу к этому все необходимые усилия. Однако, если Вас признают виновным в воровстве кара, то судья не станет откладывать исполнение Вашего приговора. Вы отправитесь отбывать срок в исправительную колонию Звездного Флота… - она сделала паузу, - И еще, имейте в виду, что даже если мне удастся доказать Вашу непричастность к краже кара, то маловероятно, что любой защитник сможет доказать Вашу невиновность в разрушении модуля слежения и нарушении подписанного Вами соглашения со Звездным Флотом. Даже если вы будете признаны невиновным в воровстве, то судья все же будет настаивать на рассмотрении этих правонарушений.

- Ну, что я тебе говорил, - пробормотал Кирк, - Звездный Флот показал себя во всей красе.

Бирден смотрел так, словно пытался поскорей уйти.
- Теперь решение остается за вами, - решительно сказал он, - Если признаете себя виновными, то уже завтра будете дома. Не согласитесь с обвинением, и будете содержаться под стражей до завершения расследования, которое окончится скорей всего в исправительной колонии.
- Давай, Стретч, - убеждал его Кирк, - Ты понимаешь, какой должен быть логический выбор.

- Да, - согласился Спок, - Но в данном случае, логический выбор – это неверный выбор.

- Позволь мне выразится яснее, - проговорил Кирк, - Тебе на самом деле хочется, чтоб я целый год был твоим сокамерником?

После этих слов Спок понял, какое решение должно быть единственно правильным.
глава 28
- Виновны, Ваша Честь. По всем пунктам.

Судья Звездного Флота Махина Отаго – маленькая строгая женщина с адмиральскими нашивками на форме. Она казалось, совсем не удивилась ответу:
- Оба обвиняемых?

Коммандер Бирден кивнул Кирку и Споку. Оба подростка встали за столом между ним и лейтенантом-коммандером Норс. Старшина в красной форме вела судебный протокол, сидя за столом из полированного золотого дуба. Весь зал суда был обшит панелями из золотого дуба. Кирк чувствовал себя как в музее. Звездный Флот был очень старым и оторванным от жизни местом.

Он изо всех сил пытался не выглядеть таким же непримиримым, каким чувствовал себя. Хотя при одном виде флага Звездного Флота за помостом судьи у него сводило судорогой живот. Он постарался не обращать на это внимания и произнес:
- Да, Ваша Честь.

Спок рядом с ним повторил те же самые слова. Кирк не мог поверить, в то, что вулканец был так же спокоен, каким выглядел.

Судья внесла в свой падд какие-то замечания.
- Отлично, - она посмотрела на падд, - Кто-нибудь хочет добавить что-то, прежде, чем будет вынесен приговор?

Кирк сжал кулаки, стараясь сохранить самообладание, чтоб не сболтнуть что-нибудь, от чего могут возникнуть неприятности. Спок, стоял около него, застыв, как изваяние. И это еще больше раздражало Кирка. Он бросил взгляд на галерею и увидел отца. Тот смотрел на него, сжав челюсти, сурово сдвинув брови. А еще там были два вулканца - консульских агента, которых он видел в Саду Венеры, в ту ночь, когда его и Спока арестовали.

Никто не проронил ни слова.

Кирк почувствовал, как Бирден толкнул его в бок, заставив повернуться назад и посмотреть на помост.

- Ваша Честь, - сказал коммандер, - Мой коллега и я хотим Вам напомнить о юности наших клиентов, образцовых записях о них, а также их искреннем раскаянии в этой детской шутке.

Судья посмотрела на свой падд:
- Здесь сказано, что транспортное средство Звездного Флота все еще не найдено. Это больше, чем шутка.

- При всем уважении, судья, если Вы обратите внимание на сообщение следователей, мои клиенты обвиняются только в угоне кара Звездного Флота, а не в его фактической потере, которая произошла в тот момент, когда мои клиенты его покинули.

- Несущественно, но правильно, - судья вновь сделала запись в падде.

Кирк почувствовал, как внутри у него все сжалось, словно эта тщательно спланированная неторопливость душила его. Но он понимал, что бессилен сделать что-нибудь, чтоб эта пытка побыстрее закончилась.

- Кто-нибудь еще? – формально спросила судья. Через несколько мгновений, она продолжила, - Это не обычный случай. Я думаю, что одна из причин состоит в том, что Звездный Флот высоко ценит людей.

Кирк впился ногтями в ладони. Он решил высказать им все, что думает, прежде чем будет вынесен приговор. Он был не уверен, что сможет и дальше все это выносить.

- И, наконец, я спрашиваю себя, - продолжала судья, - Почему, вы, двое мальчишек, не разделяете подобное отношение. Почему вы считаете, что угон транспортного средства Звездного Флота – хорошая идея. Почему вы подумали, что, заключив соглашение со Звездным Флотом, вы можете его нарушать.

Кирк кинул быстрый взгляд на Бирдена. Судья ждала от него в ответ каких-то слов? Бирден только покачал головой, затем кивнул, чтоб заставить Кирка обратить свое внимание на судью.

- Поэтому, - продолжала судья – Подобные действия – не юношеская неосмотрительность. И, я убеждена, что списание подобных инцидентов на ваш возраст, не самая хорошая идея. Если вы сейчас выказываете подобное презрение и безразличие к власти, кто знает, на что вы будете способны через несколько лет?

Пока судья бубнила все это, Кирк чувствовал, как его беспокойство уменьшается. Он знал, что последует затем. Он подготовил собственную лекцию для убежденных в своей правоте и авторитете людей. Судья выскажет свои угрозы, и после этого он и Спок должны будут ее трогательно поблагодарить, когда она объявит о наказании, которое будет менее серьезным, чем можно было бы предполагать. «Старые молоток и перо», - подумал Кирк с презрением.

- Но было бы ошибкой просто направить вас в исправительную колонию.

Кирк был впечатлен. Судья оказалась не такой уж предсказуемой.

- Я не думаю, что подобное наказание соответствует вашим интересам или интересам Звездного Флота. Я полагаю, что главное для вас и то, что соответствует интересам Звездного Флота – научить вас уважению к власти…

Кирк изобразил выражение полного раскаяния, показывая судье, как глубоко его тронули ее слова, как права она была. Он нетерпеливо ждал, когда она потребует маленькой компенсации.

- … и понять ценность Звездного Флота, - судья подняла деревянный молоточек, - Поэтому я хочу позволить вам обоим сделать первый шаг к тому, что, я надеюсь, станет новым путем к взрослой ответственности. Я предлагаю вам на выбор два предложения…

Кирк мигнул. «Предложения?»

- Джеймс Кирк, - произнесла судья формальным тоном, - и… - она, казалось, проверила имя Спока на падде, оставила попытки его произнести, - мистер Спок. Приговор трибунала: вы либо на два года поступаете на службу в Звездный Флот, либо отбываете наказание в качестве заключенных в исправительной колонии в Новой Зеландии.

- Что?.. – Кирк не успел закончить, потому что коммандер Бирден прижал руку ко рту.

- Я дам вам сутки на размышление. Слушания возобновятся завтра утром в одну тысячу сто часов.

Судья слегка стукнула молоточком по подставке.

- Перерыв слушаний трибунала.

Адмирал Отаго вошла в офис, захлопнув за собой тяжелую дубовую дверь, и с отвращением покачала головой:
- Это было пародией.

Ее гость не возражал ей. Да и как он мог?
- Я согласен, - сказал Мэллори.
Отаго опустила свой падд, звонко хлопнув об стол. И это полностью отражало разочарование, которое она испытывал.
- Тогда зачем ты вынуждаешь меня это делать, Юджин? Они – всего лишь дети. Один из них – забияка. Покажите мне кого-нибудь в Звездном Флоте, кто не был трудным ребенком. Но вулканец? Признать себя виновным? Я намерена собрать коллегию присяжных для пересмотра этого решения с варп-скоростью, ты и глазом не успеешь мигнуть.

Мэллори рассмеялся:
- Я сам буду руководить этой коллегии по пересмотру дела.

Отаго неприятно посмотрела на него:
- Ты будешь «руководить» шестью адмиралами?

- Я говорил тебе, что делал и большее.

- Итак, эта… ну, назовем это незаконной манипуляцией Единого Свода законов Звездного Флота, была совершена твоим комитетом по оплошности?

Мэллори поднялся с кресла. Кресло Отаго было антикварным и похожим на изогнутое крыло, с обивкой пышной тропической расцветки – необычный выбор для строгого офиса судьи Звездного Флота.

- Это не противоречит закону, Махина. В Своде законов нет ничего, что помешало бы нам сделать все, чтоб проникнуть в суть преступного заговора.

- За исключением того, что эти двое мальчишек – не часть заговора. Они даже не часть Звездного флота. Они – только невинные свидетели.

- Это именно то, что и делает их идеальными для подобной задачи.

- Ты хочешь сказать, что они идеальные шпионы? - Отаго одернула мерцающий жакет, чтоб успокоится, - Так как они не подозревают о том, что они – шпионы, так ведь?

Мэллори уже достаточно долго работал с судьей, чтоб понять дилемму, перед которой она оказалась:
- Я еще утром говорил тебе, что им не грозит никакая опасность. Мой отдел не отправил бы невинных гражданских лиц, туда, где им грозила бы беда. Поверь, мой комитет никогда не позволит себе такой оплошности, так же как и я.

Отаго опустилась на стул. Она наклонилась и потерла затекшие ноги. Потом, вздохнув, сказала:
- И как же это все закончится?

- Все кончится хорошо.

- Изложи, пожалуйста, детали.

- Завтра утром эти двое вернутся в зал заседаний и завербуются в Звездный Флот.

- Правда! – недоверчиво воскликнула Отаго, - Ни один вулканец никогда не вербовывался в Звездный Флот, и я гарантирую, что посол устроит заваруху в Совете Федераций, еще до того, как один из них выскажет подобное решение. Линии коммуникаций уже взорвались ругательствами. Спок наверняка не собирается появиться здесь завтра утром.

- Что будет, то будет. Я готов его потерять.

- Но это оставляет тебя с Кирком.

- Он уже связан с этим. Именно он-то мне и нужен.

- И все же, судя по его файлам, кажется этот парень, Кирк, ненавидит Звездный Флот. И если я поставлю его перед выбором, провести десять лет в ледяной тюрьме Андории или год на службе Звездного Флота, он выберет тюрьму.

- Загляни в более ранние записи о нем. Если и существует человек, который родился, чтобы служить в Звездном Флоте, так это именно он и есть. О нем всего лишь забыли, вот и все.

- Как это ты можешь «забыть» кого-то, такого как он?

Мэллори ничего не ответил.

Отаго, к несчастью, поняла:
- Молчишь. Это значит, что мы говорим о чем-то засекреченном.

Мэллори по-прежнему не отвечал.

Отаго закатила глаза:
- Что-то совершенно секретное. И ты даже мне не можешь сказать, что это за секретные сведения, - она наклонилась и помассировала уставшие ноги, - Если это точно, как ты можешь быть уверен, что им ничего не грозит?

Мэлори снова заговорил:
- Их биосигнатуры под постоянным спутниковым наблюдением, с того самого момента, как их освободили из-под ареста.

- И это снимает с тебя ответственность за нарушение гражданских прав?

- Как гражданских лиц, возможно. Но как свидетелей, задержанных в предварительном заключении… Это полностью законно.

- Твои «свидетели» согласились с тем, чтоб их сопровождало всевидящее око?

Мэллори указал на свой падд.
- Все это находится в картотеке. Они сами и их опекуны подписались под наблюдением, которое будет осуществлять Звездный Флот как главное условие их выпуска на свободу.

- Они подписались под использованием модулей слежения.

- Мы… ну… мы, возможно, забыли кое-что определить в соответствующих формах. Формы лишь включают определения основных методов наблюдения.

Отаго пролистала файлы на своем падде, нашла формы и еще раз просмотрела их:
- Ты, на самом деле знаешь, как прикрыть свою задницу…

- Все есть в книге.

Отаго отбросила падд, словно он был ее молоточком:
- Ладно, все, что я могу сказать, так это пожелать тебе удачи в твоих махинациях. Я не думаю, что эти двое мальчишек читали партикулярную книгу. И я гарантирую тебе, что то, что ты запланировал, не сработает.

Мэллори протянул руку с многообещающей улыбкой:
- Обед на берегу Озера Амстронга?

- Ты знаешь, что я ненавижу Луну, - но она пожала руку, принимая ставку. Настольный экран подал сигнал. Это была ее помощница. Звонил атташе Посольства Вулкана.

- Началось, - сказала Отаго, - Ты ответишь, или это делаю я?

Меллори уже выходил из дверей.
глава 29
- Вы поняли то, что я только что Вам сказал? - спросил коммандер Бирден.

Спок сидел в знакомой комнате допросов напротив офицера – юриста. Теперь ее использовали как конфиденциальную комнату для заключенного и его защитника.
- Да, я понимаю, - сказал Спок.

Бирден нахмурился:
- Тогда в чем дело? Вы можете выйти отсюда через час, - он пододвинул через стол своему клиенту тонкую папку. На ней рельефно выделялась официальная эмблема Посольства Вулкана, - Только подпишите.

Спок уставился на папку, но не прикоснулся к ней.

- Я что-то пропустил, мистер Спок?

Спок думал не об этом:
- Ничего, как я понимаю, коммандер.

Бирден вытащил платок и утер лоб:
- Два консульских агента ждут в приемной, чтоб сопровождать Вас. Вы вернетесь в посольство, откуда транспортируетесь на звездолет Т′Класс. Через три дня Вы попадете домой и будете зачислены в Вулканскую Академию Наук. Главный военный прокурор Звездного Флота уже подписал соглашение, по которому Ваше зачисление в Академию Наук будет приравнено к предложению, которое высказала судья Отаго – завербоваться в Звездный Флот.

- И все это устроено менее, чем за два часа, - прокомментировал Спок.

- Я делаю вывод, что Ваш отец очень важный человек в дипломатических кругах.

- Это так.

Бирден сузил глаза:
- Мистер Спок, простите за личный вопрос. Но каковы отношения между Вами и Вашим отцом?

Спок не намерен был обсуждать подобные вещи ни с кем вне его семьи, а уж тем более с чужаком.

Он не ладил со своим отцом, и это была всецело ошибка Сарэка. Его отказ объяснить собственному сыну, почему было позволено украсть артефакты Вулкана, было достаточным свидетельством этого.

Спок знал, что отец каким-то образом связан с воровством, так же как он знал, что человек, Абель Гриффин, лгал, говоря о сексуальной связи Сарэка, как компенсации. Однако, он не мог логически объединить эти два факта. Все же было очевидно, что Сарэк был посредником в сделке со Звездным Флотом. Он готов был сделать все, чтоб воспрепятствовать сыну продолжить расследование воровства.

Спок не мог позволить отцу контролировать его жизнь так откровенно.

Ему уже девятнадцать лет. Он теперь взрослый. Он полностью способен отвечать за свои поступки. Особенно, подумал Спок, если поступки были логичны и правильны.

Он решил принять предложение судьи и завербоваться в Звездный Флот. Это было лучшим способом продолжить расследование, потому что Учебный центр Звездного Флота находился всего лишь через залив. Он знал, что после недельной подготовки у него будут свободные выходные, а в течение недели, в свободное время,доступ к библиотечному компьютеру.

Его мать верно говорила, что будут последствия, и теперь он приветствовал их, подтверждая свою новую зрелость.

- Мой отец и я, оба тесно связаны, - солгал Спок, - также как любой отец и сын.

- Но Вы завербовались в Звездный Флот…

- Это самое логичное решение, - сказал Спок.

Существовала еще одна правда, которую Спок бы не разделил ни с коммандером, ни с кем-либо другим. Итак, теперь он начинал жить самостоятельной жизнью, без родительского руководства, без перемещения от одного дипломатического корпуса к другому под постоянным наблюдением матери, отца, сотрудников, агентов Посольства – крошечная, скрытая человеческая половина Спока нашла этот протест… захватывающим.

- Я понимаю, что это несправедливо, - сказала своему клиенту лейтенант-коммандер Норс, - Но мой запрос об апелляции не примут до тех пор, пока Вы не примите один из предложенных вариантов. После этого я смогу опротестовать приговор.

Кирк расхаживал по комнате допросов взад и вперед. Он был разъярен от того, что его так легко заманили в ловушку. Последствия его идиотского поступка были огромны. Если он не возвратится в доки с подробностями кражи дилития от Мэллори, его брата убьют. А без доказательства о настоящих ворах, Элиссу вышвырнут из Звездного Флота на Суде Чести.

- Я опротестую это, - бушевал Кирк, - Я собираюсь заявить этой судье…

- Сядьте! – приказала Норс, - Вы ничего не будете говорить судье. Вы поняли, мистер?

Кирк прекратил шагать, но не сел. Никто не смеет ему приказывать. Больше никто и никогда.
- Как я понимаю, что и Вы, и коммандер, солгали мне.

Норс пришла в ярость:
- Мы не лгали. Мы предоставили вам лучший из доступных вариантов.

- О, и он оказался ошибочным, не так ли? – Кирк страстно желал запустить в своего адвоката стулом, - Какой сюрприз – гении Звездного Флота совершают ошибки, а я должен за них платить!

- Мы не совершали ошибок, - возразила Норс, - Судья действует из ряда вон выходящее. Я уверена, что апелляция будет удовлетворена.

Кирк, наконец, опустился за стол для переговоров:
- Сколько это займет времени?

- Неделя… может быть две.

- А в это время?

- Вы будете все это время в Учебном Центре. Вы будете жить.

- Простите, но я что-то сомневаюсь в вашей юридической компетентности.

Терпение лейтенанта-коммандера готово было лопнуть в любую секунду:
- Вы нисколько не облегчаете дело.

- Я?! – с ожесточением выкрикнул Кирк, - Я сделал то, что вы сказали, и потерял два года жизни! И теперь… теперь, Вы говорите мне, что нужно делать снова. И как же я узнаю, что при апелляция судья скажет именно это? О, первый судья вынесла слишком мягкое решении – не добавить ли им еще годика два?

Норс схватилась за спинку стула, и Кирку показалось, что теперь она готова запустить в него.
- Нет никаких юридических оснований для ужесточения вашего приговора, - настойчиво проговорила офицер, - Как нет никаких юридических оснований для приговора, который судья огласила сегодня. Вы понимаете то, что я Вам говорю? Апелляция будет принята, потому что закон на нашей стороне – на Вашей стороне.

- Закон Звездного Флота? Мне так не кажется.

Норс внезапно приняла решение. Она села обратно за стол, и напряженно произнесла:
- Тогда я отказываюсь от дела. Вы желаете, чтоб Вас представлял другой адвокат?

- Да, - сказал Кирк, - Кто-нибудь, кто знает, что делает. Настоящий адвокат, а не какой-то офицеришка.

- Я представляю Ваш запрос, - сказала Норс ровным голосом, - Однако, на настоящий момент, я все еще Ваш защитник. Завтра, когда объявите судье свое решение, я должна быть с Вами.

- Я не собираюсь ничего объявлять.

Норс покачала головой:
- Вы обязаны. Вы не можете обратиться с апелляцией, пока не объявите о решении. Сообщите ей, что Вы решили, и новый адвокат сможет тут же подать апелляцию.

- Новая Зеландия.

- Это на другом конце мира.

- И?

- Учебный Центр Звездного Флота – в десяти минутах отсюда.

Кирк скрестил руки на столе и наклонился вперед:
- Мое решение окончательно.

Норс записала в падд, поднялась. Падд подвернулся под рукой:
- Я надеюсь, что Вы не пожалеете о своем решении.

В тот момент, когда за ней захлопнулась дверь, Кирк уже жалел обо всем.

Зал 511 был одним из самых приятных местечек в Космическом Доке, и Мэллори всегда находил оправдание, чтоб посидеть здесь за столиком. Главный обзорный экран, занимавший три палубы, открывал вид на сухой док и его оборудование. Прямо в эту минуту для пополнения запасов в доке находились два звездолета – Эксетер и старенький Эндьюрес – научное судно. Здесь были еще несколько других маленьких кораблей. Но центром внимания, ближе всех располагавшийся в экрану, был звездолет, ставший на якорь для переоборудования – величественный Энтерпрайз. Звездолет класса Конституция находился в Космическом Доке уже пять месяцев, и теперь его ремонт был почти полностью завершен.

Мэллори любовался им так, как любовался бы полотнами старых мастеров. Он видел, как ремонтники ползали по корпусу судна, устанавливали пластины обшивки так, что невозможно было отличить оригиналы от тех, которые были повреждены во время неудачного нападения орионских пиратов.

Мэллори предположил, что одной из маленьких фигурок в скафандре, был Крис Пайк, собственной персоной. Новый капитан был известной фигурой в Космическом Доке и в течении пятимесячного ремонта появлялся здесь почти каждый день. Ходили слухи, что Пайк четыре дня собственноручно приваривал новый мостик. Его рубашку замечали даже на разгрузке грузовых транспортеров. Верно это или нет, но ремонт Энтерпрайза заканчивался на три недели раньше срока, отдавая должное мастерству и энтузиазму команды и капитана.

- Мистер, Мэллори.

Необычно четкое произнесение его имени, вывело Мэллори из задумчивости. Он поднялся, приветствуя гостя:
- Представитель Т′Рев, благодарю, что согласились встретиться со мной, не для протокола.

Высокопоставленный вулканец чуть кивнул в знак признания. Но что он подумал на самом деле, Мэллори не знал.

Как только они пододвинули стулья и заняли места за столиком, появилась официантка с подносом имбирного чая. Т′Рев довольно давно состоял членом Руководящего комитета ООС. За это время Мэллори хорошо изучил предпочтения офицера, когда его голова не была чем-либо занята.

Мэллори налил своему гостю:
- Чайные листья собраны в оранжереях Утопии Платона. Их открывают в марсианскую атмосферу на несколько летних дней. Очевидно, вкус очень специфический.

Т′Рев смаковал аромат чая:
- Я слышал это. Я ценю Ваше желание поэкспериментировать для меня.

После обмена любезностями, Мэллори подошел прямо к делу. Вулканцы были не большие любители светских бесед.

- Мне нужна поддержка.

Т′Рев не проронил ни слова. Он просто потягивал чай, вдыхая аромат.

- Сын члена вулканского Посольства обвинен в мелком правонарушении против собственности Звездного Флота.

Т′Рев пристально смотрел на маленькую глиняную чашечку в своих руках:
- Спок, сын Сарэка.

Мэллори кивнул, нисколько не удивленный, что вулканец уже знал, в чем будет суть встречи. В его собственном офисе не смолкали звонки.

- Очевидно, достигнуто соглашение между вашими властями и Звездным Флотом о том, чтоб зачислить Спока в качестве студента в Академию Наук на Вулкане.

- Если Вы позволите, я Вас прерву и приведу Вашу преамбулу к логическому выводу?..

- Конечно, - сказал Мэллори.

- У Вас нет никакой потребности просить, чтоб я ходатайствовал о столь несоответствующем действии, как это. Спок отклонил соглашение.

Мэллори был на самом деле озадачен:
- Правда? – он тут же вспомнил, что это не тот вид вопроса, который следует задавать вулканцам. Они всегда говорят правду, - Я подразумеваю, что нахожу это решение очень необычным. Для вулканца.

- Спок – необычный молодой человек.

Мэллори принял во внимание деликатность утверждения Т′Рев:
- Могу я спросить, в чем его необычность?

Т′Рев поставил чашку на стол, разместив ее симметрично относительно порции чая, блюдца с медом, ложки и свернутой салфетки:
- Он обладает уникальным семейным происхождением, которое я не вправе обсуждать.

- А, - сказал Мэллори. У него была хорошая идея, что в этих обстоятельствах должно означать слово «уникальное». Где-нибудь в семейном происхождении Спока затесалась инопланетная ДНК, присоседившаяся к его родной ДНК. Видя молодого человека под арестом, он предположил, что инопланетный предок в случае со Споком был человеком.

Мэллори знал, что скрещивание между инопланетянами было очень трудным делом. Однако, к продолжающейся озадаченности исследователей, большинство гуманоидных видов в квадранте имели сходные генетические черты. Шли жаркие дебаты по поводу этих сходных генетических черт. И по поводу значения этих сходных черт. Одно направление утверждало, что это какие-то еще не открытые принципы природы, которые означали, что независимо друг от друга возникшие формы жизни на углеродной основе могли эволюционировать только вдоль определенных путей развития. Более радикально-настроенные ученые настаивали, что гуманоидные виды во всем квадранте произошли от одного древнего и неизвестного предка. Однако пока никто не пришел к единому мнению.

Но даже, несмотря на все причины человеческо-вулканский гибрид не был невозможен. Все же, учитывая исторически сложившееся неприятие вулканцев человеческих эмоций, Мэллори понял, почему вулканская семья будет стремиться сохранить в тайне известия о человеческом предке.

- Понимаю, - сказал Мэллори, давая понять Т′Рев, что он не станет выпытывать.

- Конечно, - сказал вулканец, - уникальное происхождение Спока никоим образом не ослабляет его суждение.

Мэллори подавил улыбку. Вулканцу такой комментарий без сомнения был бы необходим. Человек мог его принять за оскорбление.

- Фактически, - продолжал Т′Рев, - причина, что соглашение между властями и Звездным Флотом заключено так быстро, состоит в том, что Академия Наук желала видеть Спока в качестве своего студента.

- Он уже был зачислен?

- Неформально, - объяснил Т′Рев, - Однако, Спок известен правителям. Даже в столь юном возрасте, он создал несколько существенных научных трудов по множеству предметов от археологии до литературы Клингонов.

- Разносторонние интересы, - дружелюбно проговорил Мэллори.

Т′Рев серьезно кивнул:
- Это объясняет, почему отец Спока устроил его поступление в Академию Наука. Для того, чтоб направить пока недостаточно сосредоточенный интеллект своего сына в единственную область. Астрофизика. Специальность его отца и деда.

- Семейная традиция.

- Земной термин. Но, в данном случае, верный.

Мэллори показалось, что он понял, почему Спок отклонил предложение. Несмотря на то, что его отделяли поколения, его человеческая половина восстала против власти. Он понял, что это был хороший повод избавиться от опеки.

- Вы предполагали, какой из двух вариантов выберет сын Сарэка при вынесении приговора?

- Я сожалею, что Спок повел себя нелогично. Таким образом, я не способен предсказать его решение.

- Понимаю, - согласился Мэллори, зная, что только одно решение будет по-настоящему бунтарским.

Вулканец, завербовавшийся в Звездный Флот. Какое удачное стечение обстоятельств.

- А теперь, - сказал Т′Рев, - могу я попросить у вас информацию, которую можно было бы рассматривать не для протокола?

Мэллори нравились члены комитета, которые никогда не упускали своей выгоды:
- Конечно.

- Это также касается Спока.

Мэллори ждал. Он был заинтригован.

- Сарэк сообщил, что его сын выявил банду воров, действующих в Посольстве.

На мгновение Мэллори замешкался с ответом:
- Я встречался со Споком. Он ничего мне не сказал.

- Вероятно, он считает, что это касается только вулканцев.

- Это имело бы смысл.

- Благодарю вас, - очень вежливо сказал Т′Рев, - Арест Спока скорей всего был связан с ложными обвинениями в этой операции.

Мэллори отослал официантку, подошедшую к столику, чтоб снова наполнить их чашки.
- Первоначально нас интересовал другой. Подросток, которого мы арестовали одновременно со Споком. Техника, с помощью которой была совершена кража служебного кара, идентична той, которую использовали, чтоб украсть дилитий из Академии.

Т′Рев с интересом посмотрел на Мэллори, оценивая, сказал ли он ему все до конца.
- Согласно последнему сообщению, которое я читал, Звездный Флот полагает, что за кражу дилития ответственна та же преступная организация, которой наши агенты продают украденные артефакты.

Мэллори кивнул
- Благодаря помощи, оказываемой вашим Посольством, нам почти удалось идентифицировать всех членов преступной группировки. Нам также известно местонахождение их базы. Но мы все еще не знаем, на кого они работают, с какой целью крадут странный набор оборудования, которое уже украли. Ясно одно – у них есть источник информации внутри Звездного Флота. Но мы не знаем кто это, или каков этот источник.

- Возможно тот, другой подросток, связан с преступной организацией?

- Определенно, - сказал Мэллори, - но он не преступник.

- И каким же образом он может быть вовлечен?

- Я думаю, что через кадета, Элиссу Корсо – подругу этого подростка. Она – та, на кого указывают все свидетельства в краже дилития. Я думаю, что ее подставили настоящие воры. Но они не рассчитали, что ее друг – Джеймс Кирк возьмет ее вину на себя, для того, чтоб доказать ее невиновность. Так или иначе, он выяснил, как именно был украден дилитий, смастерил небольшое устройство, чтоб продемонстрировать технику и тогда… думаю, что-то вышло из-под контроля.

- Таким образом, при окончательном анализе, ни Спока, ни Джеймса Кирка не имели права арестовывать.

Мэллори улыбнулся:
- Спока? Нет. Кирка? Ему нужен был хороший шлепок по руке. Но он не преступник. Он только запутался. Кажется, так же как и Спок.

Т′Рев резко выдохнул, словно почувствовал себя оскорбленным.
- Это не неуважение, Представитель. Но, возможно различия между двумя подростками – не так уж и велики, когда дело доходит до пределов взрослой ответственности.

- Возможно, - сказал таким Т′Рев таким тоном, что Мэллори понял, что эта тема не будет продолжена, - Могу я тогда спросить, на каком основании эти двое подростков подвергнуты подобному обращению, когда ясно, что они его не заслужили?

- Конфиденциально, - ответил Мэллори, также давая понять Т′Рев, что эта тема не будет продолжена, - Наблюдения на расстоянии недостаточно. Нам нужно проникнуть в преступную организацию, таким образом, чтоб невозможно было проследить, что за этим стоит Звездный Флот.

Т′Рев понял:
- Поскольку любая операция может быть выдана неизвестным агентом преступной организации.

Мэллори кивнул.

- Последний вопрос, - Т′Рев продолжил, не дожидаясь разрешения Мэллори, - Избавьте от этого Спока.

- Я не могу этого сделать.

Но Т′Рев не так-то легко было положить на лопатки:
- Это нелогично. Вы призвали его в операцию, вы обязаны исключить его.

- И как Вы себе это представляете? - спросил Мэллори, - Спок завербовался сам. Если б он желал возвратиться на Вулкан, то я не смел бы его останавливать. Но он сделал выбор и остался. А когда дело доходит до его сделок с преступниками, Звездный Флот не может не замечать, что это связано с ним.

- Мистер Мэллори, если юный Спок в связи с этой операцией нанесет ущерб отношениям между вашим миром и моим, можно ли представить больший вред?

Мэллори серьезно отнесся к предупреждению:
- Я слишком доверяю вашей логике, чтоб думать, что Вы позволите этому произойти. Мы оба, Вы и я, знаем об угрозе Федерации, которая таится на границе. Угроза, которую не смогли предсказать аналитики Вулкана. Угроза, с которой мы не можем бороться, не совершая злодеяния. Это не время для разногласий между нами. Если есть хоть крошечный шанс увидеть связь между преступниками, которых мы преследуем на Земле с военачальником, который нападает на наши колонии. Если только мы узнаем, кто он такой и что он хочет – это гораздо важнее, чем нарушение светской жизни двух подростков на несколько недель.

Т′Рев одарил Мэллори испепеляющим взглядом:
- Спок – вулканец. У него нет «светской жизни», чтоб ее прервать.

- Вероятно, поэтому он и желает остаться на Земле.

Т′Рев поднялся на ноги. Встреча была окончена:
- Благодарю за чай, мистер Мэллори.

Мэллори также встал:
- Спасибо, что уделили мне время, - ответил он формально.

Вулканец удалился, по-королевски подняв голову. Мэллори снова сел и принялся сверлить взглядом Энтерпрайз. В те дни, когда он сам служил на Конституции – первом корабле подобного класса, жизнь была гораздо проще. Ему никогда не приходилось выбирать меньшее из двух зол.

Теперь он это делал. И он задавался вопросом: кто – человек или чудовище победит в нем?
глава 30
- Снаружи я встретила твоего отца.

Кирк развернулся и увидел Элиссу. Она стояла за силовым полем его крошечной одиночной камеры. Его и Спока разделили сразу, как только они вышли из зала суда. И он подозревал, что вулканец заключил какую-нибудь сделку, а он будет единственным, кто понесет наказание. И для чего? Ни для чего.

- Он хочет встретиться с тобой, Джим.

- Ну, а я не хочу его видеть, понятно?

- Они отменили Суд чести надо мной.

Кирк резко развернулся и встал перед нею:
- Ты сказала, что они его отложили…

Элисса ослепительно улыбнулась:
- Да. Мой наставник вызывал меня. Он сказал, что Служба безопасности Звездного флота кое-что обнаружила. Они представили результаты собственного расследования, и Академия сняла с меня все обвинения. Джим, они даже не инкриминируют мне небрежность в сохранности моих кодов доступа.

- Здорово.

- Ты мог бы выглядеть и более счастливым.

- Брось, Элисса. Только подумай, я создал отмычку и использовал ее на служебном каре Звездного Флота, для того, чтоб доказать твою невиновность, - Кирк расстроено покачал головой. Для него все пошло не так, - А потом появляется Служба безопасности Звездного Флота и говорит, что все это ни к чему. Сегодня. Вместо того, чтоб сделать это неделю назад!
Он стукнул кулаком по стене камеры.

Элисса ради приличия выразила сожаление:
- Я полагаю… я считаю, что мы оба должны довериться системе.

Кирк едва сдержался, чтоб не сказать в ответ, что это дрянь:
- По крайней мере, я рад за тебя.

Элиса двинулась, было к Кирку, но вспомнила о силовом поле:
- Я тоже. Потому что Учебный центр Звездного Флота намного ближе к Сэму. Мы всегда можем сесть на монорельс и приехать к нему… Что?

Кирк только посмотрел на нее, и Элисса уже все поняла:
- Новая Зеландия? – она сверкнула глазами.

- Я знаю, что делаю.

- Ты делаешь, то же что и я. Ты опять убегаешь.

- Почему «опять»?

- А как же ферма твоего отца? Ты сбежал оттуда и от него. И теперь ты сбегаешь от меня.

- Нет, - запротестовал Кирк.

- Тогда, почему Новая Зеландия?

- Потому что это – единственно правильное для меня решение, - Кирк не мог рассказать Элиссе, что это было единственным выходом из сложившейся ситуации. Только таким образом он мог спасти брата. Метью ясно выразился – если Кирка задержат или отправят в исправительную колонию, Сэма отпустят с крючка.

- Но не для меня… Мы… - глаза Элиссы заблестели от слез, - Я думала… я надеялась, что все так хорошо для нас устроилось, понимаешь? Ты стал бы лучшим в Учебном Центре. Ты мог бы стать инженером… или пилотом… или кем-нибудь еще, кем захочешь.

- Только не в Звездном Флоте.

- Почему же? Твоя жизнь – это полный хаос! И вот, пожалуйста, появляется шанс это все исправить! - Элисса совсем близко подошла к силовому полю, - Разве ты не получил его? Ты всегда стремился помочь мне, или Сэму, или беспризорной собаке, или любому незнакомому человеку. Почему ты не хочешь помочь самому себе?

Кирк мгновенно отреагировал, едва сдерживаясь от разочарования, он бросил ей в лицо:
- Если моя жизнь и превратилась в хаос, так это только потому, что пытался помочь тебе!

- Это не так, Джим. Это происходит, потому что ты бросил школу. Ты перебиваешься случайными заработками то там, то тут, в каких-то магазинчиках с техникой. Ты живешь на старой кушетке своего брата. Неудивительно, что твой отец так за тебя волнуется. И я тоже. А ты не хочешь, чтоб кто-нибудь из нас тебе помог.

Кирк посмотрел ей глаза и все понял. Элисса добывалась разрыва. Он всего лишь заключенный на нижних уровнях Штаба Звездного Флота… Она уже была готова его оставить.

- Знаешь, что на самом деле грустно? – с расстановкой произнесла Элисса, - Ты говоришь, что ненавидишь Звездный Флот. Но это будет частью меня, и ты всегда это знал, с тех пор, как только мы встретились. Реальность состоит в том, что ты не признаешься, что хочешь иметь то, что имею я. Похоже, что я всегда заменяла для тебя Звездный Флот.

Кирк понимал, что он ничего не может сделать, кроме как закончить эту дискуссию. И вот прекрасный повод.

- Заменяла? То есть ты хочешь сказать, что между нами все кончено?

- Ты сам оставляешь меня на два года. Ты сам это только что сказал, - бросила она и ушла, не оглядываясь.

Кирк стоял около запертой двери, щелкал пальцами, не в силах справиться с постигшим его крушением. А потом сделал самую бессмысленную вещь, из всех, какие мог совершить. Он впечатал кулак в силовое поле. Беспощадно.

Джим пришел в себя через несколько минут. Он валялся посреди камеры и корчился от дикой боли.

- Ты слышал, что я сказал, Джорджи?

Сэм вздрогнул, когда увидел, что Гриффин брызжет слюной. Он думал, что прошлая ночь была худшей в его жизни, но ошибался. То, что произошло сегодня, было намного хуже.

Вчера ночью его оглушили дисраптором и запихнули в рундук на самой нижней палубе Пасифик Рима. Холод с залива Сан-Франциско просачивался сквозь корпус, и ему показалось, что он может замерзнуть до смерти. Полная тьма, ни еды, ни воды, только металлическая труба, чтоб можно было на ней сидеть. Но из-за холода все время сидеть было невозможно и ему пришлось всю ночь расхаживать взад и вперед чтоб согреться: три шага туда, три шага обратно.

Теперь он находился в офисе Гриффина. Руки были связаны за спиной силовым кабелем. Его охранниками были два вулканца! Сэм понятия не имел, откуда они взялись и почему работали на Гриффина. В маленькой тесной комнатке находилась и Дэла. Ее кроваво-красный кожаный комбинезон был такого же яркого цвета, как блестящая заколка на голове. И вместо того, чтоб опять нарисовать крылья бабочки вокруг глаз, все лицо она покрасила синькой, словно андорианка. Где-то позади были Метью и еще двое парней, имен которых Сэм не знал. Ребята нацелили на него лазеры.

Гриффин в бешенстве расхаживал перед ним взад и вперед. Сэм понимал, что в любой момент его могут застрелить. Но, несмотря на страх, который он испытывал, на изнеможение и холод, который донимал его, он понимал, что на него нашло затмение. Он в ужасе застонал.

- Итак, не прошло и суток, после того, как твой братец уполз в Звездный Флот, а с его подружки сняты все обвинения! Больше никаких вопросов. Больше никакого расследования. Ты мне расскажешь – почему, и расскажешь это сейчас! – Гриффин врезал Сэму по лицу.

Сэм пошатнулся от удара, но еще сильней испугался слов:
- Гриф, пожалуйста… Я говорил тебе. Джимми никогда не бросит тебя. Никогда.

Гриффин пристально посмотрел Сэму в глаза, словно камышовый кот:
- Разуй глаза, покойник – у твоего братца был выбор – или ты, или его подружка. Угадай, кого он выбрал.

Сэм содрогнулся:
- Джимми бы никогда не сделал ничего, что бы навредило мне. Он этого не делал. Клянусь.

- Тогда назови мне хотя бы одну причину: почему они отстали от Элиссы Корсо.

Сэм выпрямился, собрав все оставшиеся силы:
- Потому что… потому что она ничего не сделала. Звездный Флот вычислил это.

Гриффин схватил Сэма за горло:
- Я предоставил Звездному Флоту слишком много улик против нее, чтоб ее так быстро оправдали.

Сэм разевал рот, рассудок помутился.

Гриффин резко отбросил его в сторону. Вулканцы – охранники поймали его с двух сторон, удержав его на ногах.

- Я назову тебе причину, Джорджи, - прорычал Гриффин. Он шагнул к парням с лазерами, - Кто-то продал меня. И если это если это не малыш Джимми… Тогда это сделал кто-то, кто все еще находится здесь, - Гриффин внезапно указал на Дэлу, - Или это ты!?

Дела рассмеялась:
- И как же я могу отказаться от единственного в мире парня, который может увезти меня с самой унылой в галактике планеты.

Гриффин расхохотался в ответ:
- Точно, ты всегда заботишься только о себе, - он протянул руку к Метью, - Дисраптор.

Сэм почувствовал, как подкосились ноги. Он не упал только потому, что его держали вулканцы.

Метью швырнул клингонское оружие Гриффину в руки. Не глядя, тот крутанул диск.

- А теперь Джорджи… Вот именно, он заботится… Он заботится о разнообразных вещах. Как и его братец. Как бы сделать все «правильно». Так что, если это он… - Гриффин поднял дисраптор, - я не потреплю предателей.
Он качнул оружием
- Эй, вы, двое, отпустите его.

Сэм закрыл глаза. Все надежды рухнули.
Но вулканцы все еще удерживали его.

- Я полагаю, что он еще может послужить ценным источником информации, - сказал один из них.

- Да? Ладно, я – шеф, а вы двое – лакеи. Отпустите его, пока не началась цепная реакция.

Вулканцы отступили, и Сэм рухнул на колени. Он ждал.

- Все к лучшему, Джорджи, - сказал Гриффин, - Ты не захочешь этого пропустить.

Он выстрелил.

Вулканец, слева от него засветился багровым светом, оплавился и просто растворился. Через мгновение и второй вулканец исчез в небытие.

Дэла помахала перед носом, сморщившись от резкой вони озона и горелой плоти:
- Гриф, ты на самом деле думаешь, что у этих парней хватило бы духу предать тебя?

Гриффин потер щеку дулом дисраптора:
- Кто знает? Я почти закончил здесь, и никто не помешает мне довести дело до конца.

Гриффин наклонился к Сэму:
- Так ведь, Джорджи?

Сэм кивнул, все еще не в силах вымолвить ни слова.

Гриффин небрежно помахивал оружием и продолжал:
- Мне все еще нужно увидеться с твоим младшим братишкой. Я должен узнать, что рассказал ему Мэллори об Элиссе. Но я не смогу этого сделать, если его отправят в Новую Зеландию. Так ведь?

Сэм, наконец, смог выдавить:
- Но Метью сказал, что вы отпустите меня, если Джимми посадят.

Гриффин прижал дисраптор к его щеке:
- Метью работает на меня, как и ты, Джорджи. Понятно?

Сэм кивнул. Он снова смог вздохнуть лишь, когда Гриф убрал дисраптор.

- Так поговори с ним и приведи Джимми в чувство. Он должен принять предложение Звездного Флота, чтоб остаться в городе, и я мог бы с ним видеться.

- Ладно, Гриф. Я постараюсь, - Сэм ненавидел себя за то, что его голос так сильно дрожал, но он не владел им.

- Я знаю, что ты сделаешь, - Грифин кивнул назад, на парней с винтовками, - Ты – не твой братец, и нигде не сможешь спрятаться от меня. Если не выполнишь, то, что мне надо, я не распылю тебя. Нет. Я тебя сожгу. Медленно. Я тебе это обещаю.

Гриффин встал, махнул пальцем ребятам с винтовками:
- Вышвырните его отсюда.

Сэм заставил себя подняться на ноги, позволил двум мальчишкам развязать его и вывести из офиса. Постепенно он отдышался и пришел в себя. Он знал, что им обоим потребуется, чтоб и он, и Джимми смогли выпутаться из этого.

Он не такой идиот, чтоб снова заманить сюда брата.

Он и Джимми должны освободиться. Иначе, прежде, чем Гриффин уберется с Земли, он убьет их обоих.
глава 31
- Привет, Стретч.

Спок ждал, что Кирк должен появиться в камере, поэтому решил не медитировать. С Кирком рядом это оказалось бы непосильной задачей.

- Доброе утро, - сказал Спок, когда охранники, которые сопровождали Кирка, снова закрыли дверь силовым полем и барьерами.

На Кирке был одет оранжевый комбинезон с напечатанным спереди словом «ЗАКЛЮЧЕННЫЙ», а также на ноге и на спине, чтоб удобней было целиться…
- Классные формы, да?

- Благоразумная предосторожность для большинства заключенных, - на Споке был одет такой же точно комбинезон. Из его собственных вещей сохранился только медальон ИДИК, который он носил под майкой. Его удивило, что охрана не потрудилась обыскать его, и его тайна была сохранена.

Кирк опустился на скамейку рядом со Споком.
- Понимаешь, я не ожидал тебя сегодня увидеть.

- Действительно.

- Я думал, что к этому моменту они уже отправят тебя обратно на Вулкан.

Спока впечатлило понимание Кирком межпланетной политики.
- Такая возможность представлялась, - сказал Спок.

- И почему ты ее не выбрал?

Спок не собирался обсуждать свои семейные проблемы с этим назойливым человеком:
- Я все тщательно продумал, и решил, что остаться на Земле – самое правильное для меня сейчас решение.

Кирк наклонился вперед, уронив руки:
- Позволь, угадаю. Ты подписался под Учебным Центром.

- Правильно.

Кирк рассмеялся:
- Сосунок.
Спок задался вопросом, какое отношение кондитерское изделие имело к тому, что они обсуждали. Но он давно выучил урок, что если потребовать у людей объяснения, то они еще больше все запутают. Поэтому он ограничился стандартным ответом:
- Действительно.

Почему-то этот ответ вызвал со стороны Кирка взрыв смеха. И это кончилось только когда появился охранник в красной рубашке и произнес:
- К Кирку – посетитель.

Спока поразило, как быстро Кирк перешел от безудержного веселья с озабоченности.

- Передайте моему отцу, что я увижу его в зале суда.

Спока озадачил негатив, который он обнаружил в манерах молодого человека. Он предполагал, что отношения между Кирком и его отцом будут более позитивными – не такими, как его отношения с Сарэком. С другой стороны, став свидетелем той скорости, с какой изменились эмоции человеческого подростка, возможно, к настоящему моменту отношения между сыном и отцом переменились.

Спок вспомнил то, что знал: люди склонны к подобному – его собственная мать, конечно, была приятным исключением из общего стандарта.

- Это не Ваш отец, - сказал невозмутимо охранник. Он махнул в сторону и… Спок никогда не видел, чтоб человек так внезапно проявлял нервозность.

Эмоциональное состояние Кирка снова изменилось. Он вскочил с радостным криком:
- Сэм!

Спок всегда изумлялся, как такие существа, смогли достичь технологической цивилизации.

Кирк подошел к силовому полю так близко, как только мог и, заслонив Сэма от Спока, едва слышно зашептал:
- Говори тише. Ты не поверишь, насколько тонким слухом обладает этот парень.

Сэм не слушал, словно это его не заботило:
- Я тоже рад тебя видеть.

Кирк знал, что у них мало времени. Он и Спок должны были появиться в зале суда в ближайшие десять минут.
- Да, да, я знаю. Как ты выбрался?
Сэм уже открыл рот, что ответить, но Кирк прижал палец к губам:
- Никаких имен!

Сэм казался растерянным, или нервным, или уставшим. Кирк не мог понять, что с ним не так.
- Ладно, - сказал Сэм, - парень отпустил меня.

Кирк понял, что «парень» это либо Метью, либо тот, кого слушал Метью в наушнике приватности:
- Парень сказал, почему?

По тому как Сэм кивнул, Кирк понял, что его брат на грани.
- Рассказывай, – поторопил Кирк.

- Предполагается, что я должен убедить тебя остаться в Сан-Франциско.

- Ты хочешь сказать, завербоваться.

Сэм сжался:
- Я знаю, что это значит для тебя, но…

Кирк ненавидел силовое поле. Он просто должен был схватить своего брата, чтоб сказать ему, что все будет нормально, что он сделал все, чтоб брат был в порядке, так как делал всегда.
- Скажи мне Сэм, почему ему надо, чтоб я остался здесь? Он узнал, что с Элиссы сняли все обвинения? Больше ничего нет, что я бы мог ему рассказать.

- Ну, парень еще сказал мне, что ему все еще надо знать, что тебе рассказал Мэллори. Почему этот случай замяли.

- Но я не видел Мэллори с тех пор, как оказался здесь, - Кирк оттянул ворот своего оранжевого комбинезона, чтоб продемонстрировать следующий аргумент, - Все пошло не так, как «ты сам заешь кто» запланировал.

- Я не думаю, что это имеет какое-то значение, Джимми. Этот… этот парень сказал, что он почти закончил свои дела и Дэла… - Сэм осекся, - его подруга сказала кое-что о том, что они собираются уезжать. Так что… в общем я думаю, что он готов свалить… ну, ты понимаешь, с Земли.

До Кирка все никак не доходило.

- Он хочет довести дело до конца, - Сэм прошептал так тихо, что Кирку пришлось напрячься, чтоб расслышать его за гулом силовых генераторов, - Того, что касается тебя и меня, Джимми. Он собирается убить нас обоих.

Кирк прищурился. Он, конечно, видел Метью в действии на Тарсусе IV, он знал, на что тот был способен, но чтоб…

- Сэм, послушай… Если он уберется с планеты, он ничего с нами не сделает. Если он вор, никто не побеспокоится после этого. Но если он убийца… Они куда-нибудь уберутся. Это парень слишком умен, чтоб рискнуть кушем, чтобы припереть кого-то к стенке.

Теперь Сэм шептал так тихо, что Кирк смог прочитать только по губам:
- Он уже убил кое-кого, - он оглядел коридор, - двоих вулканцев.

В этом не было никакого смысла. Он глухо проговорил:
- И что там делали вулканцы?

Сэм махнул ладонью, говоря, что не знает:
- Я видел, что он сделал это.

Кирк подумал минутку:
- Он сфабриковал это. Чтоб встряхнуть тебя.

Сэм покачал головой.
- Он распылил их, Джимми. Тем инопланетным оружием. Ты понимаешь, каким?

Кирк замер. Он понял, что события далеко вышли за рамки того, с чем он мог справиться самостоятельно.
- Мы должны рассказать об этом, Сэм.

Сэм отреагировал мгновенной паникой:
- Нет! Нам нельзя! Мы должны бежать! Скрыться!

- Чшшш! – зашипел Кирк.

Сэм отчаянно зашептал:
- Я говорю, что если только мы к нему пойдем, он тут же убьет нас. И он расправится со мной, если ты выберешь Новую Зеландию. Но если ты здесь останется, мы сможем бежать вместе. Ты придумаешь, как это сделать, Джимми. Я не смогу.

- Сэм, приди в себя, - сказал Кирк как можно спокойней, - Если я убегу с тобой, Мет… этот парень будет меньшей из наших с тобой проблем. Звездный Флот явится за мной. Мы должны все рассказать! Подожди, пока они не узнают об убийствах… - он выплюнул это слово – вулканцев!

Сэм с мольбой сжал руки:
- Пожалуйста, пожалуйста, послушай меня. Завербуйся. Будь рядом. Тогда, все, что нам нужно – это скрываться от этого парня, пока он не уедет. Тогда… тогда ты можешь сказать Звездному Флоту все, что угодно. Только пусть он уедет, и опасность для нас минует. И пусть тогда Звездный Флот ищет его, на здоровье! Ты сам это сказал!

Кирк ненавидел, когда даже Сэм поворачивал его собственные слова против него.

Но было поздно что-либо еще обсуждать. Приближалась охрана вместе с коммандером Бирденом и лейтенантом-коммандером Норс.

- Пожалуйста, - сказал Сэм последний раз и ушел.

Как только силовое поле деактивировалось и упало, Спок подошел к Кирку и посмотрел на него совершенно невозмутимо.

Это выглядело так, словно вулканец слышал каждое слово.

Никому в мире за пределами их камеры, казалось, не было дела до судьбы двух подростков и их проблем. Это было первым, о чем подумал Кирк, когда они вошли в боковую дверь старинного зала суда.

На галерее Кирк увидел отца. Сегодня он выглядел более расстроенным, чем сердитым. Около отца сидел Сэм с вытянутым от беспокойства лицом. На другой скамейке Кирк увидел единственного вулканца, высокого и высокопоставленного. В простом гражданском костюме.

- Это твой отец? – спросил он Спока, когда оба опустились на скамью ответчиков.

- Нет. Это Т′Рев, представитель в Совете Федераций.
- Он должен здесь замолвить за тебя словечко?

- Я не знаю. Я никогда не встречался с ним.

Кирк оглядел других, находящихся на галерее. Их было немного, и все были людьми, некоторые носили форму. Он заметил двоих гражданских, но не узнал их, и решил, что они присутствовали здесь по какому-то другому случаю.

Он задался вопросом, почему родители Спока не потрудились явиться. Кирк понял, что оба вулканца из Сада Венеры тоже не пришли.

«Два вулканца», - подумал он. Он наклонился к Споку. Плечо к плечу, и почувствовал, что Спок обмяк.
- Что произошло с агентами из вашего посольства? Теми парнями, которые были здесь вчера?

Спок обернулся к Кирку и, казалось, собирался просверлить его взглядом.
Кирк все понял.
- Ты слышал, о чем я разговаривал с братом.

Спок не проявил никаких эмоций. Только сказал:
- Каждое слово.

Кирк сморщился. Не было никакого способа заставить вулканца сохранить все в тайне.
- Мы должны обо всем рассказать.

- Согласен.

Когда дверь позади судейского помоста отворилась, старшина в красной форме поднялась и произнесла:
- Всем встать.

Кирк, Спок, их защитники и зрители на галерее поднялись и стояли, пока судья Махина Отаго не вошла и не заняла свое место за столом. Она потратила несколько мгновений, чтоб убедиться, что ее падд включен, проверила несколько документов со старшиной, потом слегка ударила молоточком.

- Приветствую всех. Сессия трибунала открыта. Мы готовы продолжить?

Бирден ответил, что он, его коллега и заключенные готовы.

- Отлично, коммандер. Мистер Спок, было ли у Вас время на размышление над вариантами, которые я вчера Вам представила?

- Да, Ваша Честь.

- Каков Ваш выбор?

- Я желаю завербоваться в Звездный Флот.

- Итак, предписание, - судья стукнула молоточком, - Предвидя Ваше решение, я переговорила с командованием Учебного центра. Вас согласились зачислить в новое отделение рекрутов, которые приступят к изучению основ и начальной подготовке завтра. Я могу добавить, что если Вы не будете вести себя, как подобает новобранцу, не станете выполнять все необходимые обязанности, Вас немедленно уволят и направят в Новую Зеландию. Вам понятно?

- Да, Ваша Честь.

Судья с облегчением вздохнула:
- Я хочу сказать, что Вы приняли мудрое решение. И что Звездному Флоту очень повезло, что Вы вступили в его ряды.

- Действительно, - сказал Спок.

Кирк фыркнул с отвращением. Как он понял, если Спок не знал, что сказать, он всегда говорил «Действительно».

- Теперь мистер Кирк, - сказала судья, - как я поняла, вы желаете отправиться в южную часть Тихого океана, на строительство.

Кирк смотрел прямо перед собой, больше не пытаясь понять, как он дошел до этого ужасного момента, когда потерял контроль.

- Ваша Честь, - сказал он, давясь каждым словом, - я выбираю… я хочу завербоваться в Звездный Флот.

Кирк поймал вспышку удивления в глазах судьи. Краешком глаза он увидел, как все трое его товарищей уставились на него.

- Вы прозрели, не так ли?

Кирк не посмел сказать то, что он хотел и отделался уловкой Спока:
- Действительно.

Судья на миг заколебалась.
- Предписание, - она стукнула молоточком, - То же самое предупреждение для Вас. Вам не дадут выговора или повторного предупреждения. Однажды ошибетесь – и Вы уже в Новой Зеландии.

Судья сделала запись в падде и обратилась к адвокату Кирка:
- Коммандер Бирден, я предполагаю, что Вы и Ваша коллега желаете подать апелляцию.

Бирден вытянул из папки файл:
- Да, Ваша Честь, мы подготовили…

- Я избавляю вас от напрасной траты времени, - Отаго опять стукнула молоточком, - Апелляции не принимаются.

- Ваша Честь! – запротестовала Норс, - Вы не вправе отклонять, пока мы не сделали представление!

- Черт возьми, я вправе делать все, что угодно, мисс Норс. Но будьте оптимистом – не тратится впустую ни ваше время, ни время судьи. Ваши апелляции автоматически не подпадают под рассмотрение коллегии присяжных. Поздравляю – теперь вы сможете обсудить Ваши доказательства с шестью адмиралами, а не только с одним, - судья подняла молоточек, - Что-нибудь еще?

Все промолчали.

- Отлично, - она ударила молоточком, - Слушания окончены. Следующее дело, старшина.

Когда все поднялись с мест, судья улыбнулась:
- И, мистер Кирк, мистер Спок, - я хочу первой сказать вам это – Добро пожаловать в Звездный Флот.

- Благодарю Вас, Ваша Честь, - сказал Спок.

Кирк не проронил ни слова. Он только что отдал жизнь и свободу врагам.

И не понимал, почему это расстроило его не так сильно, как должно было бы.
глава 32
Мэллори запнулся перед потрепанной металлической дверью. Четыре слоя краски шелушились сквозь царапины. Сканер безопасности был явно сломан и не работал. Холл с заляпанным пятнами ковром выглядел уныло даже в тусклом свете мерцающих потолочных панелей. И к тому же, начиная со входа, в пятиэтажном здании стояла стойкая вонь от протухших пищевых отходов.

Ему оставалось только надеяться, что он все еще находится на Земле. Почти двести лет прошло со времени первого контакта с вулканцами, а планета еще до конца не избавилась от ужасов войны и бедности. Все еще существовали темные уголки в огромных городах – эвфемизмы – «исторические окрестности».
Он постучал.

Через несколько мгновений грубый голос спросил:
- Кто там?

- Главный шеф Джозеф Кирк, - крикнул Мэллори, - Я Юджин Мэллори, Командование Звездного Флота.

Мэллори услышал гудение лока безопасности, когда дверь отворилась на несколько сантиметров, позволив только увидеть крепко сбитого человека в аккуратной гражданской одежде. Однако он все еще носил стрижку и баки, принятые во Флоте.

- Ваш ИД, - резко сказал Джо.

Мэллори показал карту, активируя ее, чтоб появились коды ИД. Ему пришлось подождать, потому что в отличие от 99 процентов людей, которые просто смотрели на ИД, Джо Кирк внимательно его изучил, потому что знал, что искать.

- Отдел Общих Служб? – сказал он, - Никогда о таком не слышал.

- Он небольшой, - примирительным тоном сказал Мэллори, - Занимается главным образом специальными проектами.

Джо бросил пристальный взгляд на Мэллори:
- «Специальные проекты» касаются очень многих вещей.

- Сейчас это касается Вашего сына, Джеймса. Можно войти?

Джо распахнул дверь.

Переступив порог, Мэллори застыл в изумлении. В отличие от холла в квартире витал запах моющих средств и дезодоранта. По сравнению с захудалым видом дома, комната, в которую он вошел, содержалась в удивительно приличном состоянии. Несмотря на желтовато-серую краску, которая покрывала стены, все сверкало чистотой. Словно на звездолете. Мэллори решил, что до того, как Главный Старшина Джозеф Кирк приехал в город и несколько дней назад поселился в этой квартире, она выглядела совсем по-другому.

- Я смотрю, Вы были заняты, - сказал Мэллори.

- У Вас есть дети?

- Двое. Мальчик и девочка. Младше Ваших сыновей, но… Я могу себе представить, на что будет похожа квартира моего парня, когда он станет жить отдельно.

Джо осмотрел квартиру с таким видом, словно здесь все еще было недостаточно чисто.
- Я думаю, что похожа на эту, только похуже.

Мэллори заметил аквариум со стремительно носящимися взад и вперед оранжево-белыми рыками-клоунами.
- Прекрасный аквариум. Это Джеймса?

Джо подошел к аквариуму с рыбками:
- Нет. Он принадлежит моему второму парню. Джорджу, или Сэму, как он решил теперь себя называть… Ему не нравится имя, которым все звали его со дня рождения.

Мэллори расслышал старый затаенный гнев, очень глубоко запрятанный, но все же заметный по дрожанию рук, когда Джо снял крышку аквариума и покрошил рыбкам корм.

- Дети всегда все делают по-своему, - проговорил Мэллори: один отец – другому.

Джо наблюдал за рыбками:
- Это Вы дали моему Джимми шанс завербоваться?

Мэллори понял, что его план раскрыт. Но записи о Джо Кирке, о его поведении во Флоте говорили сами за себя. Только один список благодарностей занимал три страницы.

Мэллори задал отставному старшине вопрос, на который уже и так знал ответ:
- Какова ваша категория допуска?

Джо стрельнул глазами:
- Это проверка?

Мэллори молчал.

- Если Вы настолько осведомлены, как говорите, то должны знать, что у меня нет допусков, - сказал Джо, - Я никого не консультирую. Я не состою в резерве. Я оттрубил свои двадцать лет, и теперь свободен.

Мэллори нисколько не сомневался, что этот человек заслуживает доверия:
- Предлагаю поговорить без протокола.

- Поэтому Вы здесь.

Мэллори понял, откуда у Кирка такая ярко выраженная независимость:
- Да, я именно тот человек, который принял все меры к тому, чтоб Ваш сын завербовался в Звездный Флот.

Джо недоверчиво посмотрел на него:
- Я думал, что они уже не предлагают такого выбора.

- Да, в гражданском суде, не предлагают, - согласился Мэллори, - Но иногда, когда какие-нибудь подающие надежды юнцы вмешиваются в дела, касающиеся собственности Звездного Флота… ну, потому что их что-то интересует. Тогда, вместо того, чтоб их наказывать, мы предлагаем им присоединиться к нам. Не каждый подросток еще ясно понимает, чего он хочет от жизни. Иногда такая вербовка – это толчок в правильно направлении.

Джо аккуратно поставил на поднос пакетик с рыбьим кормом:
- Вы думаете, что Джимми подает надежды?

- Именно об этом я хотел с Вами поговорить.

- Берите стул, - сказал Джо, - У меня в холодильнике есть немного пива.

Мэллори опустился в старенькое кресло, которое когда-то видело лучшие дни. На нем лежало скрученное одеяло, которое служило одновременно и подушкой.

Джо возвратился с кухни с двумя пакетами местного пива, укрепил их на столе, чуть смял, чтоб придать им цилиндрическую форму, откупорил и вручил одну из банок своему гостю.

Джо чокнулся с Мэллори:
- Мановению руля повинуется корабль.

Мэллори оценил традиционный тост и ответил:
- Потому что никто нас не спасет, кроме нас самих.

Джо понял:
- На каком корабле вы служили?

Мэллори служил на многих. Но только один из них имел для него значение:
- Конституция. До Вас. Я проверял.

Джо покивал, развалился на кушетке:
- И каким же образом Вы заставили моего парня завербоваться?

- Я подумал, что он всегда этого хотел.

Лицо Джо потемнело:
- Вы его не знаете.

- А я думаю, что знаю, - возразил Мэллори, - Я видел его файлы: из школы, из Риверсайдских защитников, Звездных кадетов, Юных исследователей.

Джо улыбнулся, вспомнив детские группы.

- А потом кое-что произошло, не так ли?

Улыбка сползла с его лица. Джо ничего не ответил, и, также как Махина Отаго, приготовился внимательно слушать. То же сделал и Мэллори. Эту тему, которую только что поднял Мэллори, Джо поклялся никогда ни с кем не обсуждать.

- У себя в отделе у меня есть доступ к очень многим файлам, - сказал легко Мэллори, - И мне кажется, что я легко могу заполнить кое-какие пробелы в истории Вашего сына. Но когда Звездный Флот дает обещание, мы его держим. И я даю Вам слово, что ни в одной из записей Джима совершенно нет никаких упоминаний о Тарсусе IV.

Джо медленно опустил на стол пиво. В нем не осталось ни капли дружеского расположения:
- Тогда зачем сейчас говорить об этом?

- Он – один из свидетелей, так ведь? Один из девяти человек, которые видели Кодоса и смогли бы его опознать.

Лицо Джо помрачнело:
- Это не все, что он видел.

- Главный шеф, я не хотел вызывать дурные воспоминания.

Но слишком поздно было оправдываться. Мэллори увидел, как этот сильный человек на глазах будто съежился:
- И все из-за Джо. Те дни… только из-за Джо…

- Джо, тогда мне надо знать, с чем может столкнуться Ваш сын.

Джо Кирк с тревогой взглянул на него:
- Над моим сыном висит смертный приговор. Иначе говоря, он – один из девяти… - Джо переглотнул, подышал, чтоб успокоиться, - Я никогда не верил в историю, что когда обнаружили тело Кодоса, не нашли никакой возможности его идентифицировать. Он нашел способ. Убил кого-нибудь еще таким же способом, каким предположительно он умер, и никто не смог его опознать. Но если это был не он, тогда никто не знает, где он. Никто не может точно сказать, кто он сейчас и как выглядит. Он может быть кем угодно. И где угодно. И Вы, черт возьми, не можете с уверенность сказать, что после того, что он сотворил с колонистами, он остановиться перед тем, чтоб уничтожить кого-нибудь, кто сможет его опознать. В том числе и моего мальчика.

Мэллори знал, что на Тарсусе IV было больше четырех тысяч жертв. И прямо сейчас он смотрел на еще одну.

- Никто о нем не знает, Джо. Я обещаю Вам это. Я лишь соединил воедино все странности в медицинских отчетах Вашего мальчика – все прививки, которые были ему сделаны, до того, как он уехал тем летом. Записи об этих прививках стерты… я сам за этим проследил.

Но Джо не так-то легко было убедить:
- Не пудрите мне мозги. На самом деле Вам известно гораздо больше, чем Вы говорите.

Мэллори решил, что пришла пора открыть карты:
- Один из спец проектов, которые разрабатывает мой отдел, пытается отследить Кодоса. Мы не сдаемся. Мы засекретили имена свидетелей, до тех пор, пока не убедимся, что им ничего не грозит.

Джо выслушал, приходя в себя:
- Спасибо, что сообщили мне об этом.

Мэллори пошел дальше:
- Тарсус IV изменил Вашего сына.

- Как не без этого! Ему не было и четырнадцати. И он очень сильно хотел уйти из системы, с тех пор, как перестал быть ребенком, - Джо не смотрел на Мэллори, и Мэллори понял, что он устремлен в прошлое, - Однажды, когда я был в отпуске, а Джимми было пять лет… Ту ночь мы провели вдвоем, шагая по пшеничным полям. И вокруг были только звезды. Ничего больше не было, ни нашей фермы, ничего… Только звезды. Они были похожи на те, которые ты видишь в космосе. И Млечный Путь сиял через все небо. И Джимми захотел узнать, где я побывал, какие из них я видел очень близко. Я называл их имена, и показывал их ему… - Джо, казалось на минуту вернулся в то ушедшее сладостное время, - Он смотрел на них и повторял их названия… И я понял, что с ним произошло. Мечта. Вы понимаете?

Мэллори кивнул. Подобное хорошо было известно в Звездном Флоте.

- И Джимми сказал мне… Он сказал мне: «Папа, я должен там побывать». Он имел ввиду все это. Я поднял его на руки и сказал, что так и будет. Я сказал ему, что он побывает там… И я послал его на Тарсус IV, мистер Мэллори. Я послал его на Тарсус IV и потерял моего мальчика.

Мэллори придвинулся поближе к мужчине, пока тот не придет в себя. И тогда он поклялся:
- Я сделаю все, что смогу, чтоб Вам его вернуть.

Джо Кирк посмотрел на Мэллори как человек, который отчаянно хочет поверить, и не может.
Мэллори слишком хорошо знал это чувство.
глава 33
Его первый день в качестве члена Звездного Флота был не таким плохим, как он боялся.
Он был гораздо хуже.

Его и Спока разбудили в их камерах в Штабе Звездного Флота в 0400 часов, дав им тридцать минут, чтобы умыться, перекусить и переодеться в гражданскую одежду. В 0440 их выпустили из заключения, передали двум вооруженным военным, которые и препроводили их в аэрочелнок Звездного Флота.

Полет от Штаба до Учебного Центра Звездного Флота занял семь минут. Кирк видел, как они пролетали над Академией, огнями, искрящимися сквозь черные силуэты деревьев. Арчер Холл почти полностью был погружен в темноту, но он в любом случае не смог бы увидеть комнату Элиссы.

За все время их короткой поездки Спок не проронил ни слова. Кирк понимал, что им очень много нужно было друг другу рассказать, но с того момента, как они вышли из зала суда, они ни на минуту не оставались вдвоем.

По крайней мере, Спок больше не казался ему бесчувственным инопланетным болваном – Кирк поймал его презрительный взгляд, брошенный на Вулканский дипломатический корпус, когда они проплывали над ним. Здания инопланетной архитектуры трудно было не заметить, особенно ночью, когда они в свете прожекторов пылали подобно рубинам среди блестящих бело-голубых алмазов.

Аэрочелнок приземлился на потрепанную посадочную платформу метрах в ста от главных ворот Учебного Центра. Два сине-белых автобуса Звездного Флота покачивались за воротами. Кирк, пока их со Споком сопровождали от шаттла, увидел, что автобусы набиты нетерпеливыми молодыми лицами.

- Похоже, вы, двое, окажетесь в многочисленной компании, - сказал один из сопровождающих.

Кирк не думал о парнях из автобусов, как о компании. Они тревожили его как соперники.

Спок как всегда сказал:
- Действительно.
И Кирк начал подозревать, что вулканец волнуется.

Документы, которые им нужно было подписать на огромном неуклюжем падде, которому, кажется, уже исполнилось лет пятьдесят, а то и больше, ждали их в кабинке охраны. Им дали пять минут на то, чтоб все заполнить: сорок семь листов и расписаться в пятнадцати окошках.

Из-за того, что им дали так мало времени, Кирк расписался везде, не читая: в документах вербовки, в заявлении о зависимости, в записях о чрезвычайных обстоятельствах, в медицинских отказах, предусматривающих риск несчастного случая, смерти, увечья, эбуллизма… Он остановился, чтоб прочитать, что значит этот термин. Содрогнулся и подписал, сохранил и перевернул страницу.

Кирк закатил глаза, после того, как пописал последние слова, которые говорили о том, что он добровольно завербовался. Потом толкнул падд по столешнице к дежурному офицеру.

- Сорок семь страниц за пять минут, - сказал Кирк Споку, - Звездный Флот проявил себя во всей красе.

Спок натянул свою самую пресную маску:
- Я прочитал их все.

Кирк нахмурился, но они уже вышли из офиса на площадь Учебного Центра.

В 0600 часов, когда небо только начало алеть на востоке, Кирка, Спока и семьдесят других рекрутов выстроили по стойке смирно в каре четыре на восемнадцать человек.

Высокий старшина с изрезанным морщинами лицом и звучным голосом приветствовал новичков пятиминутной лекцией об истории Учебного Центра с энтузиазмом того, кто произносит эти слова уже в тысячный раз.

Как учреждение, Учебный Центр действовал уже больше ста лет. Первые экипажи, служившие в Звездном Флоте старой Объединенной Земли, проходили здесь обучение, так же как и научные команды Космического Исследовательского Агентства Объединенной Земли. Пилоты МАКИ, экипажи торговых судов, первые дипломатические группы, достигшие Андории, Теллара и Денобулы, все они проходили через эти ворота. Такие же рекруты и офицеры.

Кирк понял, почему низкие здания выглядели такими древними и старомодными. Но это его не впечатлило.

Урок истории закончился, и рекруты промаршировали к зданию квартирмейстера. Внутри, в контролируемом хаосе, были разложены стандартные комплекты Звездного Флота: форма, башмаки, нижнее белье, комплекты личной гигиены, и большие сумки из грубой ткани, чтоб все это туда сложить.

Рекрутам дали пять минут, чтоб подобрать себе все, что нужно. Кирк начал уже ненавидеть эту манеру.

Потом снова маршировали: в другое здание, где парни проходили в одну дверь, а девушки – в другую. Здесь они избавлялись от своей гражданской одежды и оставляли личное имущество. Кирк заметил, что Спок ухитрился сохранить свой вулканский медальон. Вулканец добился этого, спокойно объяснив сердитому чиновнику, что для него это имеет важное культурное значение, и любая попытка отобрать его, будет расцениваться, как попытка нарушить его права, о чем указано на странице двадцать семь одного из документов, которые он подписал меньше часа назад. Оказывается, Спок на самом деле успел прочитать все бумаги.

Следующей остановкой новобранцев, обряженных в нелепую рекрутские форму с нашитым на рукав красным шевроном Звездного Флота, обязательной деталью которой была бейсболка с негнущимся козырьком была парикмахерская. Кирк посмотрелся в зеркало после шестидесятисекундной процедуры, и все, что он увидел – было подобием отца – такая же стрижка - ежик. Только у Кирка не было бачков. Их срезали под ноль.

Спок после экзекуции стал похож на сказочного эльфа. Длинные волосы, которые закрывали его уши, превратились в темную щетину, и уши торчали теперь словно опасное оружие. Кирк признал, что Спок держал себя с подлинным достоинством, казалось, не замечая, что другие рекруты продолжали на него пялиться.

Не прошло и девяноста минут с того момента, как они переступили порог Учебного Центра, а рекруты совершенно преобразились. Семьдесят два человека, парней и девушек, в разноцветной одежде всех форм и размеров, превратились в команду совершенно одинаковых клонов с неразличимыми в толпе лицами. Единственным различием, которое заметил Кирк, кроме роста, было то, что женщинам разрешили подстричься чуть-чуть подлинней. Единственным исключением был Спок. Его нельзя было ни с кем перепутать. И не только потому, что он был одним из самых высоких рекрутов в строю.

Потом началось построение.

Внезапно из ниоткуда появились восемь сержантов и начали орать на новичков. Что кепка совершенно не так надета. Что рубашка не заправлена должным образом.
-А что на твоем ботинке делает пятно, мистер?
-Не называй меня сэром, я добываю себе жратву.

Когда рекруты пытались извиняться, на них начинали кричать еще больше.
-Я просил извиняться?
-Вы оправдываетесь, мистер? Развернуть плечи! Глаза перед собой! Подбородок вверх! Бегом!

Кирк не успевал следить, какому приказу нужно подчиняться. Двое сержантов решили взяться за Спока. Его выправка, поза и форма были идеальны. Они не смогли его заставить даже мигнуть.

Один из них внезапно заметил Кирка, который смотрел на них. И, словно хищники, почуявшие более слабую овечку, они оставили свою несговорчивую добычу и с едва скрытыми ухмылками накинулись на более легкую.

- Ты на что уставился, новобранец? – закричал один.

Кирк слышал, как отвечали другие. Кто-то верно, кто-то не верно. Очень трудно было найти правильный ответ.

- Никуда, шеф.

- Я видел, как ты смотрел, новобранец. Или ты говоришь, что я вру?

- Нет, шеф. Этого не повторится, шеф.

- То есть ты смотрел!

- Если Вы так говорите, шеф!

Сейчас оба сержанта приблизились вплотную к его лицу, брызгали слюной и оглушительно вопили прямо в уши.

- Ты жалуешься, новобранец?

- Нет, шеф!

- Или ты думаешь, что ты наглый парень, новобранец?

Кирк понимал, что это неправильно, что это совсем неправильно, но уже не мог остановиться:
- Нет, шеф. Я – рекрут Звездного Флота.

Целых пол секунды Кирк наслаждался победой – оба сержанта замолчали, казалось, раздумывая над его оскорблением. Но в следующую секунду они с новой силой накинулись на Кирка.

- Ты думаешь, что это забавно, новобранец?!

Кирк подумал: «Это слишком просто».
- Да, шеф.

- Что ты сказал?! – в один голос прошипели сержанты.

- Как рекрут Звездного Флота, я считаю для себя честью говорить правду, и гарантирую, что истина, в любом случае, станет известна, шеф.

Вокруг Кирка уже толпились четверо сержантов. И услышав его слова, приказали упасть на землю и, приняв упор лежа, делать отжимания.

Кирк, распластался, как и было приказано, и принялся отжиматься. Один из сержантов уселся на корточки около него, а двое других приказали остальным новобранцам внимательно смотреть. Еще один сержант уперся руками в колени и что есть силы вопил Кирку на ухо при каждом отжимании.

Все вокруг расплылось. Но не потому что, что-то из произошедшего потрясло Кирка. А потому что все это просто ничего не значило для человека, который смотрел в нацеленное на него дуло лазерной винтовки, и знал, что сейчас умрет.

Уже ничто и никто, даже сержанты Звездного Флота, не могли сделать ничего такого, что бы хоть отдаленно напоминало то, что он уже пережил.

Тарсус IV.

Когда четырнадцатилетний Джимми вернулся в свою хижину с Метью и другими ребятами, он почувствовал, что уже согрелся. И муки голода чуть притупил брикет концентрата, который он успел сжевать. Но теперь его мучили другие терзания – он не сумел никого из них спасти.

- Иди, выведи их, - приказал ему Метью.

- На улице так холодно, - пробормотал Джимми, - Может быть, дождаться утра?

- Им скоро не будет холодно. Выводи их.

Джимми поднялся по трем деревянным ступенькам к дверям лачуги и постучал:
- Эй, ребята. Это я.

Дверь заскрипела и открылась. На пороге стоял Аки Кимура – очень маленький и очень испуганный. Ему только что исполнилось восемь. Он приехал сюда в гости к прабабушке. Она когда-то служила в Звездном Флоте и боролась с зинди. И часто рассказывала разные истории. А еще она готовила замечательную лапшу соба.

- Привет, Аки. Как дела? – спросил Джимми.

Аки закусил губу, посмотрел мимо Джимми и заплакал.

Джимми развернулся и увидел Метью и других. Все целились в открытую дверь.

- Давай, Джимми, - сказал Метью убежденно, - Нам еще вернуться надо.

Джимми показалось, что он видит себя на экране. Он не мог бы описать это, но словно увидел, что должно было произойти. Идти и делать все, что ему приказывают - не раздумывая – это бремя было слишком тяжело для него. Так легко было просто открыть дверь, позвать остальных ребят и позволить Метью и парням в красных платках сделать то, чего Джимми так боялся. Очень легко. И Джимми отлично понимал, что если он сейчас этого не сделает, если он будет сопротивляться и спорить, то будет первым, кого просто застрелят.

Он подумал можно ли сбежать. Да, наверное, это выход. Если он сможет заставить всех ребятишек внезапно выскочить и прыснуть в разные стороны, как транскатлы, может быть, Метью замешкается немного, и все ребята успеют промчаться через погибшее поле, мертвый лес и потом все будет в порядке. А на следующий день они уже окажутся в другой долине. Там было гораздо теплее. Может быть, они смогут найти пещеру. Джимми даже умел ловить разных мелких зверьков и птиц. Отец преподал ему несколько уроков из курса выживания офицера Звездного Флота, когда они ходили в походы. Правда, если в другой долине еще остались птицы, то Кирк сумеет поймать их и все будет хорошо. А потом кто-нибудь прилетит и спасет их всех.

Этот план в одну секунду возник у него в голове. Но он был не уверен, сработает ли он. Единственное, что он знал, что план был.

- Че застрял? – недовольно пробурчал Мэтью.

- Передай всем, чтоб одевали ботинки и тапки, - сказал Джимми Аки ровным голосом, - И заверни всех в одеяла. Ладно?

Но Аки покачал головой и Джимми увидел, что он плачет:
- Что случилось?

- Их здесь нет, - прошептал Аки, - Они все ушли сразу после тебя.

Джимми мягко отодвинул мальчика и зашел внутрь. На койках не было одеял. Даже простыней. Он звал ребят по именам, кого знал. Никакого ответа.

Он бросился к двери:
- Метью, никого нет.

Метью и другие парни оттеснили Джимми и ворвались в лачугу. Они взрывали винтовками матрасы, пинали открытые двери ванной.

Они матерились как взрослые парни. Джимми поклялся отцу, никогда не произносить таких слов. Отец был очень строг в этом вопросе.

- У нас большие проблемы, - сказал Метью. Он прижал Джимми к стене, - А теперь ты – одна из этих проблем. Когда Гриффин узнает, что все сбежали, из-за тебя, тебя вычеркнут из списка, Джимми.

Джимми нашел выход.
- Я найду их, договорились? Они, наверное, ушли напрямик. Спорим, что они на поляне, около фермы Лейгтонов. Это самый быстрый путь назад.

Метью кивнул.
- Заметано. Ты иди на поляну, а мы окружим их на дороге, и будем ждать, когда они выйдут. Но если они вернутся к складам, и Гриффин заметит их – нас всех вычеркнут из списка, получил? Ты все разрушил, а мы должны за это платить.

Джимми чувствовал, как другие парни буквально испепеляют его взглядами. Ему нужно было идти.
- Я уже иду. Я побегу, - он протянул руку Аки, - Пошли.

Но Метью схватил мальчика за плечо и дернул к себе:
- Мы позаботимся о парне. А ты иди. Беги побыстрее. Я встречусь с тобой на другом конце поляны.

Джимми не спорил. Не мог. Только не с четырьмя лазерными винтовками, нацеленными в него.

- Конечно, Метью, - сказал он, - Я побегу.
Он посмотрел на Аки. Он знал, что больше никогда его не увидит.
- Увидимся, Аки. Мы догоним твоих бана и йои-сан, ладно?

Аки попытался храбро улыбнуться, когда услышал о своих прадедушке и прабабушке.

А потом, он возненавидел себя за то, чего никогда не сделал бы отец – он никогда не оставил бы того, кому была нужна его помощь. И именно это сделал сейчас Джимми Кирк.

Он услышал за спиной огонь лазеров и побежал быстрее. Он понял, что это его провал. Он знал, что мог сделать для Аки гораздо больше, что он подвел его.

Он думал, что никогда не будет чувствовать себя хуже.

Он ошибался.

Кирк возвратился из своего тумана, когда понял, что врезался лицом в плац.

- Давай дальше, новобранец!

Кирк почти не слышал приказа, гулкого, словно он раздавался издалека. Его почти заглушил шум в ушах и грохот сердцебиения.

- Я сказал, давай дальше!

Кирк понял, что не сможет разогнуть руки. Он чувствовал, как их жжет, так же как и грудь. Но он больше и пальцем не мог пошевелить.

Даже сквозь туман он понимал, что не должен извиняться или оправдываться. Ничего из того, что бы снова науськало на него гончих псов.

- Ты слышишь меня?

Кирк неподвижно лежал на земле. Если бы он не принял вызов, они бы победили.

Наконец, он понял, что около него появился сержант. Кто-то еще приказал:
- Эй, вы двое, поднимите этого шикера на ноги!

Кирк почувствовал, как две пары рук схватили его под руки и вздернули вверх.

Он покачнулся, едва не упал. Руки страшно горели. Он почти не понимал, что говорил ему сержант, требовавший продолжать и продолжать.

Он не дал им победить, он поклялся.

Первый день скатился к закату.
глава 34
К концу первого дня Кирка и Спока назначили в Золотую Команду вместе с восемнадцатью другими членами под командованием Главного шефа, старшины Мэри Элизабэт Джианни. Их командир, огромная женщина заявила им, что думает, что большинство новобранцев сматывается еще до того, как закончиться начальная подготовка. А еще сообщила, что никогда не видела таких никчемных и тупых новобранцев.

Спок не поверил ни одному ее слову. Когда они маршировали мимо казарм Синий Команды, он отчетливо услышал, что другой сержант те же самые претензии высказывал своим подчиненным. В любом случае, совершенно нелогично было сначала привлекать как можно больше волонтеров, а потом пытаться отговорить кандидатов от завершения их обучения. Фактически, он за первые несколько часов пребывания здесь увидел очень много подходов и сценической игры.

Спока все это не впечатлило.

Введение в заблуждение учащихся, отступление от методов обучения и все прочее. Тем не менее, это первый день был интересным опытом.

Другие рекруты таращились на него, особенно после того, как его длинные волосы состригли до длины полусантиметрового ежика. Он уже привык, что привлекает внимание инопланетян, но было кое-что, к чему он не привык. Никто не показал ему специального режима. Обучающий персонал так же орал на него, как и на других рекрутов, и разрушал его будущее. Спок нашел это необычным и удовлетворительным.

Конечно, не то, чтоб они были в состоянии разрушить его концентрацию. Он признал, что в этом и состоит цель существования: уменьшить чувствительность рекрутов к шуму, беспорядку, замешательству, для того, чтоб они смогли бы трезво рассуждать и решительно действовать в чрезвычайных ситуациях на борту корабля в открытом космосе, или когда он оказался бы окружен инопланетянами где-нибудь в отдаленных мира, либо во время одного из сотен других неожиданных бедствий, которые могли произойти с исследователями. Маленькие вулканцы, однако, учились игнорировать шум, беспорядок и замешательство еще, будучи малышами. Если бы рев голодного сехлата, требовавшего обед способен был отвлечь вулканского ребенка от готовки этого самого обеда, Спок очень сомневался, что в каком бы нибудь доме разрешили держать домашних животных – норма потребления была бы недопустима.

Спок владел сехлатом и пережил это. Учитывая только этот один аспект вулканского воспитания, он знал, что не было ничего, что инструкторы Звездного Флота сегодня сделали или сказали, чтоб затронуть его концентрацию.

Довольно интересно, что он увидел подобный непоколебимый ментальный центр в Джиме Кирке. Правда, инструкторы, оказались способны физически изнурить человеческого подростка после его 112 отжиманий в упоре лежа, но это не было настоящей особенностью, понял Спок. У каждого вида были свои собственные физические пределы, которые не могла преодолеть никакая сила желания. Элементарная биология. Даже мускулы вулканца, могли энергетически истощиться после примерно тысячи отжиманий в упоре при нормальной земной гравитации.

Но, несмотря на принуждение и физическое истощение Джима Кирка, тренеры Звездного Флота не смогли выбросить его из ментального равновесия. Спок был очарован, наблюдая это исключительное соревнование. Было похоже на то, что в прошлом юный землянин сталкивался с ситуацией или ситуациями, которые намного превышали любое давление, которому его могли подвергнуть инструкторы.

Другие рекруты, все люди, по большей части с Земли, вели себя, как и ожидалось. Что отражало их неопытность в столкновении с суровой реальностью жизни, далекой от их райской планеты и колониальных миров. Вероятно, инструкторы надеялись, что молодые новобранцы расстроятся от нападения кричавших на них, от перекрестных команд, что они потеряют способность эффективно концентрироваться. Для Спока не составляло никакого труда прочитать в их необученном поведении взрыв эмоций от гнева до чувства разочарования трудностями. Тем не менее, чудесно, что никто не заявлял инструкторам, что желает вернуться, или хочет сбежать. Вместо этого, они приняли беспорядок и боролись, чтоб возвысится над ним.

Если б подобная ответная реакция была распространена среди всех людей, а не только тех, кто был предрасположен к службе в Звездном Флоте, то Спок бы увидел, как человеческие разновидности в скором будущем смогли бы возвысится над тенденциями неустойчивого поведения.

Все обдумав, он предвкушал несколько предстоящих дней. Он ожидал, что эти дни будут еще более интересными, и надеялся, что они будут столь же стимулирующими. Но сейчас, и это несколько его беспокоило, он скорее наблюдал за обучением Звездного Флота, чем в нем участвовал.

Размышления Спока прервались, когда главный шеф Джианни окончила осмотр казармы – последнее запланированное мероприятие «ночной рутины».

Спок, как и остальные восемнадцать рекрутов стоял по стойке вольно перед койкой в общей спальне. Его шкафчик был открыт и демонстрировал полный порядок, согласно параграфам Руководства для рекрутов Звездного Флота – единственной книги, которую новобранцам разрешалось иметь на своих персональных паддах. На нем было одето его рекрутское белье, ботинки сверкали, кепка убрана в шкафчик. Койка заправлена без единой морщинки, как и требовалось.

Джианни придиралась к нескольким новобранцам, громко ругала их и стояла у них над душой, пока они перекладывали вещи в своих шкафчиках, или перезастилали койки. Когда она приблизилась к Кирку, чья койка была над койкой Спока, она не нашла ошибок в его подготовке, но сделала замечание по поводу его грязной формы. Ему не разрешили переодеться после инцидента на плацу.

Джианни подошла к Споку. Она разглядывала все его приготовления с глубоким подозрением, но не смогла найти, к чему бы придраться. Хотя, казалось, это причинило ей какое-то неудобство, она произнесла:
- Хорошая работа, новобранец.

Спок не изменил позы – так и стоял по стойке вольно, скрестив руки за спиной, устремив взгляд прямо перед собой.

Джианни не двинулась с места:
- Тебе разрешается сказать спасибо, когда тебя хвалят, новобранец.

Спок немедленно произнес:
- Спасибо.
Джианни тут же перешла в наступление.

- Спасибо, что?

Спок рассмотрел ее попытку обнаружить хоть что-нибудь, в чем можно было его поправить. Но он предоставил ей то, что надлежало:
- Спасибо, Главный шеф.

Джианни пошла дальше, продолжив инспекцию. Закончив осмотр, она встала посреди казармы и громко, словно вой тревоги прокричала:
- Две тысячи двести часов, отбой. Не стесняйтесь плакать, когда ляжете в кроватки. Я знаю, вы скучаете по своим папочкам и мамочкам. А я встречусь с вами в пятьсот часов. Доброй ночи, Золотая команда.

Почти в один голос восемнадцать новобранцев крикнули:
- Доброй ночи, Главный шеф!
Казарма погрузилась во тьму и пустоту. Только бледно-зеленый свет ночника освещал центр общей области, наверное, для того, чтобы новобранцы не спотыкались, когда ночью пойдут в туалет.

Спок быстро разделся и забрался в койку. Он понял, что пижамы не входили в комплект Звездного Флота.

Чтоб расслабится перед традиционной вечерней медитацией, он возобновил свои вычисления в доказательства гипотезы Реймана для простых чисел. Он чувствовал, что уже близок к решению и, по прошествии еще нескольких лет вычислений, добьется успеха.

В течение двадцати минут, пока он представлял уравнения, устанавливающие модель тривиальных нулей, установленных функцией дзеты Реймана, Спок услышал и идентифицировал в казарме шестнадцать различных вариантов дыхания – все показатели утомленного сна. Несколько мгновений он задавался вопросом о том, кто еще из рекрутов не спит, кроме него, а потом услышал осторожное шевеление.

С его привыкшим к темноте глазам, Споку не составляло ни какого труда увидеть, как Джим Кирк спустился со своей койки, уже одетый. Очень тихо человек прокрался по казарме, подошел к двери и выскочил вон. Никто не пошевелился – их дыхание не изменилось.

Спок взвесил все за и против того, чтоб последовать за ним. Все говорило о причастности брата Кирка к преступной организации, в которую входила женщина по имени Дэла. Спок не хотел призвать, что нежелательное и точное совпадение имени преступницы было слишком редким явлением на этой планете. Однако, также существовала возможность, что Кирк планировал сбежать из Звездного Флота, как и предложил ему брат. Если это действительно имело место, единственным логичным выходом, было уклониться от дальнейших затруднений с Кирком.

Придя к этому заключению, Спок отложил свои вычисления и соединил кончики пальцев, чтоб приступить к медитации. Часы, за которыми последуют несколько минут сна, и он уже будет готов встретить новый день в Звездном Флоте с Джимом Кирком или без него.

Его мучили сомнения, без которых было бы намного легче.

Было ли это из-за растущей боли в руках и груди, или из-за его беспокойства о Сэме, либо потому что был совершенно, и на законных основаниях беспомощен перед людьми, которых он презирал. Кирк покинул казармы, потому что должен был уйти.

Влажный вечерний воздух бодрил. Легкий туман пластами лежал в воздухе, струился мимо прожекторов и маркеров пешеходных дорожек, которые змеились между невысоких зданий Учебного Центра.

Кирк заметил еще нескольких людей. Когда он пробирался между двумя большими зданиями, он бросил взгляд на толпу призывников, бегающих с рюкзаками по стадиону. Впереди два бегуна несли флаги подразделений. Он со вздохом подумал, что будет с нетерпением этого ждать.

В другом здании, где располагался офицерский клуб, все окна еще светились. Люди выходили и заходили. Кирк слышал приподнятые, взволнованные голоса и звон столовых приборов. Так как все офицеры Звездного Флота проходили обучение в Академии, он понял, что в Учебном Центре это был закрытый корпоративный клуб. Он пробежал через двор, внимательно оглядываясь вокруг, и заглянул внутрь. Там расхаживали команды официантов в белоснежных формах, расставляли горы тарелок на столы перед офицерами.

Кирк вспомнил прессованные брекеты, которые он и другие новобранцы проглотили шесть часов назад, и которые словно в насмешку назывались ужином. А офицеры жрали здесь стейки. Лицемерие этого места изумляло и раздражало его. Спасибо, что по крайней мере, ему не хотелось есть. Он дёрнул плечами и отправился дальше.

Он обогнул здание. Прямо перед ним на посадочной платформе покачивались три шаттла, очень хорошо различимые на земле. Он решил, что скорей всего эти шаттлы предназначались для передвижения офицеров Звездного Флота, а не для перевозки новобранцев. Чуть дальше, он увидел станцию монорельса. Поезда отсюда ходили Комплекс Слоан или в Академию. Он постарался не думать о том, что Элисса находится всего в двадцати минутах от него. Мучить себя было бесполезно.

Кирк хотел обойти стороной хорошо освещенную посадочную платформу и добраться до станции. И посмотреть, было ли там расписание поездов. Оно там было. Более того, оказалось, что поезда отправлялись в Академию каждые двадцать пять минут, начиная с 0500 часов и до полуночи. Темноту прошили фары приближающегося поезда, и через секунду он затормозил. Кирк пробрался на станцию и спрятался в тени. Он подождал, пока все пассажиры пройдут мимо, и отправился назад.

Твердо решив при малейшей возможности прокатиться на поезде, Кирк отправился обратно в казарму Золотой команды и натолкнулся на маленькую обсерваторию, без сомнения предназначенную для каких-то непонятных и ненужных учебных занятий. Это была башня высотой около пятнадцати метров, и снаружи по ней вилась лестница. Сейчас обсерватория выглядела темной и безжизненной. Кирк поднялся по лестнице, несмотря на то, что руки его отчаянно протестовали против такой экзекуции. И его усилия были вознаграждены.

На вершине башни была открытая площадка, с которой открывался отличный вид на восточную сторону центра, залив, Золотые Ворота, и почти невидимые, старый Форт и Академию, которую можно было угадать только по бледным огонькам, просвечивающим сквозь туман.

Но они не волновали Кирка. Он смотрел в мягкую серую муть, застланную туманом, пытаясь разглядеть огни Сан-Франциско.

Но туман не поддался. Он становился все более густым, пока не поглотил даже огни моста, который обозначал путь обратно, к его прежней жизни.

Теперь единственными огнями, которые светили для него, были огни Центра – новые границы его жизни.

Подавив отчаяние, которое всегда ждало удобного момента, чтоб захлестнуть его, Кирк спустился вниз по лестнице.

Он добрался до казарм Золотой команды как раз перед 2400 часами. Отворил тихонько дверь и без проблем пробрался к своей койке.

Ему совсем не хотелось тут оставаться, и он знал, что не уснет. Он разделся и скользнул под одеяло…

Ярко вспыхнули огни.

- Мистер Кирк, - закричала Главный шеф Джианни.
глава 35
На этот раз наказанием было не отжимание для Кирка. Это была гимнастика.
Для всех.

Через пять минут после возвращения Кирка в казармы, все восемнадцать членов Золотой команды пошатываясь и спотыкаясь, выбрались на учебный плац и побежали трусцой на спортивное поле.

Джианни целый час измывалась над ними: они прыгали вперед, в высоту, как клингоны ползали на корточках и отжимались. Она добивалась того, чтоб каждый новобранец понял, почему не следует посреди ночи бродить в холоде и тумане.

- Звездный Флот – это команда, - говорил она, шагая впереди раздраженных и запыхавшихся подростков, - Раз вы команда, у всех одна жалкая судьба! Каждый из вас должен понять, что несет ответственность перед всей командой! Вы меня слышали?!

Позади нее нестройный хор голосов прохрипел:
- Да, Главный шеф.

- Когда вы окажетесь в открытом космосе, а ваш корабль попадет в переделку, каждый из вас будет нести личную ответственность, и пытаться сделать все, чтобы спасти корабль и экипаж! Вы меня слышали?!

- Да, Главный шеф!

- Если погибнет кто-нибудь из экипажа – это будет вашей ошибкой! И это будет гораздо хуже для вас, чем ваша собственная смерть! Понятно?!

- Да, Главный шеф!

Упражнения были такими стандартными, а приказы главного шефа Джианни так очевидны, что Спок нашел, что фактически он может медитировать во время деятельности. По крайней мере, на базовом уровне. И после часа занятий он оставался единственным из всей Золотой команды, кто не шатался, не спотыкался и даже не вспотел. Он чувствовал себя обновленным.

Другие новобранцы, раскрасневшиеся, кашляя и жалуясь друг другу, медленно брели обратно в казармы. Все заметили, что то, что было наказанием для них, никак не отразилось на Споке. И скоро, еще до того, как они прошагали пол дороги со спортивной площадка, Спок обнаружил, что он может идти рядом только с одним человеком, которого также все прогоняли и ругали – с Джимом Кирком.

Они ничего не сказали друг другу пока шагали рядом. Спок не знал, что чувствовал Кирк, и не хотел это выяснять.

Через пять минут, после того, как они возвратились в казармы, Спок услышал семнадцать вариантов дыхания, которые говорили, что люди спят. Больше не ожидая никаких беспорядков, он мгновенно заснул.

Ему снились его сехлат и горячие пустыни родного дома.

Для Кирка второй день в Звездном Флоте начался как в тумане. Подъем в 0500 часов. Потом инспекция казарм, во время которой он увидел ужасный беспорядок в своем шкафчике. То же самое и у Спока. В 0545 был завтрак. Неаппетитный восстановленный протеин: толстые белые пластины псевдо-яиц и тонкие розовые ломтики псевдо-ветчины.

Все закончилось тем, что Кирк и Спок оказали со своими тарелками в самом конце стола. Больше никто не хотел с ними сидеть.

- Только фрукты? – спросил Кирк.
На самом деле ему было неинтересно, просто он хотел показать другим членам своей так называемой команды, что умеет разговаривать.

- Я предпочитаю не есть плоть животных, - сказал Спок, расправляясь с помощью ножа и вилки с яблоком.

Кирк подхватил полоску псевдоветчины:
- Я гарантирую, что это никогда не было настоящей свиньей.

- Конечно, нет, - кивнул Спок, - Это разработано для того, чтоб в течение нескольких лет могло храниться как неприкосновенный запас в шаттлах.

Кирк уставился на повисшую полоску розового вещества:
- НЗ для шаттлов?

- Именно это рекруты едят в течение первых двух недель начальной подготовки. Эта информация содержалась в документах, которые мы вчера подписали. А после того, как мы достигнем некоторой квалификации и заработаем оценки, нашей наградой станет улучшение нашего рациона питания. Основа продвижения в Звездном Флоте – соревнование.

Кирк уронил протеин на тарелку.
- Они все спланировали.

- Тщательное планирование является основой для выживания в суровых условиях космоса.

- На самом деле ты просто этим наслаждаешься?

Спок совершенно не понимал, как человек мог задать ему подобный вопрос. Вулканцы – первая инопланетная раса, вступившая в контакт с людьми. Они дольше всех общались друг с другом. Но люди по-прежнему знали о вулканцах непростительно мало. И Спок задавался вопросом, является ли их невежество результатом общей незаинтересованности или некой неправильной надежды на то, что в конечном итоге все инопланетяне были подобны людям.

- Я – вулканец, - ровным голосом проговорил Спок, - вулканцы не «наслаждаются». Это – эмоциональный ответ на разного рода стимуляторы.

Кирк усмехнулся.
- Ты можешь говорить все, что угодно, Стретч. Но если это так, то откуда же берутся маленькие вулканцы?

Спок проигнорировал его невежество.

Вдруг Кирк наклонился вперед и тихонько прошептал:
- Нам надо поговорит о том, что мы с Сэмом обсуждали в камере.

Спок занялся апельсином.
- В 0820 часов начнется первый период обучения. В это время нам предписано явиться в производственное здание, чтоб сдать Тест на профессиональную проверку пригодности к службе в Звездном Флоте.
Другие члены Золотой команды сдали тесты еще до призыва, и большинство было уже распределено по потокам.
- Мы сможем тогда поговорить, не рискуя, что нас кто-то подслушает.

Кирк кивнул и возвратился к своему синтетическому завтраку:
- Рад слышать, что вулканцы понимают как важно хранить тайны.

Спок невозмутимо жевал кусочек апельсина, явно не собираясь вступать в какую-либо полемику по такой специфической теме. У него было слишком много собственных тайн, которые нужно было сохранить. И он совсем не собирался делиться ими с людьми.

Тесты на профпригодность нужно было пройти в течение трех часов. Спок справился за тридцать четыре минуты, Кирк – за два часа. Сержант – воспитатель пролистал на падде их тесты, чтоб убедиться, что они не пропустили ни один сегмент. Казалось он был сильно разочарован, что пришлось так рано отпустить новобранцев.

- Полуденный прием пищи в 1100 часов, - сообщил Спок Кирку, когда они вышли из здания, - У нас в запасе тридцать минут.

- «Полуденная» еда в одиннадцать утра? – Кирк покачал головой, - И какого рода классификацию дает Звездный Флот на старые логические измерения?

Спок не знал, как ответить на такой запутанный вопрос гарантированно, поэтому просто его проигнорировал. Он выбрал путь, который займет у них примерно тридцать минут, чтоб добраться до столовой. Огляделся вокруг. Никого не было, никто не мог их подслушать. По крайней мере, в пределах слышимости человеческого уха.

- Я понял, что Вы и Ваш брат на днях обсуждали то, что вы оказались свидетелями убийства.

- Ты не тратил зря времени.

Спок воспользовался выпавшим шансом:
- Я полагаю, что каждый из нас обладает информацией, которая имеет отношение к трудностям, возникшим с нами. Поэтому, логика требует, чтоб мы поделились друг с другом тем, что знаем. Почему вы не сообщили о двойном убийстве властям?

Кирк на мгновение почувствовал дискомфорт, от того, что собирался сказать:
- Потому что я не уверен, что это произошло на самом деле.

- Ваш брат склонен говорить неправду?

Кирк еще больше помрачнел:
- Сэм иногда запутывается. Беспокоится. И эти люди, с которыми он имеет дело… Они… они это знают и играют с ним как кошка с мышкой, и еще больше запутывают его.

Спок постарался разобраться в бессвязных мотивах, о которых говорил Кирк.
- То есть, Вы полагаете, что в действительности никакого убийства не произошло, несмотря на то, что утверждает Ваш брат.

- Если честно, то я не знаю. Но знаешь, что на самом деле странно, что твои агенты, те двое, не появились в суде.

- Консульские агенты? И какое отношение они имеют к этому вопросу?
Спок и сам не ожидал, что вырвутся эти слова, что он не смог скрыть свою эмоциональную реакцию.

Кирк остановился и внимательно посмотрел на Спока:
- Я думал, что ты слышал каждое сказанное мной или Сэмом слово.

Споку очень нравилось, что этот человек думал, будто его слух был совершенно непревзойденным. Но теперь он понял, что на самом деле это не так. И еще он понял, что ему еще нужно очень много поработать над собой, чтоб перестать наслаждаться своим превосходством над людьми.

- Определить, что я слышал из вашего разговора? – проговорил Спок, - Я полагаю, что были какие-то слова, которые вы не произносили. И это определенно касалось личности жертв.

Кирк кивнул:
- Точно. Мы не говорили вслух «вулканцев».

Спок лихорадочно размышлял, он пытался проанализировать, все, что сейчас узнал:
- То есть Вы полагаете, что вулканцы были именно теми людьми, которых видел Ваш брат, и которых «дезинтегрировали» на его глазах?

- Он сказал – двух вулканцев. А агенты всегда ходили вдвоем. И их не было на суде.

Спок встряхнулся и вышел из ступора, когда Кирк сказал:
- Ладно. Здесь явно есть что-то еще, о чем я не знаю. На надо кое о ком поговорить, расскажи мне кое о ком. Я имею в виду Мэллори.

Спок покачал головой. Он уже успокоился и пришел в себя:
- Но сначала Вы должны ответить еще на один вопрос. Ваш брат упоминал чью-то «подругу», которую он назвал Дэлой. Вы ее знаете?

Кирк отрицательно качнул головой и, увидев, что Спок сдерживает себя изо всех сил, старается себя эмоционально контролировать, спросил с интересом:
- А ты?

Спок выговорил через силу:
- Она связана с человеком по имени Абель Гриффин.
Теперь Спок был поражен эффектом, который оказали его слова на Кирка:
- Я подозреваю, что Вы знаете его.

Кирк резко побледнел:
- Я даже не предполагал… ну, конечно же, Мэтью! Он все еще работает на Гриффина, - он ошарашено посмотрел на Спока, как будто его ударили, - Как ты с ним познакомился?

Спок совершенно не собирался рассказывать о том, какие темные делишки творились в Посольстве Вулкана. Он лихорадочно пытался найти компромисс между правдой и тем, о чем он собирался умолчать:
- Я узнал о нем… Его имя и имя Дэлы связано с тем, что кто-то пытался проникнуть через локауты безопасности Вулканского дипломатического корпуса.
К счастью, Кирк больше не расспрашивал его, словно все, касалось вулканского Посольства, его совсем не интересовало. Вместо этого он принял решение о том, что его действительно интересовало:
- Вернемся назад. Мы не можем об это рассказать Мэллори. В Звездном Флоте никому нельзя доверять.

Теперь настала очередь Спока поражаться, но в этот раз он лучше справился со своими эмоциями:
- Почему?

- Ты должен поверить мне, Стретч, - вместо ответа сказал Кирк.

Спок совсем не хотел полагаться только на слова. Но он обнаружил очевидный физиологический знак, который свидетельствовал, что человек говорит правду, именно то, что думает.

- Извини, что не могу тебе всего рассказать, - продолжал Кирк, - Но Звездный Флот утверждает, что Гриффин мертв. Что он умер три года назад.

- Если это тот самый Гриффин, то в Звездном Флоте просто ошибаются.

- О, да! – усмехнулся Кирк. И Спок ощутил как тревога и беспокойство молодого человека превращаются в гнев, - Именно к этому они прилагают все усилия, - и прежде, чем Спок успел ему возразить, добавил, - Слушай, а ты прав. Мы должны обо все рассказать властям. Только не Звездному Флоту. Может быть они замешаны в этом. Может быть, и не весь Звездный Флот, но какай-то группе больше об этом известно.

- И каким же образом они вовлечены? – спросил Спок.

Кирк беспомощно махнул рукой:
- Я не знаю. Но мы ведь говорим о людях. Точно? Мы слабые, жадные. Мы в первую очередь заботимся о себе, а потом о других…

- Я видел другое.

Кирк нахмурился:
- Ты на самом деле не от мира сего?

В целях целесообразности, Спок предпочел не вступать в спор.

- Ты можешь связаться с властями Вулкана через вулканское посольство?

- Безусловно.

- Тогда, свяжись, - сказал Кирк, - Позвони им. Все расскажи о Гриффине и Дэле. Скорей всего они прячутся в доках грузовых роботов. Они называются Пассифик Рим. Сделаешь?

Спок слушал с совершенно бесстрастным лицом, поражаясь, как много понимал Кирк:
- Да, - сказал он.

- И еще скажи им, что слышал от одного заключенного в камере, что убили двух вулканцев. Сделай все, чтоб ни я, ни бой брат в этом не были замешаны. Я должен быть уверен, что он находится в безопасности прежде, чем кто-нибудь успеет рассказать Гриффину, что о нем известно властям. Иначе он убьет Сэма, - он судорожно вздохнул, - И скорей всего потом придет и за мной.

Спок все еще не понимал, чего добивается Кирк:
- И почему Вы полагаете, что лучше мне рассказать об этом официальным властям Вулкана, чем нам обоим поговорить с офицерами Звездного Флота?

- Я уже тебе говорил, - терпеливо объяснил Кирк, - Сейчас мы не знаем, кому в Звездном Флоте можно доверять. Но ты же доверяешь своим людям, правда?

- Конечно, - сказал Спок, ни капли в это не веря.

- Тогда нужно им все рассказать. Они смогут найти правильное решение. Исключим из этого Звездный Флот и привлечем Федеральную Службу Безопасности. Когда ты сможешь им позвонить?

- Я предполагаю, что могу получить разрешение и сделать частный звонок во время полуденного приема пищи.

- Ладно, договорились, - сказал Кир, - И я тоже должен кое-что сделать.

- Что?

- Я должен найти улики. Вещественные доказательства, которые я могу предъявить кое-кому, не Мэллори. Такие доказательства, которые невозможно будет отбросить в сторону.

- Какого рода улики?

- В варп-лаборатории в Комплексе Слоана. Кто-то установил устройство, способное обойти систему безопасности и проник в дилитиумное хранилище. Несколько дней назад мне почти удалось до него добраться, но Мэллори меня остановил. Поэтому нам нельзя ему доверять. Он остановил меня, когда я пытался вычислить настоящих преступников – Гриффина, Метью, Дэлу… и их шайку.

Кирк замолчал, как будто только что понял главное:
- Мэллори с ними связан! Вот и ответ. Решай, Стретч. Ты должен обо всем рассказать своим людям!

Спок спокойно кивнул. В любое другое время он выстроил бы Кирку целую цепь логических заключений, чтоб показать слабые позиции в его утверждениях и идентифицировать непродуманные заключения, для того чтоб достичь более здравого и реалистического решения.

Но не в этом случае, не в это мгновение. Логика человека отражала его собственное понимание ситуации.

Джим Кирк чувствовал, что они не могли все рассказать Звездному Флоту, потому что не было совершенно никакого способа узнать, кто в нем был связан с преступниками.

По той же самой причине Спок понимал, что нельзя ни одной детали рассказать службе безопасности вулканского посольства, потому что, судя по тому, что он знал, они были вовлечены в преступление.

И больше всего его беспокоило, что и у него, и у Кирка были разные части головоломки, которые могли объяснить связь воровской банды с вулканским посольством, и причастность к этому Сарэка, и то каким образом были связаны Грифиин, Дэла с братьями Кирками, и какое отношение они имели к той же самой тайне.

К счастью, решил Спок, Джим Кирк рассказал ему все, что знал, а он ещё подумает о том, что рассказать Кирку в ответ. В этом случае ситуация была у него в руках, и как он рассчитал, если поможет молодому человеку, то это выльется в преимущество для него самого. Так что не стоило рассказывать Кирку больше того, что ему нужно было знать.

- Я свяжусь с посольством, - согласился Спок, - И кроме того, если Вы полагаете, что в Комплексе Слоана существуют какие-то улики, которые Вы можете раздобыть, я готов предложить Вам свою помощь.

Кирк скептически усмехнулся:
- Неужели ты сделаешь что-то, что не согласуется со Священным Распорядком дня?

- Да, - согласился Спок, - Существует очень простой способ для нас обоих попасть в лабораторию, получив одобрение Учебного Центра.

Спок знал, что это самый лучший способ привлечь внимание Кирка. Когда нужно было принимать правильное решение, люди становились просто людьми, их было так легко отвлечь.

Спок рассказал Кирку о своем плане.
глава 36
В 1700 часов Кирк безучастно пялился в настенные экраны, которые по общему мнению должны были вдохновлять, в рекреации перед офисом Главного шефа – командира Алана Файфилда – старшего сержанта, отвечающего за всех рекрутов Учебного Центра. Главный шеф Джианни с удовольствием приказать Кирку явиться сюда. И с еще большим удовольствием пожелала ему удачи в Новой Зеландии.

Спок, однако, все хорошо продумал. Кирк признался себе, что для инопланетянина, Спок разработал отличный план, твердо основанный на пунктах предписаний, которые Кирк не успел прочитать. А вулканец не только все прочитал, но и запомнил. И нашел лазейки и нестыковки, которые давали надежду выкрутиться.

И перед тем как хронометр в офисе перескочил на 1701, экран на столе молодого старшины, секретаря Файфился засветился. Кирк услышал, как резкий голос отрывисто приказал:
- Пригласите его.
Файфилд даже не потрудился спросить, находится ли Кирк в приемной. Только одна фраза все сказала Кирку о характере этого человека: он был таким же точно, как Джо Кирк.
Кирк переступил порог офиса Файфилда, трепеща, словно провинившийся мальчишка, которого собирался наказать отец. Ему исполнилось семнадцать, но он все еще не избавился от этого детского страха.

Как и велела инструктор Джианни в самый первый день, когда рассказывала о том, как нужно вести себя с командирами, Кирк вытянулся по стойке смирно пред столом Файфилда. Старший сержант – костлявый, с обветренной кожей, казалось, разучился улыбаться по крайней мере уже десять лет назад. К удивлению Кирка Файфилд носил такую же прическу, как и его отец.

- Рекрут Кирк по Вашему приказанию явился, Главный шеф-командир, - отчеканил Кирк. Он смотрел прямо перед собой поверх Шефа, вперив взгляд в большое полотно на стене офиса. Оно изображало четыре фигуры в старомодных скафандрах бронзового цвета, которые пытались починить внутреннюю секцию звездолета через развороченную обшивку. На заднем плане эскадра МАКИ сражалась с едва различимыми кораблями ромуланцев. Все пространство пронизывал фазерный огонь и взрывы ядерных боеголовок, которые резко высвечивали фигуры на переднем плане.

Кирк узнал событие – Сражение у Эпсилон Андромеды, одно из самых кровопролитных в войне с ромуланцами. Коалиция планет, предшественница Федерации одержала победу в этой битве благодаря самопожертвованию четверых инженеров, которые вручную сумели соединить пробитый энергетический канал ЮСС Колумбия. И все четверо погибли на месте, когда импульс оживил судно, и оно рванулось назад, чтобы изменить ход сражения. Когда он был маленьким, похожая картинка висела у него в спальне. Они были его героями. Тогда. Но не теперь.

- Вам нравится картина, рекрут? – бросил Файфилд.

- Да, Главный шеф-командир.

- Вы знаете эту историю?

Кирк желал закончить это побыстрее:
- Нет, Главный шеф-командир.

Файфилд с раздражением фыркнул.
- Вольно, рекрут.

Кирк переменил положение, скрестив руки за спиной.

- Вам известно, сколько молодых парней и девушек каждый год хотят попасть на службу в Звездный Флот?

Кирк понял, что началась другая лекция. И почему служащим Звездного Флота нравится все превращать в нотацию. Почему они не могут просто поговорить?
- Нет, Главный шеф-командир.

- В одной только этой системе сорок тысяч. А если прибавить еще колонии – около ста тысяч.

Кирк не задавал вопросов и не отвечал – еще одна из инструкций главного шефа Джианни.

- В Учебный Центр мы можем принять не более тысячи в месяц. В Учебный Центр в Новой Монтане мы можем принять не более семисот новобранцев. Простая арифметика, рекрут. Это значит, что Звездный Флот может принять менее двадцати процентов желающих служить. Но по все еще не понятным для меня причинам, я зачислил вас.

Кирк не произнес ни слова. Он не позволит этой властолюбивой марионетке Звездного Флота найти повод устроить ему разнос.

Файфилд бросил на стол клиновидный черный падд:
- Руководитель Вашей группы подал мне на Вас рапорт. Вы находитесь в Центре меньше суток, и уже нарушили дисциплину. Отсутствовали без объяснения причин. Вы знаете, какое полагается за это наказание, рекрут?

Спок просветил его:
- Если рекрут без разрешения и без достаточной на то причины оставляет казармы после отбоя, подвергается пяти взысканиям и ограничению свободы Главный шеф-командир.

На мгновение Файфилд застыл, пытаясь увязать нарушителя дисциплины, описанного в рапорте с идеальным рекрутом, стоящим перед ним сейчас.

- Не совсем так, - возразил Файфилд, - Это справедливо для любого другого новобранца. Но вы – не новобранец, - он взял другой маленький блестящий падд.
- В приказе, передающем вас из Службы Безопасности Звездного Флота в этот Центр, есть интересное условие. Любое нарушение правил Учебного Центра Звездного Флота, которое влечет за собой взыскание, автоматически передает вас под надзор Юстиции Звездного Флота для транспортировки вас в Новозеландскую исправительную колонию.

Кирк ничего не сказал. Он ожидал, что старший сержант это скажет.

- А теперь назовите мне какую-нибудь причину, почему я не должен сообщать судье Звездного Флота о том, что Вы готовы транспортироваться?

Кирк приготовился предоставить свои доводы:
- У меня была причина для отсутствия в казармах, Главный шеф-командир. Поэтому меня не вправе подвергнуть взысканию, и не вправе передать под надзор Юстиции Звездного Флота.
«Заткните ваш импульсный порт», - подумал Кирк.

Файфилд ледяным тоном проговорил:
- В рапорте Главного шефа Джианни ничего не сказано о достаточной причине для отсутствия.

- Главный шеф не интересовалась, была ли у меня причина, Главный шеф-командир.

Как и предсказывал Спок, Файфилд был зажат в угол. Джианни совершила большую глупость, не попросив у Кирка объяснить его действия. Теперь Файфилд мог это сделать. Он и сделал.

Кирк выпалил все, что придумал Спок. Из-за того, что его так необычно завербовали в Звездный Флот, он не успел полностью прочитать документы, которые он должен был заполнить по прибытии в Учебный центр. Поэтому он не знал всей информации, необходимой для решения относительно его службы. Приказ не запрещал изучение в казармах Золотой бригады операций сглаживания, поэтому Кирк подождал, пока не завершатся все занятия. После окончания рабочего дня, он оставил казармы и отправился в Инженерный Алдрин Холл, для того, чтоб прочитать самые новые регистрационные записи по курсу, который, к сожалению, не включен в версию Руководства для новобранцев Звездного Флота, закачанного в его персональный падд. После прочтения записей о курсе, он немедленно возвратился в казармы.

- Главный шеф-командир, - решительно закончил Кирк.

Файфилд барабанил пальцами по столу:
- Алдрин Холл закрывается в 2200 часов. И каким образом вы могли прочитать регистрационные записи?

- Они перечислены на экране монитора, который виден из главных дверей, Главный шеф-командир, - Кирк был уверен в ответе, они со Споком все тщательно проверили.

Пальцы забарабанили быстрее, как будто старший сержант понимал, что с ним играют, но не мог обнаружить доказательств.
- И какие же курсы вы видели, которые представляют для Вас интерес?

Кирк перечислил шесть курсов, которые все были связаны с инженерией искривления, и только два из них были перечислены в Руководстве.

- Ваши школьные отчеты не говорят, что Вы интересовались мультифизикой, рекрут.

- Это личный интерес, Главный шеф-командир.

- Личный? – бесспорно, Файфилд не поверил ни единому слову Кирка, и готов был перейти в контратаку, - Расскажите-ка мне о различиях между энергетическим переводным каналом и энергетической сеткой передачи.

Кирк откашлялся, оттягивая время. Спок не предупредил его, что его могут о чем-то спрашивать по предмету. С другой стороны, технологии звездолетов давным-давно интересовали Кирка. Он порылся в памяти.

- Рекрут? – усмехнулся Файфилд с таким видом, как будто держал в рукаве ладжпот, словно при игре в покер.

- В способном к варпу транспортном средстве силовые переводные каналы деформируют плазму из варп-ядра в гондолы. В типичном дуал-дубле Кокрейновой конфигурации единственный канал проходит от ядра до случайного пункта деления, где подвергается магнитно смодулированной бифуркации до того, как плазменный поток будет физически расщеплен, и направится по двум отдельным каналам, каждый к соответствующей гондоле, - Кирк передохнул, так же пораженный тем, что только что произнес, как и Файфилд, - Насколько я понимаю, энергетическая сетка передачи не уникальна для варп-технологии. Она описывает обобщенную схему распределения энергии, которая используется для направления энергии к различным системам по требованию в транспортном средстве, здании, или даже в городе, туда, где это необходимо, Главный шеф-командир.

Файфилд прекратил барабанить:
- Вы всегда были таким выскочкой, рекрут?
Спок также не предполагал такого специфического вопроса:
- Я не понимаю вопроса, Главный шеф-командир.

- Черт с тобой, - пробормотал Файфилд.
Он ткнул пальцем в панель управления клиновидного падда, и Кирк увидел, как экранчик мигнул и погас, словно шеф стер рапорт Джианни.
- Завтра утром у меня на столе будут результаты ваших тестов. Если я увижу там этот «личный интерес» в инженерии искривления, я рекомендую Вас для прохождения Квалификационных тестов в области искривления. И в том случае если Вы покажете достойные результаты тестов, будете иметь право на повышение квалификации уровня специалиста.
- Однако, все зависит от того, дадите вы или нет повод, один единственный повод,
Главному шефу Джианни в следующие четыре недели, базисного обучения. Вам все ясно, рекрут?

Кирк побледнел от одной только возможности провести еще четыре недели в этом аду, но ничем не выдал своей реакции:
- Ясно, Главный шеф-командир.

- Свободны.

Кирк отступил на шаг, не чувствуя ни капли уважения, не веря в заслуги старшего сержанта. Повернувшись кругом, вышел из офиса. Он не был уверен, одержал ли победу в этом противостоянии, но радовался, что Звездный Флот оказался неспособен отправить его в Новую Зеландию, и в этом соревновании флот проиграл.

И любой день, потерянный для Звездного Флота, станет отличным днем, занесенным в его список.

В соседнем кабинете Мэллори выслушал доводы старшего сержанта Файфилда:
- Вы на самом деле довольны?

Мэллори выключил экран, на котором наблюдал за беседой старшего сержанта с Кирком и присоединился к Файфилду:
- В конце концов, я Вам совсем не нужен для того, чтоб изменить правила, - сказал Файфилд.

Мэллори смотрел на закрытую дверь, за которой только что скрылся Кирк:
- Я этого не ожидал, - он предвосхитил невысказанный вопрос Файфилда, - того, что он так быстро найдет лазейку в стандартных процедурах звездного Флота.

- Знаете, что я Вам скажу. Я очень рад, что не сделал с ним все, что Вы хотели.
Мэллори проинструктировал Файфилда, приказав ему ругать Кирка столько, сколь он хотел, но, в конце концов, рекрут все же должен был остаться в Учебном Центре, а не отправиться в Новую Зеландию.

Файфилд переложил падды.
- Почему командование так заинтересовано в Джеймсе Кирке? Он не чувствует себя здесь на своем месте. Он не хочет здесь оставаться. Забудьте об этих угрозах Новой Зеландией. Освободите его и от этого все только выиграют.

У Мэллори не было никакого желания спорить со старшим сержантом, а тем более объяснять решения судьи Отаго. Когда он увидел рапорт Джианни о том, что Кирк нарушил дисциплину, он тот час же связался с Файфилдом. И пользуясь авторитетом командования Звездного Флота официально приказал стершему сержанту не передавать Кирка в руки Юстиции Звездного Флот. Поскольку это исключалось, тем не менее, требование было необходимо. У Мэллори не было ни малейшего намека на то, что Кирк сможет действовать в пределах системы, с гарантированным для него результатом. И теперь, видя Кирка в действии, он решил, что пришла пора воплотить в жизнь его план.

- И, тем не менее, он нам нужен.

- Мистер Мэллори, вы что хотите сделать из этого парня некий идеал, подвергая его дисциплине и расписывая его жизнь, чтоб затем запихать его в УЕСПА или одно из военизированных подразделений. Звездный Флот не для него.

Мэллори смотрел мимо Файфилда на картину, изображавшую то, что первоначальной задачей Звездного Флота была военная роль. Существовал только один способ убедиться в том, что фундаментальная политика окончательно изменилась, и никогда не больше не будет основываться на насильственных действиях Звездного Флота. Он будет являть собой лишь постоянную защиту от угроз, вызванных действиями лиц, не разделявших мирные цели Федерации.

Размышляя об этом, Мэллори любезно поблагодарил старшего сержанта. Это было гораздо проще, чем начать с ним спорить, доказывая ему, как он ошибается. Он просто продиктовал Файфилду новые приказы, касающиеся рекрута Кирка.

Если трагические события, изображенные на картине действительно должны были остаться в прошлом и никогда не повторяться, Звездный Флот нуждался в таких людях, как Джеймс Кирк так же, как Джеймс Кирк нуждался в Звездном Флоте.
глава 37
На следующий день, после утреннего инструктажа, Кирку и Споку, обоим, дали новые приказы. В этот раз Главный шеф Джианни пребывала в отвратительном настроении, поэтому приказы были переданы на бумаге. Кирк надеялся, что это было свидетельством его победы.

Он пробежал глазами повеления и улыбнулся победной улыбкой. Они со Споком были назначены в технический поток повышенной сложности, к которому и должны были сразу присоединиться.

- Это не логично, - сказал Спок, когда они шли в Алдрин Холл для доклада.

- Это для Звездного Флота.

- И как ты дошел до того, что о нем сложилось такое плохое мнение?

Кирк решил не объяснять этого снова. Он сменил тему:
- Почему ты считаешь наши новые приказы такими нелогичными? Я имею в виду, более нелогичными, чем обычно?

- Мы должны проходить начальную подготовку еще в течение трех с половиной недель.

Кирк стрельнул в Спока косым взглядом:
- Как будто они могут нас научить еще чему-нибудь. По-моему ты со всем справлялся уже с первого раза.

- Для меня это имеет смысл. Но не для тебя. Планировали не нарушать.

- Да, правильно. После того, как они увидели мои экзаменационные отметки и мои блестящие способности, то поняли, что начальная подготовка будет для меня пустой тратой времени.

- Неправдоподобно. Я пришел к выводу, что на уровне рекрутов Звездный Флот – большая и сложная организация, которая может функционировать, только придерживаясь строгих обще установленных правил. Нарушение этих правил происходит только при исключительных обстоятельствах.

- Ладно, я - выдающийся человек.

- Или, - продолжал Спок, словно не слыша Кирка, - в случае, если ситуацией управляют.

Кирк сбил шаг:
- Снова манипулируют мной, опять то же самое…

Спок остановился, скрестив руки за спиной, словно разговаривая с кем-то более старшим по рангу:
- Я просто указал, что наши новые приказы нетипичны, судя по тому, как функционирует Учебный центр.

Кирк бросил на него скептический взгляд:
- И как ты думаешь, какие же вещи здесь функционируют «типично»?

Казалось Спока удивил вопрос:
- Я прочитал Руководство для новобранцев.

- Мы здесь всего три дня, Стретч. И ты прочитал тысячу сто страниц?

- Тысячу сто двадцать. Включая оглавление.

- Без разницы, - Кирк отмахнулся от вулканского автоматизированного развития, - Ты хочешь сказать, что кто-то специально выдернул нас из толпы, и предоставил особое обращение?

- Другое обращение, - поправил Спок.

- Да-да, - Кирк с интересом разглядывал его, - Я понимаю, что не заслужил право на особое обращение, потому что мои инженерные способности не идут ни в какое сравнение с твоими. Итак, почему нас обоих назначили на инженерную специальность?

Спок задумчиво смотрел перед собой, словно он решал очаровательную задачу:
- Конечно, поразмыслив над этими характерными особенностями, в соответствии с которыми нас отличают, мы могли бы прийти к выводу, почему мы разделяем эти характерные особенности.

- Ладно, - проговорил нетерпеливо Кирк, - если отбросить уши, отсутствие чувства юмора и невероятную скорость чтения. Каким образом мы можем быть одинаковыми?

- Наиболее очевидно, - начал Спок, - мы одним и тем же способом попали в Учебный центр. Хотя это не является невероятным, но все же очень редко преступникам предоставляют шанс завербоваться в Звездный Флот.

Кирк тщательно обдумал это предположение и пришел к выводу, что в словах вулканца было кое-что. Кое-что, что он сам упустил:
- Ладно, Стретч. Есть еще кое-что, одинаковое для нас обоих – мы оба вляпались в историю с Гриффином. По крайней мере, я. Я и тебя потянул за собой.

- Интересно, - сказал Спок. Но Кирк был уверен, что вулканец думал о другой связи.

- И о чем ты думаешь? – спросил его Кирк, - Что мы оказались здесь, потому что мы кое-что знаем о Гриффине? Эти приказы, они могут быть связаны с тем, что ты кого-то расшевелил, когда звонил в посольство.

Лицо Спока закаменело.

- Ты не звонил в посольство?

- Я не получил разрешения на частный звонок.

- Скорей всего были убиты двое вулканцев. Это должно кое-что значить для тебя, - Кирк изучал Спока, задаваясь вопросом, способен ли этот вулканский вулканец, в конце концов, солгать, и почти тотчас он спросил себя, если это случилось, то по какой причине.

- Нам нужно идти, - сказал Спок и тотчас зашагал прочь. Кирк последовал за ним. Алдрин Холл был на расстоянии около двухсот метров от них, - Возможно, когда мы устроимся в новом специализированном потоке, у меня появится другой шанс попросить о частном звонке.

Теперь Кирк был уверен, что Спок что-то скрывает:
- Только не забудь сказать им, что это – день рождения твоего папы, или годовщина свадьбы твоих родителей, или что-нибудь подобное. Если рассказать о чем-то, касающемся семьи, в Звездном Флоте сразу становятся сосунками.

- Сосунок, - повторил с удовлетворением Спок, - Теперь я понял.

Кирк хотел бы сказать то же самое.

Час спустя Спок пристально смотрел в окно монорельса, размышляя над задачей, стоящей перед ним.

В стенах вулсканского Посольства действовала преступная организация, в которую был вовлечен его отец, как вор, укравший и продавший артефакты, хотя, это, конечно, невозможно. Но, все-таки Сарэк действительно знал о существовании преступной организации и даже утверждал, что агенты безопасности посольства также знали об этом. Хотя он не доверял сыну до такой степени, чтоб сообщить ему об этом.

Спок самостоятельно узнал имена преступников, скупавших украденные артефакты и их местонахождение их основной базы в Пасифик Риме.

Теперь к этим деталям он присоедини информацию, невольно предоставленную ему Джимом Кирком, который считал, что вероятно эти преступники были ответственны за кражу дилития в Академии… в которой, как утверждал Кирк, ложно обвинили его подругу Элиссу.

Но соучастники и косвенные данные только подтверждают гипотезу. Что если он руководствовался сомнительной логикой?

Наибольшее беспокойства Спока вызывала уверенность Кирка, что Элиссу подставили. По-видимому, Суд чести в Академии был решен. С нее сняли все обвинения вероятно в результате усилий Кирка вернуть ей доброе имя.

Спок размышлял над параллелями и, наконец, пришел к вероятному и тревожному выводу: Сарэка тоже ложно обвиняли.

У Спока совершенно не было никакого опыта, как действовать в преступных заговорах. Но, исследую классическую литературу этого мира, особенно работы М. Спилейна и Э. МакБрайна, он узнал, что отвод подозрений в другую сторону посредством ложных обвинений было очень успешной стратегией.

Целую минуту он потратил на то, чтоб рассмотреть эту новую нить размышлений. Если Сарэка, как и Элиссу тоже подставили, чтоб направить меня по ложному следу, то, какое же направление правильное?

Какова связь между кражей артефактов и дилития?

И как связать все факты и гипотезы, которые он собрал, и которые вписываются в его подозрения с тем, что и его, и Кирка обоих поместили в специфическое положение, как рекрутов Звездного Флота?

Независимо от того, сколько направлений этой проблемы он рассмотрел, вся логика Спока говорила только об одном вероятном выводе: планировалось другое, более серьезное преступление, а его и Кирка сюда поместили только за тем, чтоб можно было всю вину свалить на них.

Если его собственное заключение и заключение Кирка было верно, тогда такой вывод был самым вероятным – эти манипуляции мог осуществить только человек или люди, служащие в Звездном Флоте. И что же стояло за предложением завербоваться, которое получили он и Кирк, а также за их теперешними новыми приказами?

Спок знал, что хотя ситуация недвусмысленна, для него лично, была опасна. Он был совсем один: подросток в чужом мире, который не мог доверять собственному посольству или даже своим родителям. И если кто-нибудь, стоящий за этим заговором не побоялся убить двух вулканцев – консульских агентов, то конечно, у него не дрогнет рука, чтоб убить его.

Или Кирка.

Они оба были просто пешками в чьей-то грандиозной игре, словно керамические фигурки на шахматной доске. А когда пешки попадали под обстрел, для них был только один ответ.

Нужно было наступать.

Спок, внезапно подался вперед, когда кар монорельса резко затормозил, потом круто наклонился вниз и начал падать. И падение это показалось ему бесконечным.

Захваченный врасплох Спок, сделал то, что никогда не делает ни один вулканский ребенок – он в ужасе вскрикнул!

- Я предупреждал тебя о силовом поле, - сказал Кирк, - Все цело? Испугался? Что пялишься?

Спок сидел в кресле, выпрямившись, словно аршин проглотил с лицом таким же замороженным, как у статуи. Кирк решил, что вулканец очень смущен, тем, что только что произошло.

- Мы оба в угрожающем положении – сказал Спок.

Кирк решил немного разобраться в своем вулканском компаньоне. Спок, наверное, никогда не сталкивался с маневрами монорельса, поэтому так перепугался.

- Рассказывай.

Спок поднял брови:
- Это неподходящее место для обсуждения…

Кирк махнул на него, приказывая замолчать:
- Это еще одно выражение, Стретч. Я имел в виду, я понял. Решено.

Кар монорельса затормозил.

Кирк увидел, что Спок уже полностью пришел в себя, и к нему возвратилось его обычное хладнокровие.
- Случаем, ты хотел сказать, что наше положение еще более угрожающее, чем ты считал раньше?

Спок кивнул один раз:
- Нам нужно немедленно принять меры.
- Теперь ты это говоришь, - Кирк почти хлопнул Спока по плечу, но вовремя опомнился.

Кар замер и распахнул дверцы.

- Контратака, - сказал жестко Кирк.
На это раз Спок не возражал и не сомневался.

Как и было приказано, Кирк и Спок явились в маленький холл Лили-Один – главную лабораторию комплекса. Их обоих перевели на курс Учебного центра по специальности импульса – искривления, который шел уже полным ходом. Но, прежде, чем начать обучение на новом курсе, они должны были целый день слушать лекции по тех. безопасности и ориентации, а потом сдать дополнительные экзамены.

Учитывая то, что для военнослужащих не было запланировано никаких лекций или циклов, Кирка и Спока зачислили в группу Академии – кадетов первокурсников – только что прибывших для профессиональной ориентации.

Кирк рассматривал пятерых кадетов – первокурсников, собравшихся вокруг трибуны лектора внизу в центре зала. Их было слишком мало, чтоб беспокоится о том, чтоб рассаживаться на местах в маленьком амфитеатре. Все кадеты – пацаны, дерзкие и нетерпеливые, коротко стриженные, как рекруты. Все носили серую форму как с иголочки, очень сильно отличавшуюся от одеяния Учебного Центра, которое носили Кирк со Споком. Все они воплощали в себе все то, что Кирк называл «сосунок».

Они со Споком спустились вниз и встали позади кадетов. Кирк беспокойно переминался с ноги на ногу, пока серьезный офицер в светло-голубой форме лаборанта показывал сканированную историческую лекцию о Лили Слоан. И в этой лекции не слова не было сказано о ее бурных отношениях с Зефрамом Кокрейном – они то расходились, то сходились опять.

Потом выступала офицер безопасности, тоже в форме лаборанта. Ее лекция понравилась Кирку гораздо больше. Она рассказывала, какими ужасными способами могли погибнуть кадеты, если проявят халатность в варп-лаборатории. Что может пойти не так, если они не будут соблюдать правила техники безопасности. В конце лекции она открыла кейс со счетчиками дельта-излучения, и вызвала первого кадета по имени:
- Дедо, Эндрю Джуд.

Кирк не скрывал презрительной улыбки, когда молодой темноглазый парень с черным ежиком на только что остриженном скальпе отошел от кафедры с таки выражением, словно получил медаль за храбрость.

- Дьюхарст, Филипп Питер.

Другой энергичный молодой кадет гордо вышел вперед. У этого была настолько белая кожа, насколько первый был смуглым.

- Мубарак, Биш Салим.
Этот кадет – самый высокий, шагал так, словно несколько часов тренировался.

Кирк повернулся к Споку, чтоб прошептать ему что-нибудь язвительное, но вулканец не смотрел на кадетов. Он, казалось, ушел в себя – неподвижно стоял, приложив руку к груди.
- Что случилось? – как можно спокойней спросил его Кирк.
Спок вроде бы оправился от происшествия на монорельсе, но кто их, вулканцев, знает?

- Зачем они раздают счетчики дельта-излучения?

- Ну, так они увидят различия между приготовленными кадетами и выполненными мастерами, - сказал Кирк, - И почему ты думаешь, что и нам их дадут?

- Сильвер, Чарльз Энтони, - вызвала офицер безопасности.
Глядя на этого голубоглазого блондина, старше, всех остальных, Кирк понял, что он родился и вырос на другой планете, где гравитация отличалась от земной – он еще не приноровился к земным условиям.

- Если статическое варп-ядро в этом Комплексе не действует, - прошептал Спок, - то нет никаких шансов, что могут возникнуть дельта-лучи. Поэтому назначение счетчиков нелогично.

Кирк посмотрел на руку Спока, которую он прижимал к груди.
- Ты уверен, что с тобой все в порядке? Тебе больно, или что-нибудь еще случилось?

- Шварц, Филипп Фредерик, - последний первокурсник, очень серьезный, с решительными зелеными глазами подошел к офицеру безопасности.

- У меня отличное здоровье, - в голосе Спока почти послышалось раздражение.

- Тогда в чем дело? – спросил Кирк, - Наверное, они хотят, чтоб мы привыкли носить счетчики.

- Кирк, Джеймс… Тиберий?

Кирк нехотя приблизился к офицеру безопасности, которая прикрепила крошечный, размером не больше пальца счетчик к его форме, включила его. Загорелся зеленый индикатор БЕЗОПАСНО. Потом она показала ему синий индикатор – ОПАСНОСТЬ. Кирк показал, где находится кнопка ТРЕВОГА и повернулся к Споку.

«Где же Спок?» Он увидел его секунду спустя. Вулканец опустился на одно колено и поправлял застежки ботинок.

- Спок… оу, мистер Спок?

Естественно, на Спока уставились все пятеро кадетов, пока он получал свой счетчик дельта-лучей и объяснял его действие.

Спок вернулся на свое место к Кирку и они молча слушали, пока офицер безопасности на маленьком аудиомодуле продемонстрировала семь разных сигналов тревоги, для каждого из них. Она, совершенно напрасно, по мнению Кирка, сказала, что фактически никто никогда не слышал постоянного сигнала тревоги, потому что к тому времени, когда он мог бы зазвучать, каждое живое существо в пределах силового поля будет мертво.

- Юмор Звездного Флота, - прошептал Кирк Споку.

Но Спок снова ушел в себя, уперев взгляд прямо перед собой.

Кирк с облегчением вздохнул, когда бесконечные часы лекций, наконец-то закончились, и появился другой офицер профориентации. На этом была полная форма Звездного Флота, которую довершала красная рубашка. И никаких лабораторных халатов.

Офицер оглядел всех семерых, уделяя Споку не больше и не меньше внимания, чем любому другому человеку. А потом он сказал слова, которые так ждал Кирк, слова, которые означали, что они со Споком могут наконец-то принять меры, могут сопротивляться, могут найти доказательства и раз и навсегда узнать правду.

- Входите, наконец, в эту дверь, - сказал офицер, - поверните налево и пройдите через площадь к зданию варп-ядра, которое принято называть Ноль-Основание. Старшина Белл в парадных дверях раздаст вам трикодеры.

«Трикодеры, - подумал Кирк, - Да!»

Все остальное было плевым делом.
глава 38
Это было место преступления, и Кирку оно совсем не нравилось.

Ноль Основание, также известное, как варп-демонстрационная лаборатория, строгий промышленный зал, размером, примерно, с теннисный корт. Половину его занимали традиционные ряды поднимающихся вверх кресел, а другая половина была специфической областью.

Здесь на опорах, намертво прикрученных к полу находилось полностью готовое к эксплуатации варп-ядро, снятое с шаттла Е-класса. Пять с половиной метров длиной и пол метра в диаметре, ядро использовалось несколько лет назад до стоящих теперь варп-ядер на современных шаттлах класса Ф. Оно немного отличалось по базовой конструкции и функциям от первых дуал-гондольных ядер, построенных по чертежам Кокрейна и используемых в Фениксе, и позже в Бонавентуре.

Презирая себя, Кирк слегка присвистнул, когда спустился с лестницы, разделявшей ряды кресел.
- Два таких ядра могут в течение недели поддерживать варп-три, - сказал он Споку, - И при этом израсходовать меньше пятнадцати килограммов антиматерии.

- Вулканские шаттлы могут развивать варп-пять, - заметил Спок, заканчивая дискуссию.

Кирк старательно запоминал план-схему, пока спускался вниз по лестнице, а потом шагал через лабораторию, чтоб вместе с другими поближе рассмотреть ядро.

Пол лаборатории устилал серый полидюраний, текстурированный для тяги. Хотя здесь в этом не было никакой необходимости, потому что пол вряд ли мог отклониться от курса. Кирк прекрасно знал, что подобная облицовка была характерна для большинства инженерных отделений Звездного Флота. Он решил, что здесь это было сделано с единственной целью – продемонстрировать, что это все настоящее.

Поскольку батареи инженерных компьютеров находились на расстоянии около двух метров от варп-ядра, Кирк подсчитал, что тестовый варп-пузырь, который оно создавало, был меньше, чем открытая область. Ее очерчивали черные и желтые отметки. Справа от ядра свисал с потолка пока что пустой большой статусный дисплей. Экран дисплея был развернут таким образом, чтоб он был виден и операторам, находящимся слева за станцией управления, и кадетам в зале.

В лаборатории не было ни одного окна – она находилась под землей. Освещение в лаборатории частично обеспечивали рабочие источники главной компьютерной станции, а в основном – яркие лампы на потолке. На самом верху Кирк увидел опорные балки и запутанное переплетение ярко окрашенных труб и каналов вентиляции и противопожарной сигнализации. Очень немногие тускло-серые стены были до какой-то степени завершены.

Кирк решил, что демонстрационную варп-лабораторию постоянно переделывали, вероятно, для того, чтоб не отстать от новых технологий.

А потом он увидел и то, ради чего здесь появился – хранилище дилития.

В дальнем углу, хотя и различимом из зала, стоял приземистый куб, высотой, примерно по грудь, как и варп-ядро, прикрученный к полу.

Около дверцы в хранилище находилась внутренняя панель безопасности. Чуть ниже двери были установлены две полированные металлические ручки, которые вращались и позволяли, словно по рельсам закатывать дилитий в камеру на выдвигающейся платформе, когда дверца хранилища открывалась.

Кирк сделал вывод, что в целом, системы безопасности здесь были такими же, как в любом гражданском месте. Он понял, что это было сделано только для демонстрации –похоже на систему безопасности на звездолете.
«Неудивительно, что сюда было так легко проникнуть», - подумал Кирк.

«Конечно, - напомнил он себе, - на звездолете в инженерном отсеке всегда кто-нибудь есть. Поэтому там совершенно невозможно тайно проникнуть в хранилище». А это –учебная лаборатория. Поэтому любой, кто входил в хранилище, должен был доложиться оператору. Но в то время, когда операторов не было на своих постах, и лаборатория не использовалась, а это происходило много раз, то здесь никогда не было свидетелей.

Кирк понял, что здесь должны быть камеры наблюдения.

Пока офицер ориентации рассказывал об устройстве ядра, Кирк крутил головой по сторонам, чтоб найти визуальные датчики, которые наверняка где-то должны были быть. Он их довольно легко определил по легкому звону, разносящемуся сверху по лаборатории. Они были совершенно стандартными. «Отлично», - подумал он. Камеры можно было также легко перехитрить, как и ретрансляторные сенсоры на парковке Звездного Флота на прошлой неделе.

- Мистер Кирк!

Кирк вздрогнул и с виноватым видом уставился на офицера.

- Я вижу, Вы очень хорошо знакомы с технологией искривления. Может быть Вы нам расскажете, что это за сетка и почему она расположена именно так, а не иначе. И каким образом это облегчает обслуживание?

Кирк застонал про себя, чувствуя, что влип. Он ни слова не слышал из того, что говорил офицер, пока осматривал комнату. И если сейчас его с позором выставят из лаборатории, это будет провалом любых попыток проникнуть в хранилище.

Спок, вдруг закрыл ладонью рот и как будто кашлянул, а на самом деле прошептал:
- Плазменный интеркулер.

Кирк мигнул и перевел взгляд на офицера. Тот стоял около поднятых сетчатых пластин доступа. Все это он знал прекрасно. Он без проблем отбарабанил ответ.

- Плазменный интеркулер обеспечивает доступ холодной плазмы к варп-двигателям. В случае чрезмерного перегрева, охлаждение может быть произведено вручную принудительным вспрыскивание охлаждающей эмульсии. Если сеть доступа интеркулера находится в положении, более удобном для обслуживания, это означает, что в случае впрыскивания сверхнагретой эмульсии это может сориентировать транспортное средство и направить ее не туда куда нужно, что потенциально может привести к катастрофическому нарушению структурной целостности корпуса и потере транспортного средства.

Офицер покивал с довольным видом:
- Отлично, рекрут. Слово в слово. Вы взяли себе в привычку дословно запоминать каждый учебник, который читаете?

- Только то, что мне интересно, сэр.

Чиновник обвел взглядом других кадетов:
- Таким образом это будет происходить, джентльмены, - он погладил ядро, - Вы будете работать с подобными вещами, вместе с двумя сотнями других парней из вашего экипажа, которые рассчитывают вернуться домой. И когда что-то пойдет не так, то у вас совсем не останется времени, для того, чтоб искать подсказки в компьютере. Для того, чтобы спасти ваше судно и экипаж, вы должны вызубрить все на зубок, - он повернул голову, - прямо здесь и сейчас.

Офицер подошел к гондолам и откинул крышку, чтоб показать лопасти фотонных импеллеров. Когда он начал объяснять, Кирк тронул Спока за локоть.
Спок тот час же отодвинулся, но кивнул, когда Кирк прошептал:
- Спасибо, что прикрыл меня.

Кирк приготовился к неизбежному вопросу, но Спок неожиданно задал другой вопрос:
- Ты на самом деле запомнил весь учебник по технологии импульса-искривления? – прошептал вулканец.

- Зачем? – спросил Кирк, - Мне не кажется, что мы – люди, на это способны.

Видимо, Спок ожидал не такого ответа:
- Мне только было интересно узнать, как ты с твоим отвращением к Звездному Флоту нашел время, что бы прочитать подобный текст.

Кирк отмахнулся от него:
- Длинные космические путешествия, - он указал на хранилище дилития, - Ты можешь это просчитать? Ты можешь подобрать капсулу, чтоб незаметно заглушить схему?

Спок исследовал обе части своего трикодера: капсулу сенсора в руке и основною часть – на плече. Он щелкнул сенсором и проверил трикодер:
- Теоретически, да. Но мне нужно подойти поближе, - сказал он, извиняясь, - Это все лишь учебный трикодер с ограниченным диапазоном. Очень нелогично.

- На самом деле, нет, - возразил Кирк, - Это сделано, чтоб избежать соблазна.

Спок не понял.

- Если настроить его на нужные частоты, то ты даже можешь рассмотреть сквозь одежду.

Спок был потрясен.

Кирк подавил смешок:
- Мы подойдем поближе.
Он стал внимательно слушать офицера, чтоб не попасться больше на провокационный вопрос о чем-нибудь, чего он не запомнил много лет назад. И, хотя он не желал себе признаваться в этом, лекция была очень интересной.

Через сорок пять минут Кирку так и не удалось подобраться к хранилищу поближе, потому что офицер-краснорубашечник велел всем подниматься по лестнице, рассказывая о следующей остановке в их ознакомительной экскурсии.

Кирк пропустил вперед кадетов, вытащил из кармана бейсболку и спрятал ее между сидениями кресел.

Его аферу видел только Спок, и прежде, чем он что-нибудь сказал, Кирк покачал головой и обогнал вулканца.

Пока они ждали в коридоре лифт, Кирк поднял руку:
- Сэр, мой головной убор, видимо, выпал из кармана. Могу я вернуться и поискать его?

Все кадеты уставились на Кирка. Ни у кого из них не было кепок. И ни у кого не было карманов.

- В лаборатории?

- Мне кажется, да, сэр.

- У Вас две минуты!

- Да, сэр! – Кирк кинулся в лабораторию, считая секунды.

У центрального входа он установил трикодер на визуальный просмотр, приоткрыл створку двери, просунул внутрь палочку сенсора и увидел на экране изображение пустой лаборатории. Тогда он проделал одну штуковину, которую показал ему Джуни-Бен. Он открыл крышку трикодера, вытащил карту разделителя диапазона, размером с ноготок из главного входа сенсора и перезагрузил выходную мощность до максимума. Теперь трикодер мог передавать сенсорный сигнал, уже находящийся в его памяти. Кирк превратил прибор в грубое подобие ретранслятора.

Он уже досчитал до сорока, поэтому, толкнул двери и бросился вниз по лестнице. Он надеялся, что записав пустую лабораторию на трикодер и, передав это изображение на камеры наблюдения, никто не заметит его присутствия.

При счете шестьдесят пять, запыхавшись, он добрался до дилитиумного хранилища. Проверил положение визуальных датчиков, упал на пол и подполз к противоположной стене хранилища. Здесь камеры его не заметят. Он изменил настройки трикодера от передачи на просмотр. Семьдесят пять. Он начал проверять весь диапазон транслинейного спектра, пытаясь поймать эхо от находящейся поблизости дуотронной схемы, разработанной для того, чтобы заглушить сигнал тревоги.

Наконец, он поймал его, фокус… переместил сенсор назад и вперед… и, вот оно! Четкий сигнал от дверцы хранилища! Как он и подозревал, схема, которая покрывала настоящих воров, была установлена во время модернизации хранилища, как его часть.

При счете девяносто, Кирк уже успокоился. Он подсчитал, что как только пройдет две минуты, офицеру, который пойдет его искать, потребуется еще тридцать секунд, чтобы добраться до лаборатории. И если он в это время будет бежать вверх по лестнице со своей кепкой, то все будет просто прекрасно.

Это означало, что у него есть еще больше минуты, чтоб вскрыть хранилище, забрать глушитель, который установили преступники и сделать запись на трикодер, чтоб представить улики Федеральной Службе Безопасности.

Кирк остановился перед дверью хранилища, настроил трикодер, так чтобы он функционировал как отмычка и нацелил прибор на хранилище. Он знал, что теперь его фиксируют все визуальные сенсоры. Но больше это не имело значения. Ему нечего было скрывать. Власти должны, наконец, выслушать его.

Он активизировал глушитель схемы со стандартным сигналом, глубоко вздохнул, надеясь, что в Звездном Флоте действовали в строгом соответствии с инструкциями, ввел в трикодер коды безопасности Элиссы, настроил передачу и нажал пуск.

Он думал, что теперь, когда с Элиссы сняли все обвинения, ее коды безопасности вновь восстановили. Так и было.

Кирк почти вскрикнул от облечения, когда один за другим огоньки на двери хранилища замигали, и он услышал щелчок.

Он положил сенсор на хранилище, качнул, отрывая тяжелую дверцу, и…

В камере было пусто.

Дилитий, которым заменили украденные кристаллы, исчез.

Кирк почти сразу пришел в себя, и решил, что пока это не главная проблема. Он потерял счет секундам и знал, что должен спешить.

Он проверил внутреннюю поверхность дверцы хранилища и заметил, где были установлены модернизированные глушители.

И в тот миг, когда он понял, что у него ничего нет под рукой, чем можно было бы извлечь этот глушитель, в воздухе зазвенел странный мелодичный звук, и хранилище осветилось мерцающим золотистым светом.

Транспортер.

Чувствуя внезапную слабость, Кирк медленно развернулся и увидел троих офицеров Безопасности Звездного Флота с нацеленными на него лазерными пистолетами.

Кирк поднял руки:
- Я могу все объяснить.

Но это никого не интересовало.
глава 39
Четырнадцатилетний Джимми Кирк бежал, спотыкаясь, по мерзлой земле к ферме Лейтонов. Ледяной воздух обжигал легкие, но он не мог позволить себе остановиться. Ребята были где-то здесь. Его ребята. Те, за кого он отвечал.

Как самый старший в хижине, он следил за тем, чтоб их одежда всегда оставалась чистой, чтоб они не забывали отвечать на письма своих родных, чтобы они никогда не забывали учить уроки о севообороте, о том как заботится о транскатлах. Но теперь он больше не обманывал себя о том, что происходит на самом деле. Он уже не искал других путей и не надеялся на лучшее. Теперь самое главное, что он должен был сделать – это поддержать своих малышей.

Он добрался до края поляны. За деревьями виднелась обгоревшая стена сарая, готовая рухнуть в любое мгновение. Сквозь нее сверкали звезды. Перед тем, как выбраться из густой тьмы на поляну, он на миг остановился, чтобы перевести дух. Он пытался найти хоть какой-нибудь след, пытался понять, куда ушли ребята.

А потом он заметил справа красную вспышку. И еще одну. И еще две. На поляне велся лазерный огонь. Он вздрогнул и отшатнулся, испугавшись взрывов. И тот час кинулся в направлении выстрелов. Он мчался, не разбирая дороги, налетая на деревья, спотыкаясь о корни и упавшие ветки. Он поймал собственную лазерную винтовку, когда та почти упала, зацепившись за ветки.

Он растерялся и признавался себе, что единственная причина, которая заставляла его бежать – это его малыши. Он увидел вспышку и лучи ручных фонарей, рыскавшие по земле и заставил себя остановиться и отдышаться. Он спрятался на краю поляны, стараясь рассмотреть тех, у кого были фонари и что они делали.

Взрослые. Двое. Он подумал, что может быть, на другом конце поляны есть еще люди, спрятавшиеся или распростертые на земле. Но фонари больше не светили, и он ничего не видел.

Он прятался в своем укрытии и не знал что делать. Он боялся, что появится Метью со своими молодчиками и отрежет ему все пути к отступлению. И тогда он никогда не сможет разыскать ребят.

Мысли лихорадочно прыгали. Он отчаянно пытался найти выход. Он решил, что нужно подождать, пока взрослые уйдут с поляны и тогда можно будет пересечь открытое пространство. Он попытался заставить себя не думать о том, что может найти с другой стороны. Но если кто-то из ребят там был, он, по крайней мере, узнает, что с ними случилось.

Он сконцентрировался на двух высоких фигурах, которые стояли посреди поляны, светя своими фонариками себе под ноги. Там что-то было. Они на что-то смотрели, и один из них что-то проверял. Джимми увидел светло-голубой свет. Похожий на тот, который испускал маленький экранчик сенсора. И тогда…

Джимми мигнул. Ему на мгновение показалось, что у одного из взрослых было две головы. Он не помнил, чтобы в колонии были инопланетяне. И он вообще не знал ни каких двухголовых инопланетян. Инопланетяне прибыли в составе спасательной экспедиции?

Обе фигуры повернулись к нему, и Джимми тотчас оказался в луче прожектора. Свет ударил по глазам. Он почти ослеп и не мог пошевелиться.

В душе поднялась паника, и он едва расслышал слова, обращенные к нему:
- Все нормально, парень. Выходи. Мы не сделаем тебе ничего плохого.

- Кое-кто здесь знает тебя.

- Джимми?

- Это Донни Рой.

- Джимми, мне холодно. Пожалуйста, помоги.

У Джимми не осталось выбора. Он встал и, отбросив сухие ветки, шагнул на поляну. Он заслонился рукой, чтоб чуть-чуть защититься от света.

- Донни?

Он подошел довольно близко, чтобы как следует рассмотреть этих людей. Один из них – незнакомый почти взрослый парень. Другой – рыжеволосый человек с высоким лбом и аккуратно подрезанными бородой и усами. Он выглядел очень знакомым. Может быть один из фермеров, которого он встречал летом?

- Кирк? – спросил человек. И Джимми сразу понял, почему у него две головы. Он нес Донни, закутав в свой плащ.

Теперь Джимми понял, откуда ему знаком голос рыжеволосого. Он слышал его по общественному ретранслятору.

- Я – Джимми Кирк. А Вы, на самом деле губернатор?

- Да, - подтвердил человек, - Ты искал здесь своего друга?

Кирк кивнул. Он не мог точно сформулировать почему, но точно знал, что нельзя говорить о том, что он искал и других ребят.

- Ну, тогда беги, - он опустил Донни на землю, малыш подбежал к Джимми и обхватил его за ноги. Джимми почувствовал, как того бьет дрожь.

- Я слышал о тебе много хорошего, Кирк. Поэтому ты попал в мой список. Ты понимаешь, что значит быть в моем списке?

Джимми стиснул пальцами красный платок.

- Верно. Это значит, что теперь ты работаешь на меня. Помогаешь нашей колонии пережить трудные времена. Именно то, что нам необходимо сделать. Ты согласен со мной?

Джимми смог только выдавить:
- Да, сэр.

- Отлично, - губернатор потрепал Донни по голове, - Ты на самом деле хочешь помочь своему маленькому товарищу?

Джимми не знал, что от него ждут, поэтому повторил:
- Да, сэр.

Губернатор серьезно посмотрел на Джимми сверху вниз:
- Я хочу, чтоб ты отвел Донни в склады. Подойди там к любому из больших столов, - он вытащил желтую карточку и вручил ее Джимми, - Отдай это кому-нибудь, любому, у кого будет красный платок, и скажи, что это для твоего друга. Они все проверят и отвезут его к родителям.
Губернатор сделал паузу и смерил Джимми пронзительным взглядом:
- Для детей очень важно быть рядом с родителями, особенно в такое время. В трудные времена – это лучшее решение. Единственное решение.

Джимми посмотрел на карточку. На ней значилось: ТАРСУС IV, АКТ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ МЕР, ГРУППА 2. И все.

- Вопросы?

- Н-нет, сэр.

- А потом… - губернатор сунул руку в карман и вытащил еще одну желтую карточку, - Ты отдашь им эту карту. Это для тебя.

ГРУППА 2. Так же как у Донни.

- Я знаю, что здесь нет твоих родителей, но мои люди и о тебе тоже позаботятся. Кстати, это тебе больше не понадобится, - губернатор протянул руку к винтовке Джимми, - Я заберу ее у тебя.

Джимми изо всех сил старался выглядеть невозмутимым. Он понял, что означали желтые карточки – его и Донни должны убить.

Губернатор между тем продолжал:
- Если ты найдешь еще кого-нибудь из своих друзей, пока будешь добираться до складов, то эти карты распространятся также и на них. Не забудь им об этом сказать. Если они вместе с тобой вернутся к складам, то скоро окажутся вместе с родителями или опекунами там, где им будет тепло и хорошо. И совсем не надо будет волноваться о том, где найти еду. Понял?

Кирк понял, что губернатор не убил его на месте только потому, что других ребят еще не загнали. Как зверей.
- Да, сэр, - сказал он как можно тверже.

Губернатор смотрел на него сверху вниз. Его ровное дыхание клубилось в свете фонарей, словно туманность в открытом космосе. Джимми знал, что уже никогда не забудет это лицо, этот голос. Если он выживет.

- Тогда иди и помоги нам всем.

Джимми наклонился, поднял малыша Донни на руки. Он был согласен не то что бы идти, а мчатся в панике, куда глаза глядят.

- Не этой дорогой, - сказал губернатор.

Джимми пошел было к противоположной стороне поляны. Он надеялся найти там других спрятавшихся ребятишек. Пришлось вернуться. Губернатор указал на плотную стену деревьев.

- Это самая короткая дорога.

- Да, сэр, - сказал Джимми.
Он понял – другие дети убиты.

У Джимми сжималось сердце от того, что здесь нет его папы. Если бы только папа и папин звездолет и все его друзья спустились вниз в золотом сиянии транспортера с едой, лазерами и теплой одеждой. Он отчаянно хотел, чтоб кто-нибудь откуда-нибудь появился и забрал его из этой темноты и холода.

Джимми безмолвно кричал, зовя на помощь. Много раз он звал папу и весь Звездный Флот, чтоб они пришли и всех спасли.

Этот крик все еще эхом отзывался в уме семнадцатилетнего Джима Кирка, когда он распахнул глаза в темноте камеры на гауптвахте Учебного центра.

Прошло три года, а он все еще ждал, что его кто-нибудь спасет.

Споку дали пятнадцать минут на свидание с заключенным в ярко-оранжевом комбинезоне.

- Стретч. Что нового?

- Ты не мог бы выразиться более определенно?

Спок посчитал свой вопрос самым разумным. Но Кирк нахмурился и перегнулся через маленький металлический столик, куда их привели охранники:
- Ладно, попробуем по-другому: кто вырвался вперед при переигровке в лакросс? Как ты думаешь, что я имею в виду?

Спок, прежде, чем снова заговорить, на мгновение запнулся. Он решил, что возможно Кирк спрашивал в своей импульсивной манере о главных новостях. Он пододвинул стул, скрестил руки и также наклонился поближе. Он оглянулся по сторонам, убедившись, что охранники находятся достаточно далеко, и не могли не то, что услышать, но даже прочитать по губам.

- Я подозреваю, что Гриффин собирается исчезнуть в течение сорока восьми часов.

Кирк наклонился еще ближе:
- Как ты узнал?

- Он транспортирует грузовые контейнеры с Пасифик Рима на находящийся на орбите частный корабль.

Кирк сморщился, словно от боли. Спок с беспокойством посмотрел на него.
- Я имею в виду, откуда ты это знаешь? Они тебя отпускали из Центра?

- А, понял, - сказал Спок, - кроме кражи дилития и покупки украденных каров Звездного Флота, Гриффин скупал редкие артефакты, украденные из Вулканского Посольства… вулканцами.

Настала очередь Кирка изумится:
- Да? И?..

Спок наклонился еще ближе:
- Поскольку я расследовал эту кражу из Посольства, я представился как поставщик артефактов Вулкана.

Кирк нетерпеливо кивнул:
- Давай ускорим это, Стретч. У нас только пятнадцать минут.

- Я продал один из них Дэле. Маленькую статуэтку. Это, конечно, была подделка. Но большинством известных способов подделку невозможно обнаружить, потому что в нее вмонтирован специальный трансмиттер, который создает ложное изображение на сенсорах и показывает, что это подлинник.

Кирк был впечатлен:
- То есть как ретранслятор сенсора.

Спок знал, что трансмиттер, который сконструировал он, был гораздо лучше и сложнее, чем ретранслятор сенсора, который построил Кирк. Но он решил, что сейчас не время напоминать человеку о его неполноценности.
- У него несколько иной принцип, но в целом это тоже самое, - признал он.

- Но это все же не объясняет, каким образом ты узнал, что Гриффин собирается сбежать именно сейчас.

Спок положил руку на грудь, удостоверившись, что его медальон IDIK просвечивал сквозь белую рубашку:
- В поддельном артефакте находится трансмиттер, - повтори он.

Кирк расплылся в улыбке гораздо быстрее, чем ожидал Спок:
- А эта штука, которую ты носишь – приемник.

Спок снова скрестил руки.

- Именно поэтому ты так беспокоился о счетчиках дельта-лучей, - сказал Кирк, - Тебе нужно спрятать приемник в ботинке, тогда не надо будет больше волноваться, что счетчик закреплен поверх него.

- Ты сказал, что у нас есть только пятнадцать минут, - напомнил Спок.

- Что тебе еще известно?

Однако Спок не очень много узнал через свой жучок в офисе Гриффина. Чтоб его невозможно было обнаружить, Спок запрограммировал устройство на запись звука в течение нескольких часов подряд, а затем передачу сжатых, зашифрованных данных с неравномерными интервалами в микросекунду, подпространственными импульсами. И много раз это была просто запись тишины, когда офис Гриффина пустовал.

Но во время своих часов для самоподготовки, он получил доступ к компьютерной сети Звездного Флота через библиотечный компьютер Учебного центра.

- Я получил доступ к данным Звездного Флота. В этом списке перечислено все украденное или объявленное пропавшим без вести за прошедший год. Это период, в течение которого действовала преступная организация Гриффина. Я полагаю, что он собрал коллекцию отдельных предметов, которые при соответствующей модификации позволят построить небольшое судно, которое на всех сенсорах будет выглядеть как легитимный шаттл Звездного Флота.

Кирк внимательно слушал, не говоря ни слова, и Спок воспринял это как ментальные попытки человека воскресить в памяти логику. Он уже готов был сказать, что у них слишком мало времени, и он не успеет закончить подобное упражнение, когда Кирк жестом остановил его:
- И это позволило бы Гриффину использовать этот кораблик как шаттл Звездного Флота. И никто его бы не заподозрил, потому что никто не воровал шаттлы.

- Именно, - согласился Спок снова удивленный и впечатленный, - Я не знаю, каким специфическим образом собирается Гриффин использовать подобное судно. Возможностей очень много.

- У тебя есть какая-нибудь теория, почему гении Звездного Флота этого не поняли?

Спок мигнул:
- Я полагаю, что аналитики Звездного Флота не до такой степени непорядочны, чтоб допустить, что Гриффин может такое сделать.

Кирк усмехнулся:
- А ты?

- Я в значительной степени изучил литературу.

- Ага! И каково ваше заключение, Шерлок?

- Спок.

- Время… - предупредил Кирк.

- Я полагаю, что аналитикам Звездного Флота известно о том, что Гриффин скупает краденные вулканские артефакты, но они не могут объединить эти предметы с другими украденными вещами. Таким образом, они не могут увязать все факты и придти к подобному выводу.

- И ты считаешь, что артефакты имеют отношение к постройке липового шаттла Звездного Флота?

Спок кивнул. И пока он собирался провести человека след в след за каждым шагом его неумолимой твердой логической цепочки рассуждений, Кирк щелкнул пальцами и прервал его:
- Гриффин знает, что артефакты – подделки!

Брови Спока взлетели вверх, не подчиняясь его мысленному контролю.

- Гриффин знает, что все вулканские артефакты – подделки! И твоя, и те, из посольства.
Настроение Кирка словно переключилось. Он стал острым, интенсивным и сосредоточенным.
- Но, с другой стороны, это даже к лучшему. Потому что он хочет только извлечь из них глушители, которые могли бы обмануть сенсоры. Он их использует, чтоб завершить полную иллюзию идентичности поддельного транспорта Звездного Флота, который хочет построить.

Это заключение было для Спока вспышкой молнии. Если это так, то на самом деле никакого преступного заговора внутри посольства никогда не было? И он вместо этого, обнаружил секретную операцию персонала посольства раскрыть внешний преступный заговор? Если так, то оригинальные артефакты никогда не были украдены. И они все еще находились где-то на территории посольства.

Перед Споком с болезненной ясностью разворачивалась логика плана. Служащие посольства создали по две копии каждого артефакта, который они «украли». Одна из копий с вводящими в заблуждение сенсоры глушителями, была отдана Гриффину. Вторые копии – те, которые он нашел в кабинете в посольстве были созданы как гарантия против возможности, что Гриффин каким-либо образом попытается проверить, что воры оставили в посольстве дубликаты вместо оригиналов.

- Эй, ты все еще здесь? – спросил Кирк.

Спок вернулся в настоящее.

- Еще одни вопрос нуждается в твоей логике, - продолжал Кирк, - Когда ты нашел список вещей, которые украл Гриффин, там было что-нибудь, что он пропустил? Что-нибудь, что ему по-прежнему необходимо, что он должен получить, до того, как сможет построить этот корабль-фальшивку?

Спок кивнул. Он уже полностью пришел в себя и вернул контроль:
- Из Академии Гриффин украл приблизительно половину необходимого для запуска варп-двигателя шаттла звезднофлотовского класса количества дилития.

Кирк сжал челюсти. Спок заметил, что это было признаком загадочных мыслительных процессов, которые тот использовал вместо логики.

- Ты знаешь, что я узнал, когда открыл хранилище дилития, пред тем как они меня арестовали?

Этот факт Споку был не известен. Единственная информация, которую он смог раздобыть в компьютерной системе Звездного Флота, что рекрут Кирк арестован и обвинен в краже. И что кадет Корсо вовлечена в это как его сообщник и оказалась перед возможностью исключения из Академии. Там были классифицированы дополнительные детали инкриминируемого преступления. Вероятно, это было сделано с той целью, чтоб другие могли идентифицировать пороки безопасности и предпринять меры по недопущению подобных преступлений в дальнейшем.

- При других обстоятельствах, - сказал Спок, - я бы тебя поздравил.

- Эта штука, - сказал Кирк, - регистрационные записи, к которым я на прошлой неделе получил доступ… В них сказано, что украденный дилитий заменен новой партией. А когда я открыл хранилище, там было пусто. Гриффин мог каким-нибудь образом сбежать с остальной частью дилития?

Спок почувствовал удовлетворение, что знает ответ на вопрос. Одной из причин того, что он сделал, было то, что на этой неделе поменяли программу инженерного курса.

- Дилитий всегда в дефиците, - объяснил он, - Кристаллы, которые были заменены в Комплексе Слоан, реквизировали для более жизненно важных целей.

- И что за цели?

- Ремонт звездолета Энтерпрайз близится к концу, намного раньше срока. А дилитий, предназначенный для него, все еще на пути с Дельта Веги. Поэтому, чтоб ускорить калибровку его новых двигателей, дилитий из Комплекса Слоан два дня назад передан в Космический Док.

- И мне никто об этом не сказал? – пожаловался Кирк.

- Ты не в… - по выражению его лица Спок понял, что должен замолчать, - Еще одно выражение?

- Сарказм, - Кирк стукнул кулаком по ладони, - Итак, именно это нам необходимо сделать…

Спок уставился на него, встревоженный тем, что его самообладание снова поколебалось, и он упустил что-то важное из того, что говорил Кирк.

- Подумай, Стретч, звездолет, находится на ремонте. На нем нет полного экипажа. Ремонтная бригада все время приезжает и уезжает. Намного легче тайно проникнуть на борт судна, чем пробраться в Ноль Основание.

Споку совсем не понравился оборот, который приобрела их беседа:
- Тайно проникнуть на борт?

- Гриффин попытается найти дилитий, - продолжал Кирк, - и он собирается это сделать в ближайшие сорок восемь часов.

Спок понял, что он не может постичь элементарную человеческую логику, так же как и человека.

- Это твой вывод, - напомнил ему Кирк, - Он собирается убраться отсюда в ближайшие сорок восемь часов и ему очень нужен дилитий. Все, что нам нужно сделать, пробраться на Энтерпрайз до него, подождать пока он начнет действовать и застукать его в самом сердце Космического Дока, откуда он не сможет сбежать.

Время вышло. Охранники приблизились к столу.

Спок поднялся, рассматривая Кирка с изумлением, доступным вулканцу.
- Что? – спросил Кирк, - Это ведь логично?

- За исключением одного ключевого пункта. Ты находишься на гауптвахте.

- Только логически обоснуй, как нам оказаться на борту этого судна. А детали предоставь мне.
глава 40
Даже после столетий войны, бедствий и последующего возрождения, некоторые традиции оставались неизменными. И на Земле все еще главенствовало понятие уикэнда.

Для кадетов Академии двухдневный перерыв в рутине, следовавший за пятидневным периодом крайне регламентированной деятельности, было временем независимых исследований, собственных дел, а некоторые старались урвать побольше времени для сна. Для рекрутов Учебного Центра эти два дня в конце августа были первыми свободными выходными, и сон был отложен до утра понедельника.

Поскольку Спок подготовил свои койку и шкафчик для осмотра еще в субботу с утра, он хорошо знал о планах остальных членов Золотой Команды на свободное время. Он также хорошо знал обо всех их недвусмысленных попытках исключить его из этих своих планов.

Даже если бы он был человеком, Спок сомневался, что подобные обстоятельства его бы сильно беспокоили. У него были свои собственные планы на выходные. И, конечно же, он не собирался ими делиться с так называемыми товарищами по команде. Он решил, что вряд ли у кого-нибудь возникнет желание рискнуть провести следующие два года своей жизни в исправительной колонии, независимо от того, насколько благородной была бы причина.

Чем больше Спок размышлял над тем, что запланировал, тем больше он думал, что две недели назад он также вряд ли бы рискнул провести следующие два года в колонии Звездного Флота.

Но две недели назад он еще не встретил Джима Кирка.

Ровно в 0800 часов Золотая Команда распалась на выходные, по большей части расходясь группами.

Спок в одиночестве шагал к главным воротам Центра, туда, где его ждал кар Посольства, покачиваясь на парковке. Когда он забрался в кар и поднялся в воздух, то задался вопросом: вернется ли он в Звездный Флот в воскресенье ночью, или когда-нибудь вообще.

На гауптвахте же не было никаких выходных.

Кирка разбудили в 0500 часов и через барьеры безопасности передали ему завтрак. Ему дали тридцать минут на то, чтобы подготовиться к работе.

Не имело значения, что его еще не осудил трибунал. В отличие от его статуса во время первой стычки с властью Звездного Флота, теперь он уже не был гражданским лицом и подпадал под Устав. За один только обман офицера когда он сказал, что потерял свою кепку для того, чтоб получить несанкционированный доступ в охраняемый объект – лабораторию Нуль Основания – Кирка ждало наказание в виде лишения свободы сроком на десять дней при отбывании трудовой повинности.

Охранники обещали ему, что эти десять дней будут настоящими каникулами по сравнению с тем, что ждало его в Новой Зеландии – куда он должен был отправиться, как только состоится трибунал.

В ответ на хамское отношение охранников, Кирк во всех подробностях описал им, что он не намерен отправляться в Новую Зеландию или проводить десять дней как раб или хоть на один час задерживаться в Звездном Флоте дальше.

Охранники с наслаждением выслушали его тираду, а через час он с лопатой в руках стоял на коленях вместе с четырьмя другими заключенными в забитом угольной пылью подвале Учебного Центра – в Строении номер 5.

- Начинайте сгребать, - скомандовал им босс.

- Вступайте в Звездный Флот и почувствуйте запах иных миров, - пробормотал один из арестантов.

Кирк молча работал лопатой и был уверен, что долго здесь не пробудет. И если бы его спросили, почему он в этом так уверен,, он бы не мог ответить точно, но знал, что найдет способ как отсюда убраться.

Кир'Шара – воплощение учения Сурака – оплот вулканской цивилизации. Точная копия устройства представляла собой узкую каменную пирамидку, высотой едва достигавшую метра и находящуюся на почетном месте в саду медитации вулканского Посольства.

Там Спок и нашел отца. Он рассматривал артефакт, который так хорошо отражал задачу, стоящую теперь перед каждым современным вулканцем: Как могло такое произойти, что что-то, столь необходимое для правил логики было потеряно вулканцами, только для того, чтоб быть найденным людьми?

Почти столетие по земному исчислению философы пытались решить этот вопрос. И никто до настоящего времени не смог найти адекватного ответа.
- Тебе этого достаточно? – спросил Сарэк, когда Спок приблизился к нему.

Отец Спока носил довольно простой коричневый наряд, лишенных каких-либо церемониальных драгоценных камней или дипломатических отметок. Спок также переоделся в свою темную гражданскую одежду и накидку. Он отметил про себя, как отец поднял бровь, когда заметил новую прическу сына.

- Достаточно чего? – спросил Спок.
Он стоял позади отца, по обыкновению стиснув за спиной руки. Оба не отрываясь смотрели на Кир'Шару.

- Я полагаю, люди называют это «игрой», - Сарэк даже не потрудился скрыть презрение к этому термину. Хотя никто, кроме его сына не заметил бы изменений в интонации Сарэка.

- Ты имеешь в виду мою вербовку в Звездный Флот?

- Конечно, я именно это и имею в виду, - коротко бросил Сарэк Споку.

Спок почувствовал, словно ему опять десять лет и ему опять делают выговор за то, что он показал свою неприязнь другим маленьким вулканцам, когда те насмехались над ним:
- Я нахожу, что это интересный опыт.

- Итак, это легкомыслие продолжается в течение двенадцати дней, но это не означает, что оно должно продолжаться в течение года.

- Я заключил контракт на два года. И я ожидаю провести это время в назидании и обучении.

- Это будет напрасная трата твоего времени.

Спок никогда не слышал, чтоб отец разговаривал так резко.

- Отец, по всем стандартам я уже взрослый. Я сам имею право выбирать направление своего образования.

Сарэк перевел взгляд со Спока и инопланетное голубое небо. За исключением этой явной аномалии, его окружало все вулканское: и растительность и архитектура. Убежище от слишком долгой и тесной работы с человеческим миром. Даже в воздухе здесь витали ароматы высушенных трав и пустынь Вулкана.

- Этот мир сбил тебя с толку, - сказал Сарэк.

- Я уверяю тебя, нет.

Сарэк откашлялся. Спок часто слышал, как он это делал, когда настраивался, чтоб вступить в полемику, с тем, с чем был полностью не согласен:
- Отлично. Если ты считаешь себя взрослым, то я приму меры для того, чтобы ты получил дипломатические допуски безопасности. Это позволит посвятить тебя в детали того, что как ты уверен, является преступным заговором в этих стенах.

- Мне уже известны все детали.

Сарэк одарил его скептическим взглядом.

- Артефакты, - начал Спок, - проданные преступной организации, во главе которой стоит человек по имени Абель Гриффин, являются подделками, оборудованными устройствами, которые позволяют давать ложные показания сенсоров. Таким образом, Посольство сотрудничает с властями Земли, чтоб раскрыть секреты организации, определить причины и связать воедино все необычные предметы, которые очевидно, были украдены.

Сарэк смотрел на Спока с таким видом, словно не мог поверить, что перед ним действительно стоит его сын.

- Ты это вычислил? – спросил Сарэк, - Логическим путем?

- Я занимался расследованием.

- Впечатляюще.

Спок постарался не позеленеть. Он не помнил, чтоб отец когда-нибудь так его хвалил:
- Спасибо.

- Ты хочешь знать остальное? – спросил Сарэк.

- Да.

- Тогда тебе нужны допуски.

Спок понял, что отец расставил логические силки:
- Я уже продемонстрировал, что заслуживаю доверия.

- Тебе немного удалось раскрыть самостоятельно.

Спок понял, что он попался в ловушку. Но ему необходимо было узнать то, что знал отец.
- Отлично. И каким образом я могу получить разрешение?

- Ты должен уйти из Звездного Флота. И принять предложение Академии наук Вулкана, - Сарэк, не мигая, уставился на сына, - тогда я пойму, что ты – взрослый.

- А если я не сделаю то, что ты предлагаешь?

- Спок, это будет нелогично, если ты не поступишь так, как я предлагаю.

Спок был не в состоянии сдержать внезапный приступ стыда от этих жестких слов, брошенных ему:
- Я сожалею, что пришлось быть таким резким, - сказал Сарэк, хотя было уже слишком поздно смягчать шок от его оскорбления, - Но это правда.

Спок никогда не был настолько взбешен словами отца. Он постарался говорить невозмутимо, но еще больше усилил конфронтацию:
- Абель Гриффин убил консульских агентов Страда и Креста.

Сарэк отшатнулся от Спока. Ему понадобилось несколько мгновений, чтобы придти в себя:
- Мы это предполагали. Как ты узнал, что это правда?

- От свидетеля.

- И кто он? Человеческий мальчишка, который впутал тебя в это дело?

- Нет, - ответил Спок, - И он не вовлекал меня, когда я обнаружил, что ты не доверяешь мне в полной мере, чтоб рассказать всю правду.

- Спок, обратись к логике. Два лучших консульских агента были убиты. Разве ты не осознаешь опасности, к которой могут привести твои действия? Мое решение не было основано на том, что я тебе не доверяю. Я лишь хотел защитить тебя.

- И почему ты не рассказал мне об этом еще тогда?

Сарэк бросил на Спока едва уловимый изумленный взгляд:
- Только вообрази себе все вопросы, которые откроются перед тобой, когда ты получишь допуски. В этом ты очень похож на свою мать. Против всякой логики, иногда создается впечатление, что ее привлекает опасность и… возбуждение.

- Интересно, - сказал Спок.
Он никогда не предполагал о подобном аспекте индивидуальности его матери, но внезапно видел в этом у логику. От человеческой перспективы. Иначе как еще объяснить страстное желание спутаться с инопланетянином и провести жизнь в инопланетном мире, если нет, то, по крайней мере, маленькая частичка оставалась на волнение?

- «Интересно» - не ответ, - сказал Сарэк.

- Сейчас я не уйду из Звездного Флота.

- Могу я спросить, почему?

- Фактически, ты требуешь, чтоб я ушел как условие того, что ты сообщишь мне больше сведений о преступной организации. Предположил, что преступная организация и Звездный Флот связаны между собой. Это лишь подтверждает мою оценку о целях преступной организации.

Сарэк был заинтригован:
- И какова твоя оценка?

Но Спок не видел причины отвечать. Если его собственный отец, возможно один из самых блестящих умов на Земле, был не в состоянии вычислить что Гриффин совершал кражи для того, чтобы построить шаттл Звездного Флота, это могло значить только одно. Ему не хватало какой-то важной информации. И так как Посольство Вулкана только содействовало расследованию, вероятно Звездный Флот утаивал какую-то важную информацию.

Спока внезапно поразило то, что Джим Кирк, возможно, был прав. И на каком-то уровне командования, Звездному Флоту нельзя было доверять.

- Спок? – снова спросил Сарэк, - Ты расскажешь мне о своей оценке ситуации?

Спок вычислил вероятную цепь событий, которые могли прийти в движение, если его отец получит данные, которые хотели скрыть от него заговорщики. Ни один из возможных результатов был неприемлем.

- Нет, - ответил Спок. И это было единственным ответом, который он мог дать.

Сарэк оскорблено вскинул голову:
- И в чем причина?

«Потому что я не хочу, чтоб ты попал в беду», - подумал Спок. Но он не мог высказать своему отцу свою тревогу. Это только бы вдохновило Сарэка и удвоило его усилия на то, чтоб докопаться до правды, которую заговорщики от него скрывали.

- Мне жаль, что сейчас я не могу рассказать тебе об этом, - сказал Спок. Он сверился с Солнцем, чтоб определить время. У него было еще слишком много дел, - Мне нужно идти.

- Куда?

- У меня есть кое-какие дела.

- Связанные с твоим расследованием?

- Я бы предпочел промолчать, - Спок поднял руку и сложил пальцы в особом древнем приветствии, - Мира и долгой жизни, - а потом он развернулся…

Но Сарэк догнал его, словно собирался заступить сыну дорогу:
- Спок. Ты – чужак в чужом мире. Что ты можешь сделать?

Спок резко повернулся, и вытянулся перед отцом. Он мгновенно понял очень многое:
- Ты ошибаешься, отец. На Земле ты – чужак. а не я. Так же как и моя мать.
глава 41
Кирк понимал, почему остальные ребята из Золотой Команды его сторонятся. Они мечтали о звездах, их убеждали, что они были частью некоего элитного клуба верно мыслящих благодетелей человечества, и ни один из них был не способен снять свои розовые очки… Звездный Флот был всего лишь несовершенной организацией, которой несовершенные люди несовершенно управляли. В истории было полно примеров подобных попыток: когда кто-то из самых лучших побуждений строил грандиозные планы и бахвалился вначале, а потом все они оказывались на свалке, полностью дискредитированные.

Но Кирк одного не мог понять, почему его сторонились четверо его напарников – арестантов.

Все они были в равном положении: каждый из них сидел на гауптвахте Учебного Центра, каждый принимал участие в принудительных работах, каждый из них носил одинаковые комбинезоны Звездного Флота с надписью ЗАКЛЮЧЕННЫЙ. И поскольку они выполняли одну и ту же работу, он ждал, что в них проснется дух товарищества. В конце концов, все они были «плохими парнями», которые сопротивлялись бюрократии.

Но, видимо, остальные четверо совсем по-другому на это смотрели.

По каким-то неизвестным ему причинам, все они принимали и лишения и наказание. Но Кирк все же смог выяснить, за что они оказались на гауптвахте.

Пейсли, специалист по коммуникациям из Западной Вирджинии, сообщил о том, что совершил отвратительно нарушение – он поздно возвратился из увольнения, хотя и не опоздал к началу рабочего времени. Тихоня Гамильтон, через месяц, после того как был назначен сержантом охраны на Энтерпрайз, был арестован во время хоккейного матча между командой УЕСПА и командой Звездного Флота, тренером которой он был и которая была разбита со счетом 18:2. На трибунах завязалась потасовка, за что его и арестовали. Хорн, инженер – связист, скорей всего отстал от других шутников, и единственный из всех новобранцев был задержан в командном офисе вместе с дюжиной вопящих черных куриц, стащенных из Холла поддержки аграрных колоний. И Роллинс, с ног до головы покрытый татуировками маори, которому каким-то образом удалось взломать командную систему, и пожаловаться на нехватку оборудования для обеспечения безопасности инженерной лаборатории кому-то другому, а не его непосредственному начальнику. Его арестовали тоже, несмотря на то, что это охранное оборудование на самом деле было плохим.

Кирка был потрясен, когда услышал, что такие примитивные нарушения всех закончились одним и тем же: всех их арестовали на один или два уикэнда и приговорили к принудительным работам.

И все же ни один из этих закоренелых преступников, по крайней мере в Звездном Флоте их считали закоренелыми, даже представить себе не мог то, что вытворил Кирк. Поэтому, когда они узнали, что рекрута поймали за то, что он пытался проникнуть в хранилище дилития, все они от него отвернулись.

Кирк в свою очередь не мог понять, как люди, настолько преданные системе, когда-нибудь смогли бы выжить на переднем крае исследований. Звездный Флот опять оставался для него непостижимым, и он не видел способа понять это.

В 0200 часов, когда Кирк и остальная бригада закончили очистку подвала, чтоб инженерная команда смогла начать автоматическую проверку остальной части сливной трубы, идущей к главной коллекторной системе. За их усилия босс бригады наградил их пятнадцатиминутным перерывом, а потом, им предстояло переместиться к следующему рабочему месту уровнем ниже. Все тут же подоставали пакетики с едой и водой. Только один Кирк не присоединился к остальным. Вонь, которая витала в воздухе, вызывала тошноту при одном упоминании еды. Но это не помешало ему усиленно размышлять над способами спасения.

И пока другие арестанты сидели вместе и весело болтали, планируя совместные выходные в следующую субботу, Кирк притулился в сторонке на трубопроводе и кидал кусочки изоляции в темную застоявшуюся воду.

К счастью, он знал, что никто из других арестантов не присоединится к нему. Поэтому все, что ему оставалось сделать – это выбрать время, когда босс их команды отлучится, и тогда он…

Он покрутил головой, когда увидел, как солнечный зайчик прыгнул от входной двери утилитарного помещения и пробежал по облицованным пластиком стенам. В дверях возник силуэт – кто-то в серой форме кадета – первокурсника. Очень худой, ушастый первокурсник.
Кирк спрыгнул с трубопровода. Его ботинки хлюпнули в маленькой лужице. Но остальные арестанты не оглянулись и видимо не слышали – чем меньше они знают, тем лучше.

Силуэт прижал палец к губам и махнул Кирку.

Кирк понял, что надо действовать осторожно. Остальная команда продолжала болтать и не обращала на него внимания. Кирк тихонько скользнул в дверь, которую придержал Спок и аккуратно захлопнул ее за собой.

Через несколько секунд, если бы четверо арестантов взглянули туда, то заметили бы только маленькую полоску золотого света, который только одно мгновение сиял из-под двери, играя на влажных стенах, а потом исчез.

Кирка никто не хватится еще целый час.

- Где мы? – спросил Кирк.
Единственное, что он понял, что они стояли на платформе транспортера. Это было очевидно. Это помещение было идентично тому, куда Мэллори транспортировал его в первый из Комплекса Слоана на площадь перед Штабом Звездного Флота.

- Вулканский дипломатический корпус.

Спок спрыгнул с высокой довольно большой платформы, предназначенной для транспортировки одновременно десяти человек, как подсчитал Кирк, и подошел к пульту управления.

- И что, любой, кто хочет, может им пользоваться?

- Есть слабая утечка радиации, которая препятствует техническому персоналу обнаружить вмешательство, - Спок у пульта быстро вытаскивал и вставлял обратно во входные порты карты данных, - Вон там твоя форма и выход из транспортаторной, - он кивнул на стопку аккуратно сложенной одежды. Сверху на ней лежал какой-то инженерный дисплей, с вулканскими символами и индикаторными лампочками, - Оставь свой комбинезон и ботинки на платформе.

Кирк стянул грязную робу:
- И никакого сонического душа?

- Транспортер исключил все запахи.

Кирк принюхался и поднял новую форму. Спок был прав. Никакой вони от отбросов.
- Отличный трюк.

- Это не трюк. Система транспортеров Вулкана содержит базу данных неприятных запахов.

Кирк застегнул ботинки:
- Правда? Тогда я очень удивлен, что ими могут пользоваться люди.

- Схема вулканских транспортеров действительно потребовала значительной модификации, после первого… - Спок осекся и прикусил язык, словно его поймали, когда он выдавал сверхсекретные сведения вулканцев.

- Готов? – спросил он Кирка.

- Конечно. А для чего?

Спок отошел от пульта и протянул Кирку одну из карт ИД:
- Это пропуска Академии. Они также позволят нам получить доступ в Космический Док.

Кирк с удивлением воззрился на Спока:
- Ты не терял даром времени.

Из-за закрытых дверей послышались какие-то глухие удары.

- К сожалению, - сказал Спок, - мне пришлось работать очень быстро, и у меня было очень мало времени, чтоб «замести следы». Я думаю, этот речевой оборот уместен.

За дверями теперь слышались хотя и спокойные, но громкие голоса. Кирк понял, что они говорят по-вулкански. Он не понимал ни слова.

- О чем они говорят?

Спок сунул Кирку в руки одну из карт ИД и отбежал к платформе транспортера:
- Они пытаются оказать помощь техникам, которые, как они думают, пойманы здесь в ловушку и подвергаются смертельной радиации.

Кирк занял положение на линзе транспортера, на которую указал Спок. Спок встал рядом с ним и надел модуляционную ленту-очки с темно-янтарными линзами, а уши закрыл акустическими экранами. Кирк знал, что такие устройства носят колонисты с планет с разреженной атмосферой, пока не акклиматизируются на Земле. Кадеты – новички могли, в самом деле, носить такие приборы, и это было отличной идеей, чтоб прикрыть вулканские уши Спока. И эта маскировка не бросалась в глаза.

- Может быть, что-нибудь скажем тем парням за дверями? – спросил Кирк.

- Это только поощрит их усилия проникнуть сюда. Согласно данным, они знают, что если здесь поймают кого-нибудь из вулканцев, то ему уже не спастись.

От оставленного без присмотра пульта управления послышался электронный звук.

- Это правда? – спросил Кирк, - Тебе нет спасения?

- Я полагаю, что это вероятно, - ответил Спок, - Но эту гипотезу интересно было бы проверить.

- Мне нравится твой стиль, Стретч.

Спок щелкнул линзами модулятора, чтоб получше рассмотреть Кирка:
- Действительно, - все, что он сказал.

- Действительно, - ответил Кирк с улыбкой.

Спок опустил ленту и щелкнул линзами.

А потом они растворились в транспортере.

Элисса Корсо уставилась на пустую гардеробную, не в силах все же его закрыть. Неосознанно она аккуратно развешивала вешалки, чтоб даже в пустоте соблюсти порядок, принятый в Звездном Флоте. Когда это сделала, она закрыла двери, повернула ключ и бросила последний взгляд на свою комнату.

Падд Зее, ее учебники и компьютерный монитор аккуратно стояли на столе. Стол Элиссы был пуст.

Ее матрас был скатан, а белье сложено аккуратной стопочкой. Около них стояла ее сумка для прачечной, звезднофлотовская сумка с формой, спортивной одеждой, классным снаряжением… и всем остальным, что будет напоминать ей об этом месте, где сначала ее детская мечта осуществилась, а потом разбилась вдребезги.

Защебетал коммуникатор. Она посмотрела на идентификатор.

«Почему бы и нет?» - решила Элисса. Когда она уедет из Арчер Холла, здесь, по крайней мере, останется один хороший друг.

Она щелчком открыла коммуникатор:
- Привет, Зее.

- Ты все еще здесь?

- Почти ухожу. Ты рядом?

- Нет… слушай, мне очень жаль, но у меня сейчас Инженерный семинар, и мне никак не вырваться. И я не смогу вернуться, по крайней мере, еще несколько часов.

Элисса нисколько не сомневалась в ее словах, не потребовала подробностей. Она все поняла. Она нарушила Кодекс чести и теперь ни один нормальный кадет не станет с ней иметь дела.

- Ладно. Мне надо идти.

- Но это так быстро, Корсо. Я хочу сказать, что в прошлый раз они давали тебе несколько дней, чтобы подготовиться. Они собирались устроить Суд чести. У тебя, по крайней мере, был какой-то шанс, чтоб сопротивляться.

Элиссе совсем не хотелось вспоминать события последних двадцати четырех часов. Она не могла больше ни думать, ни чувствовать. Она умерла.

- Они заключили со мной сделку, - заявила она категорически, - Я подписала признание и согласилась принять исключение за нарушение Кодекса чести. И в Звездном Флоте согласились не привлекать меня по уголовной статье. А теперь я ухожу, и ухожу быстро. И покончим с этим.

- Уголовной? – Зее в самом деле казалось, была удивлена, - Это твой дружок пытался украсть дилитий, а не ты!

- Джим снова воспользовался моими кодами. А я была просто идиоткой. И он это понимал. Он всего лишь использовал меня. И если до меня было так легко добраться, то я не могу больше здесь находится. Это же так просто.

- Мне очень жаль, что ты не смогла с этим бороться. Мне очень жаль, что меня нет рядом, и что ты не можешь пойти к Коменданту и рассказать ему, кто на самом деле должен за это ответить, а вовсе не ты.

- Нет. Проехали. Я возвращаюсь на Райзу. А ты… ты будь адмиралом, или кем-нибудь еще.

- Я приеду к тебе при первой возможности.

Элисса знала, что Зее не приедет, но оценила эту ложь:
- Я буду рада тебя видеть. Жарких струй, ха!

Зее не рассмеялась над старинным приветствием космонавтов:
- И тебе того же. Счастливого приземления, - и прервала связь.

Элисса, наконец, осталась одна и совсем растерялась. Он не сказала Зее, но кое в чем она была с ней согласна.

Джим Кирк должен был заплатить за все, что с ней сделал.

Зее щелчком закрыла коммуникатор и радостно крикнула:
- Сработало!
Она обняла Гриффина, радуясь, что Дэла на грузовой палубе с мальчишками, - Ты бесподобен.

Гриффин игриво хлопнул ее по заднице, а затем отодвинулся – она совсем не рассчитывала на такую реакцию:
- Она на самом деле уезжает?

- Они получили ее признание. Конец.

Гриффин опустился на стул. Его голос эхом раздавался в пустом офисе. Все, что здесь оставалось – только старая мебель. Все было собрано: все ковры, все коробочки и другие вещицы, накопленные в течение года – все было упаковано, увезено и транспортировано на орбиту на Случайную Волну – маленький блестящий частный кораблик, который он нанял. Не очень удобный для пассажиров, хотя они не собирались долго путешествовать на нем. Зато у него был замечательный просторный грузовой трюм и недавно модернизированный транспортер, который прошел проверку для биологических организмов.

- Ну и что? – спросила Зее, - Все закончилось?
Она была в своей кадетской форме. Длинный плащ, который она носила, чтоб спрятать форму, был скомкан и брошен на кушетку. Она сдернула вниз свою серую рубашку, приводя себя в надлежащий вид, если он вдруг придет в себя.

- Почти. Но не для тебя.

Она потянулась и обняла его:
- Тогда я пойду за тобой.

Он неподвижно смотрел на нее до тех пор, пока она не убрала руки:
- Ты знаешь, что этого не будет.

Зее с оскорбленным видом уставилась на него:
- Я сделала все, что ты велел. Мы заключили сделку.

Он резко наклонился, схватил ее за подбородок и больно сжал. Зее не могла даже пошевелиться.

- Сделка не завершена, маленький адмирал. Ты освободилась из дома. Ты достала для нас дилитий. Ты заставила свою соседку – идиотку взять вину на себя. У тебя тепленькое местечко. Через три года ты получишь диплом с безупречными оценками и будешь назначена в Штаб Звездного Флота. У тебя есть какие-нибудь ценные идеи, которые ты можешь передать генералу?

- Сделка была не такой.

Гриффин еще сильней сжал ее подбородок. Зее почувствовала, как слезы обожгли глаза.
- Другой вариант – ты покойник. В том числе и твоя семья. Ты хочешь об этом подумать?
Она почти потеряла сознание, когда он ее отпустил.

Зее поняла, какой ответ она должна дать, и дать быстро. Все варианты кончились, когда она попала под власть генерала. Но Гриффин был волен поступать так, как хочет. Генерал его слушал. И все, что ей оставалось сделать – дать ему какой-то стимул.

- Гриффин, единственное, что я хочу – это быть с тобой. Я хочу остаться с тобой. И делать работу для генерала на границе.

В этот раз Гриффин посмотрел на нее так, как будто она ему противна:
- Ты не хочешь туда. Это хорошее назначение. По тебе никто не стреляет. У тебя отличные шансы завтра не подохнуть.

- А как же ты?

Зее ослабела под его пристальным взглядом. Ее не заботили опасности. Она должна была быть вместе с ним.

- Ладно, иди. Но когда я доберусь до базы, первое, что сделает генерал, это снова пошлет меня сюда. А когда я вернусь обратно, ты опять мне понадобишься.

- Ты нужен мне сейчас, - она больше не могла сдерживаться, и уже не боялась, что он посмеется над ней.

Гриффин остановился и обнял ее.
- Я знаю, - прошептал он, ткнувшись в ее волосы, обжигая ее своим дыханием, успокаивающим и возбуждающим одновременно, - Когда я вернусь, не будет больше никакой Дэлы. Только ты и я.

Он отстранился, и Зее почувствовала, как у нее вырастают крылья.
- Когда?
- Через четыре месяца, - ответил Гриффин, - Самое большее, через шесть. К тому времени, ты должна уже оказаться в Командном Списке.

- Сделка, - сказала она, уже считая дни.
Если она теперь не едет с ним, то она должна быть полезной здесь. Ей поскорей необходимо было уехать из Пассифик Рима, чтоб пойти на семинар и продолжить эту отупляющую монотонность, чтоб оставаться кадетом.

Гриффин улыбнулся.
- Осталось еще одно дельце, прежде, чем я уеду, - он нажал кнопку контроля на коммуникаторе.
Зее услышала торопливые шаги по металлической лестнице, с грузовой палубы в офис. Через минуту влетел запыхавшийся Метью, заляпанный грязью и смазкой. Он руководил работой внизу.
- Да, сэр.

- Осталось еще один свободный конец, с которым надо бы покончить. Семейное дело.

Гриффин посмотрел на Зее и подмигнул. Ее обожгло внезапным страхом, который тут же исчез. Она поняла, чье время пришло.

Братья Кирки.

И если бы Гриффин попросил ее, она собственными руками растерзала бы обоих.
глава 42
Кирк решил, что он привык к этому транспортаторному делу. Он почувствовал, что желудок чуть-чуть поднялся вверх, когда система скомпенсировала изменение естественной земной гравитации на искусственную гравитацию того места, где он материализовался. А потом… потом - ничего, словно вообще ничего не происходило.

- Ты часто это делаешь? – спросил он Спока.

Но вулканец уже выходил из транспортаторной. Гулкий голос произнес:
- Пожалуйста, освободите платформу для следующего входящего сигнала.

Кирк спрыгнул вниз следом за Споком и тотчас же оказался в потоке пешеходов, который утекал вправо. Он нашел головную повязку Спока в толпе, и начал протискиваться сквозь толчею плеч, одетых, кто в гражданское, кто в форму, даже каких-то инопланетян, чтобы его догнать. Справа он заметил нишу транспортера и путешественников, которые постоянно то появлялись, то исчезали.

Волшебная музыка наложенных друг на друга входящих и исходящих сигналов. Непрерывное золотистое мерцание транспортера, постоянный гул сотен голосов на заднем плане на всевозможных языках и диалектах, которые Кирк никогда не слышал, постоянные объявления о том, что кто-то спускается или поднимается. Он почувствовал, как сердце бешено заколотилось и сбилось дыхание. Он вдыхал тысячи запахов, которые никогда прежде не ощущал: запах людей, которые питались другой едой в чужих мирах, запах инопланетян, химия которых возникла и развивалась в других мирах в тысячах световых лет от Земли… Кирк сбился на черепаший шаг. Его шатало из стороны в сторону. Словно он стремительно несся по волнам памяти и у него не было никакого желания выныривать на поверхность.

А потом чья-то сильная рука схватила его за запястье и потащила в сторону, из этого круговорота, туда, где никто бы не знал, куда они направляются.

- Ты в порядке? – спросил встревожено Спок.
Кирк кивнул и отдышался.
- Да, только… Я уже забыл все это.

- Забыл, что? – спросил Спок.

Старый Транспортаторный центр Объединенной Земли был маленькой орбитальной платформой, которую раньше использовали для коммерческих рейсов. Но для тринадцатилетнего Джимми Кирка она была трамплином в царство, которое жило в его мечтах и в сердце.

Он вместе с отцом прилетел сюда на шаттле. Джимми дождался, пока его походную сумку проверят, прежде чем доставить на орбиту, а с другой стороны они с отцом проходили таможню, медицинский и иммиграционный контроль.

Это была старая сумка его отца, застиранная и заштопанная с выцветшим гербом Звездного Флота и названиями трех кораблей – тремя удивительными названиями, которые Джимми шептал каждый вечер перед сном.

ЮСС Атлантис, ЮСС Амес, ЮСС Конституция.

Они с детства были его заклинаниями, и главное, они сработали. Потому что он был здесь. На обзорном экране он разглядывал звездолет, не такой большой, как те имена, которые он знал на зубок еще до того, как выучил азбуку. Но это его звездолет, и он понесет его мимо всех планет и тысячи других звезд, точно так же как и отца.

- Она там, сынок, - сказал отец.

И Джимми пристально вглядывался в корабль, похожий на тупой цилиндр с двумя гондолами: Морская Церевна.

- Это хороший корабль, - отец крепко обнял его – последний раз перед долгим расставанием и пропущенным днем рождения, - Тарсус будет для тебя настоящим приключением. Много забав, много настоящей работы. И еще, насколько я тебя знаю, как только ты вернешься, то будешь ждать – не дождаться, когда же вновь туда вернешься.

Джимми поверил каждому его слову, потому что кто же в тринадцать лет ждет, что его отец будет ему лгать?

- Ничего, - ответил Кирк Споку, - Я думал, мы транспортируемся прямо на Энтерпрайз.

Казалось, Спок не поверил ему, но указал на большой главный выход:
- Сначала нам нужно подняться на уровень Звездного Флота.

- Прямо в логово, - пробормотал Кирк, но он не колебался.

У Сэма Кирка кончились и деньги и время. Его брат находился вне досягаемости. Последнее сообщение пришло от отца из Айовы, и это означало, что он вернулся на ферму. Он снова был самостоятельным, один во всем городе, только с бригадой Гриффина в качестве компании.

Сэм понимал, что за ним придут. Он знал, что Гриффин готовился исчезнуть с Земли в свой почти несуществующий страшный преступный мир. Если слабая мелкая сошка бросала ему вызов, не делала то, что ей приказывали и каким-то образом сумела избежать неприятностей, то другие тоже смогут не подчиниться ему.

«Он сделает меня уроком».

Сэм ни мгновения не сомневался в судьбе, которую запланировал для него Гриффин. В голове одна за другой возникали ужасные картины. Его тело найдут изрешеченным сотней крошечных лазерных ожогов, подвешенным на каком-нибудь пирсе вверх тормашками. Где-нибудь, рядом с теми, кто имел дело с Гриффином, и его вид будет наглядным примером.

Служба правопорядка не сразу найдет его тело. А к этому времени, распространятся слухи, и урок Гриффина будет усвоен.

Брось Гриффину вызов – и тебя будет ждать такая же участь.

Все время, пока Сэм работал на главаря шайки, вынося его оскорбления и угрозы, он знал, что того, кто не подчиняется приказам, ждал ужасный финал. Но он никогда не планировал, как можно было бы спастись.

Сэм знал, что его младший братишка решил бы это. Конечно, Джимми вообще никогда бы не связался с такими как Гриффин. Но как показала потенциально опасная ситуация, в которой оказался парень, он тут же придумал, по крайней мере, пять разных способов, как выкарабкаться или просто избежать этого. Джимми всегда изучал правила. Потому что как он говорил: «Когда ты знаешь все правила, ты знаешь, как их обойти и выбрать правильный путь».

Сэм мог только одним способом нарушить правила – плыть против течения.

И правило, которое он нарушил теперь – не возвращайся в известное место.

Он понимал, что это ужасный риск, но что он еще мог поделать? У него дома была спрятана карточка с тысячей кредитов, которую всучил ему Гриффин – аванс, чтоб доставить Джимми в Пасифик Рим. Сэм боялся носить ее с собой. Что если Гриффин потребует вернуть карту, или он ее потеряет, когда упадет без сознания в одном из учреждений, которые ему нравилось посещать, и на дверях которых не было никаких опознавательных знаков?

Но теперь Сэму нужны были деньги. Он почти решил, что поедет в Новую Зеландию, в колонию Звездного Флота. Он предполагал, что Джимми, в конце-концов, объявится там.

Он представил себе лицо Джимми, когда тот увидит, кто первым навестил его в колонии. Это было бы великолепно. Они бы придумали новый план. У них бы появился второй шанс. Сэм уцепился за эту мысль и убедил себя. Он уже с нетерпением ждал встречи.

А потом Сэм поднялся на верхнюю площадку своего дома. Он целую минуту приходил в себя, успокаивался и готовился сделать одну из самых опасных вещей – войти в собственную квартиру.

Первое, что заметил Сэм, был запах. Почти неуловимый. По крайней мере, не затхлый. Квартира пахла так же, как пахло у них дома много лет назад. «Папа», - подумал он. Старик был одержим, когда дело касалось уборки.

Сэм хорошо ориентировался дома, и не включал свет. Он вошел и застыл не двигаясь. Он подождал, пока глаза привыкнут слабому свету, просачивающемуся сквозь металлические жалюзи и от аквариума. Постепенно он разглядел признаки присутствия отца – все было перемыто и расправлено.

По крайней мере, он был уверен, что о его рыбках заботились, пока он прятался. Джо Кирк и об этом не забыл.

Эта мысль стремительно повернула его размышления в другую сторону. Сэм замер в неуверенности. Жаль, что он уже использовал цилиндрик ингалятора, прежде, чем подняться по лестнице. Блок приносил облегчение, но затуманивал разум.

Кто же теперь позаботиться о рыбках?

Он не мог их бросить. Джимми был где-то в Новой Зеландии. «Наверное, - подумал Сэм, - мне снова нужно вызвать папу. А еще лучше маму. Она сможет уговорить папу увезти мой аквариум. Наверное, они смогут найти деньги, чтоб по пути обратно использовать транспортер. Это было бы самое лучшее для моих рыбок».

Сэм почувствовал себя гораздо лучше. Он сам придумал план. Сейчас он достанет карту, упакует сумку, а когда выйдет на улицу и окажется в безопасности, он позвонит домой и скажет родителям о рыбках. Все прекрасно сработает.

Он погладил куртку и нащупал ингалятор. Наверное, ему лучше опять впрыснуть его, когда проблемы с рыбками уже решены. Ему сразу станет легче собираться. Он вытащил из кармана тюбик.

И в ту же секунду входная дверь позади него распахнулась, и он отлетел к стене.

И прежде, чем он смог подняться, его вздернули на ноги. Двое парней, которых он никогда раньше не видел. От них воняло смазкой и запахами залива, и он понял, откуда они явились.

Один из них хлопнул по выключателю, и квартиру залил яркий свет. Тогда появился третий.

Мэтью остановился перед ним. Не лазерная винтовка - он держал в руках инопланетное оружие и целился в Сэма.

- Джорджи.

Сэм даже не пытался сопротивляться, как будто кто-то внутри него щелкнул выключателем, или перегорела схема:
- Только убей меня сразу, - сказал он.

- Вау. Ты не собираешься хныкать? Умолять? Пытаться расторгнуть сделку?

Сэм покачал головой. Без брата, без папы у него не было никаких шансов на спасение, так о чем беспокоиться?

- И что же здесь забавного, Джорджи? Гриффин сказал мне, что я с тобой весело проведу время.

- Я а все испортил, да? – спросил Сэм тусклым голосом. Он устал. Он все еще ощущал ингалятор в ладони, даже, несмотря на то, что руки было очень трудно держать за спиной. Он спрашивал себя, позволит ли ему Метью еще раз им воспользоваться, до того, как прикончит его, - Я всегда все порчу.

Метью был разочарован:
- Ты пытаешься снова стать честным человеком, или кем-то в этом роде?

- Нет, не пытаюсь.

Метью взглянул на двух своих солдат:
- Ладно, это будет довольно скучно.
Он отрегулировал инопланетное оружие
- Давай-ка немного оживим.
Он выстрелил в стену около кухонной ниши и попал в постер, с выставки теларитских мадскетчей в Эксплоратории. Постеру было десять лет. И Сэм когда-то готовился к этой выставке.

Метью хмуро глянул на Сэма и на полное отсутствие реакции с его стороны. Он выстрелил в кушетку, в подушку, которая взорвалась пеной. А потом он прицелился в аквариум.

- Не в рыбок, - вскрикнул Сэм. Его сердце затрепетало, - Брось.

Метью просиял:
- То есть ты, на самом деле, о ком-то заботишься.

Сэм попытался вырваться от парней, но безуспешно:
- Метью! Ты получил меня! Ведь Гриффин именно этого хочет! Оставь их в покое!

- Я должен заставить тебя страдать Джорджи. Каким угодно способом. Приказ Гриффина.

Он поднял оружие, энергетический луч прошил аквариум. Посыпались искры от разрушенной механики насоса и подсветки. Зашипело облако пара, когда мгновенно вскипевшая вода хлынула из рваной трещины. Стремительные вспышки белого и оранжевого каскадом выплеснулись вниз и запрыгали по полу.

Сэм Кирк потерял способность размышлять здраво.

Сэм с силой, которой не ожидали от него его мучители, вырвал руки и с яростным воплем ударил локтем в нос одного парня, развернулся, чтоб впечатать кулак в голову второго.

У Метью хватило времени только на то, чтоб стереть усмешку, когда Сэм, сделав молниеносный выпад, отбросил инопланетное оружие, нажал кнопку ингалятора и распылил его Метью в лицо.

Сэм с безумными выкриками бросился на Метью, и оба покатились по полу. Сэм приземлился сверху своего несостоявшегося убийцы, и все нажимал и нажимал на кнопку, пока Метью отчаянно мотал головой, пытаясь поймать глоток воздуха, ошеломленный таким неожиданным нападением.

Метью молотил руками, катаясь по полу, когда блок начал действовать. Он стонал не в силах справиться с собой.

Сэм услышал позади себя шорох, развернулся и увидел двоих парней, готовых кинуться на него.

Но у Сэма было теперь инопланетное оружие. Он немедленно пустил его в ход, выстрелил не целясь, оглушив нападавших, оба молча рухнули ничком.

Все еще не способный рассуждать, с оружием в руках Сэм бросился к разрушенному аквариуму. Его рыбки неподвижно лежали на полу. Мертвые. Из-за него. Из-за того, во что он превратил свою жизнь.

Он не мог просто так бросить их здесь. Вытряхнул остатки корма из контейнера и тщательно сложил маленькие трупики внутрь. Положил контейнер в аквариум на влажный гравий, пододвинул несколько скал, в которых они всегда любили прятаться.

Часть Сэма всегда знала, что рыбки прожили так долго, потому что о них всегда заботились либо Джимми, либо Джо Кирк, так же, как они пытались заботиться о нем. Но он уже не был ребенком, и его семья не могла всю жизнь о нем заботиться.

В безутешном горе, Сэм сжал в ладони ингалятор, встряхнул. Услышал, что внутри чуть булькнули остатки. Хватит на одну или две дозы. Хватит, чтоб унять боль.

Он знал, что Джимми не стал бы использовать блок. Джимми уже придумал бы план бегства, чтоб подобный ужас никогда не повторился.

Сэм удивился, что принял такое трудное решение без чьей-либо помощи. Он закопал ингалятор в мокрый гравий рядом с контейнером и попрощался с обоими.

Через несколько минут он собрал сумку и сунул в карман кредитку с тысячей.

Двое парней были все еще без сознания, хотя дышали. Метью напевал под нос какую-то песню, размахивая пальцами перед носом и совершенно позабыв, где он находится, и совсем не обращая внимания на то, что Сэм стоит над ним со смертельным инопланетным оружием в руках.

Сэм знал, что это будет легко, как же, как нажать кнопку на ингаляторе. Прицелиться в Метью и стрелять до тех пор, пока оглушающий эффект не остановит его сердце и не парализует легкие. Это была бы его плата за целый год унижения.

«Но тогда, - подумал Сэм, - я стану таким же, как они. И что обо мне подумает Джимми?»

Он бросил оружие и наступал на него каблуком до тех пор, пока батарея полностью не разрядилась, а из дула вырвалась только маленькая струйка дыма.

Он закончил здесь все дела. Пришло время придумать настоящий план.
глава 43
Добраться до уровней Звездного Флота в Космическом Доке оказалось обманчиво просто. Кирк и Спок просто прошли по скошенному пандусу перехода и подняли свои ИД над плечом, когда проходили мимо двух их двадцати одной сенсорных станций. Кирку они показались пустыми дверными проемами.

- И это все? – спросил он, когда увидел, как Спок спрятал свой ИД обратно на ремень, который носил под форменной серой рубашкой.

- Да, - ответил Спок. Он посмотрел вперед, потом указал налево, - Обзорный уровень приведет к переходному шлюзу.

Кирк убрал свой ИД на пояс. Вокруг них куда-то спешила толпа разнообразно одетых мужчин и женщин, в гражданском и в форме. Но Кирк не заметил здесь давки и толчеи как на общественных уровнях Космического Дока. И все же здесь еще острее, чем на нижних уровнях, ощущалось напряженное волнение.

- И как тебе удалось все это устроить? – Кирк взмахнул руками, и дал понять Споку, что он имел в виду и формы, и перемещение, и ИД.

Спок быстро и также решительно, как и остальные устремился вперед:
- Очевидно. Иногда вулканцам, дипломатическим представителям или политическим деятелям, необходимо посетить различные учреждения Звездного Флота. Но в целях безопасности подобные визиты не должны попадать в общие отчеты. Поэтому для обеспечения конфиденциальности, Звездный Флот предоставил Посольству документы и униформы.

Кирк следил, стараясь не отстать от Спока:
- То есть, ты говоришь, что украл эту маскировку?

Спок с угрозой глянул на Кирка и сбил шаг:
- Я – служащий Посольства. Следовательно, я имею право использовать данную возможность. Надо признать, я, возможно, допустил ошибку, когда отправил запрос о подобной необходимости в офис чиновника, который в настоящий момент возвратился на Вулкан. Однако, я уверен, что запрос уже завтра днем будет отправлен надлежащему чиновнику.

- И они откажут, так ведь?

- Кто же может знать будущее?

Они прошли через широкий дверной проем и повернули за угол. Кирк поднял глаза и… Он споткнулся и едва не упал.
- Ооо!.. только и смог он выдохнуть.
Горло перехватило, а голос почему-то стал хриплым и едва слышным. Он застыл, уставившись на открывшийся ему вид.

Бесконечный ряд обзорных экранов, в три палубы высотой выходил на громадный сухой док – огромное пространство швартовки Космического Дока.

А за экраном, парила бело-голубая величественная легенда. Почти 300 метров длиной и около 75 – высотой, Главный корпус – блюдце, устремленный вперед даже в покое, уравновешивали высокие, изящные варп-гондолы, вздымавшиеся подобно крыльям по обеим сторонам корпуса, чтобы нести его в бесконечность.

Она была прекрасна.

Джим прекрасно знал эти формы по бесчисленным изображениям. Но никогда-никогда он не видел её так близко, в живую, по-настоящему. Стоит только протянуть руку, и он прикоснется к ней.

- Энтерпрайз… - выдохнул он.
Где-то в самых дальних глубинах памяти он услышал слова Джо Кирка, называвшего имена звезд. И мечта, о которой он совсем, казалось, позабыл, вновь родилась в сердце.

Кирк словно издалека услышал голос Спока:
- Нам надо спешить. Еще многое нужно сделать.

- Я знаю, - сказал Кирк. И вместе они помчались дальше.

Они пересекли пуповину – тоннель, который соединял Энтерпрайз с секциями сухого дока, и миновали переходной шлюз, пристыкованный к кормовой части секций первичного корпуса. И, несмотря на величавость судна, каким оно выглядело снаружи, внутри было не так. По крайней мере, в грузовом отсеке, куда они попали через переходной шлюз.

Офицер охраны в красной форме стоял рядом с выходом из шлюза, скрестив на груди руки. Кирк сразу заметил, что у него был трикодер последней модели с миниатюрным сенсором, вмонтированным в главную часть. Звездный Флот по крайней мере делал одну хорошую штуку – он дарил своим людям самые лучшие игрушки.

Спок замер на границе стыковки пуповины со звездолетом:
- Кадеты Ньюмен и Джонс просят разрешения подняться на борт, лейтенант, - проговорил он.

Офицер взял ИД Кирка и Спока и активировал их:
- Сюда для участия в семинаре? – спросил он.

Кирк растерялся. «Какие семинары?» - подумал он. Но Спок, казалось, понимал, что происходит, и ответил:
- Да, сэр.

Лейтенату понравился ответ Спока – такой же мгновенный и четкий, как у любого новобранца.

- На который?

Кирк заметил, как сверкнули за линзами глаза Спока. Очевидно, он не ожидал подобного вопроса.

К счастью, казалось, офицер имел дело с растерявшимися кадетами:
- Командный или Инженерный?

- Инженерный! - ответили одновременно Кирк со Споком.
Дилитий хранился именно в Главной инженерной секции. Поэтому, они ожидали, что Гриффин попытается проникнуть именно туда.

Офицер кивнул и возвратил им ИД:
- Кадеты Ньюман и Джонс, приветствую вас на борту ЮСС Энтерпрайз.
Он махнул мимо лесов, где рабочие устанавливали трубопроводы в эксплуатационные каналы, двумя палубами выше. Сноп искр каскадом летел во все стороны, они отскакивали от полидюраниевой обшивки и напольного покрытия, выложенного в виде шестигранников.
- Турболифт за главными воротами – найдете там серебристые двери. Когда войдете, скажете компьютеру, чтоб доставил вас на Инженерную палубу. Вам нужен Седьмой Зал совещаний налево по коридору.

И Кирк сделал свой самый первый шаг на борт Энтерпрайз.

При выходе из тоннеля он почувствовал довольно сильный толчок, когда искусственная гравитация Космического Дока наложилась на гравитацию звездолета, но стоило Кирку сделать еще шаг, как гравитация вновь стала цельной и определенной.

Кирк почувствовал, что совсем успокоился. Это было похоже на дом.

Новый пульт управления турболифтом был гораздо меньше прежнего и крепился с помощью серой ленты. На стене были небрежно намалеваны указания где нужно будет просверлить новые отверстия для установки оборудования.

- Этому кораблю меньше пяти лет, - сказал с любопытством Кирк.

- Такова политика Звездного Флота, - объяснил Спок, - Любой звездолет никогда полностью не закончен. Его постоянно модернизируют, так как технологии постоянно
совершенствуются.

Кирк размышлял над этим утверждением, когда Спок назвал компьютеру палубу, куда они хотели попасть. Ему всегда казалось, что Звездный Флот безнадежно загнивающая организация, скомпрометировавшая себя в прошлом. Но оказалось, что их звездолеты такими не были.

Их чуть качнуло, когда кабина турболифта начала двигаться в сторону, а потом вниз. Кирк определил их местоположение, представив себе внешнюю панораму. Он решил, что кабина лифта везла их прямо в кормовую часть через все блюдце и теперь они ехали прямо вниз через угловые поддерживающие опоры, соединяющие первичный и вторичный корпуса. Из самых глубин памяти он извлек информацию о том, что Палуба 18 находилась почти на самом верху вторичного корпуса. Это могло быть проблемой.

- Я не думаю, что Инженерный на инженерной палубе, - сказал он Споку.

- Правильно. Главная инженерная на одну палубу ниже. Там есть лестницы.

- Лестницы, - повторил Кирк, когда турболив с мелодичным звоном замер. Двери с легким шипением разъехались в стороны, - Продвинутая технология. Ну, конечно.

Кирк вглядывался с напряженным вниманием, когда они шагнули в коридор. Он заметил, что, по крайней мере, эта секция выглядела так, как будто ремонт был завершен. Стены и ковровое покрытие - новые и свеженькие, монохромно-серые и совершенно незаметно сливались воедино. Коридор был слегка тесноват из-за целого ряда узких, треугольных конструкций, расположенных через каждые несколько метров – систем безопасности при чрезвычайных ситуациях. Но, рассчитывая на то, что экипаж корабля составлял двести человек, даже на таком большом корабле, как этот, он признал, что оказаться здесь было наградой.

Спок повернул налево.

- Подожди, - остановил его Кирк, - Мы ведь на самом деле не идем на семинар?

Серьезное лицо Спока ясно говорило, что у него не было никакого желания напрасно тратить время.
- В конце коридора будет межпалубная лестница. По ней мы спустимся на Палубу девятнадцать.

- Ты уже бывал на этом корабле?

- Я изучил схему расположения палуб.

Кирк видел эту схему, когда они выходили из пуповины, то она промелькнула перед ним за несколько секунд.
- Когда?

- Когда мы выходили их пуповины, - ответил Спок.

Остальную часть пути Кирк молча шагал рядом со Споком и твердил себе, что он должен прекратить недооценивать вулканца. Наверное, всех вулканцев.

Коридор вывел их к Залу заседаний № 7, где, проходил инженерный семинар для кадетов. Но Кирк и Спок смотрели прямо перед собой. Ни один из них не замедлил шаг и не заглянул туда.

И они не видели, что руководитель семинара их заметил.

Через секунду кадет Зее Бейлофф выхватила свой личный коммуникатор.
глава 44
Изгибающийся коридор на Палубе 19 был похож на район боевых действий – здесь все еще продолжался ремонт. И не было никакого напольного покрытия. Ботинки Кирка и Спока звонко щелкали по оголенной поверхности палубы. Она блестела батареями анодированных серо-голубых антигравных пластин. На большей части коридора была снята панель переборки правого борта, открывая переплетение труб и проводов, в которых Кирк никогда бы смог разобраться, и даже не подозревал для чего они нужны. С потолка неравномерно свисали зеленые шары, освещая палубу. Несколько шаров мерцали, готовые окончательно потухнуть.

- Так нельзя обращаться с кораблем, - проговорил Кирк, когда они пробирались между антигравных пластин и тележек с оборудованием.

- Я уверен, что Энтерпрайз не подозревает, как с ним обращаются, - возразил Спок.

- Это не дело, - Кирк расправил лист наряда на работы, прикрепленный к обрезанному кабелю, вытащенному из трубопровода. Он неожиданно с раздражением понял, что поступает сейчас в точности, как отец. Он напомнил себе больше так не делать.
Но что еще хуже, он теперь был даже подстрижен как отец.

Серебристая дверь в инженерную секцию была ничуть не шире, чем другие, через которые они проходили. Кирк решил, что сюда должен быть и другой путь, иначе как еще можно было установить оборудование, которое должно быть внутри? А потом он подумал, что если секция закрыта, то ему и Споку нужны будут дополнительные допуски, чтоб проникнуть внутрь.

- И как мы войдем внутрь? – спросил Кирк.

- Мне не известно, ни о каких специальных мерах безопасности, - ответил Спок.

Кирк подошел к закрытым дверям, и в тот же миг они разъехались в стороны, пропуская его в самое сердце Энтерпрайза.

Первое, что поразило его, кроме двойной высоты потолков – здесь находился служебный персонал. Если так можно выразиться.

Два кадета – первокурсника работали за секцией длинного черного пульта управления, который располагался вдоль всего правого борта помещения. Они спорили, перебивая друг друга, и решали какую-то задачу. И, словно наслаждаясь этой какофонией, между ними, скрестив на груди руки, к перилам лестницы прислонился второкурсник в рубашке металлического цвета с более длинными волосами, которые говорили, что он проучился уже целый год. Он слушал с блаженной ухмылкой, расплывшейся по лицу.

Улыбка стала еще шире, когда он увидел Кирка и Спока.
- А! – сказал он с мелодичным ирландским акцентом. Кирк заподозрил, что кадет обычно разговаривал по-другому, - Новые жертвы!

Кирк со Споком переглянулись. Они думали, что застанут здесь рабочих, а не стажеров.

- Шон Финнеган, - представился с улыбкой кадет, когда подошел к ребятам, - А вы будете?..

Спок вытянулся по стойке «смирно» и Кирк понял, что должен последовать его примеру. На них были третьеклассные формы, говорящие о том, что они только собирались начать второй год обучения в Академии, а Финнеган был второкурсником, то есть собирался уже обучаться третий год. Поэтому, согласно Кодексу норм поведения Академии, они обязаны были ему доложиться, как любому вышестоящему должностному лицу.

- Кадет Ньюман, - сказал Спок.

- Кадет Джонс, - сказал Кирк.

Финнеган состроил разочарованную гримасу:
- Ньюман и Джонс? Для вас здесь не назначено никаких тестов.

- Наш запланированный семинар отложен, - быстро сказал Спок. Кирк поразился, как легко буквально на лету он придумал эту отмазку, - поэтому мы выбрали ознакомительную экскурсию.

- Самостоятельно? Это не соответствует процедуре Звездного Флота. И из какой вы группы?

Кирк принялся объяснять, проигнорировав вопрос:
- На корабле большой беспорядок, что ж это за дело…

И прежде, чем Феннеган успел повториться, один из первокурсников отчаянно воскликнул:
- Мистер Финнеган, мы не можем настроить входные сигналы.
Первокурсник, по крайней мере, на голову был выше Спока с темно-рыжим ежиком волос и крупными чертами лица. В прошлом столетии его мягкий акцент можно было бы принять за русский, но Кирк расслышал немного смазанные, проглоченные гласные. Кадет вырос в Марсианских колониях.

Второй кадет повернулась от пульта. У нее было очень решительно лицо, и правильные черты лица выдававшие больше силу, чем красоту, но только немного больше. Глаза, такие же серые, как форма и смоляные, коротко стриженные волосы, с изящной, похожей на крыло челкой. Эта прическа очень шла ей, и естественно это была работа парикмахеров Звездного Флота. У нее в руках был трикодер:
- Но здесь сказано, что мы все сделали правильно, и схема идеальна.

Финнеган демонстративно потер подбородок и задумался:
- Хмм, говорите, не можете… Можно дать вам крошечный совет?

- Пожалуйста, - сказал кадет-марсианин.

- В подобном случае, - проникновенно продолжал Финнеган, - вы увидите, что главное – это перепроверить внутренние связи дуотронных портов.

Марсианин и изумительная девушка переглянулись, как будто он говорил на клингонсокм. Марсианин пробормотал:
- Мы не знаем, как это сделать на этом оборудовании.

- А! – протянул Финнеган с таким видом, как будто только что ему открылась самая главная тайну вселенной, - Первое, что вам нужно сделать – разблокировать модуль М-4, так. Потом раскачать его и открыть. И там вы их увидите также ясно, как видите меня.

Кадеты кивнули и возвратились к пульту. Кирк услышал несколько щелчков, когда разблокировались точки касания, а потом оба кадета с воплями ужаса отлетели назад. Из пульта управления вырвались гигантские инопланетные черви.

Кирк неосознанно кинулся вперед, чтоб помочь кадетам, но Спок схватил его за плечо и помешал выставить себя дураком.

Хохот Финнегана эхом разнесся по инженерной, когда инопланетные черви, подпрыгивая, понеслись по палубе. Это были всего лишь обернутые разноцветными тряпочками пружины.

Кадеты смутились, и Кирк увидел, что разозлились. Но они ничего не сказали, даже не сделали попыток улыбнуться, пока Финнеган разглагольствовал о том, что всегда нужно ждать неожиданностей, в любом месте.

Финнеган подобрал одну из пружинных змеек – особенно яркого, нелепого фиолетово-розового монстра. Он еще раз порадовался, как здорово они выпрыгнули, и вернулся к Кирку и Споку.
- А теперь, на чем мы остановились? – спросил он, - Ах, да. Ты не ответил на один очень простой вопрос. Из какой вы группы?

Кирк ждал, какую же историю на это раз придумает Спок, и в этот момент главные двери позади них зашипели и открылись. Сначала Кирк обрадовался, что их прервали. Но когда увидел, того, кто вошел, понял, что время историй закончилось.

- Джимми, - промурлыкала Зее, стоя в открытых дверях, - это сюрприз.
Она взглянула на Спока
- А это что за инопланетянин?

- Инопланетянин, вот как? – спросил Финнеган. Он обошел вокруг Кирка и Спока и встал около Зее. Когда она зашла внутрь двери тот час закрылись.

Кирк увидел, что Спок понял, что больше нет причин скрываться. Он снял свой модуляторный шлем.

- Вулканец? – вскрикнул от удивления Финнеган. Он улыбнулся, - В форме кадета. Когда в Академии вообще никогда не бывало вулканцев.
Он повернулся к Зее даже не пытаясь скрыть удовольствие:
- Ты знаешь этих двоих? Они назвались Ньюман и Джонс.

- Познакомьтесь – Джимми Кирк и мистер Спок, - сказал Зее. Она выглядела такой же довольной, как и Финнеган.

Кирк выступил вперед:
- Я сейчас все объясню. Люди, которые украли из Академии дилитий… они попытаются украсть его и здесь.

Зее покачала головой:
- Отличная попытка, Джимми, но Элисса во всем призналась. Она уже уехала из Академии и, последнее, что я слышала, что она купила билет до Райзы.

- Она уехала?.. Но она невиновата. Она ничего не сделала, - у Кирка мгновенно возникла идея, и он начал стремительно действовать, - Вы, двое, как вас зовут?

- Надери, - ответил марсианин.

Девушка сказала:
- Дел Мар.

- Ладно, - сказал Кирк, - Надери, Дел Мар позвольте ваши трикодеры…
Он оглядел инженерное отделение. Увидел акселераторную камеру, которая занимала почти все пространство. Позади нее, у стены, находились защитные экраны, конверторы, силовые модуляторы выстроились в линию в стороне порта. А потом он увидел, то, что искал:
- Вот оно!

- Хранилище дилития? – спросил Надери.

- Проверьте охранные системы. Здесь должен быть глушитель сигнала.

- Нет! – приказала Зее, - Не слушайте его.

Кирк увидел, что первокурсники автоматически подчинились субординации. На Зее была одета третьеклассная форма, поэтому она была старше их.

Зее подарила Кирку самодовольную победную улыбку и вытащила коммуникатор.

Но Финнеган ее прервал:
- Вот что, закрой-ка эту вещицу, слышишь? Здесь что-то не так.

Зее заколебалась. Ирландский акцент Финнегана незаметно исчез, когда он взял ситуацию под контроль:
- Я отдал Вам приказ, кадет. Судя по Ваше форме – Вы первокурсник… - он ткнул пальцем в Кирка и Спока, - такой же, как и эти два мошенника, кажется.

Кирк увидел, что Зее совсем не понравилось быть в их со Споком компании:
- Я – Зее Бейлофф. Двенадцатая группа, - она протянула ему свой коммуникатор, - Вы можете позвонить в администрацию и подтвердить.

Финнеган взял коммуникатор, но не открыл его:
- А теперь, когда все улажено, я хочу задать вопрос.

- Позвоните в администрацию, - убеждала его Зее.

Финнеган стер улыбку:
- Я здесь самый старший кадет, поэтому приказы отдаю я. И почему Вы не хотите осмотреть дилитиумное хранилище? Это кажется мне очень подозрительным.

Зее промолчала, но на лице было написано, что она расстроилась.

- Мистер Надери, мисс Дел Мар, проверьте хранилище, как предложил мистер Кирк.

Кирк взглянул на Спока, спрашивая себя, может быть стоит изменить мнение и о кадетах Академии? Этот Финнеган оказался вполне разумным парнем, несмотря на его проделку с гигантскими пружинными змеями.

Первокурсники еще не умели как следует обращаться с трикодером, и Финнеган позволил Кирку помочь им с настройками. Оба выдали одни и те же результаты – система безопасности хранилища была взломана.

- Дилитий в хранилище? – спросил Кирк Финнегана.

Финнеган выглядел очень встревоженным результатами, которые выдали трикодеры:
- Варп-ядро остыло и не будет откалибровано должным образом вплоть до следующей недели, - ответил он, - То есть, я сказал бы, что да, здесь.
Он бросил взгляд на один из трикодеров, изменил кое-какие настройки, и вернул его Надери.

- Минуточку, - внезапно проговорил Финнеган, - Со всем этим забавным дельцем, я вдруг подумал, что кое-кто из моих друзей решил сыграть со мной маленькую шутку. Хотя почему, я не могу вам сказать. И теперь мне кажется, что мы зашли слишком далеко, и пришло время подтянуть резервы на эту линию, - он открыл коммуникатор Зее.

- Вы этого не сделаете! – выкрикнула Зее.

Финнеган сузил глаза:
- И почему это?

Зее вздохнула, сдаваясь:
- Потому что это шутка. Но не для Вас, - она указала на Кирка и Спока, - Для них. Это однокурсники, - она робко улыбнулась, - Подтвердите, что я играла по-настоящему.

Финнеган неуверенно усмехнулся:
- Мне нравятся хорошие шутки, также как и некоторые студенты, но… - он не договорил, когда Спок встал прямо перед ним и поднял голову в немом вопросе.

- Мистер Финнеган, - спросил Спок, - Разве я похож на кадета?

Для Кирка все части головоломки сложились воедино:
- Это была ты! – обвинил он Зее.

Финнеган озадаченно смотрел на Кирка. Но не перебивал его.

- Ты тоже работаешь на Гриффина, - продолжал Кирк, - Ты отдала ему коды Элиссы и украла дилитий из Академии, - Кирк указал на хранилище, - И ты должна украсть и этот дилитий! Но как? – он потребовал, - Что за план?

Зее уставилась на него, пойманная в ловушку, готовая удариться в паническое бегство. Но, прежде, чем она смогла защититься, или признаться, или просто заявить, что он ошибается, взвыл резкий сигнал тревоги, эхом отражаясь от стен пустынного огромного помещения инженерной.

- Что это? – вскрикнул Надери.

- Это учебная тревога, для отработки навыков спасения, - громко сказал Спок.

Финнеган нахмурился:
- Но мы находимся в Космическом Доке.

- Экстренная эвакуация, - раздался спокойный компьютерный голос, - Экипажу немедленно покинуть судно. Это не учебная тревога. Повторяю. Это не учебная тревога.

Теперь Кирк понял, как Зее запланировала украсть дилитий.

Он только не знал, как ее остановить. Пока что.
глава 45
Случайная Волна – маленький кораблик, по большинству стандартов, мог легко поместиться в пределах одной секции блюдца Энтерпрайз. Его сглаженные варп-гондолы были прижаты к единственному серповидному корпусу. Подобная конфигурация означала, что перекрывающий варп-пузырь был гораздо меньше, и требовал меньшего количества энергии, но одновременно и ограничивало его максимальную скорость до чуть больше, чем варп-фактора 4.5.

Это было коммерческое судно, предназначенное для местных рейсов: к колониям на Альфа Центавре, Вулкану, а иногда во время каникул оно летало на Райзу. Для того, чтоб добраться до границ Федерации, ему понадобился бы почти целый год, и все же Абель Гриффин нанял этот кораблик, чтобы отвезти незаконный груз своему генералу на линию фронта в великой борьбе.

Аналитики Звездного Флота были не в состоянии вычислить ни причин, побудивших Гриффина принять подобное решение, ни связи между украденными вулканскими артефактами и демонтированными компонентами технологии Звездного Флота, которые собрал Гриффин для своей операции. Поэтому, когда выяснилось, что невозможно обнаружить связующего звена, лежащего в основе и казалось, что ничего из перечисленного не соответствовало целям операции, в Звездном Флоте приняли трудное решение – наблюдать, вместо того, чтобы действовать.

Однако Гриффин точно знал, что делал. И не подозревая, что каждое его решение, касающееся странной преступной деятельности, было скрупулезно изучено и проанализировано, он предпринял все, кроме самых последних шагов, которые нужно было сделать, чтобы наконец-то убраться с Земли.

Менее чем через двадцать часов операция должна завершиться, и он с победой возвратится к генералу.

В то же самое время, когда Кирк и Спок наблюдали за выпрыгиванием пружинных змеек из инженерного пульта управления Энтерпрайз, Гриффин, задержавшись в пустом ангаре Пасифик Рима, бросил последний взгляд на самый безопасный дом, который когда-то у него был. Но он не чувствовал сожаления. Его способность чувствовать и большинство других эмоций давным-давно разбились о жестокую действительность – жизнь, которой он вел в лагерях генерала. Это постоянное балансирование на грани жизни и смерти, жестокие наказания и величайшие награды, научили его больше всего на свете ценить выживание.

Убедившись, что на фрахтовщике не осталось никаких следов его пребывания, Гриффин вытащил подпространственный коммуникатор и отдал приказ о транспортации. Мир распался вокруг него, а спустя бесконечное мгновение, он спрыгнул с платформы транспортера на забитой до отказа грузом Случайной Волне.

Дэла приветствовала его, для разнообразия одетая в рабочую робу: зеленый комбинезон и коричневые башмаки. Свои волосы она спрятала под кепку. Очень странно было видеть ее без обычной боевой раскраски, и совершенно естественно – ее обычную фальшивую улыбку. Было досадно, что они не смогут слишком много времени провести на этом корабле. Потому что у него в запасе было очень много способов изменить эту улыбку.

Она показала Гриффину собственный подпространственный коммуникатор и сообщила:
- Точно по графику.

Даже через маленький динамик коммуникатора, Гриффин расслышал, что она права. Он узнал рев сигнала тревоги экстренной эвакуации Звездного Флота. Это должно было произойти из-за акустического вируса, который его маленький адмирал внедрил в компьютер Энтерпрайз.

- Зее зарегистрировалась? – спросил Гриффин.
Он вместе с Дэлой шагал к низкому входу в грузовой ангар, в который упирался коридор.

- Двадцать минут назад, - ответила Дэла, - И получи еще – Джимми Кирк и вулканец на борту.

Гриффин сверкнул глазами, мгновенно просчитав новые возможности. Раз Элиссу Корсо исключили из Академии, на нее уже нельзя было свалить вину за кражу дилития. А Кирк со Споком как раз могли быть новыми козлами отпущения. И, наверное, ему в конце концов не придется жертвовать Зеей.

Он почти бежал по тесному коридору, повернул в сторону и влетел в герметичный шлюз. Дэла не отставала от него.

- Ей все-таки удалось открыть хранилище? – бросил он через плечо.

- Я не разговаривала с ней с момента ее последнего сообщения.

Настроение Гриффина резко изменилось. План состоял в том, чтоб Зее положила открытый коммуникатор в камеру рядом с дилитием, как только она откроет хранилище. Она должна была это сделать в течение сорока секунд после начала тревоги.

- Сколько времени уже длиться тревога?

Дэла проверила данные по коммуникатору:
- Две минуты.

Гриффин стукнул по настенной панели управления, вызывая единственный турболифт:
- Что-то пошло совсем не так.

Дэла подняла коммуникатор:
- Ало, Зее, ничтожество.

У Гриффина совсем не было времени на что-либо подобное. Он не собирался из-за какой-то неразберихи в последнюю минуту потерять целый год усилий:
- Передай остальным, что мы снимаемся с обриты. Сейчас же.

Дэла изумленно распахнула глаза:
- И ты не собираешься спасать Зею?

- А ты как думаешь? – бросил Гриффин.

Дэла улыбнулась:
- То же, что и ты.
Она приникла к нему губами и целовала его, пока не прибыл турболифт.

В главной инженерной секции Энтерпрайз Финнеган помчался к центральным дверям, и они скользнули в стороны, открываясь перед ним. Он обернулся, когда понял, что никто за ним не последовал.
- Вы что, не слышали тревогу? Покинуть корабль! – сигнал тревоги звучал все громче, и Финнеган крикнул, чтоб его услышали – Это приказ!

Оба кадета, и Надери, и Дел Мар, знакомые с процедурой Звездного Флота, кинулись было к Финнегану, но Кирк встал у них на пути. Он должен был это сделать – ему нужна была помощь – и он ее получит.

- Нет! – крикнул он, - Это не настоящая опасность!

- Тогда для чего это все, черт побери? – крикнул в ответ Финнеган.

- Для того, чтобы облегчить кражу! – Кирк понял, что он прав, когда увидел, что Спок кивнул, соглашаясь с ним, - нам нужно остаться здесь и защитить дилитий!

- Мистер Финнеган, что нам делать? – спросила Дел Мар.

Она обвела взглядом Финнегана, Кирка и Спока. Кадет задала правильный вопрос. Финеган был здесь самым старшим членом Звездного Флота. И то, что он решит, заставит Надери и Дел Мар остаться или уйти.

- Вы же видели, что зарегистрировал трикодер! – убеждал кирк, - Хранилище взломано.

Финнеган поколебался, потом отступил от дверей, и они с легким шипением захлопнулись:
- Тогда ты прав. Расскажи мне все, что знаешь.

И хотя Кирк видел, что старшекурсник совсем не обрадовался своему решению, но сделал все как надо.

Но, прежде, чем Кирк успел все объяснить, Зее сзади подскочила к Финнегану и тремя молниеносными ударами в шею и голову свалила его на палубу. Он даже не понял, что на него напали.

И теперь взъерошенная, тяжело дыша, она оказалась перед Кирком, Споком и этими двумя кадетами.

Кирк понял, что ее толкало отчаяние, потому что она не видела другого выхода:
- Ты не справишься со всеми нами, - громко выкрикнул он давая понять остальным, что надо разделиться и окружить ее.

Но Зее выставила коммуникатор, как будто это было оружие. Она мелкими шажками начала перемещаться к хранилищу дилития:
- Я не хочу с вами бороться, - крикнула она, - Мне только надо только пометить дилитий, и я уберусь отсюда.

К сигналу тревоги вдруг добавился какой-то новый электронный перезвон.

- Что это? – крикнул Надери, ни к кому конкретно не обращаясь.

Краем глаза Кирк заметил, что Спок схватился за рубашку и вытащил вулканский медальон. Перезвон стал еще громче. Кирк все понял.

- Стретч, этот трансмиттер работает как модуль слежения?

Спок откинул крышку медальона, и Кирк увидел внутри маленький светящийся дисплей.
- Да, - подтвердил Спок, - Но не долго.

Кирк не отрывал взгляда от Зеи, и перемещался между нею и хранилищем:
- Почему не долго? Силовые батареи иссякают?

- Нет, - ответил Спок ясным громким голосом, - Этот сигнал означает, что судно Гриффина снялось с орбиты Земли. Как только они покинут систему, они окажутся вне радиуса действия.

- Нет!.. – закричала Зее.

Кирк и Спок оба уставились на нее.

- У него не хватит дилития! – кричала она, - Он бы не улетел без него! Он бы не оставил меня одну, чтоб на меня все свалили!

Кирк сообразил, что произошло. Зее защищала Гриффина. А Гриффин всего лишь использовал ее.

- Зее, послушай, - Кирк попытался сказать это как можно мягче, даже, несмотря на то, что ему приходилось почти кричать из-за сигнала тревоги, - Ты не добыла для него дилитий, поэтому он просто выбросил тебя. Ты для него – всего лишь один из многих в его шайке, а не какая-то особенная.

Зее совершенно обессилено уставилась на коммуникатор, а потом внезапно швырнула его об пол, так что он раскололся.

Тревога отключилась. Компьютерный голос объявил:
- Эвакуация завершена.

Дел Мар опустилась на колени около Финнегана и проверила пульс на шее. Она не выглядела очень взволнованной, и Кирк принял это за хороший знак.
- Итак… Мисс Бейлофф, - сказала Дел Маар, - и что мы теперь будем делать?

Кирк застонал. Вопрос стал для него настоящим ударом. Зее осталась самым старшим членом Звездного Флота и первокурсники обязаны были обращаться именно к ней. Она могла приказать все, что угодно, даже взять их со Споком под стражу.
Но Кирк не собирался передавать кому-то контроль над ситуацией, когда еще был шанс все исправить.

- Зее, - быстро проговорил он, - Посмотри, что у нас есть, - он обвел жестом всю инженерную, - Звездолет. Летим и поймаем его!

Зее в полном недоумении посмотрела на него:
- И ты считаешь, что сможешь управлять этой штукой?

Кирк взглянул на Спока:
- Я читал некоторые руководства по эксплуатации. А ты?

Спок переглотнул.
- Три, - ответил он.

«Неплохо», - подумал Кирк. Он обернулся к Зее:
- По крайней мере, мы можем попробовать.

Зее в нерешительности смотрела на него, пока один из кадетов не вернул ее к действительности:
- Мисс, нам нужны приказы, - сказал Надери.

Зее пожала плечами, и Кирк принял это как знак поражения. Он оказался прав. У нее не было никаких вариантов. Безудержный восторг захлестнул его.

Зее указала на Кирка:
- Делайте все, как он велит.

Кадеты получили приказы и с надеждой воззрились на Кирка.

Кирк попытался унять ликование и выглядеть невозмутимым. Он поглядел на Спока:
- Как ты думаешь, ты можешь найти мостик?
глава 46
Кирк выскочил из турболифта, ни секунды не колеблясь, как только распахнулись серебристые двери.

Мостик Энтерпрайз, предстал во всей своей первозданности, каждая деталь была заново отполирована. Линзы оптического контроля на научной станции сияли подобно драгоценностям. Серые защитные поручни, которые окружали верхнюю палубу, сверкали, словно отполированные под резцом искусного скульптора. Белые служебные кресла были безупречны, маленькие зонтики вьюверов на длинных гибких шеях идеально смотрелись за навигационно-рулевой консолью, а огромный прямоугольный главный обзорный экран показывал внутренность Космического Дока с невероятной четкостью.

На фоне переборок и палубы, приглушенных серых тонов и совершенно черных пультов, мириады статусных дисплеев корабля выглядели насыщенными и постоянно меняющими цвет.

Кирк впитал в себя все это в одно мгновение – и это чувство, вид, даже запах навсегда врезались в его память.
Но у него не было времени даже чтоб на миг этим насладиться.

Кирк подбежал к рулевой консоли и хотел, было опуститься в кресло.

Но Спок его остановил:
- Я могу управлять двигателями, - Спок указал в центр мостика, - Это твоя миссия – и твое место здесь.

Кирк уставился на центральное кресло, но не сделал даже попыток подойти к нему.

- Даже если нам удастся привести системы судна в режим готовности, - продолжал Спок, - Управление Космического Дока не позволит нам выйти за его пределы, если мы не представим им достаточное объяснение.

Кирк поднял пустые руки:
- У меня ничего нет.
«Как близко», - с горьким разочарованием подумал он. Без подобного объяснения ничего не оставалось делать, как только дожидаться Службу безопасности и провести следующие два года в Новой Зеландии, пытаясь заставить кого-нибудь ему поверить.

И тогда заговорила Дел Мар:
- На завтра намечен учебный полет, - она и Надери осторожно опустили бесчувственного Финнегана на палубу рядом с инженерной станцией.

- Это идеально! – воскликнул Кирк. Через секунду у него возник новый план. Он развернулся к Споку, - Ты можешь раздобыть в компьютере детали этого учебного полета?

Спок ввел базовые коды на рулевой станции:
- Все уже запрограммировано, - удивленно сказал он.

Кирк посмотрел мимо капитанского кресла на станцию коммуникации:
- Кто-нибудь умеет управляться со связью?

Зее заняла позицию:
- Полагаю, что это буду я, - сказал она.

Кирк подошел к ней и одобрительно хлопнул по плечу:
- Скажи им, что ты – кадет в учебном полете. Учебная эвакуация завершена, и мы готовы отправиться в полет раньше срока.

Зее нашла на контрольной панели запрограммированные частоты вызова:
- Я попытаюсь.

Кирк почувствовал как адреналин хлынул в кровь. Он заговорил быстрее и начал быстрее бегать по мостику:
- Надери, Дел Мар – кто-нибудь из вас может справиться с инженерной секцией? Нам нужен импульс.

Надери осторожно переступил через Финнегана:
- Я знаю эту станцию. Но у меня никогда не получалось управлять импульсом в таком маленьком пространстве.

- Не волнуйся о Космодоке, - успокоил Кирк, - Если они поверят нам, то используют тяговые лучи, чтоб вывести нас отсюда. А как только мы окажемся в открытом космосе, ты сможешь дать рулю, все, что потребуется?

Надери кивнул, все еще не очень уверенно.

Кирк обернулся к Дел Мар:
- Ты говорила, что можешь быть навигатором?

Она внимательно посмотрела на него:
- Вроде бы, да.

- На том и решили, - сказал Кирк.

Она заняла место рядом со Споком.

Кирк оглянулся на Зее:
- Ну и как?

Зее потрясенно выдавила:
- Вау, они дали разрешение выйти в учебный полет.

- Правда? – переспросил Кирк.

Спок повернулся на своем кресле:
- Я предполагаю, что мы не должны им оставлять времени, для пересмотра решения.

- Отличный совет, - сказал Кирк. Он посмотрел на средства связи на подлокотнике капитанского кресла, - Вот эта, белая? – спросил он Зее.

Он нажала контроль на своем пульте:
- Давай.

Кирк вспомнил полет на Морской Царевне. Капитан позволил ему присутствовать на мостике во время отчаливания от Транспортного центра Объединенной Земли. Интересно, теперь это будет отличаться?

Кирк нажал белую кнопку:
- Управление Космического Дока – это Энтерпрайз. Готов к отправлению.

Кирк обвел взглядом мостик, и увидел, что все без исключения смотрят на него. А потом из динамиков послышался голос:
- Энтерпрайз – управление Космического Дока. Вылет разрешаю. Приготовьтесь к отделению пуповины.

Из глубин огромного корабля послышался звук запечатываемых переходных шлюзов и толчки, когда корабль освободился от ограничивающих зажимов пуповины.
- Пуповина отделена, подтверждаю. Расслабьтесь, Энтерпрайз, и наслаждайтесь полетом.

Кирк все внимание сосредоточил на главном экране. Космический Док становился все меньше, как показывал оптический сенсор заднего обзора.
- Поверить не могу, - прошептал Кирк.

Спок снова обернулся к нему:
- Рассказывай.

Экран в офисе Мэллори передавал изображение Энтерпрайз, медленно выплывавшего из дока.

Мэллори подумал о том, что сейчас чувствует Кирк, и прилагал все усилия, чтоб не улыбнуться. В отличие от него, его гостю это совсем не казалось забавным.

- Это зашло слишком далеко, - сказал специальный Агент КССЗФ Чейг Луис Хамер. Если прежде Мэллори его просто раздражал, то теперь он был в ярости, - Вы позволили им украсть звездолет!

- Я разрешил им взять его на время.

- Зачем?!

Мэллори промолчал. В конечном итоге Хамер, казалось, понял, что для этого были очень серьезные причины.

Ответ был засекречен.

Главный диспетчер полетов Космического Дока вновь связался с Мэллори. Его голос донесся из настольного экрана, на котором теперь был виден Энтерпрайз подплывающий к главным воротам Космодока.

- Это произошло, мистер Мэллори. Вы, в самом деле, уверены, что нам следует открыть ворота?

Мэллори понимал, что это за ход. Он уже прочитал предварительный рапорт экспертов своего руководящего комитета.

Они предложили план, который позволит Звездному Флоту найти другой способ противостоять угрозе генерала. Ставки были очень высоки, но не так высоки, как если бы пришлось посылать войска и убивать детей.

Мэллори не знал, сработает ли подобная тактика. Но то, что происходило сейчас в Космическом Доке, было лишь репетицией.

Проект Ичион будет развиваться дальше, либо его отклонят – и это произойдет, когда он отдаст следующий приказ.

- Мэллори, командование Звездного Флота, - сказал он в коммуникатор, - Открыть ворота. Давайте посмотрим, что будет дальше.
глава 47
- Они открывают ворота, - Кирк напряженно всматривался в главный экран, словно во сне.

Энтерпрайз скользил вперед, направляемый тяговыми лучами Космического Дока.

- У них еще есть тридцать секунд, чтоб понять свою ошибку, - заметил Спок.

- Спасибо за слова поддержки.

Кирк все еще стоял около центрального кресла, и хотя иногда поглядывал на него, не сделал ни одного движения, чтобы в него опуститься.

Тридцать секунд прошли, и на главном экране возник космос и звезды.

- Хмм, и что нам теперь делать? – спросила Дел Мар.

- Спок, - обратился Кирк, - Твой жучок может указать нам направление?

Спок открыл вулканский медальон и положил его на пульт управления. Он прочитал с дисплея координаты, и Дел Мар их ввела.
- Ничего хорошего я не вижу, - проговорила она взволнованно.

- И куда он направляется?

- Судя по главной полосе движения… Я бы предположила, что он готовится полететь в… О, нет! Он сделал это.

Кирк попытался увидеть то, что видела на дисплее Дел Мар. Но экран уже опустел.

- Это выглядело так, как будто Гриффин включил варп, - объявил Спок.

Кирк задал вопрос, на который и так уже знал ответ:
- Кто-нибудь знает, как включить варп-двигатель?

- Я знаю, но для этого мне понадобится около суток, - сказал Надери, - Хм, если дилитиевые кристаллы уже установлены. Не наши. Поскольку они до сих пор в хранилище.

Кирк выдавил улыбку:
- Я могу предложить только одно, что мы можем сделать, - сказал он своему бывалому экипажу.

- Вернуться? – спросила Дел Мар.

Кирк обиженно покачал головой.
- Нет. Проложите курс, следуя за начальным курсом Гриффина. Может быть… может быть его варп-двигатель взорвется, или что-нибудь еще случится, и нам удастся его нагнать, - он глянул на инженерную станцию, - Ей, Надери. У нас полная импульсная мощность, правильно?

- Да, сэр.

- Да? – повторил Кирк, согласившись, - Тогда подай рулевому и навигатору всю мощность, которую только можешь дать.

Надери, казалось, не знал, как нужно ответить должным образом, поэтому лишь убедительно кивнул и вернулся к своим делам.

- Курс проложен, - откликнулась Дел Мар и вдруг добавила – Нет! Что… что… - она судорожно начала корректировать настройки управления, - ладно… ладно, все правильно. Теперь курс проложен.

Кирк махнул вперед:
- Тогда… ну… Вперед, полная мощность, мистер Спок.

Все замерли на месте, когда странный грохот заполнил мостик, и звезды на экране стронулись со своих мест. Судно изменило курс и начало ускоряться.

- Следуем на одной второй импульса, - отозвался Спок.

Кирк прислонился к креслу. Ничего больше не оставалось, кроме как ждать, что их поймают.

А потом он снова услышал характерный перезвон, и увидел, что Спок поднял медальон.

- Очаровательно, - сказал вулканец.

- Что? – спросил Кирк.

- Жучок снова работает.

Кирка начала бить нервная дрожь:
- Он выпал из варпа?

Спок кивнул, и еще раз глянул на медальон:
- Кажется, он вышел на орбиту Нептуна.

Кирк стремительно сделал в уме подсчеты:
- Среднее расстояние до Нептуна… это? Четыре точка один, четыре точка два миллиарда километров?

Дел Мар наклонилась к пульту управления:
- Прямо сейчас навигационная база данных показывает, что он находится в четырех миллиардах, двух миллионах, восьмистах тысячах и… остальное все время изменяется.

- Ладно, - сказал Кирк, - на половине импульсной мощности, мы окажемся там… всего лишь менее, чем через пять часов. Летим. Полная скорость. Все, что у нас есть.

И после этих слов Энтерпрайз помчался к Нептуну.

- Нептун? – повторил Хамер – Почему Нептун?

Мэллори проверил данные на своем настольном экране:
- Именно там и находится корабль Гриффина.

Хамер заглянул Меллори через плечо:
- Все, что он украл за прошлый год, все это он везет к Нептуну?

- Вероятно, это не последний пункт его назначения. Скорей всего он рассчитывает дозаправиться на Станции Тритон. И заодно проверит, не преследует ли его кто-нибудь, или… он нашел другой источник дилития.

- Может быль в близлежащем к Нептуну космосе существуют какие-то приспособления для варпа?

Мэллори вывел на экран большую поисковую цепочку и зачитал вслух:
- Около Нептуна погибли два корабля, правда, несколько десятилетий назад. Оба они сгорели в верхних слоях атмосферы. Если от них что-нибудь осталось, похоже, Гриффину пришлось бы восстанавливать их внизу, в восемнадцати тысячах километрах азота, воды и льда – в условиях давления, которое разрушило бы любые дилитиевые кристаллы за несколько дней.

- Какие-нибудь корабли потерпели крушение на спутниках?

Мэллори проверил. У Нептуна было девять спутников – планетоидов и двадцать семь астероидов. За последние годы на них было совершено несколько вынужденных посадок. Но, согласно отчетам Звездного Флота, не было никаких катастроф.
- Ничего.

Он выключил экран и поднялся из-за стола.

- И что теперь? – спросил Хамер.

- Я сказал бы, что у Кирка со Споком правильная идея, - ответил Мэллори, - Мы отправимся к Нептуну.
глава 48
- Наверное, я не смогу этого сделать, - сказала Дел Мар.

На главном экране Кирк увидел синее пятнышко Нептуна, который рос с каждым мгновением:
- Это планета, - сказал он, - Это звездолет. Неужели здесь не установлены автоматические параметры для выхода на стандартную орбиту?

- Только не для Нептуна.

Спок повернулся от руля:
- Это нестандартная планета. Ее магнитное поле крайне нестабильно по отношению к оси вращения. В результате оно вызывает серьезные искажения в оборудовании транспортных средств, выходящих на орбиту. Она имеет четыре кольца и более тридцати спутников – планетоидов и астероидно-подобных тел. Даже меньшее их количество может нанести значительный ущерб данному кораблю.

Кирк ничего не желал слышать о препятствиях:
- Есть какой-нибудь способ узнать, каким образом мы можем выйти на орбиту?

- Есть, - сказал Спок, - Изучение астронавигации в течение четырех лет.

Нептун становился все больше. И теперь Кирк уже различал тонкие белые спирали облаков, мягко граничащие с синим туманом неба. Планета выглядела такой гостеприимной, хотя он знал, что на самом деле температура этого соблазнительного синего тумана не многим превышала минус 200 градусов по Цельсию.

- Мы прошли весь этот путь не для того, чтоб поучаствовать в демонстрационном полете, - проговорил Кирк. Все, о чем он только мог думать, что если Гриффин знал, как выйти на орбиту этой планеты, то и он сможет… Идея мгновенно родилась в его голове: - Стретч! С помощью судовых сенсоров обнаружь корабль Гриффина и выйди на ту же орбиту!

Спок оглядел мостик, и тут же увидел, то, что искал:
- Мне нужна научная станция.

- Иди! – и когда Спок поднялся с кресла рулевого, тут же занял его место.

Нептун теперь заполнял половину обзорного экрана. Дел Мар ободряюще улыбнулась Кирку:
- Я доставила нас сюда. Теперь решение за тобой.

Кирк проверил схему панели управления. Она была совсем не похожа на панели флаеров, которыми он управлял.

Дел Мар поняла, что происходит:
- Хоть что-нибудь тебе здесь знакомо?

Кирк так стиснул пальцы, что хрустнули суставы:
- На этом корабле столько компьютеров. Как же это может быть трудным?

Дел Мар пр